А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 33)

   Глава 18

   Вторник, 29 марта – среда, 30 марта
   Все три параллельных расследования убийства в Энскеде продолжали идти своей чередой. Констебль Бубла пользовался теми преимуществами, которые дает государственная система. На первый взгляд казалось, что дело не представляет трудностей: у следствия имеется подозреваемый, связь между подозреваемым и орудием убийства установлена. Также была отслежена несомненная связь с первой по времени жертвой и возможная связь с двумя другими жертвами – через Микаэля Блумквиста. Для инспектора Бублански задача практически сводилась к тому, чтобы арестовать Лисбет Саландер и доставить ее в Круноберг, в камеру предварительного заключения.
   Расследование «Милтон секьюрити» формально подчинялось следственной группе полиции, но были у него и свои собственные задачи. Лично Драган Арманский намеревался как-то защитить интересы Лисбет Саландер: найти истину, причем желательно в виде смягчающих обстоятельств.
   «Миллениума» по сравнению с теми двумя находился в самом трудном положении. Журнал совершенно не располагал теми ресурсами, которыми могли пользоваться полиция и Арманский. Но в отличие от полиции Микаэль Блумквист не особенно задумывался о мотивах, которые якобы заставили Лисбет Саландер отправиться в Энскеде и убить двух его друзей. В пасхальные выходные он в какой-то момент окончательно решил для себя, что не верит в ее виновность. Если Лисбет Саландер каким-то образом замешана в этом убийстве, то картина должна быть совершенно не такой, какой она представлялась официальному следствию: либо оружием воспользовался кто-то другой, либо там случилось что-то независимо от Лисбет Саландер.

   Всю дорогу от Шлюза до Кунгсхольма Никлас Эрикссон ехал молча. Он еще не оправился от потрясения, поняв, что нежданно-негаданно попал в число участников настоящего полицейского расследования. Покосившись на Сонни Бомана, он увидел, что тот снова перечитывает резюме Арманского. И тут он вдруг улыбнулся.
   Полученное задание неожиданно дало ему возможность осуществить давнюю мечту, о которой даже не догадывались ни Сонни Боман, ни Арманский. Внезапно у него появилась возможность прищучить эту Лисбет Саландер. Он надеялся, что сумеет поспособствовать ее поимке и что она получит пожизненный срок.
   Все знали, что среди сотрудников «Милтон секьюрити» Лисбет Саландер не пользовалась симпатией. Большинство тех, кому когда-либо приходилось иметь с ней дело, бежали от нее потом как от чумы. Однако ни Боман, ни Арманский даже не догадывались о том, как глубоко возненавидел ее Никлас Эрикссон.
   Жизнь обошлась с ним несправедливо. Он обладал приятной внешностью и развитым интеллектом, к тому же находился в самом расцвете сил, но, несмотря на все это, был навсегда лишен возможности добиться того, о чем он всегда мечтал, а именно стать полицейским. Причиной всех его бед послужила микроскопическая дырочка в сердечной сумке, которая посвистывала и ослабляла один из желудочков сердца. Ему сделали операцию и привели сердце в порядок, однако из-за врожденного порока он раз и навсегда был выведен из игры и признан человеком второго сорта.
   Когда ему предложили работу в «Милтон секьюрити», он вздохнул с облегчением и согласился, однако без малейшего энтузиазма. Для него «Милтон секьюрити» был чем-то вроде свалки, куда выбрасывают неудачников, в частности состарившихся полицейских, уже не способных справляться со своей работой. И вот он тоже оказался среди этих отбросов, причем не по своей вине.
   Его первым поручением в «Милтон секьюрити» стала аналитическая разработка необходимых условий для обеспечения безопасности охраняемого лица. Этим лицом являлась всемирно известная пожилая певица, страдавшая от угроз своих чересчур страстных поклонников, среди которых значился и один пациент психиатрической клиники. Это поручение было частью его обучения на новой работе. Певица жила одна на вилле в Сёдертёрне, и сотрудники «Милтон секьюрити» установили на ее вилле систему наблюдения, сигнальное оборудование, а одно время обеспечивали также и телохранителя. Как-то ночью страстный поклонник сделал попытку вломиться в дом. Телохранитель быстро скрутил нарушителя, который затем был осужден за неоднократные угрозы и вторжение в жилище и направлен в психиатрическую лечебницу.
   Никлас Эрикссон в течение двух недель неоднократно бывал на вилле вместе с другими служащими «Милтон секьюрити». Увядающая певица показалась ему надменной и нелюбезной старухой, которая только удивленно взглянула на него, когда он попробовал ее обаять. Радовалась бы лучше, что кто-то вообще обратил на нее внимание!
   Ему было противно смотреть, как лебезит перед ней персонал «Милтон секьюрити», но, разумеется, он ни словом не обмолвился о своих чувствах.
   И вот однажды, накануне того дня, когда был пойман поклонник, он делал в доме снимки окон и дверей, которые нужно было укрепить, а двое других сотрудников работали в это время возле небольшого бассейна во дворе дома. Он переходил из комнаты в комнату и, зайдя в спальню, не смог удержаться, чтобы не заглянуть в комод. Там обнаружился десяток альбомов с фотографиями 1970-1980-х годов, когда она была на вершине славы и колесила со своим оркестром по всему миру. Попалась ему и коробка с чрезвычайно интимными фотографиями артистки. Фотографии были сравнительно невинными, но, включив фантазию, можно было увидеть в них «снимки эротического характера». Надо же быть такой глупой коровой! Он выкрал из коробки пять самых рискованных снимков, сделанных, вероятно, каким-нибудь любовником и сохраненных ею по личным причинам.
   Сделав копии, он вернул оригиналы на место, а затем, выждав несколько месяцев, продал снимки английскому таблоиду. Сделка принесла ему девять тысяч фунтов, и публикация наделала много шума.
   Он так и не узнал, какие изыскания тогда произвела Лисбет Саландер, но вскоре после публикации фотографий она явилась к нему домой. Она знала, что это он продал снимки, и пригрозила, что разоблачит его перед Арманским, если он еще когда-нибудь позволит себе нечто подобное. Она бы, конечно, выдала его, если бы у нее были доказательства, но их, по-видимому, не имелось. Однако с этого дня он чувствовал, что она за ним следит. Стоило ему обернуться, как он ловил на себе взгляд ее поросячьих глазок.
   Он чувствовал себя загнанным в угол и беспомощным, но не имел другого способа ей отомстить, кроме как подрывать доверие к ней, сплетничая в кофейне. Однако даже этот метод оказался не слишком действенным. Он боялся слишком высовываться, потому что Арманский по каким-то непонятным причинам покровительствовал ей. Никлас Эрикссон ломал себе голову, какая такая зацепка у нее может быть в «Милтон секьюрити» – разве что старый черт Арманский потихоньку ее трахает. Но хотя никто в «Милтон секьюрити» не испытывал теплых чувств к Лисбет Саландер, все побаивались Арманского и потому терпели ее присутствие. Когда она наконец исчезла с глаз, а потом и вовсе перестала работать в фирме, он испытал огромное облегчение.
   И вот вдруг открылась возможность отплатить ей за старую обиду, причем без всякого риска. Какие бы обвинения она против него ни выдвинула, ей уже никто не поверит. Даже Арманский подумает, что это говорит патологически больная убийца.
   Инспектор криминальной полиции Бублански увидел Ханса Фасте, когда тот выходил из лифта с Боманом и Эрикссоном, присланными из «Милтон секьюрити». Фасте ходил на пропускной пункт, чтобы встретить новых сотрудников. Бублански был не в восторге оттого, что ему придется допустить посторонних к расследованию убийства, но решение было принято через его голову и… Да ладно! Во всяком случае, Боман – настоящий полицейский с большим опытом, а Эрикссон окончил Школу полиции и вряд ли мог оказаться полным идиотом. Бублански жестом позвал всех в конференц-зал.
   Охота за Лисбет Саландер шла уже шестые сутки, и пора было подвести первые итоги. Прокурор Экстрём не участвовал в совещании. Группа состояла из инспекторов криминальной полиции Сони Мудиг, Ханса Фасте, Курта Свенссона и Йеркера Хольмберга и была усилена четырьмя сотрудниками сыскного отдела уголовной полиции Швеции. Бублански начал с того, что представил собравшимся работников «Милтон секьюрити» и спросил, не хотят ли они что-нибудь сказать. Боман откашлялся:
   – Я давно уже не бывал в этом здании, но некоторые тут знают меня и помнят, что, до того как уйти в частную фирму, я много лет проработал полицейским. Причина, почему мы находимся здесь, состоит в том, что Саландер несколько лет работала у нас и на нас ложится определенная ответственность. В полученном нами задании говорится, что мы должны способствовать скорейшей поимке Саландер. Мы можем оказать в этом помощь благодаря тому, что кое-что знаем о ней как о личности. Так что мы пришли не для того, чтобы путаться у вас под ногами и мешать следствию.
   – Как складывались ее отношения с другими сотрудниками? – спросил Фасте.
   – Нельзя сказать, чтобы она вызывала к себе большую симпатию, – ответил Никлас Эрикссон и сразу умолк, остановленный поднятой рукой инспектора Бублански:
   – Нам предстоит еще много раз подробно обсуждать разные вопросы на наших встречах. Но давайте делать это по порядку, чтобы все было ясно и понятно. После этого совещания вы двое пойдете к прокурору Экстрёму и дадите подписку о неразглашении. А сейчас мы начнем с доклада Сони.
   – Результаты пока весьма неутешительные. Начало было очень успешным: уже спустя несколько часов после убийства нам удалось установить личность Саландер. Мы нашли адрес квартиры, где она живет, по крайней мере, мы так считали. Но дальше – никаких следов. Мы получили тринадцать сообщений о том, что ее будто бы где-то видели, но все они оказались ложными. Она словно испарилась.
   – Это довольно странно, – заметил Курт Свенссон. – Внешность у нее приметная, есть татуировки. Казалось бы, ее не так уж и трудно найти.
   – Вчера полиция Уппсалы получила сигнал и тотчас же выступила по тревоге. Они окружили и до смерти перепугали четырнадцатилетнего мальчика, похожего на Саландер. Родители были очень возмущены.
   – Думаю, дело осложняется тем, что нам приходится искать человека, похожего на четырнадцатилетнего подростка. Она может раствориться в толпе молодежи.
   – Все-таки при том внимании, которое привлекли к этому делу средства массовой информации, кто-то же наверняка должен был что-то заметить, – возразил Свенссон. – На этой неделе ее фотография появится в рубрике «Разыскивается», так что, глядишь, и всплывет что-то новенькое.
   – Как-то не верится, если вспомнить, что ее портрет и так уже появлялся на первой странице всех шведских газет, – сказал Ханс Фасте.
   – Из чего следует, что нам надо хорошенько подумать, – заметил Бублански. – Может быть, ей удалось выехать за границу, но, вероятнее всего, она где-то затаилась и выжидает.
   Боман поднял руку. Бублански кивнул, приглашая его говорить.
   – Согласно нашим сведениям о ней, она не склонна к саморазрушительным поступкам. У нее стратегический ум, так что она планирует свои шаги и не делает ничего, не проанализировав заранее возможные последствия. По крайней мере, так считает Драган Арманский.
   – Такого же мнения психиатр, который ее лечил. Не будем торопиться с характеристикой, – сказал Бублански. – Рано или поздно ей придется предпринять какие-то действия. Скажи, Йеркер, какими она располагает средствами?
   – Тут как раз есть для вас кое-что интересное, – ответил Хольмберг. – Вот уже несколько лет у нее существует счет в Торговом банке. За эти деньги она отчитывается в налоговой декларации. Вернее сказать, за них отчитывался адвокат Бьюрман. Год тому назад на этом счету было около ста тысяч крон. Осенью две тысячи третьего года она сняла всю сумму целиком.
   – Осенью две тысячи третьего года ей понадобились наличные деньги. Именно тогда она, по словам Арманского, бросила работу в «Милтон секьюрити», – пояснил Боман.
   – Возможно. Счет оставался на нуле на протяжении двух недель. Но через две недели она положила на счет ту же сумму.
   – Она думала, что ей понадобятся на что-то деньги, но не использовала их и вернула снятую со счета сумму в банк?
   – Похоже, что так и было. В декабре две тысячи третьего года она воспользовалась этим счетом для целого ряда платежей. В частности, расплатилась за квартиру за год вперед. Сумма на счете уменьшилась до семидесяти тысяч крон. После этого счет оставался нетронутым целый год, за исключением одного поступления в размере девяти тысяч крон с небольшим. Я проверил – это было наследство от матери.
   – О'кей.
   – В марте этого года она сняла сумму наследства, а именно девять тысяч триста двенадцать крон, и больше не трогала счета.
   – Так на что же она живет?
   – Слушайте дальше. В январе этого года она открыла новый счет, на этот раз в Стокгольмском частном банке[60], и положила на него два миллиона крон.
   – Что-что?
   – Откуда взялись эти деньги? – поинтересовалась Мудиг.
   – Деньги были переведены на ее счет из английского банка, зарегистрированного на одном из островов в Ла-Манше.
   В конференц-зале воцарилось молчание.
   – Ничего не понимаю! – произнесла наконец Соня Мудиг.
   – То есть эти деньги она не декларирует? – спросил Бублански.
   – Нет. Но формально она и не обязана это делать до будущего года. Самое примечательное, что эти деньги не указаны в отчете адвоката Бьюрмана о ее финансовом положении. А этот отчет подается ежемесячно.
   – Значит, он либо не знал о них, либо они там что-то темнили. А что у нас есть по части технических данных?
   – Вчера я был на докладе у начальника следственного управления. Вот что нам известно: во-первых, мы можем связать Саландер с обоими местами преступлений. Ее отпечатки найдены на орудии убийства и на осколках разбитой кофейной чашки в Энскеде. Сейчас мы ждем ответа на анализ взятых проб ДНК… Однако нет сомнения в том, что она побывала в квартире.
   – О'кей.
   – Второе. У нас есть ее отпечатки пальцев на коробке из квартиры адвоката Бьюрмана, в которой он хранил револьвер.
   – О'кей.
   – Третье: у нас, наконец, появился свидетель, который видел ее на месте преступления в Энскеде. Это владелец табачного магазина. Он обратился к нам и сообщил, что Лисбет Саландер заходила в его лавку и купила там пачку «Мальборо лайт» в тот вечер, когда произошло убийство.
   – И он собрался рассказать об этом только через несколько дней после того, как мы просили сообщать нам информацию!
   – В праздничные дни он, как и все, не был дома. Табачная лавка находится на углу, в ста девяноста метрах от места преступления, – продолжал Йеркер, показывая это на карте. – Она зашла ровно в двадцать два часа, когда он закрывал магазин. Он очень точно ее описал.
   – Татуировку на шее упомянул? – задал вопрос Курт Свенссон.
   – Насчет этого он не мог сказать ничего определенного. Ему показалось, что он видел татуировку. Но очень уверенно описал пирсинг на брови.
   – Что еще?
   – Чисто технических доказательств не слишком много. Зато очень весомые.
   – Фасте! Что насчет квартиры на Лундагатан?
   – Мы нашли ее отпечатки, но, по-моему, она там не живет. Мы перевернули все, что там было, но, похоже, это вещи Мириам Ву. Она была вписана в контракт совсем недавно – только в феврале этого года.
   – Что мы знаем о ней?
   – У нее нет судимостей, но она лесбиянка и выступает в различных шоу на гей-парадах. Как бы учится в университете на социолога, является совладелицей порнобутика на Тегнергатан. Называется «Домино фэшн».
   – Порнобутик? – переспросила Соня Мудиг, подняв брови.
   Как-то она, к удивлению своего мужа, приобрела в «Домино фэшн» сексуальный наряд, но ни при каких обстоятельствах не собиралась сообщать это собравшимся в комнате мужчинам.
   – Ну да. У них продаются наручники, секс-одежда и всякая всячина в этом роде. Тебе не нужна плетка?
   – Так вот, это не порнобутик, а модный бутик для людей, которым нравится попсовое белье, – поправила она.
   – Та же дрянь.
   – Продолжай, – раздраженно вмешался Бублански. – Следов Мириам Ву мы не нашли.
   – Ни намека.
   – Может быть, она уехала куда-то на выходные, – предположила Соня Мудиг.
   – А может, Саландер и ее укокошила, – вставил Фасте. – Может, она решила окончательно разделаться со своими знакомыми.
   – Так значит, Мириам Ву – лесбиянка. Можно ли из этого сделать вывод, что они с Саландер пара?
   – Думаю, мы с уверенностью можем предположить, что между ними имеются сексуальные отношения, – сказал Курт Свенссон. – Об этом говорит несколько признаков. Во-первых, отпечатки Саландер в этой квартире были обнаружены на кровати и вокруг нее. Также мы нашли ее отпечатки пальцев на наручниках, которые, по всей видимости, используются как сексуальная игрушка.
   – Глядишь, ей даже понравятся наручники, которые я приготовил для нее, – сказал Ханс Фасте.
   Соня Мудиг тяжело вздохнула.
   – Продолжай, – велел Бублански.
   – Нас информировали о том, что Мириам Ву откровенно флиртовала в «Мельнице» с какой-то девицей, по приметам очень похожей на Саландер. Это было две недели назад. Источник информации утверждает, что знает, кто такая Саландер, и уже встречал ее в «Мельнице» еще до этого случая, хотя в последний год она там не показывалась. К сожалению, я пока не успел поговорить с персоналом. Займусь этим сегодня.
   – В ее карточке в социальной службе не отмечено, что она лесбиянка. В юности она часто убегала от приемных родителей и приставала к мужчинам по переулкам. Ее несколько раз заставали в обществе пожилых мужчин.
   – Но это еще вовсе не означает, что она проститутка, – сказал Бублански. – Что мы знаем о круге ее знакомых, Курт?
   – Почти ничего. Начиная с восемнадцати лет она ни разу не попадала в полицию. Она знакома с Драганом Арманским и Микаэлем Блумквистом – вот и все, что нам известно. Разумеется, она знакома и с Мириам Ву. Тот же источник, от которого мы получили информацию о том, что ее и Ву видели в «Мельнице», говорит, что раньше она тусовалась с группой, в которую входят одни девушки. Это группа под названием «Персты дьявола».
   – «Персты дьявола»? И что же это за группа?
   – Похоже, что-то оккультистское. Они собирались, чтобы вместе дурить и безобразничать.
   – Не хватает еще, чтобы Саландер вдобавок оказалась сатанисткой! – сказал Бублански. – Все СМИ очумеют от радости.
   – Сатанистская секта, состоящая из лесбиянок, – подсказал Фасте.
   – Хассе, у тебя совершенно средневековый взгляд на женщин, – возмутилась Соня Мудиг. – Кстати, я слышала о «Перстах дьявола».
   – Да что ты! – удивился Бублански.
   – Это была женская рок-группа конца девяностых годов. Не суперзвезды, но какая-то известность у них тогда была.
   – Значит, сатанинская секта лесбиянок, играющих хард-рок, – сделал вывод Ханс Фасте.
   – Ладно, хватит болтать чепуху! – оборвал их Бублански. – Хассе, вы с Куртом выясните, кто состоял в группе «Персты дьявола», и поговорите с ними. Есть у Саландер еще другие знакомые?
   – Не много, за исключением ее прежнего опекуна Хольгера Пальмгрена. Но он лежит в больнице для хроников после удара и действительно очень болен. Если уж быть честным, то я не могу сказать, что обнаружил у нее круг знакомых. В общем, не нашли мы ни места, где живет Саландер, ни записной книжки с адресами, но близких знакомых у нее, по-видимому, нет совсем.
   – Не может ведь человек бродить в человеческом обществе как привидение, не оставляя никаких следов! Что мы думаем о Микаэле Блумквисте?
   – Мы не устанавливали за ним настоящей слежки, однако наведывались к нему на выходных, – сказал Фасте. – На тот случай, если вдруг там объявится Саландер. После работы он отправился домой, а в выходные, по всей видимости, не покидал квартиру.
   – Мне трудно представить себе, чтобы он имел какое-то отношение к убийству, – сказала Соня Мудиг. – Все, что он говорил, получило подтверждение, и он может доказать свое алиби на тот вечер.
   – Но он знаком с Саландер. Он связующее звено между нею и убитыми в Энскеде. Кроме того, мы имеем его показания о том, что двое мужчин совершили нападение на Саландер за две недели до убийства. Что нам об этом думать? – спросил Бублански.
   – Кроме Блумквиста, нет ни одного свидетеля, который видел бы то нападение, если только оно действительно имело место, – сказал Фасте.
   – Ты считаешь, что Блумквист все выдумал или соврал?
   – Не знаю. Но вся эта история похожа на вымысел. Чтобы здоровый мужик не смог справиться с девчонкой, которая весит сорок килограмм!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация