А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая взрывала воздушные замки" (страница 48)

   Он кивнул.
   – Ты исчезнешь из ее жизни и из Стокгольма. Мне наплевать на то, как ты поступишь и где окажешься. Поищи работу в Гётеборге или Мальмё. Скажись больным. Делай, что хочешь. Но оставь Эрику Бергер в покое.
   Он кивнул.
   – Договорились?
   Петер Фредрикссон вдруг заплакал.
   – Я не хотел ей зла, – сказал он. – Я хотел только…
   – Ты хотел только превратить ее жизнь в ад, и ты в этом преуспел. Даешь мне слово?
   Он кивнул.
   Она наклонилась, перевернула его на живот и освободила ему руки. Потом взяла пакет из «Консума», заключавший в себе всю жизнь Эрики Бергер, и ушла, оставив Фредрикссона лежать на полу.

   Из парадной Фредрикссона Сусанн Линдер вышла в половине третьего ночи. Она подумала было отложить дело до завтра, но решила, что, если бы речь шла о ней самой, она предпочла бы узнать новости прямо ночью. Кроме того, ее машина так и осталась в Сальтшёбадене. Сусанн позвонила и вызвала такси.
   Грегер Бекман открыл дверь еще прежде, чем она успела нажать на звонок. Он был в джинсах и, казалось, даже не ложился спать.
   – Эрика не спит? – спросила Сусанн Линдер.
   Грегер помотал головой.
   – Есть что-нибудь новое? – поинтересовался он.
   Она кивнула и улыбнулась ему.
   – Заходи. Мы сидим на кухне и разговариваем.
   Они зашли в дом.
   – Привет, Бергер, – сказала Сусанн Линдер. – Тебе следует научиться иногда спать.
   – Что случилось?
   Она протянула пакет из «Консума».
   – Петер Фредрикссон обещает в дальнейшем оставить тебя в покое. Одному дьяволу известно, можно ли ему доверять, но, если он сдержит слово, нам всем это дешевле обойдется, чем возиться с заявлением в полицию и судом. Решать тебе.
   – Значит, это действительно он?
   Сусанн Линдер кивнула. Грегер Бекман стал разливать кофе, но Сусанн отказалась – за последние дни она выпила слишком много кофе. Вместо этого она села и рассказала о событиях этой ночи.
   Эрика Бергер долго сидела молча. Потом встала, поднялась на второй этаж и, вернувшись со школьным альбомом, принялась внимательно всматриваться в лицо Петера Фредрикссона.
   – Я его помню, – сказала она под конец. – Но я представления не имела, что он и есть тот самый Петер Фредрикссон, который работает в «СМП». Я даже не помнила его имени, пока не посмотрела в альбом.
   – Что же произошло? – поинтересовалась Сусанн Линдер.
   – Ничего. Абсолютно ничего. Он был молчаливым и совершенно неинтересным парнем из параллельного класса. Кажется, мы вместе изучали какой-то предмет. Французский, если я правильно помню.
   – Он сказал, что ты его игнорировала.
   Эрика кивнула.
   – Вероятно, да. Он не принадлежал к числу моих знакомых и не входил в нашу компанию.
   – Вы его травили или что-нибудь в этом роде?
   – Видит бог, нет. Я всегда не выносила травли. У нас в гимназии проводились кампании против травли, а я была председателем ученического совета. Даже не могу припомнить, чтобы он когда-нибудь со мной заговаривал или чтобы я обменялась с ним хоть словом.
   – О'кей, – сказала Сусанн Линдер. – Все равно он явно затаил на тебя обиду. Он дважды подолгу находился на больничном по поводу стресса и полного изнеможения. Возможно, для больничных листов имелись и другие причины, о которых нам неизвестно.
   Она встала и надела кожаную куртку.
   – Его жесткий диск я оставлю у себя. С формальной точки зрения он является краденым имуществом, и ему незачем находиться здесь. Не волнуйся, я его обезврежу, как только окажусь дома.
   – Сусанн, подожди… Как же мне тебя отблагодарить?
   – Ну, можешь вступиться, когда гнев Арманского обрушится на меня, подобно грому.
   Эрика пристально посмотрела на нее.
   – Тебе за это здорово достанется?
   – Не знаю… честно говоря, не знаю.
   – Давай мы тебе заплатим за…
   – Нет. Но Арманский, возможно, выставит за эту ночь счет. Надеюсь, что он так и поступит, поскольку это будет означать, что он одобрил мои действия и, следовательно, не намеревается меня выгнать.
   – Я прослежу за тем, чтобы он выставил счет.
   Эрика Бергер встала и заключила Сусанн Линдер в объятия.
   – Спасибо, Сусанн. Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Чего бы это ни касалось.
   – Спасибо. Проследи, чтобы эти фотографии не валялись где попало. Кстати, «Милтон секьюрити» занимается установкой очень крутых сейфов.
   Эрика Бергер улыбнулась.

   Глава 22

   Понедельник, 6 июня
   В понедельник Эрика Бергер проснулась в шесть утра. Хоть она и проспала от силы час, чувствовала она себя на удивление отдохнувшей. Видимо, это была какая-то особая реакция организма. Впервые за несколько месяцев она надела спортивный костюм и в бешеном темпе пробежалась до пристани. Правда, бежать быстро получилась только метров сто, пока поврежденная пятка не разболелась настолько, что Эрике пришлось сбавить скорость и дальше двигаться более спокойно.
   Она чувствовала себя заново рожденной, и даже боль в ноге, возникавшая при каждом шаге, доставляла ей чуть ли не наслаждение. Будто бы смерть, подойдя к ее двери, в последний миг передумала и проследовала к соседнему дому. Эрика просто не могла понять, как ей могло настолько повезти, что Петер Фредрикссон просидел над ее снимками четверо суток, ничего при этом не предприняв. Сканирование свидетельствовало о том, что он вынашивал какие-то планы, но осуществить их не успел.
   Что бы ни случилось, она в этом году сделает Сусанн Линдер какой-нибудь дорогой и неожиданный рождественский подарок. Придумает что-нибудь особенное.
   В половине восьмого, оставив Грегера спать дальше, Эрика села в «БМВ» и поехала в редакцию «СМП». Поставив машину в гараж, она поднялась на лифте в редакцию, уселась в стеклянной клетке и первым делом позвонила охраннику.
   – Петер Фредрикссон вчера уволился из «СМП», – сказала она. – Найдите большую коробку, соберите его личные вещи и проследите за тем, чтобы их доставили ему уже в первой половине дня.
   Эрика посмотрела на информационную стойку. Только что вошедший Андерс Хольм встретил ее взгляд и кивнул.
   Она кивнула в ответ.
   Хольм, конечно, засранец, но после их стычки несколько недель назад он перестал осложнять ей жизнь. Если он будет и дальше демонстрировать такое позитивное отношение, то, возможно, останется на должности начальника информационного отдела. Возможно.
   Она чувствовала, что в силах переломить ситуацию.
   В 08.45 она мельком увидела Боргшё, когда тот выходил из лифта и удалялся по внутренней лестнице к себе в кабинет, расположенный этажом выше. «Я должна поговорить с ним сегодня же», – напомнила она себе.
   Сходив за кофе, Эрика просмотрела утреннюю служебную записку. Утро выдалось небогатым на новости. Единственным, что привлекло внимание, оказалась маленькая заметка, деловым тоном сообщавшая о переводе Лисбет Саландер в следственный изолятор Гётеборга. Эрика одобрила материал и переслала его Андерсу Хольму.
   В 08.59 позвонил Боргшё.
   – Бергер. Зайдите ко мне в кабинет, немедленно.
   Сказав это, он положил трубку.
   Когда Эрика Бергер открыла дверь в его кабинет, Магнус Боргшё сидел с белым лицом. Он встал, повернулся к ней и швырнул на стол пачку бумаг.
   – Что это, черт возьми, такое? – проревел он.
   Сердце Эрики Бергер ушло в пятки. Ей достаточно было только взглянуть на обложку, чтобы понять, что именно Боргшё обнаружил в утренней почте.
   С фотографиями Фредрикссон ничего сделать не успел. Но он успел отправить Боргшё статью Хенри Кортеса.
   Она села напротив него и спокойно ответила:
   – Это статья, написанная журналистом Хенри Кортесом, которую журнал «Миллениум» собирался дать в номер, вышедший неделю назад.
   Боргшё был вне себя.
   – Что вы, черт подери, себе позволяете? Я сам привел вас в «СМП», а вы первым делом начинаете интриговать. Да вы просто какая-то медийная шлюха!
   Глаза Эрики Бергер сузились, она вся похолодела. Слова «шлюха» с нее уже хватило.
   – Неужели вы действительно верите в то, что кто-нибудь станет с этим считаться? Думаете, что вам удастся при помощи этой пустой болтовни отправить меня в отставку? И какого черта было посылать мне эту писанину анонимно?
   – Дело обстоит совсем не так, Боргшё.
   – В таком случае расскажите, как оно обстоит.
   – Статью вам послал Петер Фредрикссон. Он со вчерашнего дня уволен из «СМП».
   – Дьявол, о чем это вы говорите?
   – Долгая история. Но я держала статью при себе уже больше двух недель, пытаясь придумать, как мне лучше с вами о ней поговорить.
   – За этим текстом стоите вы.
   – Нет, не я. Собрал материал и написал статью Хенри Кортес. Я о ней ничего не знала.
   – И вы хотите, чтобы я в это поверил?
   – Как только мои коллеги из «Миллениума» обнаружили, что текст касается вас, Микаэль Блумквист приостановил его публикацию, позвонил мне и передал копию статьи, чтобы я могла решить, как выйти из этой истории с наименьшими потерями. У меня статью выкрали, и теперь она оказалась у вас. В «Миллениуме» хотели дать мне шанс поговорить с вами до ее публикации, а публиковать статью предполагается в августе.
   – Я еще никогда не встречал такой бесстыжей журналистки. Вы обскакали всех.
   – О'кей. Раз уж вы прочитали репортаж, может быть, вы заодно просмотрели и материалы журналистского расследования. К статье Кортеса не подкопаешься, ее вполне можно публиковать. И вам это известно.
   – Что это, черт возьми, должно означать?
   – Если вы останетесь председателем правления к моменту, когда «Миллениум» опубликует статью, «СМП» это сильно повредит. Я отчаянно размышляла, пытаясь найти выход, но так и не нашла.
   – Что вы хотите сказать?
   – Вам необходимо уйти.
   – Вы шутите? Я не сделал ничего такого, что противоречит закону.
   – Магнус, неужели вы действительно не понимаете масштабов этого разоблачения? Не заставляйте меня созывать правление, это приведет только к лишнему позору.
   – Вам не придется ничего созывать. Ваша работа в «СМП» закончена.
   – Сорри. Уволить меня может только правление. Пожалуйста, приглашайте их на экстренное заседание. Я бы предложила прямо сегодня во второй половине дня.
   Боргшё обошел вокруг стола и встал так близко к Эрике Бергер, что она ощущала его дыхание.
   – Бергер… у тебя еще есть шанс остаться здесь. Отправляйся к своим проклятым приятелям из «Миллениума» и проследи за тем, чтобы эта статейка никогда не увидела свет. Если справишься с этим, я, возможно, забуду все то, что ты натворила.
   Эрика Бергер вздохнула.
   – Магнус, вы просто не понимаете серьезности ситуации. Я не имею никакого влияния на то, что публикует «Миллениум». Что бы я ни говорила, статью все равно опубликуют. Меня интересует только то, как это скажется на «СМП». Поэтому вы должны уйти.
   Боргшё оперся руками о спинку кресла и наклонился к Эрике.
   – Твои приятели из «Миллениума», возможно, призадумаются, если узнают, что в тот же миг, как они предадут эту чушь огласке, тебя отсюда выгонят.
   Он вновь выпрямился.
   – Я сегодня еду на совещание в Норрчёпинг. – Он посмотрел на нее и со значением добавил. – Со «СвеаБюгг».
   – Вот как.
   – Когда я завтра вернусь, ты доложишь мне, что с этим покончено. Ясно?
   Он надел пиджак. Эрика Бергер наблюдала за ним, прищурив глаза.
   – Выполнишь аккуратненько, может, и удержишься в «СМП». А теперь освободи мой кабинет.
   Она встала, вернулась обратно в стеклянную клетку и в течение двадцати минут сидела в кресле абсолютно неподвижно. Потом подняла трубку и попросила Андерса Хольма зайти. Памятуя прошлые ошибки, он появился в течение минуты.
   – Садитесь.
   Андерс Хольм поднял брови и сел.
   – Ну, в чем я провинился на этот раз? – иронично поинтересовался он.
   – Андерс, это мой последний день в «СМП». Я сейчас подаю заявление об уходе. Во время ланча я приглашу вице-председателя и остальных членов правления на заседание.
   Он уставился на нее с неподдельным изумлением.
   – Я буду рекомендовать вас в качестве исполняющего обязанности главного редактора.
   – Что?
   – Вы не против?
   Андерс Хольм откинулся на спинку стула и посмотрел на Эрику Бергер.
   – Я, черт возьми, никогда не хотел становиться главным редактором, – сказал он.
   – Я знаю. Но у вас достаточно жесткая хватка, и ради публикации хорошего материала вы пойдете по трупам. Мне бы только хотелось, чтобы у вас было побольше мозгов.
   – Что все-таки произошло?
   – У нас с вами разный стиль работы. Мы с вами все время ругались по поводу того, как следует подавать материал, и тут мы никогда не сойдемся.
   – Да, – сказал он. – Мы никогда не сойдемся. Но возможно, мой стиль старомоден.
   – Я не уверена, что «старомоден» правильное слово. Вы классный специалист в области информации, но ведете себя как засранец. В этом нет никакой необходимости. Но больше всего мы ссорились из-за вашей убежденности в том, что на оценку новостей не должны влиять личные пристрастия и что вы как начальник информационного отдела не должны подобного допускать.
   Эрика Бергер вдруг язвительно улыбнулась Андерсу Хольму, потом открыла сумку и достала оригиналы материалов о Боргшё.
   – Давайте проверим ваше чутье на новости. У меня имеется статья, полученная от Хенри Кортеса, сотрудника «Миллениума». Я сегодня утром решила, что мы дадим эту статью как главный материал дня.
   Она бросила папку Хольму на колени.
   – Вы – начальник информационного отдела. Будет интересно узнать, разделяете ли вы мою оценку данной новости.
   Андерс Хольм открыл папку и принялся читать. Уже после первых строк его глаза расширились, он выпрямился на стуле и посмотрел на Эрику Бергер в упор. Потом опустил глаза и прочел статью от начала до конца, затем открыл и стал внимательно читать документацию, на что ушло двадцать минут. Потом он медленно отложил папку в сторону.
   – Разразится грандиозный скандал.
   – Знаю. Поэтому я сегодня подаю заявление об уходе. «Миллениум» предполагал напечатать статью в июньском номере, но Микаэль Блумквист наложил вето. Он дал текст мне, чтобы я могла поговорить с Боргшё до выхода статьи.
   – И?
   – Боргшё приказал мне замять это материал.
   – Ясно. И вы в отместку хотите выпустить его в «СМП».
   – Нет. Не в отместку. Просто не вижу другого выхода. Если статью напечатает «СМП», у нас будет шанс выйти из ситуации с честью. Боргшё должен уйти. Но после всего этого я тоже не могу здесь оставаться.
   Хольм две минуты помолчал.
   – Черт, Бергер… Я не предполагал, что вы такая крутая. Никак не думал, что скажу это, но, раз у вас такой боевой характер, мне действительно жаль, что вы уходите.
   – Вы могли бы остановить публикацию, но раз мы оба ее одобряем… Вы собираетесь давать ей ход?
   – Черт возьми, конечно, мы ее напечатаем. Информация ведь просочится в любом случае.
   – Именно.
   Андерс Хольм встал, но замялся возле ее стола.
   – Идите работайте, – сказала Эрика Бергер.

   Выждав пять минут после ухода Хольма, она подняла трубку и позвонила Малин Эрикссон в «Миллениум».
   – Привет, Малин. Нет ли там поблизости Хенри Кортеса?
   – Есть. Сидит у себя за столом.
   – Не могла бы ты пригласить его к себе в кабинет и включить на телефоне громкую связь? Нам надо посовещаться.
   Хенри Кортес подошел в течение пяти секунд.
   – Что происходит?
   – Хенри, я сегодня совершила аморальный поступок.
   – Неужели?
   – Я передала твою статью о «Витаваре» Андерсу Хольму, начальнику отдела информации «СМП».
   – Вот как…
   – Я велела ему завтра дать статью в «СМП». За твоей подписью. Тебе, разумеется, заплатят. Ты сможешь сам назвать цену.
   – Эрика… что, черт возьми, происходит?
   Она кратко рассказала о событиях последних недель и о том, как Петер Фредрикссон ее чуть не уничтожил.
   – Дьявол, – сказал Хенри Кортес.
   – Хенри, я знаю, что материал твой. У меня просто нет выбора. Ты можешь на это пойти?
   Хенри Кортес несколько секунд помолчал.
   – Спасибо, что позвонила, Эрика. Можешь печатать статью за моей подписью. Если, разумеется, Малин не возражает.
   – Я не возражаю, – вступила в разговор Малин.
   – Отлично, – сказала Эрика. – Проинформируйте, пожалуйста, Микаэля. Думаю, его еще нет на месте.
   – Я поговорю с Микаэлем, – пообещала Малин Эрикссон. – Но, Эрика, ведь это означает, что ты с сегодняшнего дня безработная?
   Эрика засмеялась.
   – Я решила устроить себе отпуск до конца года. Поверьте, что нескольких недель в «СМП» с меня вполне хватило.
   – Думаю, тебе не следует начинать планировать отпуск, – заметила Малин.
   – Почему нет?
   – Ты можешь во второй половине дня заглянуть в «Миллениум»?
   – Зачем?
   – Мне требуется помощь. Если захочешь вернуться на должность главного редактора, можешь приступать завтра утром.
   – Малин, главный редактор «Миллениума» ты. Ни о чем другом не может быть и речи.
   – О'кей. Тогда выходи на должность ответственного секретаря редакции, – засмеялась Малин.
   – Ты серьезно?
   – Черт возьми, Эрика, мне так тебя не хватает, что я просто умираю. Я пришла в «Миллениум», в частности, за тем, чтобы иметь возможность работать с тобой. А ты вдруг взяла и оказалась не в той газете.
   Эрика Бергер с минуту помолчала. Она даже не успела обдумать возможность возвращения в «Миллениум».
   – Вы хотите, чтобы я вернулась? – медленно спросила она.
   – А ты как думаешь? Подозреваю, что мы начнем с шикарного праздника, и главным организатором стану я. Ты вернешься как раз к тому моменту, когда нам предстоит публиковать сама знаешь что.
   Эрика посмотрела на часы на письменном столе. Без пяти десять. В течение одного часа вся ее жизнь перевернулась. Она вдруг почувствовала, как сильно ей хочется вновь подняться по лестнице в «Миллениум».
   – В ближайшие часы мне еще надо разобраться кое с чем в «СМП». Можно, я зайду к вам около четырех?

   Рассказывая Драгану Арманскому о ночных событиях, Сусанн Линдер смотрела ему прямо в глаза. Она не упомянула лишь о своей уверенности в том, что к проникновению в компьютер Фредрикссона имела отношение Лисбет Саландер. Сусанн опустила это по двум причинам: во-первых, ей казалось, что это звучит слишком неправдоподобно, а во-вторых, она знала, что Драган Арманский активно участвует в деле Саландер вместе с Микаэлем Блумквистом.
   Слушал Арманский очень внимательно. Закончив рассказ, Сусанн Линдер замолчала, ожидая его реакции.
   – Около часа назад мне звонил Грегер Бекман, – сказал он.
   – Вот как.
   – Они с Эрикой Бергер заедут на неделе, чтобы подписать контракт. Они выражают благодарность за вклад «Милтон секьюрити» и, прежде всего, за твое участие.
   – Ясно. Приятно, когда клиенты довольны.
   – Он хочет также заказать домой сейф. Мы должны его установить и закончить все дела с сигнализацией к концу недели.
   – Отлично.
   – Он хочет, чтобы мы выставили им счет за твою работу в эти выходные.
   – Хм.
   – Иными словами, нам предстоит отправить им солидный счет.
   – Ага.
   Арманский вздохнул.
   – Сусанн, ты ведь понимаешь, что Фредрикссон может пойти в полицию и заявить на тебя по множеству пунктов.
   Она кивнула.
   – Разумеется, он сам со свистом отправится в тюрьму, но, может, он решит, что дело того стоит.
   – Не думаю, чтобы у него хватило пороху пойти в полицию.
   – Пусть так, но ты действовала вопреки всем полученным от меня инструкциям.
   – Я знаю, – сказала Сусанн Линдер.
   – И как, ты считаешь, я должен на это отреагировать?
   – Решать вам.
   – А как, по твоему мнению, мне следует реагировать?
   – Мое мнение никакого значения не имеет. За вами всегда остается право меня выставить.
   – Едва ли. Я не могу себе позволить лишиться сотрудника твоего уровня.
   – Спасибо.
   – Но если ты снова проделаешь нечто подобное, я очень рассержусь.
   Сусанн Линдер кивнула.
   – Что ты сделала с жестким диском?
   – Он уничтожен. Я сегодня утром сунула его в тиски и раздавила в крошки.
   – О'кей. Тогда будем считать, что дело закрыто.

   Первую половину дня Эрика Бергер посвятила обзвону членов правления «СМП». Вице-председателя она застала на даче неподалеку от Ваксхольма и уговорила его немедленно сесть в машину и мчаться в редакцию. После ланча правление собралось, правда, в сильно урезанном составе. В течение часа Эрика Бергер докладывала, как у них появилась папка Кортеса и к каким это привело последствиям.
   Когда она закончила, послышались ожидаемые предложения поискать какое-нибудь альтернативное решение. Эрика объявила, что «СМП» собирается дать статью в завтрашний номер, и сообщила также, что работает у них последний день и ее решение бесповоротно.
   В результате всего этого Эрика заставила правление одобрить и занести в протокол два решения: просить Магнуса Боргшё незамедлительно оставить занимаемый пост и назначить Андерса Хольма временно исполняющим обязанности главного редактора. После этого она извинилась и оставила правление обсуждать ситуацию без нее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация