А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая взрывала воздушные замки" (страница 44)

   Глава 20

   Суббота, 4 июня
   Выйдя из автобуса возле Шлюза, Микаэль Блумквист поднялся на лифте Катаринахиссен на холм Мусебаккен и дошел до дома № 9 по Фискаргатан. В ближайшем магазине он купил хлеб, молоко и сыр и первым делом положил продукты в холодильник, а затем включил компьютер Лисбет Саландер.
   После некоторого размышления он также включил синий телефон «Эрикссон T10». На обычный мобильный телефон он решил плюнуть, поскольку все равно не хотел разговаривать ни с кем, кто не имел отношения к истории Залаченко. Оказалось, что за прошедшие сутки ему звонили семь раз – трижды Хенри Кортес, дважды Малин Эрикссон и один раз Эрика Бергер.
   Для начала он позвонил Хенри Кортесу, который сидел в кафе в районе Васастан и хотел обсудить несколько мелочей, но ничего срочного.
   Малин Эрикссон звонила просто для порядка.
   Потом Микаэль позвонил Эрике Бергер, но у нее было занято.
   Он открыл yahoo «Stolliga_Bordet» и обнаружил окончательный вариант биографии Лисбет Саландер. Микаэль улыбнулся, кивнул, распечатал документ и сразу принялся его читать.
* * *
   Лисбет Саландер давила на клавиши своего «Палм Тангстен T3». Проникнув в компьютерную сеть «СМП», она в течение часа разбиралась с ее содержимым. При этом она пользовалась регистрационным адресом Эрики Бергер – заниматься адресом Петера Флеминга Лисбет не стала, поскольку добывать полные административные полномочия у нее не было необходимости. Ее интересовал доступ к административному сайту «СМП» с личными файлами, а тут у Эрики Бергер и так имелись полные права.
   Лисбет ужасно жалела, что Микаэль Блумквист не мог вместо карманного компьютера протащить в больницу ее ноутбук с настоящей клавиатурой и 17-дюймовым экраном. Она скачала себе перечень всех сотрудников «СМП» и стала его изучать. Он включал двести двадцать три человека, из них восемьдесят две женщины.
   Для начала она вычеркнула всех женщин. Сумасшествие у женщин она не исключала, но статистика показывала, что в подавляющем большинстве случаев женщин преследуют мужчины. Оставался сто сорок один человек.
   Опять-таки согласно статистике, большинство «ядовитых перьев» пребывает либо в подростковом, либо в среднем возрасте. Поскольку подростки в «СМП» не работали, Лисбет построила диаграмму и вычеркнула всех старше пятидесяти пяти и моложе двадцати пяти. После этого осталось сто три человека.
   Она немного подумала. Времени было мало – возможно, даже меньше двадцати четырех часов. Лисбет приняла решение и одним махом вычеркнула всех работников отделов распространения, рекламы, художественного оформления, охраны и техники, сосредоточив внимание на группе журналистов и редакционного персонала. Получился список из сорока восьми мужчин в возрасте от двадцати шести до пятидесяти четырех лет.
   Тут послышался звон связки ключей. Лисбет тотчас выключила компьютер и пристроила его под одеялом между ног. Прибыл ее последний обед в Сальгренской больнице, и Лисбет с тоской посмотрела на тушеную капусту. К тому же она знала, что после обеда ей некоторое время не дадут спокойно работать, поэтому положила компьютер в дырку за тумбочкой и терпеливо ждала, пока две женщины родом из Эритреи пропылесосят палату и перестелют кровать.
   Одну из них звали Сара, и она в последний месяц регулярно приносила Лисбет по несколько сигарет «Мальборо лайт». Она также снабдила пациентку зажигалкой, которую та прятала за прикроватной тумбочкой. Лисбет с благодарностью приняла две сигареты, которые собиралась выкурить ночью возле вентилятора.
   Только около двух, когда все опять успокоилось, Лисбет достала компьютер и подключилась к Сети. Она собралась было сразу вернуться к административному сайту «СМП», но сообразила, что не следует забывать о собственных проблемах. Ежедневную проверку она начала с yahoo «Stolliga_Bordet». За последние трое суток Микаэль Блумквист не выложил там ничего нового, и ее заинтересовало, чем же он занимается. Этот дьявол опять взялся за свое и крутит с какой-нибудь фифой с большой грудью.
   Потом Лисбет проверила, не добавил ли чего-нибудь Чума. Не добавил.
   Далее она занялась проверкой жестких дисков прокурора Рихарда Экстрёма, где нашла малоинтересную корреспонденцию о предстоящем суде, и доктора Петера Телеборьяна.
   Каждый раз, когда она углублялась в жесткий диск Телеборьяна, у нее возникало чувство, будто температура тела на несколько градусов понижается.
   Она нашла результаты своей судебно-медицинской экспертизы, которые он уже сформулировал, хотя официально написать их мог только после осмотра. Прогноз, по его версии, несколько улучшился, но в целом ничего нового не появилось. Лисбет скачала экспертизу и отправила на адрес «Stolliga_Bordet», потом стала проверять электронную почту Телеборьяна, открывая одно письмо за другим, и чуть не упустила значение коротенького сообщения:
...
   Суббота, 15.00, у кольца на Центральном вокзале. Юнас.
   Дьявол. Юнас. Он встречается во множестве писем, адресованных Телеборьяну. Использует адрес на hotmail. Личность неизвестна.
   Лисбет Саландер перевела взгляд на электронные часы на тумбочке. 14.28. Она сразу нажала ICQ Микаэля Блумквиста, но ответа не последовало.

   Микаэль Блумквист распечатал уже готовые 220 страниц, выключил компьютер и уселся за кухонный стол Лисбет Саландер с ручкой в руках, намереваясь заняться правкой.
   Текст его удовлетворял, но в материалах оставалось большое белое пятно. Как же найти остальных членов «Секции»? Малин Эрикссон права. Это невозможно. И время поджимает.

   Лисбет Саландер сердито выругалась и попыталась вызвать в ICQ Чуму. Тот не отвечал. Она покосилась на часы. 14.30.
   Лисбет села на край кровати и стала вспоминать адреса ICQ. Сперва попробовала адрес Хенри Кортеса, потом Малин Эрикссон. Никто не отвечал. Суббота. У всех выходной. Она покосилась на часы. 14.32.
   Лисбет попыталась добраться до Эрики Бергер. Безуспешно. Я же велела ей идти домой. Дьявол. 14.33.
   Она могла бы послать SMS Микаэлю Блумквисту на мобильный телефон… но он прослушивается. Лисбет прикусила нижнюю губу.
   В конце концов она в отчаянии повернулась к тумбочке и вызвала медсестру. В 14.35 она услышала, что в дверь вставляется ключ, и к ней заглянула сестра Агнета, женщина лет пятидесяти.
   – Здравствуйте. У вас проблемы?
   – Доктор Андерс Юнассон сейчас в отделении?
   – Вы себя плохо чувствуете?
   – Я хорошо себя чувствую. Но мне надо обменяться с ним парой слов. Если возможно.
   – Я его только что видела. А в чем дело?
   – Мне необходимо с ним поговорить.
   Сестра Агнета нахмурила брови. Пациентка Лисбет Саландер обычно вызывала сестер, только если у нее болела голова или возникала какая-то другая неотложная проблема. Она никогда не вступала в споры и ни разу не просила о разговоре с конкретным врачом. Правда, сестра Агнета отметила, что Андерс Юнассон много возился с арестованной пациенткой, которая обычно бывала полностью закрыта для внешнего мира. Возможно, ему удалось установить с ней какой-то контакт.
   – Ладно. Я узнаю, есть ли у него время, – приветливо сказала сестра Агнета и закрыла дверь. И заперла ее. На часах было 14.36 и тут же стало 14.37.
   Лисбет встала с кровати и подошла к окну. Она регулярно косилась на часы. 14.39. 14.40.
   В 14.44 она услышала шаги в коридоре и бряцание связки ключей охранника. Андерс Юнассон бросил на нее вопросительный взгляд и остановился, увидев в глазах Лисбет Саландер отчаяние.
   – Что-нибудь случилось?
   – Кое-что случается как раз сейчас. У тебя мобильник с собой?
   – Что?
   – Мобильный телефон. Мне необходимо позвонить.
   Андерс Юнассон с сомнением покосился на дверь.
   – Андерс… Мне нужен мобильник. Немедленно!
   Услышав в ее голосе отчаяние, он сунул руку во внутренний карман и передал ей телефон, который Лисбет буквально вырвала у него из рук. Позвонить Микаэлю Блумквисту она не могла – предполагалось, что его телефон прослушивается. А номера анонимного синего «Эрикссон T10» он ей не давал – зачем, если она все равно не сможет ему позвонить из-под ареста? Поколебавшись десятую долю секунды, Лисбет набрала номер Эрики Бергер, и после трех сигналов Эрика ответила.
   Эрика Бергер находилась в своей машине «БМВ», в километре от дома, когда у нее состоялся неожиданный разговор. Правда, этим утром Лисбет Саландер уже удалось ее потрясти.
   – Бергер.
   – Это Саландер. На объяснения времени нет. У тебя есть номер анонимного телефона Микаэля? Того, который не прослушивается.
   – Да.
   – Позвони ему. Немедленно! Телеборьян встречается с Юнасом у кольца на Центральном вокзале в пятнадцать ноль-ноль.
   – Что это…
   – Торопись. Телеборьян. Юнас. Кольцо на вокзале. Пятнадцать ноль-ноль. У него четверть часа.
   Лисбет оборвала связь, чтобы не дать Эрике тратить драгоценные секунды на ненужные вопросы, и покосилась на часы – там как раз появились цифры 14.46.
   Эрика Бергер затормозила и припарковалась на обочине. Вытащив из сумки записную книжку, она нашла номер, полученный от Микаэля в тот вечер, когда они встречались в «Котелке Самира».

   Услышав писк мобильного телефона, Микаэль Блумквист встал из-за кухонного стола, вернулся в кабинет Лисбет Саландер и взял аппаратик.
   – Да?
   – Это Эрика.
   – Привет.
   – Телеборьян встречается с Юнасом у кольца на Центральном вокзале в пятнадцать ноль-ноль. У тебя осталось несколько минут.
   – Что-что?
   – Телеборьян…
   – Я слышал. Откуда тебе об этом известно?
   – Кончай дискуссию и вперед!
   Микаэль покосился на часы. 14.47.
   – Спасибо. Пока.
   Он схватил сумку с ноутбуком и, не дожидаясь лифта, бросился вниз по лестнице. На бегу он набрал номер синего Т10 Хенри Кортеса.
   – Кортес.
   – Где ты находишься?
   – В Академическом книжном магазине.
   – Телеборьян встречается с Юнасом у кольца на Центральном вокзале в пятнадцать ноль-ноль. Я в пути, но тебе ближе.
   – О черт! Бегу.
   Микаэль добежал по Гётгатан и с максимальной скоростью помчался в сторону Шлюза. Возле Шлюза он, запыхавшись, покосился на наручные часы. Возможно, в словах Моники Фигуэролы о пользе пробежек что-то есть. 14.56. Ему не успеть. Он принялся искать такси.

   Лисбет Саландер вернула телефон Андерсу Юнассону.
   – Спасибо, – сказала она.
   – Телеборьян? – спросил доктор, который слышал весь разговор.
   Она кивнула и посмотрела ему в глаза.
   – Телеборьян – самый настоящий подлец. Ты просто не представляешь.
   – Да. Но я представляю, что в настоящий момент происходит нечто такое, от чего ты разволновалась больше, чем за все это время. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
   Лисбет улыбнулась Андерсу Юнассону кривой улыбкой.
   – Вероятно, ты в ближайшее время получишь ответ на этот вопрос, – сказала она.

   Хенри Кортес выскочил из книжного магазина как безумный. Он пересек Свеавеген по виадуку улицы Местер Самуэльс-гатан, спустился вниз и завернул на виадук Кларабергсвиадуктен через Васагатан. Потом перескочил через Кларабергсгатан между отчаянно сигналившими ему автобусом и двумя машинами и ровно в 15.00 проскользнул в двери Центрального вокзала.
   Перепрыгивая через три ступеньки, он спустился по эскалатору на главный этаж, пробежал мимо книжного киоска и только тут сбавил скорость, чтобы не привлекать к себе внимания, и стал усиленно всматриваться в людей поблизости от кольца.
   Ни Телеборьяна, ни мужчины, которого сфотографировал у кафе Кристер Мальм и которого они считали Юнасом, видно не было. Хенри посмотрел на часы. 15.01. Он дышал так, будто пробежал Стокгольмский марафон.
   Он наугад пробежал через зал и выскочил из дверей, выходивших на Васагатан. Остановился, огляделся и стал рассматривать всех в поле зрения, одного человека за другим, но не нашел ни Петера Телеборьяна, ни Юнаса.
   Хенри развернулся и снова бросился в здание вокзала. 15.03. У кольца было пусто.
   Потом он поднял взгляд, и перед ним буквально на секунду мелькнули взъерошенный профиль и бородка Петера Телеборьяна, выходившего из газетного киоска в другом конце зала. В следующую секунду рядом с ним материализовался мужчина с фотографий Кристера Мальма. Юнас! Они пересекли центральный зал и вышли на Васагатан через северный выход.
   Хенри Кортес перевел дух, вытер ладонью пот со лба и направился за ними.

   Микаэль Блумквист прибыл на Стокгольмский центральный вокзал на такси в 15.07. Он поспешил в главный зал, но не увидел там ни одного знакомого лица.
   Он достал свой Т10, собираясь вызвать Хенри Кортеса, но телефон у него в руке зазвонил сам.
   – Я их вижу. Они сидят в пабе «Три кубка» на Васагатан, возле спуска к поездам, идущим в сторону Аккала.
   – Спасибо, Хенри. А ты где?
   – Стою у барной стойки и пью пиво. Я это заслужил.
   – О'кей. Меня они знают в лицо, поэтому я заходить не буду. У тебя, вероятно, нет возможности слышать их разговор.
   – Ни малейшей. Я вижу спину Юнаса, а этот чертов Телеборьян бормочет себе под нос так, что даже по губам ничего не разобрать.
   – Ясно.
   – Но у нас может возникнуть проблема.
   – Какая?
   – Этот Юнас выложил на стол бумажник и мобильный телефон. А поверх бумажника положил ключи от машины.
   – О'кей. Это я беру на себя.

   Мобильный телефон Моники Фигуэролы исполнил лейтмотив из «Однажды на Диком Западе», и она отложила книгу о восприятии бога в античности, которую ей никак не удавалось дочитать.
   – Привет. Это Микаэль. Что ты делаешь?
   – Сижу дома и разбираю фотографии старых любовников. Меня сегодня бессовестно бросили.
   – Прости. Машина у тебя поблизости?
   – Когда я в последний раз смотрела, она была на стоянке перед домом.
   – Отлично. Ты не хочешь прокатиться по городу?
   – Не особенно. Что происходит?
   – Петер Телеборьян пьет пиво с Юнасом в районе Васастан. А поскольку я завел привычку стучать в СЭПО, то подумал, может быть, ты захочешь подключиться.
   Моника Фигуэрола тут же соскочила с дивана и протянула руку к ключам от машины.
   – Ты не шутишь?
   – Едва ли. Кстати, перед Юнасом на столе лежат автомобильные ключи.
   – Уже еду.

   Малин Эрикссон по телефону не отвечала, но Микаэлю Блумквисту повезло поймать Лотту Карим, ходившую по универмагу с целью купить подарок мужу на день рождения. Микаэль потребовал, чтобы она взялась за сверхурочную работу, и попросил ее немедленно отправляться в паб, а потом снова позвонил Кортесу.
   – План таков. Через пять минут у меня будет машина. Мы припаркуемся на Йернвегсгатан, неподалеку от паба.
   – О'кей.
   – Тебе в помощь через несколько минут появится Лотта Карим.
   – Отлично.
   – Когда они станут уходить, садись на хвост Юнасу. Иди за ним пешком и сообщай мне по мобильному, где вы находитесь. Нам надо знать, когда он приблизится к машине. Лотта пусть берет Телеборьяна. Если мы не успеем, запиши номер его машины.
   – О'кей.

   Моника Фигуэрола припарковалась возле гостиницы «Нордик Лайт Отель», перед местом отправления поездов в аэропорт. Буквально через минуту Микаэль Блумквист открыл дверцу с водительской стороны.
   – В каком пабе они сидят? – спросила Моника.
   Микаэль объяснил.
   – Я должна вызвать подкрепление.
   – Не беспокойся. Мы держим их под контролем. Семь нянек рискуют только все испортить.
   Моника Фигуэрола посмотрела на него с подозрением.
   – А как ты узнал об этой встрече?
   – Сорри. Анонимный источник.
   – У вас что, в «Миллениуме» имеется какая-то долбаная собственная разведка? – воскликнула она.
   Микаэль стоял с довольным видом – всегда приятно обскакать СЭПО на их же территории.
   На самом же деле он не имел ни малейшего представления о том, как получилось, что Эрика Бергер позвонила ему, словно гром среди ясного неба, и сообщила о встрече Телеборьяна с Юнасом. Начиная с 10 апреля она ничего не знала о редакционной работе «Миллениума». Про Телеборьяна она, разумеется, слышала, но Юнас возник только в мае, и, насколько Микаэлю было известно, Эрика не знала даже о его существовании и уж тем более о том, что он является предметом размышлений «Миллениума» и СЭПО.
   В самое ближайшее время с Эрикой Бергер надо серьезно поговорить.

   Лисбет Саландер выпятила губы, глядя на экран карманного компьютера. Вернув доктору Андерсу Юнассону его мобильный, она отбросила все мысли о «Секции» и сосредоточилась на проблемах Эрики Бергер. По зрелом размышлении она вычеркнула из оставшейся группы подозреваемых всех женатых мужчин. Она знала, что пошла по самому легкому пути и что за этим решением не стоит никакой надежной статистики или научных наблюдений. «Ядовитым пером» вполне мог оказаться добропорядочный отец семейства с пятью детьми и собакой, или кто-то из отдела охраны, или даже женщина, хотя в это Лисбет не верила.
   Она просто-напросто хотела уменьшить количество имен в списке, а благодаря последнему решению группа сократилась с сорока восьми до восемнадцати человек. Среди оставшихся, как заметила Лисбет, оказались в основном известные репортеры и начальники или руководители среднего звена в возрасте тридцати пяти лет и старше. Если среди них она ничего интересного не найдет, район поисков можно будет опять расширить.
   В четыре часа дня Лисбет зашла на домашнюю страничку Республики хакеров и перекинула список Чуме. Через несколько секунд он ее вызвал.
...
   18 имен. Что?
   Маленький побочный проект. Смотри на него как на упражнение.
   О'кей?
   Одно из имен принадлежит мерзавцу. Найди его.
   Какие критерии?
   Работать надо быстро. Завтра меня отрежут от Сети. До этого нам нужно его найти.
   Она объяснила ситуацию с «Ядовитым пером» Эрики Бергер.
...
   О'кей. Какая с этого будет выгода?
   Лисбет Саландер на секунду задумалась.
...
   Я не приеду в твое болото и не устрою там пожар.
   А ты собиралась?
   Я плачу деньги каждый раз, когда прошу тебя что-нибудь для меня сделать. Это – не для меня. Считай это налоговым сбором.
   Ты начинаешь разбираться в социальных вопросах.
   Ну?
   О'кей.
   Она переслала коды доступа к редакции «СМП» и отключила ICQ.
   Хенри Кортес позвонил только в 16.20.
   – Они, похоже, начинают собираться.
   – Хорошо, мы готовы.
   Тишина.
   – Они расстаются перед пабом. Юнас идет на север. Лотта движется за Телеборьяном на юг.
   Когда по Васагатан прошел Юнас, Микаэль поднял палец и показал. Моника Фигуэрола кивнула. Через несколько секунд Микаэль увидел и Хенри Кортеса. Моника завела машину.
   – Он пересекает Васагатан и идет в сторону Кунгсгатан, – сказал из телефона Хенри Кортес.
   – Держи дистанцию, чтобы он тебя не заметил.
   – На улице довольно много народу.
   Тишина.
   – Он идет на север по Кунгсгатан.
   – На север по Кунгсгатан, – повторил Микаэль.
   Моника Фигуэрола нажала на газ и вывернула на Васагатан. На светофоре им пришлось немного задержаться.
   – Где вы сейчас? – спросил Микаэль, когда они свернули на Кунгсгатан.
   – На уровне универмага «ПУБ». Он идет довольно быстро. Опля, он поворачивает на Дроттнинггатан, на север.
   – Дроттнинггатан, на север, – повторил Микаэль.
   – О'кей, – сказала Моника Фигуэрола, совершила поворот в недозволенном месте и доехала до улицы Улофа Пальме. Завернув туда, она остановилась перед офисным центром. Юнас пересек улицу Улофа Пальме и направился к Свеавеген. Хенри Кортес двигался следом по другой стороне.
   – Он повернул на восток…
   – Ничего. Мы видим вас обоих.
   – Он заворачивает на Холлендаргатан… Опля… Машина. Красная «ауди».
   – Машина, – сказал Микаэль, записывая номер, который поспешно тараторил Кортес.
   – В каком направлении она припаркована? – спросила Моника Фигуэрола.
   – Носом к югу, – доложил Кортес. – Он выезжает перед вами на улицу Улофа Пальме… сейчас.
   Моника Фигуэрола уже начала движение и проезжала Дроттнинггатан. Она посигналила и спугнула двух пешеходов, пытавшихся перебежать на красный свет.
   – Спасибо, Хенри. Отсюда мы берем его на себя.
   Красная «ауди» двинулась на юг по Свеавеген, Моника поехала следом, одновременно включая мобильный телефон и набирая левой рукой номер.
   – Сообщите, пожалуйста, данные по номеру машины, красная «ауди», – сказала она, повторив номер, полученный от Хенри Кортеса.
   – Юнас Сандберг, семьдесят первого года рождения. Что вы сказали… Хельсингёрсгатан, район Чиста. Спасибо.
   Микаэль записал добытые сведения.
   Вслед за красной «ауди» они выехали через Хамнгатан на набережную и потом сразу свернули на Артиллеригатан. Юнас Сандберг припарковался в квартале от Музея армии, потом пересек улицу и скрылся в парадной какого-то дома рубежа веков.
   – Хм, – произнесла Моника Фигуэрола, покосившись на Микаэля.
   Тот понимающе кивнул. Всего через квартал отсюда находился дом, в котором премьер-министр арендовал квартиру для личной встречи.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация