А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая играла с огнем" (страница 17)

   Глава 09

   Воскресенье, 6 марта – пятница, 11 марта
   Войдя в столовую, доктор А. Сиварнандан с порога увидел Хольгера Пальмгрена и Лисбет Саландер, сидевших над шахматной доской. Лисбет взяла себе за правило навещать больного раз в неделю, чаще всего в воскресенье. Она приезжала к трем часам и проводила с ним несколько часов за шахматами, а уходила около восьми вечера, когда ему нужно было ложиться спать. Доктор А. Сиварнандан заметил, что в общении с Пальмгреном она не проявляет заботливости, обычной в отношении тяжелого больного, да и вообще вроде как не считает Хольгера за больного. Напротив, они, казалось, постоянно подкалывали друг дружку, а она еще и позволяла ему ухаживать за собой, например приносить ей кофе.
   Доктор А. Сиварнандан нахмурил брови. Он никак не мог разобраться в этой странной девушке, которая называла себя приемной дочерью Хольгера Пальмгрена. У нее была очень необычная внешность, а на всех вокруг она смотрела с нескрываемой подозрительностью и не понимала шуток. Вести с ней обычный разговор было невозможно: однажды он спросил ее, кем она работает, но она уклонилась от ответа.
   Спустя несколько дней после своего первого посещения она вернулась с пачкой бумаг по поводу создания специального фонда содействия центру в реабилитации Хольгера Пальмгрена. Председателем фонда был некий адвокат из Гибралтара, правление состояло из председателя, тоже адвоката из Гибралтара, и ревизора Хуго Свенссона из Стокгольма. Фонд располагал двумя с половиной миллионами крон, к которым доктор А. Сиварнандан получал доступ в целях предоставления Хольгеру Пальмгрену наилучших возможностей для лечения. В случае необходимости доктор А. Сиварнандан должен был обратиться к ревизору, который и производил выплаты.
   Условия были необычными, если не сказать уникальными.
   Сиварнандан несколько дней размышлял о том, насколько этично с его стороны пойти на такую сделку. Не найдя каких-либо конкретных возражений, он решил приставить к Хольгеру Пальмгрену в качестве персонального ассистента и тренера тридцатидевятилетнюю Юханну Каролину Оскарссон – дипломированную специалистку по лечебной гимнастике, обладающую нужной подготовкой в области психологии, а также имеющую большой опыт работы в реабилитационном центре. Она была официально принята на должность новообразованным фондом и, к великому удивлению Сиварнандана, сразу же после подписания контракта ей было выплачено авансом месячное жалованье. До этого момента его мучило смутное подозрение, не окажется ли все это каким-нибудь жульничеством.
   Судя по всему, принятые меры дали хороший результат. За месяц занятий с личным тренером координация движений и общее состояние Хольгера Пальмгрена заметно улучшились, что подтверждалось еженедельно проводимыми обследованиями. Сиварнандан не мог с уверенностью сказать, насколько это улучшение было связано с тренировками, а в какой мере являлось заслугой Лисбет Саландер. Хольгер Пальмгрен, несомненно, старался изо всех сил и с детским нетерпением ждал ее посещений. Казалось, его ужасно радовали его регулярные проигрыши в шахматы.
   Однажды доктор Сиварнандан составил им компанию во время игры и получил случай наблюдать чрезвычайно интересную партию. Хольгер Пальмгрен играл белыми, он начал с сицилианской защиты и все делал совершенно правильно.
   Он долго и тщательно обдумывал каждый ход. Невзирая на физический ущерб, причиненный ударом, его интеллект нисколько не пострадал.
   Лисбет Саландер в это время читала книжку, посвященную такой редкой теме, как частотная калибровка радиотелескопов в условиях невесомости. На слишком низкий для нее стул ей пришлось подложить подушку. После того как Пальмгрен делал свой ход, она поднимала голову от книги и не задумываясь передвигала какую-нибудь фигуру, после чего снова погружалась в чтение. После двадцать седьмого хода Пальмгрен объявил, что сдается. Саландер подняла глаза и, сдвинув брови, несколько секунд смотрела на доску.
   – Нет, – сказала она. – У тебя есть шанс свести к ничьей.
   Пальмгрен вздохнул и пять минут разглядывал доску. Наконец он впился глазами в Лисбет Саландер и потребовал:
   – Давай докажи!
   Она перевернула доску и стала играть его фигурами, в результате чего добилась ничьей на тридцать девятом ходу.
   – Боже мой! – воскликнул Сиварнандан.
   – Такая уж она есть! – сказал Пальмгрен. – Никогда не играй с ней на деньги.
   Сиварнандан и сам с детства любил шахматы, подростком он принимал участие в школьном чемпионате в Турку и даже занял в нем второе место. Для любителя он был, как ему казалось, неплохим шахматистом. По его наблюдениям, Саландер была шахматистом-самоучкой – она явно никогда не играла в клубных командах, а когда по поводу одной из партий он заметил, что это вариант классической партии Ласкера, по выражению лица Лисбет было видно, что ей это ничего не говорит. По-видимому, она никогда не слыхала про Эммануила Ласкера. В душе доктор невольно задавался вопросом, врожденный ли это талант, а если врожденный, то какие еще скрыты в ней способности, интересные для психолога.
   Но он ни о чем не спросил. Он только видел, что со времени поступления в реабилитационный центр Пальмгрен никогда еще не чувствовал себя так хорошо.

   Адвокат Нильс Бьюрман вернулся домой поздно вечером, после того как четыре недели безвыездно прожил на даче близ Сталлархольма. Чувствовал он себя подавленно: еще не было сделано ничего конкретного для изменения того ужасного положения, в котором он очутился, и единственным сдвигом стал полученный через белокурого гиганта ответ, что его предложением заинтересовались нужные люди и исполнение обойдется в сто тысяч крон.
   На полу под почтовой щелью двери скопилась целая куча корреспонденции; Бьюрман поднял ее и положил на кухонный стол. С некоторых пор он стал равнодушен ко всему, что касалось работы и окружающего мира, и лишь спустя какое-то время обратил внимание на горку бумаг и принялся рассеянно их перебирать.
   Один конверт был от Торгового банка. Вскрыв его, Бьюрман испытал что-то похожее на потрясение: это была копия документа о снятии девяти тысяч трехсот двенадцати крон со счета Лисбет Саландер.
   Она вернулась!
   Он направился в кабинет, положил документ на письменный стол и целую минуту простоял, собираясь с мыслями и не сводя с бумажки ненавидящего взгляда. Номер телефона пришлось долго искать, но затем он снял трубку и позвонил на мобильный. Белокурый гигант ответил после небольшой паузы:
   – Алло!
   – Говорит Нильс Бьюрман.
   – Зачем вы звоните?
   – Она вернулась в Швецию.
   На другом конце помолчали.
   – Хорошо. Больше не звоните по этому номеру.
   – Но…
   – С вами скоро свяжутся.
   К большому неудовольствию Нильса Бьюрмана, разговор на этом закончился. Мысленно выругавшись, он подошел к бару, налил себе сто грамм бурбона «Кентукки» и в два глотка опорожнил стакан. «Надо поменьше пить», – подумал он и тут же налил себе еще двести грамм. Со стаканом в руке он вернулся в кабинет к письменному столу и уставился на квитанцию Торгового банка.

   Мириам Ву массировала спину и шею Лисбет Саландер. Двадцать минут она трудилась, с силой разминая мышцы, в то время как Лисбет главным образом довольствовалась тем, что время от времени постанывала от блаженства. Массаж в исполнении Мимми был необыкновенно приятен, и она чувствовала себя словно котенок, который только мурлычет и машет лапками.
   Когда Мимми наконец шлепнула ее по ягодице, так что та затряслась, Лисбет подавила невольный вздох разочарования. Она еще немного полежала в надежде, что Мимми продолжит массаж, но та потянулась за бокалом вина, и Лисбет, поняв, что ее надежды напрасны, перевернулась и легла на спину.
   – Спасибо, – сказала Лисбет.
   – Наверное, ты целыми днями неподвижно просиживаешь за компьютером. Вот у тебя спина и болит.
   – Я просто потянула мышцу.
   Обе лежали голые на кровати Мимми в квартире на Лундагатан, пили красное вино и много хихикали. С тех пор как Лисбет возобновила знакомство с Мимми, она словно не могла насытиться общением с нею. У нее появилась дурная привычка звонить чуть ли не каждый день, определенно слишком часто. Глядя на Мимми, она мысленно напомнила себе, что решила никогда больше ни к кому слишком сильно не привязываться, иначе для кого-то дело может кончиться большой обидой.
   Мириам Ву вдруг перегнулась через край кровати и открыла ящичек ночного столика. Вынув оттуда маленький плоский сверток, обернутый в подарочную бумагу с цветочками и перевязанный золотым шнурком с розеткой наверху, она кинула его Лисбет.
   – Что это?
   – Подарок тебе ко дню рождения.
   – Он будет еще только через месяц.
   – Это тебе за прошлый год. Тогда мне было тебя не найти. Он попался мне под руку, когда я паковала вещи к переезду.
   Лисбет немного помолчала.
   – Можно развернуть?
   – Пожалуйста, если хочешь.
   Она поставила бокал на столик, потрясла сверток и осторожно развернула. Под оберткой оказался хорошенький портсигар, украшенный красно-синей эмалью и китайскими иероглифами на крышке.
   – Лучше бы ты бросила курить, – сказала Мириам Ву. – Но раз уж ты куришь, то, по крайней мере, будешь держать сигареты в эстетичной упаковке.
   – Спасибо, – сказала Лисбет. – Ты единственный человек, который дарит мне подарки на день рождения. А что значат иероглифы?
   – Почем мне знать? Я не знаю китайского. Это просто безделушка, я нашла его на блошином рынке.
   – Очень красивый портсигар.
   – Дешевенький пустячок. Но мне показалось, он прямо создан для тебя. Кстати, у нас закончилось вино. Выбраться, что ли, на улицу за пивом?
   – Это значит, что надо вставать с постели и одеваться?
   – Боюсь, что так. Но какая радость жить в Сёдере, если никогда не ходить по кабакам?
   Лисбет вздохнула.
   – Ладно тебе! – сказала Мириам Ву, дотрагиваясь до украшения в пупке Лисбет. – Потом можно снова вернуться сюда.
   Лисбет еще раз вздохнула, спустила на пол одну ногу и потянулась за брюками.

   Даг Свенссон сидел за письменным столом, временно отведенным ему в уголке редакции «Миллениума», когда от входной двери до него вдруг донесся скрип поворачиваемого в замке ключа. Взглянув на часы, он обнаружил, что уже девять вечера. Микаэль Блумквист, казалось, удивился не меньше его, застав кого-то в редакции.
   – Пламя усердия и все там такое!
   – Здорово, Микке! Просматривал книжку и засиделся. А ты что тут делаешь?
   – Забыл одну книжку и вот зашел. Ну как, все в порядке?
   – Да, то есть как сказать, не совсем. Я потратил три недели на розыски этого проклятого Бьёрка из Службы безопасности. Такое впечатление, что его похитила иностранная разведка – он точно сквозь землю провалился.
   Даг поведал Микаэлю о своих незадавшихся поисках. Микаэль подвинул к себе стул, сел и задумался.
   – А ты не пробовал применить трюк с лотереей?
   – Это как?
   – Выбираешь себе наугад какую-нибудь фамилию, пишешь письмо, в котором сообщаешь, что он выиграл мобильный телефон с GPS-навигатором или еще что-нибудь эдакое. Распечатываешь письмо так, чтобы оно выглядело прилично и убедительно, и посылаешь на его адрес, в данном случае на его почтовый ящик. Как бы он уже выиграл мобильный телефон, а кроме того, вошел в число двух десятков игроков, среди которых разыгрывается приз в сто тысяч крон. Все, что от него требуется, это принять участие в маркетинговом исследовании нескольких продуктов. Исследование займет один час, опрос будет проводить профессионально подготовленный специалист. Ну и вот…
   Даг Свенссон только рот открыл от удивления:
   – Ты это всерьез?
   – А что? Ты же испробовал все остальные способы, а тут даже спец из Службы безопасности сообразит, что обещанный выигрыш в сто тысяч не такой уж верняк, раз там участвуют двадцать человек.
   Даг Свенссон расхохотался:
   – Ты спятил! А это вообще-то законно?
   – Не вижу ничего незаконного в том, чтобы подарить человеку мобильник.
   – Нет, ты просто сумасшедший!
   Даг Свенссон все хохотал и никак не мог остановиться. Микаэль немного подумал. Вообще-то он собирался домой и редко ходил в пивную, но общество Дага ему нравилось.
   – Хочешь, пойдем и выпьем пива? – предложил он, повинуясь неожиданному порыву.
   Даг Свенссон взглянул на часы.
   – Ладно, – сказал он. – Я с удовольствием. Пропустим по кружке. Только сначала я позвоню Миа. Она отправилась поговорить с девушками и на обратном пути должна заехать за мной.

   Они выбрали «Мельницу» – главным образом потому, что она находилась ближе всего. Даг Свенссон посмеивался, мысленно уже составляя письмо к Бьёрку. Микаэль с сомнением посматривал на товарища, которого так легко сумел утешить. Им повезло найти свободный столик у самого входа, оба заказали по кружке крепкого и, склонившись друг к другу, принялись обмывать тему, которой сейчас был занят Даг Свенссон.
   Микаэль не заметил, что в баре находилась также Лисбет Саландер на пару с Мириам Ву. Отступив назад и прячась за спиной Мимми, Лисбет из-за плеча подруги следила за ним.
   Впервые после своего возвращения она зашла в пивную и, конечно, сразу наткнулась на него, на этого чертова Калле Блумквиста.
   С тех пор как она видела его в последний раз, прошло уже больше года.
   – Что случилось? – спросила Мимми.
   – Ничего, – ответила Лисбет Саландер.
   Они продолжили беседу. Вернее, Мимми продолжила рассказ о том, как несколько лет назад в Лондоне встретила одну лесбиянку и в каком дурацком положении оказалась, пытаясь клеиться к той девчонке. Лисбет время от времени кивала и, как всегда, пропустила самое главное.
   Микаэль Блумквист почти не изменился и, как отметила про себя Лисбет, выглядел просто бессовестно хорошо: беззаботный, непринужденный, но лицо серьезное. Слушая, что говорит ему собеседник, он все время кивал: похоже, разговор шел о важных вещах.
   Лисбет перевела взгляд на его товарища. Светловолосый, коротко стриженный парень на несколько лет моложе Микаэля; он говорил с сосредоточенным видом, как будто объясняя что-то собеседнику. Лисбет никогда раньше его не видела и не имела никакого представления, кто это может быть.
   Неожиданно к столику Микаэля подошла целая компания, все стали здороваться с ним за руку. Одна женщина сказала что-то такое, от чего все рассмеялись, а она шутливо похлопала его по щеке. Микаэль явно смутился, но хохотал вместе со всеми.
   Лисбет Саландер нахмурилась.
   – Ты меня совсем не слушаешь, – сказала Мимми.
   – Да нет, я слушаю.
   – Ходить с тобой в кабак никакого удовольствия. Все, с меня хватит! Может, пойдем лучше домой и потискаемся?
   – Погоди минутку, – ответила Лисбет.
   Она придвинулась к Мимми чуть ближе и приобняла ее за талию. Мимми сверху кинула взгляд на свою спутницу:
   – Так бы и поцеловала тебя.
   – Не надо.
   – Ты боишься, что люди примут тебя за лесбиянку?
   – Сейчас я не хочу привлекать к себе внимание.
   – Ну так пойдем домой!
   – Не сейчас. Немного погодя.
   Им не пришлось долго ждать. Уже через двадцать минут товарищу Микаэля позвонили по мобильнику; они допили пиво и одновременно встали из-за стола.
   – Слушай, – вдруг сообразила Мимми. – Да это же Микаэль Блумквист! После дела Веннерстрёма он стал знаменитостью получше какой-нибудь рок-звезды.
   – Надо же! – сказала Лисбет.
   – Ты что, ничего об этом не знала? Это было как раз тогда, когда ты отправилась путешествовать.
   – Кажется, я что-то об этом слышала.
   Выждав еще пять минут, Лисбет посмотрела на Мимми:
   – Ты хотела меня поцеловать.
   Мимми воззрилась на нее с изумлением:
   – Да я же пошутила!
   Лисбет приподнялась на цыпочки, притянула к себя голову Мимми и поцеловала ее взасос. Когда они оторвались друг от друга, вокруг раздались аплодисменты.
   – Ну ты даешь!

   Лисбет Саландер вернулась в свою квартиру только в семь часов утра. Оттянув ворот майки, она принюхалась и подумала, что надо бы принять душ, но махнула рукой на это дело, разделась и, побросав одежду на пол, легла спать. Спала она до четырех часов дня, после чего встала, пошла в «Сёдерхалларна»[46] и там позавтракала.
   Тем временем она обдумывала свое впечатление от встречи с Микаэлем Блумквистом в пивной. Его присутствие ее растревожило, но, как она отметила, уже не причинило ей душевной боли. Он превратился для нее в маленькую точку на горизонте, немного раздражающую деталь окружающего мира.
   В жизни были и другие вещи, которые волновали ее гораздо сильнее.
   Но она вдруг подумала, как хорошо было бы подойти к нему и заговорить.
   А может быть, переломать ему кости. Чего ей хотелось больше, она и сама не знала.
   Как бы то ни было, ей вдруг стало любопытно, чем он теперь занимается.
   Остаток дня она ходила по делам, но, вернувшись около семи вечера домой, включила компьютер и запустила программу «Асфиксия I.3». Иконка «МикБлум/лэптоп» по-прежнему находилась на голландском сервере. Дважды щелкнув мышью, она открыла копию жесткого диска Микаэля Блумквиста. Впервые за год, со времен своего отъезда из Швеции, она снова зашла в его компьютер. К своему удовольствию, она обнаружила, что Микаэль до сих пор не произвел апгрейдинга своего компьютера на новейший вариант MacOS. Если бы он это сделал, «Асфиксия» была бы удалена и она потеряла бы свой жучок. Мысленно Лисбет взяла себе на заметку, что нужно будет переписать программное обеспечение, чтобы возможный апгрейдинг не нанес ей вреда.
   Объем жесткого диска увеличился примерно на 6.9 гигабайт по сравнению с тем, что она застала во время последнего посещения. Значительная часть увеличения произошла за счет pdf-файлов и документа под названием «Quark». Документ оказался невелик по размеру, зато много места заняли папки с фотографиями, несмотря на то что фотографии хранились в сжатом виде. Вернувшись на должность ответственного редактора, Микаэль, очевидно, стал сохранять в архиве копии всех номеров «Миллениума».
   Она упорядочила жесткий диск по датам, начиная с самых старых документов, и заметила, что в последние месяцы Микаэль уделял много внимания папке под названием «Даг Свенссон», очевидно содержащей проект книги. Затем она открыла почту Микаэля и тщательно изучила список его корреспондентов.
   Один адрес заставил ее вздрогнуть. Двадцать шестого января Микаэль получил сообщение от Харриет Вангер, черт бы ее побрал! Лисбет открыла сообщение и прочитала несколько лаконичных строк насчет предстоящего ежегодного отчетного собрания в редакции «Миллениума». В конце стояла фраза, что Харриет остановится в том же номере, что и в прошлый раз.
   Некоторое время Лисбет переваривала эту информацию. Затем пожала плечами и скачала почту Микаэля Блумквиста, рукопись книги Дага Свенссона под рабочим названием «Пиявки» с подзаголовком «Столпы общества и индустрия проституции». Попалась ей также копия ученого исследования под заголовком «From Russia with love», написанного женщиной по имени Миа Бергман.
   Она отсоединилась, пошла на кухню и поставила кофейник. Затем устроилась со своим ноутбуком на новом диване в гостиной, закурила сигарету из портсигара, подаренного Мимми, и провела остаток вечера за чтением.
   В девять часов работа Миа Бергман была прочитана. Лисбет задумчиво закусила нижнюю губу.
   В половине одиннадцатого она дочитала книгу Дага Свенссона и поняла, что в скором времени «Миллениум» опять произведет большую сенсацию.

   В половине двенадцатого, заканчивая чтение электронной почты Микаэля, Лисбет внезапно вздрогнула и широко раскрыла глаза.
   По спине побежали мурашки.
   Перед ней было письмо Дага Свенссона к Микаэлю Блумквисту.
   Между делом Свенссон упоминал, что у него есть особые соображения по поводу одного гангстера из Восточной Европы по имени Зала, который должен занять выдающееся место в его расследовании. Однако Даг жаловался, что не уверен, хватит ли ему времени, чтобы успеть разобраться с этим к назначенному сроку. На это сообщение Микаэль не ответил.
   Зала!
   Лисбет Саландер погрузилась в задумчивость и сидела не шевелясь, пока экран не погас.
   Даг Свенссон отложил записную книжку и почесал в затылке. На самом верху той страницы, на которой книжка была раскрыта, одиноко красовалось слово из четырех букв.
   Зала.
   В течение трех минут он занимался тем, что рассеянно обводил это имя кружками, пока линии не переплелись между собой, образовав лабиринт. Затем он встал и принес себе из буфетной кружку кофе. Судя по стрелкам наручных часов, пора было идти домой и ложиться спать, но он полюбил засиживаться до поздней ночи в редакции «Миллениума» – здесь в тишине и спокойствии ему очень хорошо работалось. Окончательный срок сдачи рукописи неумолимо приближался. Книга была готова, но сейчас он в первый раз с начала проекта ощутил в душе сомнение. Не упустил ли он очень важную деталь?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация