А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 23)

   – Почему вы так поздно приехали к ним домой?
   Микаэль подробно объяснил.
   – Не кажется ли вам это очень необычным – являться в гости в такой поздний час?
   – Да, конечно. Это был первый такой случай.
   – Как вы с ними познакомились?
   – По работе, – сказал Микаэль и снова пустился в пространные объяснения.
   Снова и снова ему приходилось отвечать на вопросы, связанные с тем, что он выбрал такое странное время для своего посещения.
   Выстрелы слышал весь дом. Они прозвучали один за другим с промежутком менее пяти секунд. Семидесятилетний сосед в коричневом халате жил ближе всех к этой квартире. Сейчас он был на пенсии, а раньше служил в береговой артиллерии в чине майора. Он встал с дивана, на котором смотрел телевизор, сразу после второго выстрела и тотчас же вышел на лестничную площадку. Если учесть, что у него плохо работали тазобедренные суставы и встать с дивана ему стоило некоторого труда, выходило, что дойти до двери и выбраться из квартиры старик сумел секунд за тридцать. Ни он и никто другой из соседей не видели преступника.
   Согласно приблизительной оценке всех свидетелей, Микаэль появился перед дверью квартиры через пару минут после выстрелов или даже чуть меньше.
   Микаэль и Анника могли видеть все, что делается на улице, приблизительно в течение тридцати секунд – пока Анника искала нужный подъезд, припарковывала машину и Микаэль, обменявшись с ней несколькими словами, переходил через дорогу и поднимался по лестнице. Это означало, что перед остановкой машины Анники напротив подъезда у преступника было тридцать или сорок секунд для того, чтобы выйти из квартиры, спуститься вниз, бросить оружие на лестницу в подвал, покинуть дом и скрыться. И все это ему удалось сделать, оставшись незамеченным.
   Все говорило о том, что Микаэль и Анника разминулись с убийцей за считаные секунды.
   В какой-то момент Микаэль понял, что криминальный инспектор Анита Нюберг склоняется к мысли, что убийцей вполне мог быть он сам: что он просто спустился на следующую площадку, а потом, когда собрались соседи, сделал вид, будто только что вошел в дом. Но у Микаэля было алиби – свидетельство его сестры и убедительный расчет времени событий. Все его действия, включая телефонный разговор с Дагом Свенссоном, могли подтвердить многочисленные члены семейства Джаннини.
   Наконец Анника не выдержала и вмешалась. Она сказала, что Микаэль оказал всю возможную помощь и содействие, но теперь он устал и плохо себя чувствует. Пора заканчивать допрос и отпустить его домой. Она напомнила о том, что выступает в качестве адвоката своего брата и что у него, как у всякого человека, есть права, установленные если не Богом, то, по крайней мере, риксдагом.
   Выйдя на улицу, они постояли возле машины.
   – Иди домой и поспи, – посоветовала Анника.
   Микаэль покачал головой:
   – Мне надо съездить к Эрике. Она их тоже знала. Не могу я просто сообщить ей это по телефону и не хочу, чтобы утром она услышала об этом в программе новостей.
   Анника хоть и не сразу, но согласилась, что он прав.
   – Ну что ж, раз надо, значит, поехали в Сальтшёбаден, – сказала она.
   – А ты сможешь?
   – А иначе зачем нужны младшие сестры!
   – Если ты подвезешь меня до Накка-центра, я могу поймать там такси или дождусь автобуса.
   – Не говори ерунды! Давай садись, я тебя отвезу.

   Глава 12

   Великий четверг, 14 марта
   По виду Анники было заметно, что она тоже устала, и Микаэлю удалось уговорить ее не ехать ради него вокруг Леннерстасунда, на что понадобился бы лишний час, а просто высадить его в Накка-центре. Чмокнув сестру в щечку, он поблагодарил за все, что она сделала для него в эту ночь; когда она развернулась и скрылась из вида, он вызвал по телефону такси.
   В районе Сальтшёбаден Микаэль бывал всего несколько раз, когда навещал Эрику и ее мужа, да и то уже более двух лет назад. Микаэль не знал подробностей того, как протекает их семейная жизнь. С Эрикой он познакомился в начале восьмидесятых годов и собирался продолжать эту связь, пока не состарится настолько, что уже не сможет даже забраться в кресло-каталку. Их отношения прерывались только однажды в конце восьмидесятых, когда он женился, а Эрика вышла замуж. Перерыв продлился больше года, но потом оба изменили своим супругам.
   После этого Микаэль развелся. Муж Эрики, Грегер Бекман, сделал вывод, что раз уж их взаимная страсть настолько сильна и способна продержаться долгие годы вопреки всем условностям и общепринятым моральным нормам, то уж ничто не в силах оторвать их друг от друга. Он заявил также, что не хочет потерять Эрику подобно тому, как Микаэль потерял свою жену.
   Когда Эрика призналась мужу, что изменила ему, Грегер Бекман решил встретиться с Микаэлем Блумквистом. Тот уже ждал его прихода и заранее боялся: он чувствовал себя подлецом. Но вместо того чтобы набить Микаэлю морду, Грегер Бекман пригласил его пройтись вместе по кабакам. После третьей пивной в Сёдермальме они наконец почувствовали, что достаточно набрались для того, чтобы перейти к серьезному разговору, который произошел уже на рассвете на парковой скамейке поблизости от площади Мариаторгет.
   Микаэль сначала не поверил своим ушам. Грегер Бекман напрямик заявил ему, что, если Микаэль попробует разрушить его брак с Эрикой, он явится к нему на трезвую голову и с дубинкой. Если же речь идет всего лишь о влечениях плоти и неспособности духа смирить ее желания, тогда, дескать, он готов отнестись к этому снисходительно.
   С тех пор Микаэль и Эрика больше не пытались скрывать свои отношения от Грегера Бекмана, и их связь продолжалась уже с его ведома. Насколько Микаэлю было известно, Грегер и Эрика по-прежнему были счастливы в браке. Грегер смирился с их связью настолько, что Эрика могла когда угодно позвонить ему и сказать, что решила провести эту ночь с Микаэлем, причем такое случалось нередко.
   Грегер Бекман ни разу не сказал о Микаэле ни одного дурного слова. Напротив, он, кажется, даже считал, что связь того с Эрикой имеет свою хорошую сторону: это обстоятельство поддерживает их брак в тонусе, не дает ему превратиться в рутину, а ему самому заскучать рядом с женой, которая якобы никуда от него не денется.
   В отличие от Грегера Микаэль всегда чувствовал себя в его обществе неловко и считал это неизбежной платой за свободные от предрассудков взгляды на жизнь. Поэтому-то он редко бывал в Сальтшёбадене, посещая лишь большие званые вечера, его отсутствие на которых было бы слишком заметно и произвело бы неприятное впечатление.
   И вот он стоит перед их просторной виллой площадью в двести пятьдесят квадратных метров. Ему очень не хотелось являться сюда с дурными вестями, но он решительно нажал кнопку звонка и не отпускал около сорока секунд, пока не услышал шаги. На пороге показался сонный и злой Грегер Бекман с обмотанным вокруг пояса полотенцем, но, увидев перед дверью любовника своей жены, он тут же постарался стряхнуть сон.
   – Здравствуй, Грегер, – сказал Микаэль.
   – Доброе утро, Блумквист. Который, черт возьми, час?
   Грегер Бекман был белокур и худ, с густой растительностью на груди и почти лысой головой. На щеках у него красовалась недельная щетина, а над правой бровью протянулся заметный шрам – след серьезной аварии во время путешествия на парусной яхте, произошедшей несколько лет назад.
   – Начало шестого, – ответил Микаэль. – Ты не мог бы разбудить Эрику? Мне нужно с ней поговорить.
   Грегер Бекман решил, что раз уж Микаэль, преодолев себя, явился против обыкновения в Сальтшёбаден, значит, случилось нечто экстраординарное. Вдобавок весь вид Микаэля говорил о том, что ему срочно требуется кружка грога или, по крайней мере, кровать, в которой он мог бы выспаться. Поэтому Грегер открыл дверь и впустил нежданного гостя.
   – Что случилось? – спросил он.
   Прежде чем Микаэль успел ответить, на лестнице появилась Эрика, на ходу завязывая пояс белого махрового халата. Увидев, что внизу стоит Микаэль, она остановилась на полпути.
   – Что такое?
   – Даг Свенссон и Миа Бергман, – сказал Микаэль.
   На его лице было ясно написано, с какой он пришел новостью.
   – Нет! – воскликнула она и тотчас же закрыла ладонью рот.
   – Я к вам прямиком из полиции. Даг и Миа сегодня ночью были убиты.
   – Убиты! – одновременно воскликнули Эрика и Грегер.
   Эрика недоверчиво взглянула на Микаэля:
   – Ты серьезно? Микаэль удрученно кивнул:
   – Кто-то вошел к ним в квартиру и застрелил обоих. Я обнаружил тела.
   Эрика села на ступеньку.
   – Я не хотел, чтобы тебе пришлось узнать об этом из утренних новостей, – сказал Микаэль.

   Утром Великого четверга Микаэль и Эрика вошли в помещение редакции «Миллениума», когда на часах было без одной минуты семь. Эрика уже успела позвонить Кристеру Мальму и секретарю редакции Малин Эрикссон и, подняв их с постели, сообщить о том, что Даг и Миа были этой ночью убиты. Кристер и Малин жили гораздо ближе к редакции, поэтому они прибыли туда первыми и приготовили кофе.
   – Что, черт возьми, случилось? – спросил Кристер Мальм.
   Малин Эрикссон шикнула на него и включила семичасовой выпуск новостей.
   Два человека, мужчина и женщина, застрелены вчера в квартире одного из домов в районе Энскеде. Полиция сообщает, что произошло двойное убийство. Ни один из погибших до сих пор не был известен полиции. Никому не известно, что кроется за этим убийством. Наш репортер Хана Улофссен сообщает с места события:
   «Незадолго до полуночи в полицию позвонили и сообщили, что в одном из домов на Бьёрневеген в районе Энскеде из квартиры слышны были выстрелы. По словам соседей, в квартире было произведено несколько выстрелов. О мотивах ничего не известно, и пока что преступник не арестован. Полиция никого не впускает в квартиру, и там работают криминалисты».
   – Очень краткое сообщение, – сказала Малин и уменьшила звук. Затем она расплакалась. Эрика подошла к ней и обняла за плечи.
   – Вот черт! – выругался Кристер Мальм в пространство.
   – Садитесь! – твердо распорядилась Эрика Бергер. – Микаэль…
   Микаэль еще раз рассказал о событиях этой ночи, монотонно, сухим языком газетной статьи описал, как он нашел Дага и Миа.
   – Вот черт! – повторил Кристер Мальм. – Это же какое-то безумие!
   Малин опять не справилась с волнением, но она и не пыталась сдержать слезы.
   – Простите меня! – только и сказала она.
   – Я чувствую то же самое, – сказал Кристер.
   Микаэль удивился, что сам не может плакать. Он только чувствовал в душе огромную пустоту и был точно оглушенный.
   – Итак, на этот час нам известно очень немного, – начала Эрика Бергер. – Нужно обсудить две вещи. Первое: осталось три недели до сдачи материалов Дага Свенссона. Собираемся ли мы по-прежнему делать эту публикацию? Второе мы с Микаэлем обговаривали по дороге сюда.
   – Мы не знаем, почему произошло убийство, – сказал Микаэль. – Возможно, причиной стало что-то из частной жизни Дага и Миа, или это мог быть какой-нибудь безумец. Однако нельзя исключать, что это как-то связано с их работой.
   За столом воцарилось молчание. Наконец Микаэль откашлялся:
   – Как уже сказано, мы готовимся опубликовать чертовски непростой сюжет, где будут названы имена людей, которые меньше всего хотят подобной славы. Две недели назад Даг начал встречи с упоминаемыми лицами. Поэтому я подумал, не мог ли кто-то из них…
   – Погоди, – сказала Малин Эрикссон. – Мы готовим разоблачение трех полицейских, двое из которых работают в тайной полиции и один в отделе нравов, нескольких адвокатов, одного прокурора и одного судьи, а также парочку нечистоплотных по части порнографии журналистов. Неужели же кто-то из них совершил двойное убийство ради того, чтобы не допустить публикацию?
   – Н-да, не знаю, что и сказать, – задумчиво протянул Микаэль. – Конечно, им есть что терять. Но, признаться, на мой взгляд, с их стороны было бы страшно глупо думать, будто можно предотвратить разоблачение, просто убив журналиста. Но кроме них в материале фигурирует целый ряд сутенеров и их клиентов, и даже если мы будем описывать их под вымышленными именами, нетрудно вычислить, о ком идет речь на самом деле. Некоторые из них уже имеют судимости за преступления, связанные с насилием.
   – О'кей, – вмешался Кристер. – Судя по твоим описаниям, это убийство больше всего похоже на расправу. И если я правильно понял, то герои очерка Дага Свенссона как раз не отличаются высоким интеллектуальным уровнем. Так способны ли они совершить двойное убийство и при этом не попасться?
   – Много ли надо ума, чтобы сделать два выстрела? – спросила Малин.
   – Сейчас мы с вами толкуем о таких вещах, о которых нам ничего не известно, – заметила Эрика Бергер. – А мы должны рассмотреть другой вопрос: если статьи Дага или, может быть, исследование Миа явились поводом для убийства, то нам нужно усилить меры безопасности в нашей редакции.
   – И еще третий вопрос, – добавила Малин. – Идти ли нам в полицию с этими именами? Что ты сегодня ночью сказал полицейским?
   – Я ответил на все заданные ими вопросы. Я рассказал, над каким сюжетом работал Даг. Но меня не расспрашивали о деталях, и я не называл никаких имен.
   – Очевидно, нам следовало бы это сделать, – сказала Эрика Бергер.
   – Не так уж это очевидно, – возразил Микаэль. – Предположим, мы дадим им список имен. Но что мы будем делать, если полиция начнет задавать вопросы о наших источниках? Мы ведь не можем выдавать их, раз уж они пожелали остаться анонимными. А это касается целого ряда девушек, с которыми беседовала Миа.
   – Ну и каша у нас заварилась! – воскликнула Эрика. – Это возвращает нас к первому вопросу: будем мы это публиковать?
   – Погоди! Мы можем поставить это на голосование, но я как-никак ответственный редактор и собираюсь впервые за всю свою практику принять решение совершенно самостоятельно. Мой ответ будет «нет». Мы не можем опубликовать этот материал в следующем номере. Было бы совершенно неразумно делать все по-старому, будто ничего не произошло.
   Над столом повисло молчание.
   – Я очень хочу опубликовать этот материал, но нам, вероятно, нужно будет довольно многое в нем изменить. Вся документация была у Дага и Миа, и Миа собиралась подать в полицию заявление на лиц, чьи имена будут названы в публикации. Она опиралась на свои профессиональные знания. А у нас они есть?
   В этот момент хлопнула входная дверь и на пороге показался Хенри Кортес.
   – Это были Даг и Миа? – проговорил он, еле переводя дух.
   Все кивнули.
   – Вот черт! С ума можно сойти!
   – Откуда ты об этом услышал? – поинтересовался Микаэль.
   – Мы с моей девушкой возвращались домой после праздников и в такси услышали разговор по радиосвязи. Полицейские расспрашивали о рейсах на эту улицу. Я узнал знакомый адрес и не мог не прийти.
   У Хенри Кортеса был такой потрясенный вид, что Эрика подошла и обняла его, прежде чем пригласить за стол. После этого она снова вернулась к обсуждению.
   – Мне кажется, Даг хотел бы, чтобы мы опубликовали этот материал.
   – Я так и считаю, что мы это сделаем. Книгу – обязательно. Однако с опубликованием статей при нынешней ситуации нам торопиться не следует.
   – Так что же мы будем делать? – спросила Малин. – Ведь проблема не в том, чтобы заменить одну статью. Это тематический номер, и тогда придется менять все содержание журнала.
   Эрика немного помолчала и вдруг слабо улыбнулась – это была первая человеческая улыбка за все время.
   – Ты надеялась, что на Пасху будешь свободна от дел, Малин? – спросила она. – Забудь об этом! Вот как мы поступим: ты, Малин, вместе со мной и Кристером засядешь за составление совершенно нового номера без материала Дага Свенссона. Посмотрим, нельзя ли будет подготовить для него несколько текстов из тех, которые должны были войти в июньский номер. Скажи, Микаэль, сколько материала ты успел получить от Дага?
   – В окончательном варианте у меня лежит девять глав из двенадцати; кроме того, Даг собирался прислать мне десятую и одиннадцатую – надо посмотреть мою электронную почту. Но от двенадцатой, заключительной, главы я получил только часть. Там он собирался подвести итоги расследования и сделать выводы.
   – Но ведь вы с Дагом обсуждали вместе все главы?
   – Если ты имеешь в виду, знаю ли я, что он собирался там написать, то да, я это знаю.
   – О'кей, ты засядешь за тексты. Возьмешь и книжку, и статьи. Я хочу знать, сколько осталось недоработанного и сможем ли мы воспроизвести то, чего не успел доделать Даг. Можешь ли ты дать приблизительное заключение еще сегодня?
   Микаэль кивнул.
   – Я хочу также, чтобы ты продумал, как нам себя вести с полицией. Что можно сказать, а чего нельзя, не нарушив права тех, кто сообщил нам соответствующую информацию. Никто из сотрудников журнала не будет ничего говорить, не посоветовавшись с тобой.
   – По-моему, это будет правильно, – одобрил ее решение Микаэль.
   – Ты серьезно думаешь, что работа Дага могла послужить поводом к его убийству?
   – Она или исследование Миа… Не знаю. Однако такую возможность нельзя исключать.
   Эрика Бергер немного подумала.
   – Нет, этого мы не можем сделать. Придется тебе взять это на себя.
   – Что взять на себя?
   – Расследование.
   – Какое расследование?
   – Наше расследование, черт возьми! – Тут Эрика вдруг повысила голос. – Даг Свенссон был журналистом и работал на «Миллениум». Если его убили из-за работы, то я хочу это знать. Придется нам самим докапываться до того, как было дело. Эта часть работы ложится на тебя. Начни с проверки всего материала, который Даг представил в издательство, и подумай, мог ли он послужить поводом для убийства.
   Затем она обратилась к Малин Эрикссон:
   – Малин, если ты поможешь мне сегодня составить приблизительный план совершенно нового номера, то мы с Кристером возьмем на себя черную работу. Но ты очень много работала с материалом Дага Свенссона и остальными текстами для текущего номера. Поэтому я хочу, чтобы ты вместе с Микаэлем проследила за ходом расследования.
   Малин кивнула.
   – Хенри, ты можешь сегодня поработать?
   – Конечно могу.
   – Обзвони всех остальных сотрудников «Миллениума» и сообщи о случившемся. Затем дозвонишься до кого надо в полиции и узнаешь, что сделано за это время. Разузнай, не намечается ли какой-нибудь пресс-конференции или чего-то в этом роде. Нам нужно быть в курсе событий.
   – О'кей. Сперва я обзвоню сотрудников, а затем заскочу ненадолго домой, чтобы принять душ и позавтракать.
   Вернусь через сорок пять минут, если только не отправлюсь прямиком из дома в Кунгсхольм.
   – Поддерживай с нами постоянный контакт!
   В комнате воцарилось молчание.
   – О'кей, – сказал наконец Микаэль. – Обсуждение закончено?
   – По-моему, да, – ответила Эрика. – Ты куда-то спешишь?
   – Да. Надо позвонить одному человеку.
   Харриет Вангер сидела на стеклянной веранде в доме Хенрика Вангера в Хедебю за завтраком, состоявшим из кофе и тостов с сыром и апельсиновым джемом. Вдруг зазвонил мобильный телефон. Она ответила, не посмотрев на дисплей, и услышала голос Микаэля Блумквиста:
   – Доброе утро, Харриет.
   – Спасибо на добром слове! Я-то думала, что ты никогда не встаешь раньше восьми.
   – Так и есть, кроме тех случаев, когда я до утра не ложился. Сегодня была как раз такая ночь.
   – Что-нибудь случилось?
   – Ты слушала новости?
   Микаэль вкратце рассказал ей о произошедшем.
   – Какой ужас! – сказала Харриет Вангер. – Как ты себя чувствуешь?
   – Спасибо, ничего. Хотя бывало и лучше. А позвонил я тебе потому, что ты член правления «Миллениума» и тебе нужно быть в курсе. Думаю, что скоро какой-нибудь журналист разузнает, что это я обнаружил Дага и Миа, а это вызовет всякие предположения. А когда станет известно, что Даг работал за наш счет над расследованием, связанным с большими разоблачениями, то неизбежно возникнут вопросы.
   – И ты считаешь, что я должна быть к этому подготовлена. О'кей. Что же мне следует отвечать?
   – Скажи все как есть. Ты знаешь о случившемся. Ты, разумеется, потрясена ужасным убийством, но ты не знакома с содержанием его работы и потому не можешь давать комментарии. Расследование убийства – это дело полиции, а не «Миллениума».
   – Спасибо, что ты меня предупредил. Я могу что-то сделать?
   – Сейчас ничего. Но если я узнаю что-то новое, то дам знать.
   – Хорошо. И пожалуйста, Микаэль, держи меня в курсе!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация