А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 39)

   – Это Бьёрк. Думаю, ты читал газеты.
   – Читал. Она снова появилась.
   – И похоже, мало изменилась.
   – Теперь это уже нас не касается.
   – А ты не думаешь, что…
   – Нет, не думаю. Все это было давно и уже позабыто. Нет никаких связей.
   – Но подумать только, что именно Бьюрман! Не было ли ошибкой назначить его ее опекуном?
   Несколько секунд трубка молчала.
   – Нет, это не было ошибкой. Это очень хорошо сработало три года назад. А то, что случилось сейчас, – кто же это мог предвидеть!
   – Сколько было известно Бьюрману?
   Бывший шеф вдруг захихикал в трубку:
   – Ты сам отлично знаешь, что за человек был Бьюрман. Звезд он с неба не хватал.
   – Я имею в виду… Знал он, с кем это связано? Может ли оказаться в его архиве какая-нибудь ниточка?
   – Нет. Конечно же нет. Я понимаю, о чем ты спрашиваешь, но не беспокойся. Саландер очень некстати затесалась в эту историю. Мы устроили так, чтобы Бьюрману досталось это поручение, но только для того, чтобы сохранить за собой возможность выбирать ей опекуна. Лучше уж он, чем какая-нибудь темная лошадка. Если бы она начала что-то болтать, он бы прибежал к нам. А теперь все разрешилось наилучшим образом.
   – В каком смысле?
   – А в таком, что после всего случившегося Саландер надолго окажется в психушке.
   – О'кей.
   – Так что не беспокойся. Спокойно наслаждайся своим больничным.
   Но этого пожелания Гуннар Бьёрк как раз и не мог выполнить. Об этом позаботился Микаэль Блумквист. Бьёрк уселся за кухонный стол и, устремив взгляд в даль Юнгфруфьерда, попытался разобраться в своем положении. Опасность грозила ему с двух сторон.
   Микаэль Блумквист хотел опубликовать его имя в связи с сюжетом о проституции. Ему грозил серьезный риск завершить свою полицейскую карьеру на скамье подсудимых по обвинению в уголовном преступлении сексуального характера.
   Но наибольшую опасность представляла охота Микаэля Блумквиста на Залаченко. Каким-то образом тот был замешан в этой истории, а это могло прямиком привести к Гуннару Бьёрку.
   Бывший шеф заверил его, что в архиве Бьюрмана нет ничего, что могло бы навести на этот след. На самом деле там кое-что было. Расследование 1991 года. А эти материалы Бьюрман получил от Бьёрка.
   Он попытался подробно вспомнить встречу с Бьюрманом, которая состоялась девять месяцев тому назад в Старом городе. В один прекрасный день Бьюрман позвонил ему на работу и предложил выпить пива. Они говорили о пистолетной стрельбе и всяких пустяках, но Бьюрман захотел увидеться с ним ради особой цели. Он просил об услуге. Он спрашивал про Залаченко…
   Бьёрк встал и подошел к кухонному окну. Он тогда малость захмелел. Даже порядком захмелел. О чем там спрашивал Бьюрман:
   – Кстати сказать… Я занят делом, в котором возник старый знакомый…
   – Да? И кто же это?
   – Александр Залаченко. Помнишь его?
   – Как же! Такого не очень-то забудешь!
   – Куда он с тех пор делся?
   Собственно говоря, это не касалось Бьюрмана. И в общем-то, надо было хорошенько разобраться, почему он об этом спрашивает: не потому ли, что он теперь опекун Лисбет Саландер? Он сказал, что ему нужно то старое следственное дело. И Бьёрк его дал.
   Бьёрк допустил ужасную ошибку. Он исходил из того, что Бьюрман в курсе. А что еще ему было думать? А Бьюрман представил дело так, будто он просто хочет найти быстрый путь в обход бюрократических рогаток, ведь если идти официальным путем, то везде секреты и ограничения, так что все тянется месяцами. Тем более в таком деле, которое касается Залаченко.
   «Я дал ему следственное дело, – думал Бьёрк. – Оно по-прежнему было под грифом "секретно", но причина выглядела уважительной, а Бьюрман был не тот человек, который станет болтать лишнее. Он был дурак, но не болтун. Ну подумаешь, кому это могло повредить… Ведь прошло уже столько лет…»
   Бьюрман надул его. Он сделал вид, будто все дело в бюрократических формальностях. Чем больше Бьёрк об этом думал, тем больше убеждался в том, что Бьюрман очень тщательно спланировал беседу с ним.
   Но какая у Бьюрмана была цель? И почему Саландер его убила?

   В субботу Микаэль Блумквист еще четыре раза наведывался на Лундагатан в надежде застать дома Мириам Ву, но без успеха.
   Значительную часть дня он провел в кофейном баре на Хорнсгатан, где сидел со своим ноутбуком, заново перечитывая электронную почту Дага Свенссона, которая приходила ему на адрес «Миллениума», а также материалы из папки под названием «Зала». Последние недели перед тем, как произошло убийство, Даг посвящал разысканиям, связанным с Залой, все больше своего рабочего времени.
   Микаэль очень жалел, что не может позвонить Дагу Свенссону и спросить у него, почему документ об Ирине П. находился в папке «Зала». Единственное разумное объяснение, до которого додумался Микаэль, состояло в том, что Даг подозревал Залу в ее убийстве.
   В пять часов дня ему неожиданно позвонил Бублански и сообщил номер телефона Мириам Ву. Микаэль не понял, что заставило полицейского переменить свое решение, но, получив номер, начал названивать Мириам примерно каждые полчаса. Только в одиннадцать вечера Мириам снова включила свой мобильник и ответила на его звонок. Разговор вышел коротким.
   – Здравствуй, Мириам. Меня зовут Микаэль Блумквист.
   – Кто ты, черт возьми?
   – Я журналист и работаю в журнале, который называется «Миллениум».
   Мириам Ву очень выразительно высказала ему по этому поводу свои чувства.
   – Ага! Тот самый журналист. Поди ты к черту, несчастный журналюга!
   На этом она оборвала разговор, не дожидаясь, пока Микаэль объяснит ей цель своего звонка. Мысленно выругав Тони Скалу, он попытался дозвониться еще раз. Она не ответила. В конце концов он послал ей сообщение: «Пожалуйста, позвони мне. Это очень важно». Уже за полночь Микаэль выключил компьютер, разделся и лег в кровать. На душе было тоскливо, и он пожалел, что рядом нет Эрики Бергер.

   ЧАСТЬ 4
   В СТИЛЕ ТЕРМИНАТОРА
   24 МАРТА – 8 АПРЕЛЯ

   Корень уравнения – это число, подставив которое мы превращаем уравнение в равенство. Говорится, что корень отвечает уравнению. Для того чтобы решить уравнение, нужно найти все корни. Уравнение, которое справедливо при всех возможных величинах неизвестных, называется равенством.
   (a + b)2 = a2 + 2ab + b2

   Глава 21

   Великий четверг, 24 марта – понедельник, 4 апреля
   Первую неделю полицейской охоты Лисбет Саландер провела вдали от драматических событий. Она спокойно сидела в своей квартире на Фискаргатан в районе Мосебакке. Ее мобильник был выключен, сим-карта из него вынута. Этим мобильником она больше не собиралась пользоваться. Все более удивляясь, она при помощи интернет-версий следила за газетными заголовками и слушала новости по телевизору. Собственная паспортная фотография, сначала появившаяся в Интернете, а затем сопровождавшая все заставки телевизионных новостей, вызывала у нее раздражение. На ней у нее был дурацкий вид.
   Несмотря на многолетние старания избегать внимания общества, она прославилась на всю страну как самая одиозная личность. С легким удивлением она убеждалась, что объявленный по всей стране розыск низкорослой девушки, подозреваемой в тройном убийстве, стал сенсацией года, сравнимой с той, какую вызвало дело сектантов из Кнутбю[67]. Она следила за комментариями и пояснениями в средствах массовой информации, задумчиво приподняв брови и удивляясь тому, что секретные сведения о ее душевном здоровье оказались доступны для любой редакции. Один заголовок пробудил в ней давно погребенные воспоминания:
...
   ЗАДЕРЖАНА В СТАРОМ ГОРОДЕ ЗА ИЗБИЕНИЕ
   Один судебный репортер из ТТ переплюнул своих конкурентов, раздобыв копию судебно-медицинского заключения, сделанного, когда Лисбет была задержана за то, что двинула ногой по физиономии одному из пассажиров на станции метро «Гамла стан».
   Лисбет хорошо помнила происшествие в метро. Она возвращалась с Уденплан в свой временный дом у приемных родителей, который находился в Хегерстене. На станции «Родмансгатан» в вагон зашел незнакомый и с виду трезвый пассажир и тотчас же устремился к ней. Впоследствии она узнала, что это был Карл Эверт Блумгрен, пятидесятидвухлетний безработный из Ёвле, бывший спортсмен, игравший в хоккей с мячом. Хотя вагон был полупустой, он подсел к ней поближе и начал приставать – положил руку ей на колено и пытался завести разговор на тему «давай поехали со мной, не пожалеешь». Видя, что она не обращает на него внимания, он вошел в раж и обозвал ее шлюхой. Его не остановило ни ее молчание, ни то, что она на следующей остановке пересела от него подальше.
   Когда они подъезжали к Старому городу, он обхватил ее сзади руками, засунул руки ей под джемпер и стал шептать ей на ухо, что она шлюха. Лисбет Саландер не нравилось, когда какой-то совершенно незнакомый человек обзывал ее в метро шлюхой. В ответ она двинула ему локтем в глаз, а затем, ухватившись за поручни, повисла на них и вдарила каблуками ему в переносицу, что привело к некоторому пролитию крови.
   На следующей станции ей удалось выскочить из вагона на перрон, но поскольку она была одета по последней панковской моде и волосы у нее были покрашены в синий цвет, то какой-то ревнитель порядка набросился на нее и продержал прижатой к полу до прихода полиции.
   Она проклинала тогда свой пол и свое хрупкое сложение. Будь она здоровым мужиком, на нее никто не посмел бы наброситься.
   Она даже не пыталась объяснить, за что ударила Карла Эверта Блумгрена по лицу, поскольку считала, что не стоит даже пытаться объяснять что-то одетым в форму представителями власти. Из принципиальных соображений она вообще отказалась разговаривать с психологами, которые должны были определить ее душевное состояние. По счастью, за ходом событий наблюдали несколько человек из числа пассажиров, среди них была одна настойчивая женщина из Хернёсанда, оказавшаяся членом парламента от центристской партии. Эта женщина дала свидетельские показания, согласно которым Блумгрен перед избиением приставал к девушке. После того как выяснилось, что Блумгрен был дважды судим за нарушения общественной нравственности, прокурор решил отозвать обвинение. Однако это не значило, что социальные службы должны прекратить свое расследование. В результате Лисбет Саландер была признана судом недееспособной, вследствие чего попала в подопечные Хольгера Пальмгрена, которого затем сменил Нильс Бьюрман.
   И вот все эти секретные и сугубо личные подробности были выложены в Интернете на всеобщее обозрение. Дополнялась ее характеристика красочными описаниями того, как она еще в начальной школе постоянно вступала в конфликты с окружающими, а затем лежала в детской психиатрической клинике.

   Диагнозы, поставленные Лисбет Саландер в различных журналах и газетах, не всегда совпадали. Где-то ее называли психопаткой, а где-то шизофреничкой с сильно выраженной манией преследования. Во всех газетах она описывалась как человек умственно отсталый, ведь она не справилась даже с программой начальной школы, а после девятого класса не получила аттестата. В ее неуравновешенности и склонности к насилию общественность могла не сомневаться.
   После того как средства массовой информации обнаружили, что Лисбет Саландер была знакома с известной лесбиянкой Мириам Ву, газеты разразились целым потоком информации. Мириам Ву когда-то выступала на гей-параде в перформансе Бениты Костас, носившем весьма провокационный характер, одетая лишь в кожаные брюки на подтяжках и лаковые сапоги. Кроме того, она печатала статьи в гей-журнале, которые средства массовой информации теперь прилежно цитировали, и несколько раз давала интервью в связи со своими выступлениями в различных шоу. Сочетание серийной убийцы-лесбиянки и БДСМ-секса, дразнящее любопытство читателей, прекрасно способствовало увеличению тиражей.
   Поскольку в первую драматическую неделю Мириам Ву никак не могли найти, стали высказываться предположения о том, что и она тоже пала жертвой Саландер или, возможно, сама была соучастницей преступления. Однако эти соображения высказывались в основном в глуповатом интернет-чате «Эксилен» и не получили распространения в крупных средствах массовой информации. Зато некоторые газеты высказывали мнение, что если Миа Бергман писала работу о секс-мафии, то именно из-за этого Лисбет Саландер, проститутка, по данным социальной службы, могла совершить убийство.
   В конце недели стало известно о связях Лисбет Саландер с группой молодых женщин, заигрывавших с сатанизмом. Группа носила название «Персты дьявола», что дало повод одному немолодому журналисту, занимавшемуся вопросами культуры, написать статью об утрате молодежью традиционных ценностей и об опасностях, которыми чревато все, начиная от культуры скинхедов до хип-хопа.
   К этому времени публика уже была сыта информацией о Лисбет Саландер. Если сложить все опубликованное различными средствами массовой информации, получалось, что полиция занята ловлей психопатической лесбиянки, входившей в группу увлеченных садомазохизмом сатанисток, пропагандирующих БДСМ-секс и ненавидящих все общество в целом и особенно мужчин. Поскольку же Лисбет Саландер весь прошлый год пробыла за границей, то возможны также какие-то международные связи.

   Только одно сообщение из этого потока взволновало Лисбет Саландер. Ее внимание привлек заголовок:
...
   «МЫ БОЯЛИСЬ ЕЕ»
   «Она угрожала убить нас», – рассказывают учителя и одноклассники.
   Это высказывание принадлежало бывшей учительнице, а ныне художнице по ткани Биргитте Миоос, которая сообщала, что Лисбет Саландер угрожала своим одноклассникам и даже учителя боялись ее.
   Лисбет действительно встречалась с Миоос на своем жизненном пути. Однако это была не очень приятная встреча.
   Кусая губы, она вспоминала этот случай. Тогда ей было одиннадцать лет. Миоос запомнилась ей как малосимпатичная женщина, заменявшая учительницу математики. Лисбет уже дала правильный ответ, но он не совпадал с тем, что был в учебнике, и Миоос требовала другого ответа, думая, что Лисбет ошиблась. На самом деле ошибался учебник, и Лисбет казалось, что это понятно каждому. Но Миоос продолжала приставать, а Лисбет все упорнее не желала разговаривать с ней на эту тему. Дошло до того, что Лисбет уже застыла, плотно сжав рот и выпятив нижнюю губу, а доведенная до отчаяния Миоос, чувствуя свою беспомощность, схватила ее за плечо и стала трясти, чтобы привлечь к себе внимание девочки. Лисбет в ответ швырнула ей в голову учебник, после чего в классе поднялся содом. Одноклассники старались ее скрутить, а Лисбет, отбиваясь, плевалась, шипела и брыкалась.
   Статья занимала разворот в одной из вечерних газет. Рядом, в другой колонке, приводилось несколько высказываний ее бывших одноклассников, сфотографированных перед входом в их старую школу. Один из них, Давид Густафссон, который представился как ассистент по экономике, утверждал, что одноклассники боялись Лисбет Саландер, потому что она «однажды грозилась их убить». Лисбет помнила Давида Густафссона, в школе он был одним из ее главных мучителей – крепко сбитый негодяйчик с IQ щучьего уровня, который никогда не упускал случая обидеть ее или пихнуть в школьном коридоре. Как-то раз он напал на нее за гимнастическим залом во время обеденного перерыва, и она, как обычно, дала ему сдачи. Именно этот случай определил ее дальнейшую судьбу. Чисто физически у нее не было против него никаких шансов, но она держалась, предпочитая умереть, но не сдаться. Толпившиеся вокруг одноклассники смотрели, как Давид Густафссон снова и снова сбивает с ног Лисбет Саландер. Сначала все у него получалось прекрасно, но дура девчонка никак не желала уступать, причем даже не плакала и не просила пощады.
   Вскоре даже одноклассники не выдержали этого зрелища. Преимущество Давида настолько бросалось в глаза, а Лисбет перед ним была такой беззащитной, что Давид начал терять очки. Он затеял дело, которое не знал, как закончить. Под конец он два раза так сильно ударил Лисбет кулаком, что даже разбил ей губу и чуть не вышиб из нее дух. Одноклассники оставили ее, жалко скорчившуюся, лежать на полу, и со смехом скрылись за углом гимнастического зала.
   Лисбет Саландер ушла домой зализывать раны. А через два дня вернулась с битой для игры в лапту и посреди школьного двора вдарила своему мучителю по уху. Когда он упал на землю, она прижала ему горло битой и, наклонившись к уху, прошептала, что, если он когда-нибудь посмеет встать, она его убьет. Когда школьный персонал узнал о случившемся, Давида отвели к медсестре, а Лисбет – к директору. По причине этого поступка в журнале была сделана запись, а ее саму взяла на заметку социальная служба.
   Раньше Лисбет не задумывалась над тем, что эти пятнадцать лет делали Миоос и Густафссон, но теперь отметила в уме: когда найдется время, нужно будет проверить, чем они занимаются сейчас.
* * *
   В целом вся эта писанина привела к тому, что дурная репутация Лисбет Саландер стала известна всей Швеции. Вся ее жизнь была изучена, исследована до мелочей и детально описана в прессе, от ее выходок в начальной школе до пребывания в детской психиатрической клинике Святого Стефана в Уппсале, где она провела более двух лет.
   Навострив уши, она прослушала телевизионное интервью главного врача Петера Телеборьяна. С тех пор как Лисбет видела его в последний раз на судебном заседании по поводу установления ее недееспособности, он постарел на восемь лет. На лбу у него появились глубокие морщины, и он с озабоченным видом почесывал жиденькую бороденку, объясняя телерепортеру, что обязан хранить врачебную тайну, а потому не может обсуждать с ним личность конкретного пациента. Сказать он может только то, что Лисбет очень сложная пациентка, которой требуется квалифицированное лечение, но гражданский суд вопреки его рекомендациям принял решение назначить ей опеку и оставить на воле, вместо того чтобы поместить в закрытое лечебное заведение. По мнению Телеборьяна, это было вопиющее безобразие. Он выразил сожаление о том, что три человека поплатились жизнью за такое ошибочное решение, и, воспользовавшись поводом, выступил против навязанных правительством в последние десятилетия сокращений бюджета на нужды психиатрии.
   Лисбет отметила, что ни одна из газет не говорила о том, что наиболее популярной формой лечения в закрытой детской психиатрической клинике под началом доктора Телеборьяна было помещение «беспокойных и неуправляемых» пациентов в палату, «свободную от раздражителей». Обстановка этой палаты состояла из койки с ремнями для привязывания. Это оправдывали ученым рассуждением о том, что беспокойные дети должны ограждаться от «раздражителей», могущих вызвать очередной приступ.
   Став взрослой, она узнала, что для обозначения этого явления существует и другой термин — «sensory deprivation» или «лишение ощущений». Лишение арестантов чувственных ощущений, согласно Женевской конвенции, классифицировалось как негуманное обращение, но диктаторские режимы охотно использовали этот метод в экспериментах по промыванию мозгов. Имелись документальные подтверждения того, что политические заключенные, признававшиеся в самых невероятных преступлениях в ходе московских процессов 1930-х годов, подвергались такому воздействию.
   Глядя на лицо Петера Телеборьяна на телеэкране, Лисбет чувствовала, как ее сердце сжимается, превращаясь в ледяной комок. Интересно, он по-прежнему пользуется после бритья той же туалетной водой? Она очутилась в закрытом лечебном заведении после того, как он подвел под особенности ее поведения теоретическую базу. Она так и не смогла взять в толк, чего от нее ожидали еще, кроме того, чтобы она полечилась и осознала свои поступки. Очень скоро Лисбет поняла, что под «беспокойными и неуправляемыми» пациентами подразумевались те, которые отказывались безоговорочно признать правоту и профессиональное мастерство доктора Телеборьяна.
   Поэтому Лисбет Саландер пришлось убедиться на собственном опыте, что в больнице Святого Стефана в области психиатрии на пороге двадцать первого века практиковались те же методы лечения, которые использовались в шестнадцатом веке.
   Приблизительно половину своего пребывания в больнице Святого Стефана она провела привязанная к койке в «свободной от раздражителей» палате, поставив таким образом своеобразный рекорд.
   Со стороны Телеборьяна она ни разу не испытала сексуальных домогательств. Он даже никогда не прикасался к ней иначе, как по самым невинным поводам. Однажды он успокаивающе дотронулся рукой до ее плеча, когда она лежала привязанная в изоляторе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация