А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая взрывала воздушные замки" (страница 47)

   – Привет, Микке.
   – Саландер сегодня вечером перевезли в следственный изолятор Гётеборга, чтобы дожидаться завтрашней транспортировки в Стокгольм.
   – Ясно.
   – Она передала… сообщение для тебя.
   – Вот как?
   – Оно весьма таинственное.
   – Какое?
   – Она говорит, что «Ядовитым пером» является Петер Фредрикссон.
   Эрика Бергер десять секунд просидела молча. «Это невозможно. Петер не таков. Должно быть, Саландер ошиблась», – отрывочно мелькало у нее в голове.
   – Что-нибудь еще?
   – Нет. Только это. Ты понимаешь, о чем речь?
   – Да.
   – Рикки, чем вы там с Лисбет занимаетесь? Она звонила тебе, чтобы навести меня на Телеборьяна и…
   – Спасибо, Микке. Поговорим позже.
   Она выключила мобильный телефон и посмотрела на Сусанн Линдер совершенно безумным взглядом.
   – Рассказывай, – сказала та.
   Сусанн Линдер испытывала противоречивые чувства. Эрика Бергер внезапно получила известие о том, что «Ядовитым пером» является ее ответственный секретарь Петер Фредрикссон. Когда она об этом рассказывала, слова лились из нее прямо потоком. А потом Сусанн Линдер спросила, каким образом она узнала, что ее маньяк – Фредрикссон.
   Тут Эрика Бергер вдруг сразу замолчала, и вид у нее сделался растерянный.
   – Я не могу рассказать…
   – Что ты имеешь в виду?
   – Сусанн, я знаю, что «Ядовитое перо» – Фредрикссон. Но не могу объяснить, откуда получила эту информацию. Что мне делать?
   – Чтобы я смогла тебе помочь, ты должна мне все рассказать.
   – Я… я не могу. Ты не понимаешь.
   Эрика Бергер поднялась и встала возле кухонного окна, спиной к Сусанн Линдер. Наконец она снова обернулась.
   – Я поеду к этому дьяволу домой.
   – Нет, черт побери. Тебе нельзя никуда ехать, особенно домой к человеку, которого мы подозреваем в том, что он тебя дико ненавидит.
   На лице Эрики Бергер читалась растерянность.
   – Сядь. Расскажи, что произошло. Это ведь звонил Микаэль Блумквист?
   Эрика кивнула.
   – Я… днем попросила одного хакера проверить домашние компьютеры персонала.
   – Ага. Тем самым ты, вероятно, совершила тяжкое преступление в сфере информационных технологий. И теперь не хочешь говорить, кто этот хакер.
   – Я пообещала не рассказывать… Это касается других людей. Одного материала, над которым работает Микаэль.
   – А Блумквист знает о «Ядовитом пере»?
   – Нет, он только передал информацию.
   Сусанн Линдер склонила голову набок и пристально посмотрела на Эрику Бергер. Вдруг у нее в голове образовалась ассоциативная цепочка.
   Эрика Бергер. Микаэль Блумквист. «Миллениум». Таинственные полицейские, которые вторгались в квартиру Блумквиста и прослушивали ее. Сусанн Линдер следила за наблюдателями. Блумквист как одержимый работает над материалом о Лисбет Саландер.
   То, что Лисбет Саландер ас компьютерного дела, в «Милтон секьюрити» знали все. Никто не понимал, откуда у нее такие навыки, и Сусанн никогда не слышала о том, что Саландер является хакером. Но Драган Арманский как-то говорил, что, занимаясь изучением личных обстоятельств, Саландер подавала совершенно обескураживающие отчеты. Хакер…
   Но ведь Саландер лежит взаперти в Сальгренской больнице.
   Это безумие.
   – Мы говорим о Саландер? – спросила Сусанн Линдер.
   У Эрики Бергер сделался такой вид, будто ее поразило молнией.
   Я не имею права обсуждать, откуда пришла информация. Ни единым словом.
   Сусанн Линдер вдруг фыркнула.
   Это Саландер. Подтвердить отчетливее Бергер просто не могла. Она совершенно выбита из равновесия.
   Но это же невозможно.
   Что, черт побери, происходит?
   Получается, что, находясь в заключении, Лисбет Саландер взялась выяснить, кто является «Ядовитым пером». Это чистое безумие.
   Сусанн Линдер интенсивно размышляла.
   Что было в истории Лисбет Саландер правдой, а что нет, она не имела ни малейшего представления. Они встречались от силы раз пять в то время, когда Саландер работала в «Милтон секьюрити», и ни разу не обменялись ни одним словом не по служебным поводам. Она считала Саландер угрюмым, необщительным и неприятным в общении человеком, с настолько прочной скорлупой, что ее не взял бы даже бур. Сусанн также замечала, что Драган Арманский взял Лисбет Саландер под свое крыло. А поскольку Арманского Сусанн Линдер уважала, она предполагала, что для подобного отношения к этой угрюмой девушке у него имеются веские причины.
   И вот она заявляет, что «Ядовитым пером» является Петер Фредрикссон.
   Действительно ли она права? Есть ли доказательства?
   Потом Сусанн Линдер в течение двух часов расспрашивала Эрику Бергер обо всем, что той известно о Петере Фредрикссоне, какова его роль в «СМП» и какие у них сложились отношения. От ответов ей легче не стало.
   Эрика Бергер пребывала в полной растерянности и мучилась, не зная, как ей теперь быть. Ей хотелось поехать к Фредрикссону домой и в лицо спросить, что все это значит, но она сомневалась, что такой поступок будет правильным. В конце концов Сусанн Линдер убедила ее не спешить с обвинениями – если Петер Фредрикссон невиновен, Бергер будет выглядеть полной идиоткой – и пообещала разобраться сама. О своем обещании она пожалела в тот же миг, когда его произнесла, поскольку не имела представления, как ей следует действовать.
   Припарковав свой старенький «фиат страда» максимально близко к дому Петера Фредрикссона в Фисксэтре, она заперла машину и огляделась. Она не имела четкого плана, но полагала, что ей следует зайти к нему и каким-то образом заставить его ответить на ряд вопросов. При этом она отдавала себе отчет, что это все выходит далеко за рамки ее должностных обязанностей в «Милтон секьюрити» и что Драган Арманский пришел бы в бешенство, если бы узнал, чем она занимается.
   Но этот план, и сам по себе не блестящий, рухнул еще до того, как она попыталась претворить его в жизнь.
   В тот же миг, как она зашла во двор и стала приближаться к подъезду, дверь открылась и оттуда вышел человек – это и был Петер Фредрикссон, Сусанн Линдер тотчас узнала его по фотографии с персонального сайта, который изучала в компьютере Эрики Бергер. Они шли навстречу друг другу и вскоре разминулись. Петер Фредрикссон скрылся в подземном гараже. Остановившись, Сусанн Линдер посмотрела ему вслед. Бросив взгляд на часы, она отметила, что уже около одиннадцати вечера, и довольно странно, что Петер Фредрикссон куда-то собирается. Она побежала обратно к машине.

   После того как Эрика Бергер отсоединилась, Микаэль Блумквист долго сидел, глядя на мобильный телефон. Его очень интересовало, что происходит. Он растерянно посмотрел на компьютер Лисбет Саландер, но к этому времени ее уже должны были перевести в Гётеборгскую тюрьму и связаться с ней возможности уже не представится.
   Он открыл синий Т10 и позвонил Идрису Хиди в Ангеред.
   – Здравствуйте. Это Микаэль Блумквист.
   – Здравствуйте, – отозвался Идрис Хиди.
   – Я хочу сообщить, что вы можете прекратить выполнять мое поручение.
   Идрис Хиди молча кивнул. Он уже вычислил, что Микаэль Блумквист ему позвонит, поскольку Лисбет Саландер перевезли в следственный изолятор.
   – Понятно, – сказал он.
   – Мобильный телефон можете оставить себе, как мы и договаривались. Оставшиеся деньги я вышлю вам на неделе.
   – Спасибо.
   – Это я должен благодарить вас за помощь.
   Закончив разговор, Микаэль открыл ноутбук и принялся за работу. События последних дней привели к необходимости переделывать солидную часть рукописи и добавлять совершенно новый материал.
   Он вздохнул.
   В четверть двенадцатого Петер Фредрикссон припарковался в трех кварталах от дома Эрики Бергер. Сусанн Линдер, уже понимая, куда он направляется, держала дистанцию, чтобы не привлекать к себе внимания. Через две с лишним минуты она проехала мимо его машины и отметила, что та уже пуста. Миновав дом Эрики Бергер, Сусанн припарковалась чуть подальше, чтобы ее не было видно. От волнения у нее вспотели ладони.
   Она достала коробочку и сунула в рот порцию жевательного табака.
   Потом открыла дверцу машины и огляделась. Как только Сусанн осознала, что Фредрикссон движется в сторону Сальтшёбадена, она сразу поняла, что информация Саландер верна. Как именно Саландер действовала, она не знала, но уже больше не сомневалась в том, что «Ядовитым пером» является именно Фредрикссон. Судя по всему, ехал он в Сальтшёбаден не ради развлечения, а явно что-то затевал.
   Будет здорово, если ей удастся поймать его с поличным.
   Она вынула из бокового отделения на дверце машины телескопическую дубинку и повертела ее в руках. Потом нажала на предохранитель на рукоятке, выпустила тяжелую стальную пружину и сжала зубы.
   Вот почему она ушла из патрульной службы.
   В одном-единственном случае ее охватил безумный приступ ярости, когда патруль в третий раз за три дня выехал по адресу в местечке Хегерстен: женщина опять позвонила в полицию с криком о помощи, поскольку ее избил муж. И в точности как в первых двух случаях, к моменту прибытия патруля ситуация уже успела нормализоваться.
   Они в очередной раз вывели мужа на лестницу и стали беседовать с женщиной. Нет, подавать заявление в полицию она не хочет. Нет, это недоразумение. Нет, он хороший… на самом деле это ее вина. Она его спровоцировала…
   Все это время мерзавец стоял, ухмыляясь и глядя Сусанн Линдер прямо в глаза.
   Она не могла объяснить, почему так поступила. Но внезапно ее просто прорвало – она выхватила дубинку и ударила его по губам. Первый удар оказался несильным. Губа у него раздулась, и он присел. В течение следующих десяти секунд – пока коллеги не обхватили ее и силой не вытащили на улицу – она бешено колотила его дубинкой по спине, почкам, бедрам и плечам.
   Дела возбуждать так и не стали. Сусанн тем же вечером уволилась, поехала домой и неделю прорыдала. Потом она взяла себя в руки и пришла к Драгану Арманскому. Она рассказала о содеянном и о причинах увольнения из полиции. Ей хотелось устроиться на работу. Арманский засомневался и попросил время на обдумывание. Сусанн уже оставила надежду, когда шесть недель спустя он позвонил ей и сказал, что готов ее испытать.
   Сусанн Линдер состроила суровую гримасу и засунула телескопическую дубинку за пояс. Она проверила, на месте ли баллончик со слезоточивым газом в правом кармане куртки и хорошо ли завязаны шнурки кроссовок. Потом вернулась назад к дому Эрики Бергер и зашла на участок.
   Она знала, что на заднем дворе детекторы движения еще не установили, и беззвучно перемещалась по газону вдоль живой изгороди на границе участка. Фредрикссона видно не было. Обойдя вокруг дома, она замерла и внезапно увидела, как он тенью скользнул в полумраке возле студии Грегера Бекмана.
   Он не понимает, какой идиотизм с его стороны сюда возвращаться. Просто не может удержаться.
   Сидя на корточках, он пытался заглянуть через щель в занавесках в примыкающую к гостиной комнату. Потом переместился на открытую террасу и стал всматриваться в дом через щель в опущенных жалюзи, рядом с панорамным окном, по-прежнему закрытым фанерой.
   Внезапно Сусанн Линдер улыбнулась.
   Пока он стоял к ней спиной, она проскользнула через двор к углу дома и спряталась у фронтона за двумя кустами смородины. Сквозь ветки обзор открывался неважный, но все же она его видела. Со своего места Фредрикссон, вероятно, мог наблюдать внутри дома холл и даже кусочек кухни. Там он, надо думать, обнаружил нечто интересное, поскольку двинулся дальше только минут через десять. И оказался совсем рядом с Сусанн Линдер.
   Когда он обогнул угол дома и прошел мимо нее, Сусанн Линдер встала во весь рост и негромко его окликнула:
   – Привет, Фредрикссон.
   Он резко остановился и обернулся к ней.
   Его глаза сверкнули в темноте. Видеть его лица она не могла, но слышала, что от потрясения он затаил дыхание.
   – Мы можем пойти по простому пути или же по сложному, – сказала она. – Сейчас мы отправимся к вашей машине и…
   Он развернулся и собрался бежать.
   Сусанн Линдер подняла дубинку и нанесла сокрушительный болезненный удар по внешней стороне его левого колена.
   Он сдавленно вскрикнул и упал.
   Сусанн занесла дубинку для следующего удара, но удержалась, спиной почувствовав взгляд Драгана Арманского.
   Она наклонилась, перевернула пленника на живот и придавила коленом пониже спины. Потом схватила его за правую руку, заломила ее на спину и надела наручник. Фредрикссон был слабым и никакого сопротивления не оказал.

   Эрика Бергер погасила свет в гостиной и, прихрамывая, пошла на второй этаж. Костыли ей больше не требовались, но ступня по-прежнему болела, когда Эрика переносила на нее вес. Грегер Бекман выключил свет на кухне и последовал за женой. Ему еще не доводилось видеть Эрику Бергер такой несчастной – казалось, никакие его слова не приносили ей облегчения и не могли приглушить страх.
   Она разделась, заползла в постель и повернулась к нему спиной.
   – Ты ни в чем не виноват, Грегер, – сказала она, услышав, что он тоже укладывается.
   – Ты плохо себя чувствуешь, – откликнулся он. – Я хочу, чтобы ты несколько дней посидела дома.
   Он обнял ее за плечи. Она не пыталась его оттолкнуть, но оставалась безучастной. Он наклонился, осторожно поцеловал ее в шею и обнял покрепче.
   – Ты ничего не можешь сказать или сделать для облегчения ситуации. Я знаю, что мне необходим перерыв. Я чувствую себя так, будто села на скорый поезд и обнаружила, что перепутала платформу.
   – Мы можем несколько дней провести на яхте. Уехать от всего этого.
   – Нет. Уезжать мне нельзя.
   Она обернулась к нему.
   – Сбежать – это самое глупое, что я могу сейчас сделать. Я должна разобраться с проблемами. А потом мы сможем уехать.
   – О'кей, – сказал Грегер. – От меня явно не много помощи.
   Она слабо улыбнулась.
   – Да. Не много. Но спасибо за то, что ты здесь. Я тебя безумно люблю, ты же знаешь.
   Он кивнул.
   – Не могу поверить в то, что это Петер Фредрикссон, – сказала Эрика Бергер. – Я никогда не чувствовала с его стороны ни малейшей враждебности.

   Увидев, что на первом этаже гасят свет, Сусанн Линдер подумала, не позвонить ли в дверь к Эрике Бергер. Потом опустила взгляд на Петера Фредрикссона. Тот пока не произнес ни единого слова и держался абсолютно пассивно. Она надолго задумалась и затем приняла решение.
   Наклонившись, она ухватилась за наручники, подняла Фредрикссона на ноги и прислонила к стене.
   – Стоять можешь? – спросила она.
   Он не ответил.
   – О'кей, тогда мы упростим дело. Если окажешь сопротивление, я точно так же обработаю тебе правую ногу. А если сопротивление повторится, я переломаю тебе руки. Ты меня понял?
   Она уловила, что он часто дышит. Испугался?
   Толкая его перед собой, она вывела его на улицу и повела к стоящей за три квартала машине. Он хромал, и ей приходилось его поддерживать. Когда они подошли к его машине, им встретился какой-то человек, выгуливающий собаку, – остановившись, он стал разглядывать наручники Петера Фредрикссона.
   – Полицейская операция, – решительным голосом заявила Сусанн Линдер. – Идите домой.
   Она поместила Фредрикссона на заднее сиденье и повезла обратно в Фисксэтру. Была половина первого ночи, и на пути к его парадной им никто не встретился. Сусанн Линдер выудила у него ключи и повела пленника по лестнице в расположенную на третьем этаже квартиру.
   – Вы не имеете права заходить ко мне в квартиру, – сказал Петер Фредрикссон, впервые подав голос с тех пор, как она надела на него наручники. – Вы не имеете права. У вас должно быть разрешение на обыск…
   – Я не из полиции, – тихим голосом произнесла она.
   Он уставился на нее с недоверием.
   Сусанн Линдер ухватила его за рубашку, завела, толкая впереди себя, в гостиную и пихнула на диван. В трехкомнатной квартире царил идеальный порядок, слева от гостиной располагалась спальня, по другую сторону от прихожей – кухня, а к гостиной примыкал маленький кабинет.
   Заглянув в кабинет, она с облегчением вздохнула. The smokinggun[56]. Фотографии из альбома Эрики Бергер были разложены на столе рядом с компьютером, а еще штук тридцать снимков хозяин прикрепил булавками к стене. Удивленно подняв брови, Сусанн рассматривала этот вернисаж: Эрика Бергер была чертовски красивой женщиной и вела куда более занимательную сексуальную жизнь, чем сама Сусанн.
   Услышав, что Петер Фредрикссон зашевелился, она вернулась в гостиную и поймала его, ударила, затащила в кабинет, усадила на пол и велела:
   – Сиди смирно!
   Потом она пошла на кухню, отыскала большой бумажный пакет из магазина «Консум» и по одной сняла со стены все фотографии. Разорванный альбом и дневники Эрики Бергер вскоре тоже нашлись.
   – Где видеозапись? – спросила она.
   Петер Фредрикссон не ответил. Сусанн Линдер вышла в гостиную и включила телевизор. В видеомагнитофоне имелась кассета, но Сусанн пришлось немного повозиться, чтобы найти на пульте видеоканал.
   Она вынула видеокассету и долго проверяла, не копировал ли он ее.
   Обнаружив старые любовные письма Бергер и материалы о Боргшё, она переключилась на компьютер Петера Фредрикссона. К персональному компьютеру IBM у него подсоединен сканер «Микротек». Приподняв крышку сканера, Сусанн нашла забытую фотографию, изображавшую Эрику Бергер на вечеринке в клубе «Экстрим», судя по баннеру на стене, посвященной празднованию Нового 1986 года.
   Включив компьютер, она обнаружила, что он защищен паролем.
   – Какой у тебя пароль? – спросила она.
   Петер Фредрикссон, со злобным видом сидевший на полу, не пожелал с ней разговаривать.
   Сусанн Линдер вдруг совершенно успокоилась. Она знала, что с формальной точки зрения весь вечер совершала преступление за преступлением, включая то, что можно классифицировать как противоправное принуждение и даже грубое похищение человека. Но ей было наплевать. Она почти ликовала.
   Пожав плечами, она вытащила из кармана швейцарский армейский нож. Отсоединила все кабели, повернула компьютер к себе задней стенкой и вскрыла его при помощи крестовой отвертки. На то, чтобы разобрать аппарат и извлечь жесткий диск, потребовалось пятнадцать минут.
   Сусанн огляделась по сторонам. Она уже собрала все, но на всякий случай тщательно проверила ящики письменного стола, пачки бумаг и книжные полки. Внезапно ее взгляд упал на лежащий на подоконнике школьный альбом – из гимназии Юшхольма[57] датированный 1978 годом. «Кажется, Эрика Бергер родом из юшхольмской знати», – вспомнила Сусанн, открыла альбом и начала один за другим просматривать страницы выпускных классов.
   Она нашла восемнадцатилетнюю Эрику Бергер в студенческой кепочке, с солнечной улыбкой и ямочками на щеках. Она была одета в тонкое белое хлопчатобумажное платье и держала в руках букет цветов, являя собой воплощение невинной юной отличницы.
   Нужную связь она чуть было не упустила, но на следующей странице что-то зацепило ее взгляд. По фотографии Сусанн бы его ни за что не узнала, однако подпись не оставляла места сомнениям. Петер Фредрикссон. Он учился в параллельном классе с Эрикой Бергер. Перед Сусанн предстал тощий юноша с серьезным лицом, смотревший в объектив из-под козырька.
   Она подняла глаза и встретилась взглядом с Петером Фредрикссоном.
   – Она уже тогда была шлюхой.
   – Очаровательно, – сказала Сусанн Линдер.
   – Она трахалась в школе со всеми парнями подряд.
   – Сомневаюсь.
   – Она была проклятой…
   – Не продолжай. Что произошло? Тебе не удалось забраться к ней в трусики?
   – Она меня игнорировала. Смеялась надо мной. А начав работать в «СМП», меня даже не узнала.
   – Да-да, – произнесла Сусанн Линдер. – У тебя наверняка было скучное детство. Может, поговорим серьезно?
   – Что вам надо?
   – Я не из полиции, – сказала Сусанн Линдер. – Я из тех, кто занимается такими, как ты.
   Она подождала, предоставив его фантазии поработать.
   – Я хочу знать, выложил ли ты ее фотографии где-нибудь в Интернете?
   Он помотал головой.
   – Точно?
   Он кивнул.
   – Эрика Бергер будет сама решать, подавать ли ей на тебя заявление в полицию за преследования, угрозу насилия и нарушение неприкосновенности жилища или пойти на мировое соглашение.
   Он промолчал.
   – Если она решит на тебя наплевать – а я считаю, что большего ты и не заслуживаешь, – то я буду за тобой приглядывать.
   Она подняла телескопическую дубинку.
   – Если ты еще когда-нибудь приблизишься к дому Эрики Бергер, пошлешь ей какой-нибудь мейл или нарушишь ее покой каким-либо иным способом, я к тебе вернусь. Я тебя так изувечу, что родная мать не узнает. Ты меня понял?
   Он промолчал.
   – У тебя имеется возможность повлиять на финал этой истории. Хочешь узнать какая?
   Он кивнул.
   – В таком случае я рекомендую Эрике Бергер отпустить тебя на все четыре стороны. Ходить на работу можешь больше не утруждаться. Ты уволен, прямо с этой минуты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация