А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 41)

   Нильс Бьюрман умер, потому что не пожелал играть по ее правилам. Она предоставила ему надежный шанс, но он все равно нанял альфа-самца, пытаясь расправиться с ней. Так что тут уже была не ее вина.
   Однако если на арену вышел Калле Блумквист, его участие не стоит недооценивать. Он может ей пригодиться.
   Он был мастер разгадывать загадки и обладал феноменальным упорством, это она знала по опыту Хедестада. Вцепившись во что-нибудь, он держал это мертвой хваткой. Он был по-настоящему наивен, но мог действовать там, куда она не могла соваться, чтобы не выдать своего присутствия. Его можно было использовать, когда ей самой придется тихо и незаметно скрыться за границей – а все шло к тому.
   Но к сожалению, Микаэлем Блумквистом нельзя было управлять. Требовалось, чтобы он сам хотел что-то сделать и имел для этого моральное оправдание.
   Иначе говоря, он был весьма предсказуем. Немного подумав, она создала новый документ, назвав его «МикуБлуму», и написала одно-единственное слово:
...
   Зала.
   Это даст ему пищу для размышлений.
   Она все еще сидела за компьютером, погруженная в размышления, как вдруг заметила, что компьютер Микаэля Блумквиста заработал. Его ответ пришел вскоре после того, как он прочел ее послание.

   Лисбет, ты наказание на мою голову! Кто, черт возьми, такой Зала? Связующее звено, что ли? Если знаешь, кто убил Дага и Миа, так расскажи мне хотя бы, чтобы мы могли распутать этот проклятый клубок и не мучиться. Микаэль.

   О'кей. Пора подцепить его на крючок.
   Она создала еще один документ и назвала его «Калле Блумквисту». Она знала, что он рассердится. Затем написала короткое сообщение:
...
   Ты журналист. Вот и раскапывай!
   Как она и ожидала, его ответ пришел немедленно и содержал призыв рассуждать разумно, даже взывал к ее чувству. Она усмехнулась и отключила его жесткий диск.
   Но свои шпионские розыски она на этом не закончила, а переключилась на жесткий диск Арманского. Она внимательно прочитала его отчет о ней, написанный на второй день Пасхи. Из содержания отчета нельзя было понять, кому он адресован, но она решила, что Драган сотрудничает с полицией, содействуя ее поискам.
   Проверка электронной почты Арманского не принесла ничего интересного. Уже собираясь отключить жесткий диск, она вдруг наткнулась на послание, адресованное начальнику технического отдела «Милтон секьюрити» – Арманский поручал ему установить камеру скрытого наблюдения в своем кабинете.
   Ого!
   Посмотрев дату, она увидела, что поручение было послано в конце января, спустя несколько часов после ее посещения.
   Это значило, что, прежде чем нанести Арманскому следующий визит, ей придется подправить кое-что в системе автоматического наблюдения.

   Глава 22

   Вторник, 29 марта – воскресенье, 3 апреля
   Во вторник утром Лисбет Саландер зашла в картотеку Главного управления криминальной полиции и сделала запрос на имя Александра Залаченко. Там он не значился, что и неудивительно: насколько ей было известно, он ни разу не представал в Швеции перед судом и даже не числился в переписи населения.
   В регистр криминальной полиции она заходила под видом комиссара Дугласа Шёльда пятидесяти пяти лет, работающего в полицейском округе Мальмё. И тут она испытала небольшое потрясение: ее компьютер вдруг запищал и в меню замигала иконка, подавая сигнал о том, что кто-то разыскивает ее в чате ICQ.
   Первым ее побуждением было вырвать из гнезда вилку и отсоединиться, но она быстро одумалась. В компьютере Шёльда не было программы ICQ, она вообще редко имеется у пожилых людей, а чаще используется для общения молодежью и опытными пользователями.
   А это означало, что кто-то ищет именно ее. Выбор в этом случае был небогатый. Она включила ICQ и написала:
...
   Что тебе надо, Чума?
   Тебя, Оса, нелегко застать. Ты когда-нибудь заглядываешь в свою почту?
   Как ты меня нашел?
   По Шёльду. У меня тот же список. Я подумал, что ты выбрала пользователя с наибольшим доступом.
   Что тебе надо?
   Кто такой Залаченко, которого ты запрашивала?
   Не суйся не в свое дело!
   Что такое происходит?
   Чума, иди к черту!
   Я-то думал, что это у меня, как ты выражаешься, проблемы по части социальной адаптации. Но если верить газетам, то по сравнению с тобой я совершенно нормальный.
   Сама себе покажи палец! Тебе нужна помощь?
   Лисбет немного подумала. Сначала Блумквист, теперь – Чума! Народ наперебой рвется ей помогать. С Чумой была одна проблема – он был нелюдимый отшельник, весил сто шестьдесят килограммов и общался с окружающим миром исключительно по Интернету. Если сравнивать с ним, то Лисбет Саландер была активным участником общественной жизни и чуть ли не душой любой компании. Не дождавшись ответа, Чума отщелкал следующую строчку:
...
   Ты здесь? Тебе нужно помочь выбраться за границу?
   Нет.
   Почему ты стреляла?
   Заткнись!
   Ты собираешься застрелить еще кого-нибудь, и должен ли я бояться за себя? Ведь я единственный человек, кто может тебя выследить.
   Не суйся в чужие дела, тогда нечего будет бояться.
   Я и не боюсь. Если тебе что-нибудь понадобится, найдешь меня в хот-мейле. Может, тебе оружие нужно? Новый паспорт?
   Ты социопат.
   Это по сравнению с тобой-то?
   Лисбет отключила ICQ, села на диван и стала думать. Через десять минут она снова открыла компьютер и послала Чуме по хот-мейлу следующее сообщение:
...
   Прокурор Экстрём, начальник следственного отдела, живет в Тэбю. Женат, у него двое детей и есть скоростной Интернет, проведенный на виллу. Мне может понадобиться доступ к его лэптопу или домашнему компьютеру. Я хочу читать его в реальном времени. Hostile takeover с зеркальным жестким диском.
   Она знала, что Чума редко выходит из своей квартиры в Сундбюберге, и потому надеялась, что у него найдется под рукой какой-нибудь расторопный подросток для поручений во внешнем мире. Письмо она отправила без подписи. Это было излишне. Ответ пришел, когда она спустя пятнадцать минут включила программу ICQ.
...
   Сколько заплатишь?
   10 000 на твой счет + расходы и 5000 твоему помощнику.
   Я дам о себе знать.
   Электронная почта от Чумы пришла утром в четверг, и все послание состояло из ftp-адреса. Лисбет удивилась: результата она ожидала не раньше чем через две недели. Произвести «враждебное поглощение» даже при помощи гениальной программы Чумы и специально разработанного оборудования было делом сложным и кропотливым. В ходе этого процесса информация постепенно закачивалась в чужой компьютер килобайт за килобайтом, пока не возникала новая программа. Скорость процесса зависела от того, как часто Экстрём пользуется своим компьютером, а после его завершения требовалось еще несколько дней на то, чтобы перевести всю информацию на зеркальный жесткий диск. Сорок восемь часов – это был не просто рекорд, а нечто теоретически невозможное. Лисбет преисполнилась восхищения и вызвала его ICQ:
...
   Как тебе это удалось?
   У четырех членов семьи есть компьютеры. И представляешь себе – у них нет брандмауэра! Безопасность на нуле. Достаточно было подсоединиться к кабелю и загружать. Мои расходы составили 6000 крон. У тебя столько найдется?
   Yes. Плюс бонус за срочность.
   Подумав немного, она через Интернет перевела на счет Чумы тридцать тысяч крон. Она не хотела пугать его слишком уж большой суммой. Затем она удобно устроилась на купленном в «ИКЕА» кресле и открыла лэптоп начальника следственного отдела Экстрёма.
   За час она прочитала все отчеты, которые посылал тому Ян Бублански. Лисбет подозревала, что, согласно уставу, такие рапорты не должны были выходить за стены полицейского управления, но Экстрём не обращал внимания на требования устава, раз он забрал эти дела с собой и разместил их в частном компьютере, не обеспеченном даже брандмауэром.
   Это было лишним доказательством того, что ни одна система безопасности не устоит против тупости собственных сотрудников. Из компьютера Экстрёма она извлекла множество полезной информации.
   Сначала она узнала, что Драган Арманский придал двух своих сотрудников в качестве добровольных помощников следственной группе инспектора Бублански. Практически это означало, что «Милтон секьюрити» спонсирует охоту, которую за ней ведет полиция. Их задачей было всеми путями способствовать поимке Лисбет Саландер. «Ну, спасибо, Арманский! Это я тебе еще припомню», – подумала Лисбет. Узнав, кто эти сотрудники, она помрачнела. Бомана она запомнила как человека неприветливого, но вежливого. Никлас Эрикссон же был нечистым на руку ничтожеством, который мошенничал с клиентами, используя свое служебное положение в «Милтон секьюрити».
   Лисбет Саландер обладала довольно гибкой моралью. При случае она и сама не погнушалась бы обмануть хозяйских клиентов, но только если они того заслужили, и никогда не нарушила бы обязательства по неразглашению сведений.
   Очень скоро Лисбет обнаружила, что утечка информации в прессу происходит через самого начальника следственного отдела Экстрёма. При посредстве электронной почты он отвечал на ряд вопросов, касающихся заключения медицинской экспертизы о Лисбет Саландер и о связях между ней и Мириам Ву.
   Третий сделанный ею важный вывод гласил, что группа инспектора Бублански не имела ни малейшего представления о том, где им нужно искать Лисбет Саландер. Она с интересом прочитала отчет о принятых мерах и взятых под наблюдение адресах. Список оказался коротким. Разумеется, в нем числился дом на Лундагатан, а кроме него адрес Микаэля Блумквиста, старый адрес Мириам Ву на площади Святого Эрика и «Мельница», в которой она иногда бывала.
   «Вот черт! – подумала Лисбет. – И как меня только угораздило засветиться рядом с Мимми? Надо же было додуматься до такой глупости!»
   В пятницу сыщики Экстрёма вышли даже на след группы «Персты дьявола». Лисбет сделала вывод, что теперь они нанесут визиты еще по нескольким адресам, и нахмурилась. М-да, после этого девчонки из «Перстов дьявола», вероятно, навсегда исчезнут из круга ее знакомств, хотя она даже ни разу не встречалась с ними после своего возвращения в Швецию.

   Чем дольше она над всем этим думала, тем в большее недоумение приходила. Прокурор Экстрём усердно поставлял прессе информацию, перетряхивая всякое грязное белье. Цель его понять было нетрудно: он зарабатывал себе популярность и готовил почву на будущее, когда ему придется выдвигать против нее обвинение.
   Но почему же он смолчал о полицейском расследовании 1991 года? Ведь это стало непосредственным поводом ее направления в больницу Святого Стефана. Почему он держит в тайне эту историю?
   Лисбет вошла в компьютер Экстрёма и целый час занималась просмотром его документов. Закончив эту работу, она закурила сигарету. Она не нашла ни одной ссылки на события 1991 года, и приходилось сделать неожиданный вывод: он просто ничего об этом не знал!
   Сначала Лисбет застыла в растерянности, но потом взгляд ее остановился на ноутбуке. Чем не задача для старины Калле Блумквиста! Уж он в нее вцепится так, что не оторвешь. Она снова включила компьютер, зашла на его жесткий диск и создала документ «МВ2»:

   Прокурор Э. снабжает СМИ информацией. Спроси у него, почему он молчит о старом полицейском расследовании.

   Этого будет достаточно, чтобы подтолкнуть его к действию. Она терпеливо прождала два часа, прежде чем Микаэль вошел в Сеть и занялся своей электронной почтой. Через пятнадцать минут он обнаружил ее документ, а затем еще через пять ответил ей своим документом под названием «Криптограмма». Он не клюнул на приманку, а вместо этого завел старую песню о том, что хочет узнать, кто убил его друзей.
   Это стремление было Лисбет понятно. Она немного смягчилась и ответила документом под заголовком «Криптограмма 2»:
...
   Как ты поступишь, если окажется, что это я?
   В сущности, она задавала ему очень личный вопрос. Он ответил ей документом «Криптограмма 3». Его ответ произвел на нее сильное впечатление:
...
   Лисбет, если ты совсем слетела с катушек, то помочь тебе, наверное, сможет только Петер Телеборьян. Но я не верю, что ты убила Дага и Миа. Надеюсь и молюсь, чтобы я оказался прав.
   Даг и Миа хотели разоблачить мафию секс-услуг. Я предполагаю, что именно это каким-то образом послужило мотивом к убийству. Но у меня нет никаких улик.
   Я не знаю, какая кошка пробежала между нами, но однажды мы как-то говорили с тобой о дружбе. Я сказал, что дружба основывается на двух вещах: уважении и доверии. Даже если ты из-за чего-то мной недовольна, ты все равно можешь на меня положиться и доверять мне. Я никогда не выдавал твоих секретов. Даже того, что случилось с миллиардами Веннерстрёма. Верь мне. Я тебе не враг. М.
   Имя Телеборьяна привело ее сначала в ярость. Потом она сообразила, что Микаэль вовсе не собирался ее дразнить. Он не имел представления о том, кто такой Петер Телеборьян, и, скорее всего, видел его только по телевизору, где тот выступал в качестве уважаемого специалиста и всемирно признанного эксперта в области детской психиатрии.
   Но больше всего ее поразило упоминание о миллиардах Веннерстрёма. Откуда он об этом узнал? Она была уверена, что не сделала никаких ошибок и что ни одна живая душа на свете не знает о ее тогдашних действиях.
   Она несколько раз перечитала его письмо.
   При напоминании о дружбе ей сделалось не по себе. Она не знала, что на это ответить.
   Наконец она создала документ «Криптограмма 4»:
...
   Мне надо над этим подумать.
   Она отключилась и села у окна.

   Лисбет Саландер вышла из квартиры в районе Мосебакке только в одиннадцать часов вечера в пятницу. Вот уже несколько дней, как у нее закончился запас пиццы и прочих продуктов: не осталось ни кусочка хлеба, ни корочки сыра. Последние три дня она питалась овсяными хлопьями, купленными однажды под настроение, когда она подумала, что пора перейти на здоровое питание. Теперь она сделала открытие, что стакан овсяных хлопьев с горсточкой изюма и двумя стаканами воды в микроволновке за одну минуту превращается во вполне съедобную овсяную кашу.
   Пошевелиться заставил ее не только недостаток еды. Ей надо было срочно разыскать одного человека, каковую задачу, к сожалению, невозможно было выполнить, сидя в квартире в районе площади Мосебакке. Она направилась к гардеробу, достала из него белокурый парик и вооружилась норвежским паспортом на имя Ирене Нессер.
   Ирене Нессер была реально существующей женщиной. Внешне она походила на Лисбет Саландер и три года тому назад потеряла свой паспорт, который заботами Чумы попал в руки Лисбет и вот уже восемнадцать месяцев при необходимости помогал ей выступать в чужом обличье.
   Лисбет вынула колечки из бровей и ноздрей и перед зеркалом в ванной сделала макияж. Она оделась в темные джинсы, простую, но теплую коричневую куртку, расшитую золотом, и уличные сапожки на высоких каблуках. В картонной коробке у нее лежал запас баллончиков со слезоточивым газом, она взяла оттуда один. Она даже достала электрошокер, к которому не прикасалась уже год, и поставила его на зарядку. Сложив в нейлоновую сумку смену одежды, поздно вечером она вышла из квартиры.
   Для начала Лисбет прошлась до ресторана «Макдоналдс» на улице Хорнсгатан – там она меньше рисковала столкнуться нос к носу с кем-нибудь из прежних сослуживцев из «Милтон секьюрити», чем в «Макдоналдсах» в районе Шлюза или площади Медборгарплатс. Она съела бигмак и выпила большой стакан колы.
   Поев, она села на четвертый номер и доехала до площади Эриксплан, а оттуда пешком дошла до Уденплан и вскоре после полуночи очутилась перед домом на Уппландсгатан, где находилась квартира покойного адвоката Бьюрмана. Она не думала, что за квартирой ведется наблюдение, но отметила, что на его этаже светится окно соседней квартиры, поэтому предпочла на всякий случай прогуляться до Ванадисплан. Вернувшись через час, она увидела, что свет в соседней квартире потух.

   Бесшумно, едва касаясь ногами ступеней, Лисбет поднялась по лестнице к квартире Бьюрмана. Столовым ножом она осторожно срезала липкую ленту, которой полиция опечатала квартиру, и неслышно открыла дверь.
   Она зажгла свет в передней, зная, что его не видно снаружи, и только затем включила фонарик и направилась в спальню. Жалюзи были закрыты. Она провела лучом фонарика по постели, на которой еще темнели пятна крови, вспомнила, что сама чуть было не умерла на этой кровати, и неожиданно ощутила чувство глубокого удовлетворения оттого, что Бьюрман наконец-то ушел из ее жизни.
   Цель ее визита на место преступления заключалась в том, чтобы раздобыть ответы на два вопроса. Во-первых, она не понимала, какая связь существует между Бьюрманом и Залой. В том, что она существует, Лисбет была убеждена, но, изучив содержимое компьютера Бьюрмана, не смогла установить, в чем она заключается.
   Во-вторых, был еще один вопрос, над которым она все время ломала голову. Во время ночного визита несколько недель назад Лисбет заметила, что Бьюрман вынул часть относящихся к ней документов из папки, в которой у него лежали все материалы о Лисбет Саландер. Недостающие страницы представляли собой ту часть поручения социального ведомства, в которой в самой краткой форме давалось общее описание психического состояния его подопечной. Бьюрману эти страницы были не нужны, и вполне возможно, что он просто выбросил из папки лишнее. Однако против этого говорило то, что адвокаты никогда не выбрасывают документы, относящиеся к делу. Какой бы ненужной ни была та или иная бумажка, избавляться от нее было совершенно нелогично. Тем не менее эти страницы исчезли из ее папки и не нашлись ни в каком другом месте его рабочего стола.
   Она убедилась, что полиция забрала с собой папки, имевшие отношение к Лисбет Саландер, и кое-что из других документов, а потом потратила два часа на то, чтобы тщательно, метр за метром, обыскать квартиру на предмет чего-то, что осталось незамеченным полицией. В результате, к своему огорчению, она вынуждена была признать, что, судя по всему, полиция ничего не упустила.
   На кухне она обнаружила ящик, в котором лежали разные ключи: ключи от машины, от дверного замка и от навесного. Бесшумно поднявшись на чердак, она перепробовала несколько навесных замков и наконец отыскала чулан, в котором Бьюрман хранил ненужные вещи. Там оказалось кое-что из старой мебели, гардероб с лишней одеждой, лыжи, автомобильный аккумулятор, картонные коробки с книгами и еще всякий хлам. Не найдя ничего интересного, она спустилась вниз и с помощью дверного ключа отыскала его гараж. Там она обнаружила «мерседес» покойного, но в нем тоже не нашлось ничего интересного.
   В его контору она наносить визит не стала: в ней она была несколько недель назад, тогда же, когда последний раз навещала квартиру, и знала, что на службе Бьюрман уже два года не бывает и там нет ничего, кроме пыли.
   Поднявшись снова в квартиру, Лисбет села в гостиной на диван и стала думать. Через несколько минут она встала, вернулась на кухню к ящику с ключами и внимательно пересмотрела их все. Одна из связок состояла из ключа от английского замка, ключа от французского замка и покрытого ржавчиной старинного ключа. Она нахмурила брови, потом перевела взгляд выше на тумбочку рядом с посудной мойкой, в которой у Бьюрмана были сложены десятка два пакетиков с семенами. Вынув их, Лисбет убедилась, что это семена огородной зелени.
   У него где-то есть летний домик. Или дачка в садовом товариществе. Вот чего она раньше не заметила!
   Ей потребовалось всего три минуты для того, чтобы найти среди квитанций Бьюрмана одну шестилетней давности, по которой он расплатился со строительной фирмой за земляные работы по оборудованию подъездной площадки перед домом, а еще через минуту она нашла страховое свидетельство на жилой дом в районе Сталлархольма под Мариефредом.

   В пять часов утра Лисбет зашла в работающий всю ночь супермаркет в начале Хантверкаргатан возле Фридхемсплана, где запаслась достаточным количеством пиццы, молока, хлеба и других продуктов. Кроме того, она купила утреннюю газету, в которой ее внимание привлек заголовок:
   НАХОДЯЩАЯСЯ В РОЗЫСКЕ ЖЕНЩИНА ВЫЕХАЛА ЗА ГРАНИЦУ?
   По какой-то неизвестной причине эта газета написала о ней, не называя фамилии. Там она упоминалась как «двадцатишестилетняя женщина». В тексте говорилось, что, по утверждению одного полицейского источника, ей, вероятно, удалось незаметно выехать за границу и сейчас она, возможно, находится в Берлине. Оттуда было получено сообщение, будто ее видели в одном «анархо-феминистском клубе», расположенном в Крейцберге, а следовательно, делала вывод газета, она улетела в Берлин. Этот клуб описывался в статье как место собраний молодежи, увлекающейся всем – начиная от политического терроризма и кончая антиглобализмом и сатанизмом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация