А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 28)

   Глава 15

   Великий четверг, 24 марта
   Вернувшись наконец домой после целого дня сверхурочной работы, Кристер Мальм почувствовал, что страшно устал и измучился. Из кухни доносились пряные запахи. Он вошел туда и обнял своего бойфренда.
   – Ну, как ты себя чувствуешь? – спросил Арнольд Магнуссон.
   – Как мешок дерьма, – ответил Кристер.
   – В новостях об этом убийстве говорили весь день. Имени они не назвали. Но впечатление кошмарное.
   – Это действительно кошмар. Даг работал у нас. Это был хороший человек, и мне он очень нравился. Я не знал его подругу Миа, но Микке и Эрика были знакомы и с ней.
   Кристер оглядел кухню. Квартира на Алльхельгансгатан была куплена недавно, и они переехали сюда всего несколько месяцев назад. Сейчас вдруг она показалась ему какой-то чужой и незнакомой.
   Зазвонил телефон. Кристер и Арнольд посмотрели друг на друга и решили не брать трубку. Включился автоответчик, и раздался хорошо знакомый голос:
   – Кристер, ты здесь? Сними трубку!
   Это была Эрика Бергер. Она позвонила, чтобы сообщить новость: по подозрению в убийстве Дага и Миа полиция теперь разыскивает бывшую помощницу Микаэля Блумквиста.
   Это известие лишь добавило Кристеру ощущения нереальности всего происходящего.

   Хенри Кортес пропустил бурные события на Лундагатан только потому, что все это время провел в полицейском пресс-центре на Кунгсхольмене, так что практически находился в зоне информационного вакуума. После того как в первой половине дня прошла торопливая пресс-конференция, никаких новостей больше не сообщалось. Он устал, проголодался и сильно злился, потому что те люди, к которым он обращался с вопросами, все время его отфутболивали. Только около шести часов вечера, когда рейд в квартиру Лисбет Саландер закончился, до него дошли слухи о том, что у полиции появился подозреваемый, который объявлен в розыск. Самое обидное было то, что эту информацию он получил от коллеги из одной вечерней газеты, который поддерживал со своей редакцией тесную связь. Вскоре после этого Хенри посчастливилось раздобыть номер личного мобильного телефона прокурора Рихарда Экстрёма. Хенри представился и задал ему главные вопросы: кто, как и почему?
   – Как, вы сказали, называется ваш журнал? – переспросил Рихард Экстрём.
   – Журнал «Миллениум». Я был знаком с одним из убитых. Как сообщил источник, полиция разыскивает определенное лицо. Что именно происходит?
   – В данный момент я ничего не могу сообщить.
   – А когда сможете?
   – Сегодня вечером мы, возможно, проведем еще одну пресс-конференцию.
   В голосе Рихарда Экстрёма проскальзывала неуверенность. Хенри Кортес подергал себя за золотую сережку.
   – Пресс-конференции проводятся для журналистов новостных изданий, чьи материалы сразу идут в печать. Я же работаю в ежемесячном журнале, и мы чисто по-человечески хотим знать, какие предпринимаются действия.
   – Ничем не могу помочь. Придется вам, как всем остальным, набраться терпения и ждать.
   – Из моих источников мне стало известно, что разыскивается женщина. Кто это?
   – Сейчас я не могу высказываться по этому поводу.
   – Вы можете опровергнуть сведения о том, что это женщина?
   – Нет, я говорю, что не могу высказываться по этому поводу…

   Инспектор криминальной полиции Йеркер Хольмберг стоял на пороге спальни и задумчиво глядел на огромную лужу крови, оставшуюся на том месте, где лежала Миа Бергман. Повернув голову, он оттуда же мог видеть другую лужу крови на том месте, где нашли тело Дага Свенссона. Обилие пролитой крови наводило его на размышления. Ее было гораздо больше, чем ему обыкновенно приходилось видеть после пулевых ранений, а это свидетельствовало о том, что примененные в данном случае боеприпасы нанесли огромные повреждения. Это, в свою очередь, подтверждало правоту комиссара Мортенссона, который предположил, что убийца пользовался охотничьими экспансивными пулями. Свернувшаяся черно-бурая кровь покрывала почти весь пол, так что работники «скорой помощи» и криминалисты из технического отдела вынуждены были в нее наступать, разнося следы по всей квартире. Хольмберг был обут в гимнастические ботинки с голубыми бахилами поверх них.
   Настоящее обследование места преступления сейчас, по его мнению, только начиналось. Тела убитых были вынесены из квартиры, последние два техника распрощались и ушли вслед за всеми, Йеркер Хольмберг остался один. Были сделаны фотографии трупов, измерены следы крови на стенах и проведено обсуждение области распространения выплеска и скорости разлетания. Хольмберг знал, что значат эти слова, но следил за ходом технического обследования довольно рассеянно. В результате работы криминалистов из технической лаборатории будет представлен подробный письменный отчет, из которого будет ясно видно, с какой стороны от своих жертв и на каком расстоянии находился убийца, в каком порядке следовали выстрелы и какие отпечатки пальцев могут представлять интерес. Но для Йеркера Хольмберга это было не важно. В техническом отчете не будет ни слова о том, кто убийца и какими мотивами он (а поскольку теперь главной подозреваемой была женщина, то уже скорее – она) руководствовался, решившись на это. Дать ответы на эти вопросы и составляло его задачу.
   Йеркер Хольмберг вошел в спальню. Поставив на стул потертый портфель, он достал из него карманный магнитофон, цифровую камеру и блокнот для записей.
   Он начал с того, что стал открывать ящики комода, стоявшего в углу за дверью. В двух верхних ящиках лежало нижнее белье, джемперы и ларчик с украшениями, очевидно принадлежавшими Миа Бергман. Разложив все предметы на кровати, он тщательно осмотрел ларчик, но не обнаружил там ничего особенно ценного. В нижнем ящике он нашел два альбома с фотографиями и две папки со счетами по части расходов на хозяйство. Он включил магнитофон и продиктовал:
   – Опись предметов, изъятых на Бьёрнеборгсвеген, восемь-б. Спальня, нижний ящик комода. Два переплетенных фотоальбома формата А-четыре. Папка с черным корешком, озаглавленная «хозяйственные расходы», и папка с синим корешком, озаглавленная «покупка квартиры», содержащая сведения о кредите и выплатах по содержанию квартиры. Небольшая картонка с рукописными письмами, открытками и личными вещами.
   Он отнес все вещи в холл и сложил их в баул. Затем занялся ящичками ночных столиков справа и слева от двуспальной кровати, но не нашел там ничего интересного. Он раскрыл платяные шкафы, перебрал всю одежду, прощупав все карманы и осмотрев изнутри обувь, чтобы узнать, нет ли там спрятанных или забытых предметов, а после этого перешел к осмотру верхних полок гардеробов. Он заглядывал во все коробки, большие и маленькие. Время от времени он находил там какие-то бумажки или предметы, которые по тем или иным соображениям включал в список изъятых вещей.
   В спальне стоял задвинутый в угол письменный стол – тесное рабочее место, оснащенное стационарным компьютером марки «Compaq» со стареньким монитором. Под столом оказалась выдвижная тумба, а сбоку от письменного стола маленький стеллажик. Йеркер Хольмберг знал, что самые важные находки (если только вообще ему суждено что-то найти) он сделает где-нибудь в районе рабочего места, и потому оставил обследование письменного стола напоследок. А сначала он отправился в гостиную, чтобы там продолжить осмотр места преступления. Открыв стеклянный шкаф, он изучил каждую вазочку, каждый ящичек и полочку. Затем перевел взгляд на вместительные книжные полки, занимавшие угол между наружной стеной и стеной ванной комнаты. Взяв стул, он начал осмотр сверху, проверяя, не спрятано ли что-нибудь над книжной полкой. Затем он прошелся по всем полкам, вынимая книги пачками, просматривая каждую из них и тщательно осматривая на предмет того, не спрятано ли что-нибудь сзади за книгами. Спустя сорок пять минут он вернул на место последнюю вынутую пачку. На обеденном столе собралась после осмотра небольшая стопка книг, которые по той или иной причине привлекли его внимание. Он включил магнитофон и надиктовал на него следующий перечень:
   – С книжных полок в гостиной: книга Микаэля Блумквиста «Банкир мафии», книга на немецком языке «Государство и автономность», книга на шведском языке «Революционный терроризм» и книга на английском языке «Исламский джихад».
   Книга Микаэля Блумквиста попала в этот перечень автоматически, поскольку ее автор уже фигурировал в материалах предварительного следствия. Три другие книжки были выбраны по менее очевидным причинам. Йеркер Хольмберг не имел ни малейшего представления о том, могло ли это убийство быть как-то связано с той или иной политической деятельностью, и никакие данные не свидетельствовали об активных занятиях Дага Свенссона и Миа Бергман политикой. Возможно, эти книги просто отражали обычный интерес к событиям в мире или вообще попали на полку как побочный продукт журналистской деятельности. Но в то же время Йеркер Хольмберг отдавал себе отчет, что если в квартире рядом с двумя убитыми присутствует литература по вопросам политического терроризма, одно это уже само по себе заслуживает внимания. Поэтому эти книги очутились в бауле вместе с другими изъятыми предметами.
   Затем он посвятил несколько минут осмотру ящиков обшарпанного ветхого комода. Сверху на нем стоял CD-проигрыватель, а в ящиках хранилось большое собрание дисков. Йеркер Хольмберг потратил тридцать минут на то, чтобы проверить, соответствует ли содержание дисков названию, обозначенному на обложке. Среди дисков он нашел десяток ненадписанных, из чего явствовало, что они были домашнего изготовления или пиратскими копиями. Он по очереди ставил их на проигрыватель и убедился, что на них нет ничего, кроме музыки. Много времени он уделил расположенной около двери в спальню полке, на которой располагалось большое собрание видеокассет. Проверка нескольких кассет показала, что тут были только фильмы в жанре экшн и случайные подборки записанных новостных передач и репортажей из программ «Голые факты», «Инсайдер» и «Задание: расследовать». В результате тридцать шесть видеокассет прибавилось к перечню изъятых вещей. Затем он отправился на кухню, где налил себе кофе из термоса и сделал небольшую передышку, перед тем как продолжить осмотр.
   С одной полки на кухне он собрал несколько пузырьков и баночек, которые, очевидно, представляли собой запас лекарств, имевшихся в этой квартире, и сложил в пластиковый пакет, который поместил в одно из отделений своего баула. Из кладовки и холодильника он вынул хранившиеся там продукты, причем раскрыл и проверил содержимое каждой банки, каждого пакета и каждой из уже открытых бутылок. В банке на подоконнике он обнаружил тысячу двести крон и квитанции. Он решил, что это своего рода общая касса на продукты питания и прочие текущие хозяйственные расходы. Ничего особенно интересного он не нашел. В ванной он не изъял ничего, зато заметил, что корзинка для белья полна до краев, и тщательно разобрал все ее содержимое. В передней он вынул из шкафа всю верхнюю одежду и просмотрел все карманы. Во внутреннем кармане одной из курток он нашел бумажник Дага Свенссона и добавил его к изъятым вещам. Там оказалась годичная карточка «Фрискис и Светтис», расчетная карточка Торгового банка и около четырехсот крон наличных денег. Он отыскал сумочку Миа Бергман и посвятил несколько минут сортировке ее содержимого. У нее также была годичная карточка «Фрискис и Светтис», банкоматная карточка, членская карточка «Консума» и какой-то организации под названием «Клуб "Горизонт"» с логотипом в виде глобуса. Кроме того, у нее оказалось около двух тысяч пятисот крон наличных денег – сравнительно большая, но вполне объяснимая сумма, принимая во внимание то, что они собирались уехать на праздники. Поскольку деньги остались в бумажниках, вероятность того, что убийство было совершено в целях ограбления, уменьшалась.
   – Из сумочки Миа Бергман, лежавшей на вешалке в холле: карманный календарь типа ежедневник, отдельная от него адресная книжка и записная книжка в черном переплете.
   Хольмберг еще раз сделал перерыв и за чашкой кофе мысленно отметил, что против обыкновения пока что не нашел в доме Свенссона и Бергман ничего сугубо личного и постыдно интимного. Не было там ни припрятанных где-нибудь приспособлений для секса, ни неприличного нижнего белья или чего-нибудь в этом роде. Ему не попались ни сигареты с марихуаной, ни какие-либо признаки незаконной деятельности. Создавалось впечатление, что это была совершенно обычная супружеская пара из пригорода, возможно, если говорить о ней с полицейской точки зрения, даже более занудная, чем большинство.
   Наконец он вернулся в спальню и уселся за письменный стол. Открыв верхний ящик стола, он на час погрузился в разбор бумаг. В основном здесь хранились разнообразные материалы, относящиеся к докторской диссертации Миа Бергман под названием «From Russia with love». Источники и специальная литература были аккуратно разложены по полочкам, как в хорошем полицейском отчете, и Хольмберг на какое-то время погрузился в чтение некоторых отрывков текстов. «Миа Бергман хорошо подошла бы для нашего отдела», – подумал он. Одна секция книжной полки была полупустой и служила, по-видимому, для хранения материалов Дага Свенссона. В основном это были газетные вырезки из его собственных статей и вырезки на интересующие его темы.
   Некоторое время заняло изучение компьютера. Память его составляла примерно пять гигабайт, в которые входило все, от программного обеспечения до писем и скачанных статей в виде pdf-файлов. Иными словами, за один вечер с этим явно невозможно было управиться. Хольмберг включил в число изъятых предметов весь компьютер и разбросанные CD-диски, а также тридцать zip-дисков.
   Покончив с этим, он некоторое время сидел, погруженный в недовольное молчание. Насколько он мог судить, материалы в компьютере принадлежали Миа Бергман. Даг Свенссон был журналистом и не мог обходиться без компьютера, который являлся для него важнейшим рабочим инструментом, но в настольном компьютере у него не имелось даже своей электронной почты. Следовательно, где-то у Дага Свенссона должен быть другой, отдельный компьютер. Йеркер Хольмберг встал и в задумчивости прошелся по квартире. В холле лежала специальная сумка для ноутбука – пустая, в ней обнаружилось лишь несколько блокнотов, принадлежавших Дагу Свенссону. Самого ноутбука нигде в квартире не оказалось. Хольмберг достал ключи и спустился во двор, где обследовал машину Миа Бергман, а затем кладовку в подвале, но искомого нигде не нашел.
   «Самое странное в этой собаке, дорогой Ватсон, что она не лаяла», – вспомнилось ему.
   Хольмберг мысленно сказал себе, что в перечне изъятых предметов недостает ноутбука.

   Бублански и Фасте встретились с прокурором Экстрёмом в его служебном кабинете в половине седьмого, сразу же как только вернулись с Лундагатан. Курт Свенссон получил по телефону указание отправиться в Стокгольмский университет и переговорить там с научным руководителем Миа Бергман. Йеркер Хольмберг остался в Энскеде, а Соня Мудиг отвечала за осмотр места преступления на площади Уденплан. Прошло десять часов с того момента, как Бублански был назначен руководителем следствия, и семь часов с тех пор, как Лисбет Саландер была объявлена в розыск. Бублански кратко доложил то, что удалось выяснить на Лундагатан.
   – И кто же такая эта Мириам Ву? – спросил Экстрём.
   – Пока что мы знаем о ней очень немного. В полицейских списках правонарушителей она не числится. Хансу Фасте поручено начать ее поиски завтра с самого утра.
   – Но Саландер не было на Лундагатан?
   – Насколько нам удалось выяснить, там ничто не указывает на ее проживание в этой квартире. По крайней мере, вся одежда в шкафу была не ее размера.
   – Да еще какая одежда-то! – добавил Ханс Фасте.
   – И какая же? – поинтересовался Экстрём.
   – Во всяком случае, не такая, какую дарят на День матери.
   – В настоящее время мы ничего не знаем о Мириам Ву, – сказал Бублански.
   – Да что тут еще, черт возьми, знать! У нее же полный гардероб нарядов для проститутки.
   – Для проститутки?
   – Ну да! Кожа там, лак, корсеты и фетишистская дребедень, а в комоде набор игрушек для секса. Кстати, похоже, что все недешево стоит.
   – Ты хочешь сказать, что Мириам Ву проститутка?
   – В настоящий момент мы ничего не знаем о Мириам Ву, – повторил Бублански более настойчивым тоном.
   – Расследование, проведенное несколько лет назад социальной службой, показало, что Лисбет Саландер занималась проституцией, – сказал Экстрём.
   – Социальные службы обычно ничего не говорят просто так, – вставил Фасте.
   – Отчет социальной службы не основан ни на задержании, ни на расследовании, – заметил Бублански. – Когда Саландер было шестнадцать-семнадцать лет, ее однажды застали в парке Тантолунден в обществе мужчины, который был гораздо старше ее. В тот же год ее задержали за появление в пьяном виде. И тоже в обществе мужчины, который был значительно старше ее.
   – Ты хочешь сказать, чтобы мы не спешили с выводами, – понял Экстрём. – О'кей. Но я сразу вспоминаю, что исследовательская работа Миа Бергман была посвящена теме трафика секс-услуг и проституции. Таким образом, существует возможность, что в ходе своей работы она контактировала с Саландер и этой Мириам Ву и чем-то их спровоцировала, а это могло стать мотивом для убийства.
   – Возможно, Бергман контактировала с опекуном Саландер и это привело к тому, что завертелась какая-то карусель, – предположил Фасте.
   – Возможно, – согласился Бублански. – Следствие как раз и должно это выяснить. Сейчас важно найти Лисбет Саландер. Совершенно очевидно, что на Лундагатан она не живет. А это значит, что нам нужно отыскать Мириам Ву и расспросить ее, как она очутилась в этой квартире и какое отношение имеет к Лисбет Саландер.
   – И как же мы найдем Лисбет Саландер?
   – Она где-то здесь. Вся трудность в том, что нам известен только один адрес, по которому она проживала, а именно квартира на Лундагатан. Перемена адреса официально нигде не зафиксирована.
   – Ты забываешь, что она лежала в клинике Святого Стефана и какое-то время жила у разных приемных родителей.
   – Я ничего не забыл, – сказал Бублански и сверился с бумагами. – К тому времени, как ей исполнилось пятнадцать лет, она уже сменила три приемные семьи. С ними у нее что-то не складывалось. С шестнадцати до восемнадцати лет она жила в Хегерстене у супружеской пары, их звали Фредрик и Моника Гулльберг. Сегодня вечером к ним сходит Курт Свенссон, когда закончит беседу с научным руководителем в университете.
   – А как будет насчет пресс-конференции? – поинтересовался Фасте.

   В семь часов вечера в кабинете Эрики Бергер царило мрачное настроение. После ухода инспектора Бублански Микаэль Блумквист застыл в молчаливом оцепенении. Малин Эрикссон отправилась на велосипеде на Лундагатан и наблюдала там за действиями штурмового отряда. Затем она вернулась с отчетом, что там, по-видимому, никого не задержали и движение транспорта по улице уже восстановлено. В редакцию позвонил Хенри Кортес и взволнованно сообщил, что, по слухам, полиция сейчас разыскивает еще одну женщину, имя которой не разглашается. Эрика объяснила ему, о какой женщине идет речь.
   Эрика и Малин посовещались, но толком так ничего и не придумали. Ситуацию осложняло то, что Микаэль и Эрика знали о том, какую роль Лисбет Саландер сыграла в деле Веннерстрёма: будучи хакером высочайшего класса, она добывала для Микаэля секретную информацию и тем сильно помогла в его расследовании. Малин Эрикссон ничего об этом не знала, до этого дня она даже не слышала имени Лисбет Саландер. По этой причине в разговоре иногда возникали недоговоренности и паузы.
   – Я пошел домой, – объявил неожиданно Микаэль, вставая с кресла. – Я так устал, что голова не работает. Мне надо поспать.
   Он взглянул на Малин.
   – Впереди у нас много дел. Завтра Страстная пятница, и я весь день буду только спать и разбирать бумаги. Ты можешь поработать в выходные, Малин?
   – А разве у меня есть выбор?
   – Да, правда. В субботу начнем в двенадцать часов. Что, если я предложу встретиться не в редакции, а у меня дома?
   – О'кей.
   – Я думаю, что нужно изменить постановку задачи, которую мы сформулировали сегодня утром. Теперь уже речь пойдет не просто о том, чтобы разобраться, не имеют ли разоблачения Дага Свенссона отношения к убийству. Нам предстоит выяснить, кто убил Дага и Миа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация