А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 42)

   Она вернулась в Сёдермальм на автобусе номер четыре и, выйдя на Росенлундсгатан, пешком дошла до Мосебакке. Дома она сварила себе кофе, приготовила бутерброды и только затем легла спать.
   Лисбет проспала долго и проснулась, когда было уже далеко за полдень. Задумчиво принюхавшись к простыне, она решила, что пора поменять постельное белье, и субботний вечер посвятила уборке квартиры. Она вынесла мусор и, собрав старые газеты в два пластиковых мешка, поставила их в чуланчик в прихожей. В два приема она перестирала в машине целую гору нижнего белья, маек и джинсов, разобрала посуду, включила посудомоечную машину, а в заключение пропылесосила мебель и вымыла пол.
   К девяти вечера она была мокрой от пота. Налив ванну, Лисбет щедро добавила в воду пены, улеглась в нее, закрыла глаза и стала думать. Когда она проснулась, было уже двенадцать ночи и вода в ванне совсем остыла. Рассерженная Лисбет вылезла, вытерлась насухо, легла в постель и почти сразу опять заснула.

   В воскресенье утром, включив ноутбук, Лисбет пришла в ярость от тех глупостей, которых там понаписали о Мириам Ву. Ей стало скверно на душе, и ее начала мучить совесть. Она и не думала, что бедной Мимми так достанется, а ведь единственная вина Мимми состояла в том, что она была знакомой Лисбет. Знакомой? Или подругой? Или любовницей?
   Лисбет сама не знала, какое слово лучше подходит для обозначения их отношений, но понимала, что какими бы ни были эти отношения раньше, теперь им наверняка пришел конец. Ей придется вычеркнуть имя Мимми из короткого списка своих знакомых. После всего того, что было понаписано в газетах, Мимми вряд ли захочет еще когда-нибудь иметь дело с безумной психопаткой Лисбет Саландер.
   Эта мысль приводила ее в бешенство.
   Она заметила себе на будущее имя Тони Скалы, журналиста, который начал эту травлю. Кроме того, она решила отыскать того борзописца в полосатом пиджаке, который в своей разухабистой статейке постоянно употреблял выражение «лесбиянка садомазохистского толка».
   У Лисбет набрался уже немалый список людей, которыми она собиралась при случае заняться вплотную.
   Но сначала нужно было разыскать Залу.
   Что она будет делать дальше, после того как его найдет, она еще не знала.
   В восемь часов утра в воскресенье Микаэля разбудил телефонный звонок. Еще не совсем проснувшись, он протянул руку и взял трубку.
   – С добрым утром, – раздался оттуда голос Эрики Бергер.
   – Ммм… – промычал Микаэль.
   – Ты один?
   – Да, к сожалению.
   – В таком случае предлагаю тебе встать, принять душ и поставить кофе. Через пятнадцать минут к тебе придет гость.
   – Какой гость?
   – Паоло Роберто.
   – Это боксер? Король ринга?
   – Он самый. Он позвонил мне, и мы проговорили полчаса.
   – Это почему же?
   – Почему он мне позвонил? Ну, мы немного знакомы. Во всяком случае, здороваемся при встрече. Я как-то брала у него длинное интервью, когда он снимался в фильме Хильдебранда, в последующие годы мы еще несколько раз случайно встречались.
   – Я не знал. Но вопрос в том, зачем ему понадобилось приходить ко мне?
   – Затем, что… Ну да лучше уж пускай он сам тебе объяснит.

   Микаэль едва успел принять душ и натянуть брюки, как Паоло Роберто уже звонил ему в дверь. Он впустил гостя, усадил за обеденный стол и попросил подождать. Достав себе чистую рубашку, Микаэль приготовил две порции двойного эспрессо и разлил по чашкам, добавив по ложечке молока. Паоло Роберто с уважением посмотрел на это кулинарное произведение.
   – Вы хотели поговорить со мной?
   – Мне посоветовала Эрика Бергер.
   – О'кей. Слушаю вас!
   – Я знаю Лисбет Саландер.
   Микаэль поднял брови:
   – Вот как?
   – Я немного удивился, услышав от Эрики Бергер, что вы тоже с нею знакомы.
   – Лучше расскажите все с начала.
   – О'кей. Так вот: позавчера я вернулся домой, проведя месяц в Нью-Йорке, и вдруг вижу в каждой чертовой газетенке на первой странице физиономию Лисбет. В газетах о ней пишут черт знает какие мерзости. И ни один черт не нашел для нее ни одного доброго слова!
   – Вы уже три раза помянули черта на одном дыхании.
   – Извините! Но очень уж у меня погано на душе. Вообще-то я позвонил Эрике, потому что мне надо было выговориться, а к кому обращаться, я и сам не знал. А поскольку тот журналист из Энскеда работал на «Миллениум» и, значит, должен был знать Эрику, то я ей и позвонил.
   – О'кей.
   – Даже если Саландер свихнулась и сделала все то, что ей приписывает полиция, она все-таки заслуживает, чтобы с ней поступили по справедливости. Как-никак у нас правовое государство, и прежде чем судить человека, надо его сначала выслушать.
   – Я точно такого же мнения, – сказал Микаэль.
   – Я это понял из разговора с Эрикой. Когда я звонил в «Миллениум», я думал, что вы там тоже против нее ополчились, тем более что этот журналист Даг Свенссон работал на вас. Но Эрика сказала, что вы считаете ее невиновной.
   – Я знаю Лисбет Саландер. И мне трудно представить себе ее в роли сумасшедшей убийцы.
   Неожиданно Паоло расхохотался.
   – Скрытная она, конечно, девица. Но она хороший человек. Мне она понравилась.
   – А откуда вы ее знаете?
   – Я боксировал с Саландер еще тогда, когда ей было семнадцать лет.
   Микаэль Блумквист крепко зажмурился и только через десять секунд открыл глаза, чтобы снова посмотреть на Паоло Роберто. Как всегда, Лисбет Саландер не переставала преподносить сюрпризы.
   – Ну разумеется! Лисбет Саландер боксирует с Паоло Роберто! Вы же с ней спортсмены одной весовой категории!
   – Я не шучу.
   – Верю, верю. Как-то раз Лисбет говорила мне, что она иногда боксирует с парнями в каком-то клубе.
   – Сейчас я все расскажу. Десять лет тому назад я поступил в Цинкенсдаммский клуб помощником тренера для работы с юниорами, которые хотели там заниматься. Я тогда уже был профессиональным боксером, а председатель юниорской секции этого клуба решил, что я буду хорошей приманкой, и я стал ходить туда по вечерам и работать с ребятами спарринг-партнером.
   – Понятно.
   – Получилось так, что я проработал там все лето и часть осени. Они как раз затеяли рекламную кампанию и старались привлечь к боксу больше молодежи. Действительно, тогда к ним пришло довольно много ребят пятнадцати-шестнадцати лет и постарше. Среди них было немало из иммигрантских семей. Уж лучше им было заниматься боксом, чем шататься по городу и хулиганить.
   – О'кей.
   – И вот однажды в разгар лета, откуда ни возьмись, является в клуб эта щупленькая пигалица. Ты же знаешь, как она выглядит? Пришла и заявила, что хочет учиться боксу.
   – Представляю себе эту сцену!
   – Там собралось полдюжины мужиков – все гораздо крупнее ее и раза в два больше весом, и тут, надо же, такая потеха! Я тоже потешался. Ничего особенно серьезного, так, немного поддразнивали ее. У нас там есть и девичья группа, и я еще глупо пошутил, что, мол, девчонкам разрешается боксировать только по четвергам или что-то вроде.
   – Она-то, поди, не смеялась.
   – Нет. Не смеялась. Только посмотрела на меня черными глазищами. И сразу взялась за оставленные кем-то боксерские перчатки. Они были не завязаны и явно для нее велики. Тут мы, мужики, еще громче захохотали. Понимаешь?
   – Не очень-то красиво получилось.
   Паоло Роберто снова засмеялся.
   – Я выступил вперед и вроде как понарошку слегка ткнул в нее кулаком.
   – Ого!
   – Да уж! И тут она вдруг раз! – и заехала мне по морде!
   Он опять захохотал.
   – Я-то нарочно дурака валял и не ждал ничего такого. Не успел я опомниться, как пропустил уже два-три удара, и только тогда пришел в себя и начал парировать. Одним словом, мышечной силы у нее было ноль, и удар не удар, а точно тебя перышком мазнет. Но когда я начал парировать, она сменила тактику. Она действовала инстинктивно, и я пропустил еще несколько ударов. Тут уж я начал защищаться всерьез и обнаружил, что быстрота у нее прямо змеиная. Будь она покрупнее и посильнее, это был бы, если ты понимаешь, настоящий матч.
   – Понимаю.
   – И тут она снова сменила тактику и влепила мне зверский удар в пах. Очень даже чувствительный.
   Микаэль кивнул.
   – Ну, я в ответ тоже ударил и угодил ей в лицо. То есть не то чтобы по-настоящему двинул, а так, легонько ткнул. А она меня в ответ в коленку ногой. То есть дала мне прикурить! Я был втрое выше и плотнее ее, и у нее вообще не было никаких шансов, но дралась она со мной не на жизнь, а на смерть.
   – Ты ее раздразнил.
   – Потом-то я понял. И мне было стыдно. Я хочу сказать, что мы ведь развесили афиши, старались привлечь в клуб молодежь, и тут приходит она и просится совершенно серьезно, чтобы ее научили боксу, а ее встречает шайка мужиков и начинает над ней потешаться. Я сам бы с ума сошел, если бы кто-то так повел себя со мной.
   Микаэль снова кивнул.
   – И все это произошло за несколько минут. Под конец я схватил ее в охапку, уложил на лопатки и держал на полу, пока она не перестала брыкаться. У нее, черт возьми, на глазах были слезы, и она глядела на меня с такой злостью… Да уж!
   – И ты начал заниматься с ней боксом.
   – Когда она утихомирилась, я дал ей подняться и спросил: что, мол, как ты – всерьез хочешь учиться боксу? Она швырнула в меня перчатки и направилась к выходу. Я кинулся за ней и загородил ей дорогу. Я попросил прощения и сказал, что, если она это решила всерьез, я согласен ее учить, так что приходи, мол, завтра в пять часов.
   Он немного помолчал, глядя перед собой.
   – Назавтра у нас занималась девичья секция, и она действительно пришла. Я поставил ее на ринг с девушкой, которую звали Йенни Карлссон. Той было восемнадцать, и она уже два года занималась боксом. Нам было сложно найти для Лисбет партнершу, потому что в ее весовой категории были разве что двенадцатилетние пичуги. Поэтому я велел Йенни действовать осторожно и не бить по-настоящему, потому что Саландер еще совсем зеленая.
   – И как же пошло дело?
   – Честно сказать… Уже через десять секунд Йенни оказалась с разбитой губой. На протяжении целого раунда Саландер колотила ее, а сама уклонялась от всех ударов Йенни. Кто бы сказал, что эта девушка до того ни разу не выходила на ринг! Во втором раунде Йенни дошла до того, что стала уже драться всерьез, но ей ни разу не удалось попасть в Лисбет. Я прямо онемел. Никогда мне еще не приходилось видеть, чтобы настоящий боксер двигался с такой быстротой. Я сам бы хотел иметь хотя бы половину такой быстроты, как у Лисбет Саландер.
   Микаэль кивнул.
   – Проблема Саландер была в том, что удар у нее был никудышный по силе. Я начал ее тренировать. Пару недель она ходила у меня в девичью секцию и проиграла несколько матчей, потому что рано или поздно чей-то удар достигал цели и тогда приходилось прерывать бой и на руках утаскивать ее в раздевалку – она начинала беситься, пинаться, колотить куда попало и кусаться.
   – Узнаю Лисбет!
   – Она никогда не признавала своего поражения. И в конце концов она озлобила против себя почти всех девчонок, так что их тренер выгнал ее из секции.
   – Вот так вот?
   – Да. Вот так. С ней было совершенно невозможно боксировать. У нее был только один стиль, который мы называли стилем Терминатора. Она стремилась уничтожить противника, причем не имело значения, что это: тренировочный бой или дружеский спарринг. И девушки очень часто уходили домой со ссадинами от ударов ногами. И тут мне пришла в голову мысль. У меня были проблемы с одним пареньком, которого звали Самир. Ему было семнадцать лет, и он был выходцем из Сирии. Самир был хороший боксер, физически крепкий, и удар что надо. Но он не умел двигаться. Он все время стоял как вкопанный.
   – О'кей.
   – Ну вот я и попросил однажды Саландер прийти в тот вечер, когда у меня была назначена его тренировка. Я велел ей переодеться и выставил ее на ринг против него, в шлеме, с каппой – все как полагается. Сначала Самир отказывался с ней боксировать, потому что она, мол, «всего лишь какая-то там девчонка», ну и прочие отговорки в духе настоящего мачо. Тогда я громко и отчетливо сказал ему при всех, что это не спарринг, и предложил пари, что она его побьет. Ей я тоже сказал, что это не тренировка и Самир будет драться с ней на полном серьезе. Она посмотрела на меня с этим своим недоверчивым выражением. Когда прозвучал гонг, Самир все еще стоял разинув рот. А Лисбет двинулась в атаку за короля и отечество и вдарила ему по роже, да так, что он прямо и сел на задницу. К тому времени у нее было позади целое лето тренировок, появились мускулы и удар стал немного весомее.
   – Представляю себе, как обрадовался Самир!
   – Ну, об этом деле вспоминали потом не один месяц! Самира она отлупила, как мальчишку. Она выиграла по очкам, а будь она физически посильнее, то просто бы его изувечила. Через некоторое время Самир пришел в такое отчаяние, что начал драться по-настоящему. Я жутко боялся, что он сумеет ее достать, тогда пришлось бы вызывать «скорую». Она защищалась, подставляя плечо, и летела на веревки, потому что удары такой силы ее отбрасывали. Плечи у нее были все в синяках, но Самир ни разу не сумел провести настоящий удар.
   – Вот черт! Жаль, я этого не видел!
   – После того вечера мужики в клубе зауважали Саландер, особенно Самир. И я стал ставить ее на спарринг с парнями, которые были гораздо крупнее и тяжелее ее. Она была моим секретным оружием, и это были чертовски хорошие тренировки! Мы установили план, по которому задачей Лисбет было провести пять ударов с попаданием в разные точки тела: в челюсть, лоб, живот и так далее. А ее партнеры должны были обороняться и защищать эти точки. Провести бой с Саландер стало вопросом престижа. Это было все равно что сражаться с шершнем. Мы так и звали ее – Оса, и она стала для клуба чем-то вроде талисмана. По-моему, ей это нравилось, так как однажды она пришла в клуб с вытатуированной на шее осой.
   – И как долго это все продолжалось?
   – Раз в неделю в течение трех лет. На условиях полного рабочего дня я проработал там только одно лето, а потом уже бывал урывками. Тренировать Саландер продолжала Путте Карлссон – наш тренер юниорской группы. Потом Саландер поступила на работу, и у нее уже не было времени приходить так часто, как раньше, но вплоть до прошлого года она являлась на тренировки через пару недель. Я встречался с ней несколько раз в год, и мы проводили спарринг. Это были хорошие тренировки, такие, что заставляют попотеть. Она почти никогда ни с кем не разговаривала. Если не было спарринга, она могла два часа подряд интенсивно работать с грушей и колотила ее так, словно перед ней смертельный враг.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация