А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая взрывала воздушные замки" (страница 4)

   – В Стокгольме имеется его фотография двадцатилетней давности. Ее нам предоставил Паоло Роберто, но от нее мало толку, – сказал Йеркер Хольмберг.
   – О'кей. Полицейскую машину, которой он завладел, как известно, обнаружили утром в Алингсосе. Она стояла в переулке, примерно в трехстах пятидесяти метрах от железнодорожной станции. Заявлений об угоне машин в этом районе в течение утра не поступало.
   – Как ведется розыск?
   – Мы проверяем поезда, прибывающие в Стокгольм и Мальмё. Объявлен общегосударственный розыск, и проинформирована полиция Норвегии и Дании. На данный момент непосредственно расследованием занимается около тридцати полицейских, и все они, разумеется, проявляют бдительность.
   – Никаких следов?
   – Пока никаких. Но человека с такой специфической внешностью, как Нидерман, должно быть, не так трудно опознать.
   – Кто-нибудь знает, как обстоит дело с Фредриком Торстенссоном? – спросил один из инспекторов отдела по борьбе с насилием.
   – Он находится в Сальгренской больнице. У него тяжелые травмы, примерно как после автомобильной аварии. Трудно поверить, что такие увечья человек мог нанести руками. Помимо переломов ног и ребер у него поврежден шейный позвонок, и существует риск, что он останется частично парализованным.
   Все на несколько секунд задумались о положении коллеги, а потом Спонгберг вновь взяла слово и обратилась к Эрландеру:
   – Что же на самом деле приключилось в Госсеберге?
   – В Госсеберге приключился Тумас Польссон.
   Несколько участников совещания дружно застонали.
   – Неужели никто не может отправить его на пенсию? Он ведь просто ходячая катастрофа.
   – Я прекрасно знаю Польссона, – сказала Моника Спонгберг. – Однако я не слышала на него жалоб в последние… ну, года два.
   – Их начальник полиции – старый знакомый Польссона и, вероятно, прикрывал его. Я имею в виду – из лучших побуждений, пытаясь ему помочь, и говорю это не в порядке критики в его адрес. Однако сегодня ночью Польссон вел себя настолько странно, что несколько коллег подали рапорты.
   – В чем это выразилось?
   Маркус Эрландер покосился на Соню Мудиг и Йеркера Хольмберга. Ему явно было неловко расписывать недостатки своей организации перед коллегами из Стокгольма.
   – Наиболее странным кажется, пожалуй, то, что он заставил коллегу из технического отдела заниматься инвентаризацией дровяного сарая, где мы обнаружили этого Залаченко.
   – Инвентаризацией сарая? – переспросила Спонгберг.
   – Да… то есть… ему хотелось точно знать, сколько там поленьев. Чтобы правильно составить рапорт.
   За столом воцарилась выразительная тишина, и Эрландер поспешно продолжил:
   – Сегодня утром стало известно, что Польссон принимает по крайней мере два психофармакологических препарата – ксанор и ефексор. Ему на самом деле следовало бы находиться на больничном, но он скрывал свое состояние от коллег.
   – Какое состояние? – строго спросила Спонгберг.
   – Чем именно он страдает, я, естественно, не знаю, это врачебная тайна. Но препараты, которые он принимает, являются отчасти сильными антидепрессантами, отчасти стимуляторами. Сегодня ночью он был попросту не в себе.
   – О господи, – выразительно произнесла Спонгберг. Лицо ее сделалось мрачным и угрожающим, как та буря, что на рассвете накрыла Гётеборг. – Пусть Польссона доставят ко мне для беседы. Немедленно.
   – Это, вероятно, будет сопряжено с определенными трудностями. У него утром сдали нервы, и его увезли в больницу с диагнозом «перенапряжение». Нам просто-напросто ужасно не повезло, что на дежурстве оказался именно он.
   – Можно спросить, – подал голос начальник отдела по борьбе с насильственными преступлениями. – Ведь Польссон арестовал ночью Микаэля Блумквиста?
   – Он составил рапорт и обвинил его в оскорблении, яростном сопротивлении сотруднику полиции и незаконном ношении оружия.
   – Что говорит Блумквист?
   – Он признается в оскорблении, но утверждает, что действовал в целях необходимой обороны. То есть заявляет, что сопротивление выражалось в попытках помешать Торстенссону и Андерссону самостоятельно и без подкрепления ехать арестовывать Нидермана, для чего он употреблял резкие выражения.
   – Свидетели?
   – Полицейские Торстенссон и Андерссон. Позвольте сказать, что я абсолютно не верю в обвинения в яростном сопротивлении. Это типичное встречное обвинение с целью предотвратить жалобу со стороны Блумквиста.
   – Значит, самому Блумквисту удалось в одиночку справиться с Нидерманом? – спросила прокурор Агнета Йервас.
   – Под угрозой применения оружия.
   – Следовательно, у Блумквиста было оружие. Тогда задержание Блумквиста в любом случае имело под собой почву. Откуда он взял оружие?
   – Об этом Блумквист отказался говорить, пока не побеседует со своим адвокатом. Но Польссон арестовал Блумквиста в момент, когда тот пытался сдать оружие полиции.
   – Можно мне высказать неформальное предложение? – осторожно спросила Соня Мудиг.
   Все взгляды обратились к ней.
   – Я неоднократно встречалась с Микаэлем Блумквистом во время расследования, и у меня сложилось впечатление, что он довольно здравомыслящий человек, хоть и журналист. Очевидно, решение о возбуждении дела будете принимать вы… – Она посмотрела на Агнету Йервас, и та кивнула. – В таком случае я предполагаю, что оскорбление и оказание сопротивления вы не станете ему инкриминировать – это ведь просто глупость.
   – Вероятно, так. Однако незаконное ношение оружия – это несколько серьезнее.
   – Я бы предложила вам повременить. Блумквист самостоятельно собрал эту историю по кусочкам и намного опередил полицию. Нам гораздо полезнее будет сотрудничать с ним, сохранив хорошие отношения, чем дать ему возможность подвергнуть весь полицейский корпус уничижительной критике в СМИ.
   Она замолчала. Через несколько секунд Маркус Эрландер откашлялся. Если уж Соня Мудиг отважилась высунуться, то ему не хотелось отставать.
   – Я поддерживаю. Мне Блумквист тоже кажется здравомыслящим человеком. Я даже попросил у него прощения за то, как с ним обошлись сегодня ночью. Он, похоже, готов закрыть на это глаза. Кроме того, Блумквист держится с достоинством. Он обнаружил место жительства Лисбет Саландер, но отказывается его называть. Не боится вступать с полицией в открытую дискуссию… да и, учитывая его профессию, репутацию и известность, любое его заявление в СМИ прозвучит не менее весомо, чем любые обвинения со стороны Польссона.
   – Но ведь он отказывается сообщать полиции информацию о Саландер?
   – Он говорит, что об этом нам придется спрашивать у самой Лисбет.
   – О каком оружии идет речь? – спросила Йервас.
   – О пистолете «Кольт-тысяча девятьсот одиннадцать Гавернмент». Номер серии не известный. Я отправил пистолет техникам, и мы пока не знаем, применялся ли он в каких-либо преступлениях на территории Швеции. Если окажется, что да, то дело примет несколько иной оборот.
   Моника Спонгберг подняла карандаш.
   – Агнета, начинать ли предварительное следствие в отношении Блумквиста, решать тебе. Я бы предложила дождаться отчета техников. А пока давайте пойдем дальше. Этот Залаченко… что могут рассказать о нем наши стокгольмские коллеги?
   – Дело в том, что до этой ночи мы ничего не слышали ни о Залаченко, ни о Нидермане, – ответила Соня Мудиг.
   – Я думал, что вы разыскиваете в Стокгольме банду сатанисток-лесбиянок, – сказал один из гётеборгских полицейских.
   Кое-кто из присутствующих заулыбался. Йеркер Хольмберг принялся рассматривать собственные ногти, и отвечать пришлось Соне Мудиг.
   – Между нами говоря, у нас в отделе имеется свой «Тумас Польссон», и историю с бандой сатанисток-лесбиянок надо, скорее всего, назвать побочным следом, возникшим именно по его инициативе.
   Затем Соня Мудиг и Йеркер Хольмберг посвятили примерно полчаса рассказу о том, что удалось выяснить в процессе расследования.
   Когда они закончили, за столом надолго воцарилось молчание.
   – Если насчет Гуннара Бьёрка все подтвердится, то СЭПО это обойдется дорого, – заключил под конец заместитель начальника отдела по борьбе с насильственными преступлениями.
   Все закивали. Агнета Йервас подняла руку.
   – Если я правильно понимаю, ваши подозрения во многом строятся на предположениях и косвенных уликах. Как прокурора, меня несколько беспокоит ситуация с фактическими доказательствами.
   – Мы это осознаем, – сказал Йеркер Хольмберг. – Мы в общих чертах представляем себе, что произошло, но у нас имеется целый ряд вопросов, требующих прояснения.
   – Насколько я поняла, вы занимаетесь раскопками в Нюкварне, под Сёдертелье, – сказала Спонгберг. – О скольких убийствах у вас, собственно, идет речь?
   Йеркер Хольмберг устало заморгал.
   – Мы начали с трех убийств в Стокгольме, по подозрению в которых разыскивалась Лисбет Саландер: жертвами были адвокат Бьюрман, журналист Даг Свенссон и аспирантка Миа Бергман. В лесу возле складского помещения под Нюкварном пока обнаружено три захоронения. В одной из них найдены расчлененные останки известного наркоторговца и вора. В могиле номер два обнаружены пока не идентифицированная женщина. Третью могилу мы пока еще не успели обследовать, и, похоже, она наиболее старая. Кроме того, Микаэль Блумквист обнаружил связь с убийством проститутки из Сёдертелье, произошедшим несколько месяцев назад.
   – Значит, вместе с полицейским Гуннаром Андерссоном в Госсеберге речь идет по меньшей мере о восьми жертвах… это же ужасающая статистика. И во всех убийствах мы подозреваем Нидермана? Тогда он должен быть абсолютно сумасшедшим серийным убийцей.
   Соня Мудиг и Йеркер Хольмберг переглянулись, и в конце концов слово взяла Соня.
   – Нам пока не хватает фактических доказательств, тем не менее мы с моим начальником – инспектором уголовной полиции Яном Бублански – склоняемся к мысли, что Блумквист совершенно прав в своих утверждениях и что первые три убийства совершил Нидерман. Это означает, что Саландер невиновна. Относительно могил в Нюкварне можно сказать, что связь Нидермана с этим местом подтверждает похищение подруги Саландер Мириам Ву. Ей, несомненно, было уготовано место в четвертой могиле. Но данное складское помещение принадлежит родственнице главы мотоклуба «Свавельшё МК», и, пока останки не идентифицированы, о выводах говорить преждевременно.
   – А вор, которого вы идентифицировали…
   – Кеннет Густафссон, сорок четыре года, известен как торговец наркотиками. С законом не ладил начиная с подросткового возраста. Навскидку я бы предположила, что речь идет о каких-то внутренних разборках. Мотоклуб из Свавельшё замешан в самых разных преступлениях и, в частности, связан с распространением метамфетамина. То есть это может быть кладбищем для людей, не поладивших с «Свавельшё МК». Однако…
   – Да?
   – Та проститутка, убитая в Сёдертелье… двадцатидвухлетняя Ирина Петрова.
   – И что с ней?
   – Вскрытие показало, что она была жестоко избита, причем повреждения такого характера, какие обычно наносятся чем-то вроде бейсбольной биты. Правда, характер повреждений неоднозначен, и патологоанатом не смог точно сказать, какое именно использовалось орудие. Однако Блумквист сделал довольно меткое наблюдение. Травмы Ирины Петровой вполне могли быть нанесены голыми руками…
   – Нидерман?
   – Это логичное предположение. Доказательства пока отсутствуют.
   – Как мы будем действовать дальше? – спросила Спонгберг.
   – Мне необходимо переговорить с Бублански, но следующий естественный шаг – это, вероятно, допрос Залаченко. Мы, со своей стороны, надеемся выяснить, что ему известно об убийствах в Стокгольме, а в вашем случае речь идет о поимке Нидермана.
   Один из инспекторов гётеборгского отдела по борьбе с насильственными преступлениями поднял палец.
   – Можно спросить – что обнаружили на хуторе Госсеберга?
   – Очень немногое. Мы нашли четыре единицы стрелкового оружия. Подготовленный к смазке пистолет «ЗИГ-Зауэр» в разобранном виде – на кухонном столе. Польский «Пи-восемьдесят три ванад» – на полу рядом с кухонным диваном. «Кольт-тысяча девятьсот одиннадцать Гавернмент» – тот, что Блумквист пытался сдать Польссону. И наконец, браунинг двадцать второго калибра, который представляется на этом фоне чуть ли не детской игрушкой. Мы подозреваем, что в Саландер стреляли именно из него, поскольку она все еще жива с пулей в голове.
   – Что-нибудь еще?
   – Мы конфисковали сумку, содержащую чуть более двухсот тысяч крон. Она находилась в комнате на втором этаже, которой пользовался Нидерман.
   – А вы уверены в том, что это его комната?
   – Ну, у него размер одежды икс-икс-эль. У Залаченко вещи среднего размера.
   – Есть ли какие-нибудь доказательства связи Залаченко с преступной деятельностью? – спросил Йеркер Хольмберг.
   Эрландер помотал головой.
   – Все, конечно, зависит от того, как истолковывать конфискованное оружие. Но за исключением оружия и того, что у Залаченко стояли очень высокотехнологичные камеры наружного наблюдения, мы не обнаружили ничего, что отличало бы хутор Госсебергу от любого фермерского хозяйства. Обстановка дома чрезвычайно спартанская.
   Ближе к двенадцати часам в дверь постучал полицейский в форме, который передал Монике Спонгберг какую-то бумагу. Она подняла палец.
   – К нам поступил сигнал об исчезновении человека в Алингсосе. Двадцатисемилетняя медсестра стоматологического кабинета по имени Анита Касперссон выехала из дома в семь тридцать утра. Она отвезла ребенка в садик и должна была прибыть на свое рабочее место еще до восьми, но так и не прибыла. Она работает у частного стоматолога, приемная которого расположена примерно в ста пятидесяти метрах от того места, где обнаружили угнанную полицейскую машину.
   Эрландер и Соня Мудиг одновременно взглянули на свои часы.
   – Значит, он имеет фору в четыре часа. Что у нее за машина?
   – Темно-синий «рено» модели девяносто первого года. Вот номер.
   – Немедленно объявляйте машину в общегосударственный розыск. К настоящему моменту Нидерман может находиться в любом месте между Осло, Мальмё и Стокгольмом.
   После непродолжительного обсуждения они завершили совещание, решив, что допрашивать Залаченко поедут Соня Мудиг и Маркус Эрландер.

   Когда Эрика Бергер прошла наискосок из своего кабинета в редакционную мини-кухню, Хенри Кортес нахмурил брови и проводил ее взглядом. Через несколько секунд она снова появилась с кружкой кофе в руке, вернулась к себе и закрыла дверь.
   Хенри Кортес не мог точно определить, что его насторожило. «Миллениум» принадлежал к тем предприятиям, сотрудники которых быстро сближались. Хенри на полставки работал в журнале в течение четырех лет и за это время успел пережить несколько феноменальных бурь, особенно в тот период, когда Микаэль Блумквист отбывал трехмесячное заключение за клевету и журнал чуть не обанкротился. На его памяти произошло и убийство сотрудника журнала Дага Свенссона вместе с его подругой Миа Бергман.
   Во время всех этих потрясений Эрика Бергер держалась, как скала, которую ничто, казалось, не могло вывести из равновесия. Хенри не удивило, что Эрика позвонила и разбудила его рано утром, а потом засадила их с Лоттой Карим за работу. Дело Саландер сдвинулось с мертвой точки, а Микаэль Блумквист оказался замешан в убийстве полицейского из Гётеборга. Тут все было ясно. Лотта Карим расположилась в здании полиции и пыталась получить какие-нибудь вразумительные сведения, а Хенри посвятил утро звонкам и попыткам разобраться в том, что произошло ночью. Блумквист по телефону не отвечал, но при помощи некоторых источников Хенри удалось составить относительно полную картину ночной драмы.
   Однако мысли Эрики Бергер все утро были заняты чем-то другим. Дверь к себе в кабинет она закрывала крайне редко – лишь когда принимала посетителей или интенсивно работала над какой-то проблемой. В это утро посетителей у нее не было и она не работала. Когда Хенри несколько раз заходил к ней, чтобы сообщить о новостях, то заставал ее в кресле у окна, погруженной в свои мысли и с явным безразличием разглядывающей людской поток на Гётгатан. Его сообщения она выслушивала рассеянно.
   Что-то было не так.
   Его раздумья прервал звонок. Открыв дверь, Хенри увидел Аннику Джаннини. С сестрой Микаэля Блумквиста он несколько раз встречался, но близко ее не знал.
   – Здравствуйте, Анника, – сказал Хенри. – Микаэля сегодня здесь нет.
   – Я знаю. Мне нужна Эрика.
   Когда Хенри впустил Аннику в кабинет, сидевшая в кресле у окна Эрика Бергер подняла взгляд и быстро взяла себя в руки.
   – Привет, – сказала она. – Микаэля сегодня тут нет.
   Анника улыбнулась.
   – Знаю. Мне нужен отчет Бьёрка о расследовании СЭПО. Микке попросил меня взглянуть на него, чтобы, возможно, представлять интересы Саландер.
   Эрика кивнула, потом встала и принесла с письменного стола папку.
   Анника уже почти собралась уходить, но, немного поколебавшись, передумала и села напротив Эрики.
   – Хорошо, а с тобой что происходит?
   – Я собираюсь уйти из «Миллениума», но так и не смогла рассказать об этом Микаэлю. Он так запутался в этой истории с Саландер, что мне никак не представлялся удобный случай, а я не могу сообщить остальным, не поговорив сначала с ним, и теперь мне чертовски паршиво.
   Анника Джаннини прикусила нижнюю губу.
   – И сейчас ты вместо него рассказываешь мне. Чем ты собираешься заниматься?
   – Я буду главным редактором газеты «Свенска моргонпостен».
   – Вот это да! В таком случае поздравления были бы куда уместнее плача и скрежета зубовного.
   – Но я собиралась оставить «Миллениум» совсем не так. Посреди дикого хаоса. Предложение поступило, как гром среди ясного неба, и я не смогла отказаться. Я хочу сказать, что такой шанс дважды не выпадает. Мне предложили эту должность как раз перед тем, как застрелили Дага и Миа, и здесь началась такая чехарда, что я промолчала. А теперь меня дьявольски мучает совесть.
   – Понимаю. И ты боишься рассказать обо всем Микке.
   – Я еще никому не рассказывала. Я думала, что начну работать в «СМП» только осенью и у меня еще будет время рассказать. А теперь они хотят, чтобы я приступила как можно скорее.
   Она замолчала и посмотрела на Аннику с таким видом, будто вот-вот расплачется.
   – Это практически моя последняя неделя в «Миллениуме». После выходных я уезжаю, а потом… мне необходим небольшой отпуск, чтобы подзарядиться. А первого мая я уже начинаю работать в «СМП».
   – А что бы случилось, попади ты под машину? Тогда журнал остался бы без главного редактора и тоже без всякого предупреждения.
   Эрика подняла взгляд.
   – Но я не попала под машину. Я сознательно молчала несколько недель.
   – Я понимаю, что положение трудное, но мне кажется, что Микке с Кристером вместе со всеми остальными справятся с ситуацией. И я считаю, что ты должна им все рассказать, прямо сейчас.
   – Да, но твой проклятый братец сегодня торчит в Гётеборге. Он спит и не отвечает на звонки.
   – Я знаю. Мало кому удается так успешно уклоняться от телефонных разговоров, как Микаэлю. Однако тут речь идет не о вас с Микке. Я знаю, что вы проработали вместе двадцать лет или около того и что у вас запутанные отношения, но ты должна подумать о Кристере и об остальных сотрудниках редакции.
   – Но Микаэль…
   – Микке взовьется до потолка. Разумеется. Но если он не сможет пережить того, что после двадцати лет ты немного перемудрила, то он не стоит того времени, что ты на него потратила.
   Эрика вздохнула.
   – Встряхнись. Вызови Кристера и всех остальных. Немедленно.

   На собрание, устроенное Эрикой Бергер в маленьком конференц-зале «Миллениума», Кристер Мальм явился в растерянности. Его предупредили всего за несколько минут до начала, как раз когда он уже собирался, по случаю пятницы, покинуть редакцию пораньше. Кристер покосился на Хенри Кортеса и Лотту Карим, явно не менее удивленных, чем он. Ответственный секретарь редакции Малин Эрикссон тоже ничего не знала, равно как и репортер Моника Нильссон и маркетолог Сонни Магнуссон. Не хватало только Микаэля Блумквиста, который находился в Гётеборге.
   «Господи. Микаэль ведь ничего не знает, – подумал Кристер Мальм. – Интересно, какова будет его реакция».
   Потом он заметил, что Эрика Бергер закончила говорить, и в конференц-зале воцарилась полная тишина. Он покачал головой, встал, обнял Эрику и поцеловал ее в щеку.
   – Поздравляю, Рикки, – сказал он. – Должность главного редактора «СМП» – это неслабый взлет после нашей маленькой шхуны.
   Хенри Кортес очнулся и от души зааплодировал. Эрика подняла руки.
   – Стоп, – сказала она. – Аплодисментов я сегодня не заслуживаю.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация