А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 43)

   Глава 23

   Воскресенье, 3 апреля – понедельник, 4 апреля
   Микаэль приготовил еще два эспрессо. Попросив извинения, он закурил сигарету. Паоло Роберто только пожал плечами. Микаэль задумчиво смотрел на него.
   Паоло Роберто выглядел как человек прямой, любитель резать правду-матку. Микаэль сразу понял, что и в частной жизни он такой же непокладистый, но что в то же время он умен и скромен. Еще он помнил, что Паоло Роберто стремится также сделать политическую карьеру в качестве кандидата в риксдаг от социал-демократической партии. Микаэль все больше убеждался, что у этого парня есть голова на плечах, и поймал себя на невольной симпатии к этому человеку.
   – И почему же ты пришел с этим ко мне?
   – Саландер влипла в очень неприятную историю. Ей нужен друг, который был бы на ее стороне.
   Микаэль кивнул.
   – А почему ты думаешь, что она невиновна? – спросил Паоло.
   – Это трудно объяснить. Лисбет никогда ничего не прощает, но я просто не могу поверить, когда мне говорят, будто она застрелила Дага и Миа. Особенно Миа. У нее не было никакого мотива…
   – Известного нам мотива…
   – О'кей. Лисбет не раздумывая могла бы применить силу против кого-то, кто это заслужил. И все же не знаю… Я расспрашивал инспектора полиции Бублански, который ведет это следствие. Мне кажется, что для убийства Дага и Миа была какая-то причина, и думаю, что кроется она в том репортаже, над которым работал Даг.
   – Если ты прав, то ей нужен не просто друг, который поддержит ее морально, когда ее поймает полиция. Ей нужна поддержка совсем другого рода.
   – Я знаю.
   У Паоло Роберто сверкнул в глазах злой огонек.
   – Если она ни в чем не виновата, то, значит, она очутилась в центре ужаснейшего юридического скандала, равного которому не было в истории. Полиция и СМИ обвиняют ее в убийстве, и вся та грязь, которую о ней пишут…
   – Я знаю.
   – Так что же мы может сделать? Могу я хоть чем-то помочь?
   Микаэль немного подумал.
   – Самая лучшая помощь, какую мы могли бы ей оказать, это найти другого подозреваемого. Над этим я сейчас и работаю. Не самая лучшая, но все-таки помощь состоит в том, чтобы найти ее саму, пока ее не успела пристрелить полиция. Ведь Лисбет не тот человек, который может добровольно сдаться.
   Паоло Роберто кивнул.
   – И как нам ее найти?
   – Не знаю. Есть, правда, одно дело, которое ты мог бы сделать. Чисто практически, если у тебя будет такое желание.
   – Моя девушка уехала на всю неделю. У меня есть и время и желание.
   – Так вот, я подумал, раз уж ты боксер…
   – Да?
   – У Лисбет есть подруга – Мириам Ву, ты наверняка про нее читал.
   – Она более известна как лесбиянка и садомазохистка со склонностью к играм в духе БДСМ. Да, я читал о ней.
   – У меня есть номер ее мобильника, и я пытался до нее дозвониться. Она дает отбой, как только услышит, что с ней говорит журналист.
   – Ее можно понять.
   – Мне самому некогда охотиться за Мириам Ву. Но я читал, что она занимается кикбоксингом. И я подумал, если с ней захочет поговорить известный боксер…
   – Понял. И ты надеешься, что через нее мы выйдем на Саландер.
   – Полиции она сказала, что понятия не имеет, где живет Лисбет Саландер. Но я думаю, стоит попробовать.
   – Дай мне ее номер. Я попытаюсь ее найти.
   Микаэль передал ему номер мобильника и адрес на Лундагатан.

   Гуннар Бьёрк провел выходные, пытаясь проанализировать положение своих дел. Его будущее висело на волоске, и ему нужно было хорошо разыграть те плохие карты, которые ему достались.
   Микаэль Блумквист – мерзкая скотина. Вопрос только в том, стоит ли попробовать уговорить его молчать о связях Бьёрка с теми проклятыми девчонками. Совершенное им было непозволительно, и он нисколько не сомневался, что вылетит с треском, если это откроется. Газеты его просто порвут. Полицейский из Службы безопасности, пользующийся услугами несовершеннолетней проститутки… Хотя бы эта несчастная шлюха была чуть постарше!
   Но бездействовать означало самому подписать себе приговор. У Бьёрка хватило ума ничего не говорить Микаэлю Блумквисту. Он все прочел по его лицу и заметил его реакцию: Блумквист сам мучился, он искал информацию, но ему придется за нее заплатить. Ценой будет его молчание. Это был единственный выход.
   Вопрос о Зале означал, что в расследовании убийства появилось совершенно новое уравнение.
   Даг Свенссон разыскивал Залу.
   Бьюрман тоже разыскивал Залу.
   А комиссар Бьёрк был единственным человеком, который знал, что между Залой и Бьюрманом существовала связь, а из этого следовало, что от Залы вела ниточка и к Энскеде, и к площади Уденплан.
   А это уже создавало для дальнейшего благополучного существования Бьёрка еще одну драматическую проблему. Ведь это он передал Бьюрману информацию о Залаченко, сделав это просто по дружбе и не подумав о том, что эти сведения по-прежнему оставались секретными. Такая, казалось бы, мелочь, однако из-за нее сделанное стало непростительной ошибкой.
   К тому же, с тех пор как в пятницу у него побывал Микаэль Блумквист, он совершил еще одно преступление. Как полицейский, он был обязан, получив информацию, имеющую отношение к расследованию убийства, немедленно сообщить об этом. Но, передав эту информацию инспектору Бублански или прокурору Экстрёму, он тем самым автоматически разоблачил бы себя самого. Это стало бы достоянием общественности – не то, что касалось шлюх, а история с Залаченко.
   В субботу он поспешил наведаться на свое рабочее место в отдел безопасности в Кунгсхольме, извлек все старые бумаги, относящиеся к Залаченко, и перечитал собранный материал. Он сам писал эти донесения, но с тех пор прошло уже много лет. Последний документ был десятилетней давности.
   Залаченко.
   Этот скользкий черт!
   Зала.
   Гуннар Бьёрк сам записал в своем расследовании это прозвище, но, сколько он помнил, никогда им не пользовался.
   Однако связь была совершенно очевидна – связь с Энскеде, с Бьюрманом и с Саландер.
   Гуннар Бьёрк задумался. Ему еще не было ясно, как все части головоломки связаны между собой, но он, кажется, догадывался, почему Лисбет Саландер отправилась в Энскеде. Он легко мог себе представить, что Лисбет Саландер в припадке ярости убила Дага Свенссона и Миа Бергман либо потому, что они отказались ей помогать, либо потому, что чем-то ее спровоцировали. У нее был мотив, о котором знал только Гуннар Бьёрк и, может быть, еще два-три человека.
   Она же совершенно сумасшедшая. Бог даст, ее при аресте застрелит какой-нибудь полицейский. Она знает, и если она заговорит, то все может раскрыться.
   Но как тут ни рассуждай, факт оставался фактом: лично для него молчание Микаэля Блумквиста было единственным шансом, а ничто другое его сейчас не волновало. Он чувствовал, как в нем нарастает отчаяние. Надо добиться от Блумквиста, чтобы тот согласился признать его своим анонимным источником и молчать о его… пикантных похождениях с этими чертовыми шлюхами. Эх, если бы, черт возьми, Саландер прострелила башку этому Блумквисту!
   Он бросил взгляд на телефонный номер Залаченко и взвесил за и против того, чтобы ему позвонить. Но так ни на что и не решился.

   Микаэль взял себе за правило регулярно подводить итог своих розысков. После ухода Паоло Роберто он посвятил час этой задаче. Получались записки, по форме напоминающие дневник, в котором он излагал свои мысли и в то же время точно фиксировал все разговоры, встречи и прочие части проделанной работы. Документы он хранил в зашифрованном виде, а копии пересылал Эрике Бергер и Малин Эрикссон, чтобы постоянно держать в курсе своих коллег.
   Даг Свенссон пристально занимался Залой в последние недели перед своей гибелью. Это имя впервые прозвучало в последнем их с Микаэлем телефонном разговоре, за два часа до убийства. Гуннар Бьёрк утверждал, что ему о Зале кое-что известно.
   Когда Микаэль подытожил то, что ему удалось узнать о Бьёрке, сведений набралось совсем немного.
   Гуннару Бьёрку было шестьдесят два года, родился в Фалуне, не женат, в полиции работал с двадцати одного года. Начал как патрульный, но окончил юридический факультет и попал в тайную полицию уже в двадцать шесть или двадцать семь лет. Это случилось в 1969-м или 1970 году, как раз под конец того периода, когда начальником службы безопасности был Пер-Гуннар Винге.
   Винге был уволен после того, как в одном разговоре с губернатором Норрботтена Рагнаром Лассинанти он назвал Улофа Пальме русским шпионом. После этого один за другим посыпались скандалы, в том числе убийство Пальме. Микаэль не имел ни малейшего представления, какую роль играл (и играл ли вообще) Гуннар Бьёрк в драматических событиях, происходивших в тайной полиции на протяжении последних тридцати лет.
   Развитие карьеры Бьёрка в период 1970–1985 годов оставалось неизвестным, что и неудивительно, поскольку деятельность отдела безопасности всегда была засекреченной. Может быть, он точил карандаши в каком-нибудь архиве, а может быть, находился в Китае в качестве тайного агента. Но последнее было все же маловероятно.
   В октябре 1985 года Бьёрк был переведен в Вашингтон, где два года прослужил в шведском посольстве. С 1988 года он вновь вернулся в Стокгольм на службу в тайной полиции. В 1996 году он стал публичной фигурой, так как был назначен заместителем начальника отдела по делам иностранных граждан. Чем именно он там занимался, Микаэль не мог в точности узнать. После 1996 года Бьёрк неоднократно выступал в средствах массовой информации в связи с высылкой того или иного неблагонадежного араба, в 1998 году он привлек всеобщее внимание, когда из страны выслали целую группу иракских дипломатов.
   Какое это имеет отношение к Лисбет Саландер и убийству Дага и Миа? Вероятно, никакого.
   Но Гуннар Бьёрк что-то знает о Зале.
   Поэтому тут, вероятно, имеется какая-то связь.
   Эрика Бергер никому, даже своему мужу, от которого у нее обычно не было тайн, не рассказывала, что собирается переходить под крыло Большого Дракона – в «Свенска моргонпостен». В «Миллениуме» ей оставалось работать еще месяц. Ей было страшно. Она знала, что оставшиеся дни пролетят очень быстро и неожиданно наступит последний день ее работы главным редактором.
   Вдобавок ее грызла тревога за Микаэля. Прочитав его последние сообщения по электронной почте, она почувствовала, что у нее защемило сердце. Все признаки были налицо. В нем проснулось упорство, которое два года тому назад заставило его вцепиться в Хедестад, та же настырность, которой он был одержим, когда воевал против Веннерстрёма. Начиная с Великого четверга для него перестало существовать все, кроме желания выяснить, кто убил Дага и Миа, и стремления так или иначе снять подозрения с Лисбет Саландер.
   Несмотря на то что она полностью сочувствовала его целям (Даг и Миа были и ее друзьями тоже), одна черта Микаэля ее всегда несколько смущала: стоило ему напасть на след добычи, как все остальное для него утрачивало значение.
   С того момента, как он позвонил ей вчера и сообщил, что бросил вызов инспектору Бублански и вступил с ним в соревнование, словно какой-нибудь несчастный мачо или ковбой, она сразу поняла, что теперь с ним невозможно будет иметь дело, пока он не добьется решения поставленной задачи. Теперь он будет попеременно то восхищаться собой, то впадать в депрессию. И где-то в его уравнении будет присутствовать риск, скорее всего, совершенно неоправданный.
   И потом – Лисбет Саландер! Эрика видела ее всего один раз и слишком мало знала об этой странной девушке, чтобы полностью разделять убеждение Микаэля в ее невиновности. А вдруг прав был Бублански? Вдруг она преступница? Только представить себе, что Микаэль сумеет ее разыскать и окажется лицом к лицу с психопаткой, вооруженной огнестрельным оружием!
   Неожиданный разговор с Паоло Роберто сегодня утром отнюдь ее не успокоил. Конечно, хорошо, что Микаэль будет не одинок в своем стремлении поддержать Саландер, но только ему не хватало связываться с таким мачо, как Паоло Роберто!
   Вдобавок ко всему ей нужно было подыскать себе замену, кого-нибудь, кто вместо нее встанет у руля «Миллениума». Причем теперь с этим уже приходилось спешить. Она хотела было позвонить Кристеру Мальму и обсудить это дело, но поняла, что не может поделиться своим решением с ним, не сказав о нем сначала Микаэлю.
   Микаэль был блестящий репортер, но для должности главного редактора совершенно не годился. В этом случае Кристер был гораздо более подходящей кандидатурой, но она сомневалась, что он примет подобное предложение. Малин еще чересчур молода и нерешительна, Моника Нильссон – слишком занята собой. Хенри Кортес – хороший репортер, но тоже слишком молод и неопытен для такой должности. Лотта Карим была слишком мягкой. И в то же время у Эрики не имелось уверенности, что Кристер и Микаэль согласятся принять вместо нее нового человека со стороны.
   Она попала в ужасный переплет!
   Не так бы она хотела завершить годы, отданные работе в «Миллениуме».

   В воскресенье вечером Лисбет Саландер вновь открыла «Асфиксию I.3.» и вошла в зеркальный жесткий диск «МикБлум/лэптоп». Убедившись, что он в настоящий момент не находится в Сети, она целый час читала то, что у него появилось нового за последние два дня.
   Во время чтения журнала расследования, который вел Микаэль, у нее мелькнула мысль, не ради ли нее он пишет все так подробно, а если так, то что бы это могло означать. Он, конечно, сознавал, что она заходит в его компьютер, а значит, хотел, чтобы она прочитывала все им написанное. Но вопрос был в том, чего он не пишет. Зная, что она просматривает материал, он мог манипулировать потоком информации. Между делом она отметила, что он, по всей видимости, не продвинулся особенно далеко, а только бросил вызов инспектору Бублански, пообещав доказать, что она невиновна. Это почему-то вызвало у нее раздражение. Микаэль Блумквист делал выводы на основе не фактов, а эмоций. Наивный простофиля!
   Однако он все-таки тоже вышел на Залу. «Правильно мыслишь, Калле Блумквист!» – одобрила его Лисбет. Она спрашивала себя, стал ли бы он интересоваться Залой, если бы она не подбросила ему это имя.
   Затем с легким удивлением она обнаружила, что на сцене внезапно появился Паоло Роберто. Это была отличная новость, и Лисбет вдруг улыбнулась. Ей нравился этот задавака – настоящий мачо до кончиков ногтей. Когда они встречались на ринге, он здорово задавал ей жару. То есть в тех случаях, когда ему удавалось ее достать.
   Внезапно она так и подскочила на стуле, расшифровав и прочитав последнее сообщение, посланное Микаэлем Блумквистом Эрике Бергер.
   Гуннар Бьёрк. Полицейский из Службы безопасности, имеет информацию о Зале.
   Гуннар Бьёрк знаком с Бьюрманом.
   Лисбет смотрела перед собой невидящим взглядом, мысленно выстраивая треугольник: Зала – Бьюрман – Бьёрк. Yes, that makes sense[69]. До сих пор она никогда не рассматривала эту проблему в таком аспекте. Пожалуй что Микаэль Блумквист не такой уж дурачок. Но он, конечно, не понимает, какая между ними связь. Она и сама этого не понимала, хотя знала о происшедшем гораздо больше, чем он. Она мысленно оценила значение Бьюрмана и поняла, что раз он знаком с Бьёрком, это делает его гораздо более важной фигурой, чем ей казалось до сих пор.
   Лисбет подумала, что, пожалуй, придется самой наведаться в Смодаларё.
   Затем она вошла в жесткий диск Микаэля и создала новый документ в папке «Лисбет Саландер», назвав его «Угол ринга». Надо, чтобы он увидел его, когда в следующий раз откроет ноутбук. В нем она написала следующее:
...
   1. Держись подальше от Телеборьяна. Он злой человек.
   2. Мириам Ву не имеет к этому делу никакого отношения.
   3. Ты правильно сделал, обратив внимание на Залу. Он – ключевая фигура. Но ты не найдешь его ни в каких регистрах.
   4. Между Бьюрманом и Залой есть какая-то связь. Я не знаю какая, но работаю над этим вопросом. Бьёрк?
   5. Важно: существует полицейское расследование, касающееся меня, от 1991 года. Я не знаю номера, под которым оно числится, и не могу его найти. Почему Экстрём не передал его СМИ? Ответ: его нет у него в компьютере. Вывод: он не знает о его существовании. Как это могло случиться?
   Немного подумав, она добавила к написанному следующее:
...
   PS. Микаэль, я не совсем невиновна. Но я не стреляла в Дага и в Миа и не имею никакого отношения к их убийству. Я виделась с ними вечером перед самым убийством, но ушла от них раньше, чем это случилось. Спасибо, что ты веришь в меня! Передай привет Паоло и скажи ему, что у него превосходный левый хук.
   Поразмыслив еще немного, она поняла, что у такой, как она, информационной наркоманки нет сил терпеть неизвестность. И написала еще одну строчку:
...
   PS2/ Откуда тебе известно насчет Веннерстрёма?
   Микаэль Блумквист обнаружил созданный Лисбет документ через три часа. Он перечитал ее послание строчку за строчкой не менее пяти раз. Впервые она сделала прямое заявление о том, что не убивала Дага и Миа. Он верил ей и почувствовал огромное облегчение. И наконец-то она согласилась с ним общаться, хотя, как всегда, говорила одними загадками.
   Мысленно он также отметил, что, отрицая свою причастность к убийству Дага и Миа, она ничего не говорит о Бьюрмане. Микаэль объяснил это себе тем, что в своем послании упоминал только Дага и Миа. Немного подумав, он создал «Угол ринга 2».
...
   Привет, Салли!
   Спасибо, что наконец-то сказала, что ты невиновна. Я верил в тебя, но даже на меня подействовала шумиха в прессе и заставила сомневаться. Прости меня! Приятно было услышать это прямо с твоей клавиатуры. Осталось только обнаружить настоящего убийцу. Нам с тобой уже приходилось это делать. Если бы ты не говорила такими загадками, это очень облегчило бы дело. Полагаю, что ты читаешь мой дневник расследований. Так что ты более или менее в курсе моих дел и соображений. Думаю, что Бьёрк что-то знает, на днях я поговорю с ним еще раз. Не иду ли я по неверному следу, разыскивая клиентов проституток?
   То, что ты сказала про полицейское расследование, страшно меня удивило. Я поручу заняться этим моей сослуживице Малин. Тебе ведь тогда было лет двенадцать-тринадцать? О чем шла речь в расследовании?
   Твое мнение о Телеборьяне я для себя отметил. М.
   PS. Что касается Веннерстрёма, ты допустила одну ошибку. Я знал, что ты сделала, еще в Сандхамне во время рождественских праздников, но не стал расспрашивать, раз ты сама об этом не говорила. И я не собираюсь рассказывать тебе, в чем заключалась ошибка, пока мы не встретимся за чашкой кофе.
   Ответ пришел через три часа.
...
   Забудь про клиентов. Интерес представляет Зала. И один белокурый великан. Но полицейское расследование должно иметь большое значение, раз кто-то хочет его утаить. Вряд ли это объясняется случайной недоработкой.
   Назначив на понедельник утреннее совещание с группой инспектора Бублански, прокурор Экстрём явился на него в дурном расположении духа. Более недели уже велись поиски подозреваемой, но до сих пор не дали результатов, несмотря на то что полиции было известно ее имя и у нее была приметная внешность. Настроение Экстрёма не улучшилось, когда Курт Свенссон, дежуривший в выходные, доложил о последних событиях.
   – Вторжение в квартиру?
   – В воскресенье вечером позвонил сосед, который заметил, что с опечатанной квартиры Бьюрмана сорвана лента. Я съездил туда с проверкой.
   – И что же оказалось?
   – Лента была разрезана в трех местах. Очевидно, бритвой или хозяйственным ножом. Разрезано очень аккуратно, так что не сразу заметишь.
   – Ограбление? Некоторые хулиганы специализируются на покойниках…
   – Нет, ограбления не было. Я обошел всю квартиру. Все ценные предметы – видео и тому подобные вещи – стоят на месте. Зато ключ от машины Бьюрмана лежал на кухонном столе на видном месте.
   – Ключ от машины? – переспросил Экстрём.
   – Йеркер Хольмберг в четверг побывал в квартире, беспокоился, не пропустили ли мы чего-нибудь. Среди прочего он проверял машину. Он клянется, что не оставлял на кухонном столе никакого ключа, и перед уходом он сам снова опечатал квартиру лентой.
   – Но может быть, он все-таки оставил ключ на виду? Всякий может иногда допустить ошибку.
   – Хольмберг этим ключом вообще не пользовался. Он пользовался дубликатом из связки Бьюрмана, которая была нами изъята.
   Бублански потер подбородок:
   – Так значит, это было не обычное ограбление?
   – Это значит, что кто-то побывал там и рыскал по квартире. По-видимому, это произошло в промежутке между четвергом и воскресным вечером, когда сосед заметил, что лента разрезана.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация