А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девушка, которая взрывала воздушные замки" (страница 43)

   После этого Моника покинула рабочее место и отправилась в спортзал, где провела два часа, яростно наверстывая упущенное утром время. Придя домой около семи, она приняла душ, приготовила простой ужин и уселась перед телевизором слушать новости. В половине восьмого она уже не находила себе места. Надев спортивный костюм, возле входной двери она остановилась и задумалась. Чертов Блумквист. Моника открыла мобильный телефон и позвонила ему на анонимный номер.
   – Мы раздобыли некоторую информацию о Роттингере и Клинтоне.
   – Расскажи, – попросил Микаэль.
   – Если приедешь в гости, расскажу.
   – Хм, – произнес Микаэль.
   – Я только что переоделась в спортивный костюм, чтобы сбросить немного лишней энергии, – сказала Моника Фигуэрола. – Мне отправляться или ждать тебя?
   – Ничего, если я появлюсь после девяти?
   – Прекрасно.

   Около восьми вечера в пятницу Лисбет Саландер навестил доктор Андерс Юнассон. Он уселся на стул для посетителей и откинулся на спинку.
   – Будешь меня осматривать? – спросила Лисбет Саландер.
   – Нет. Сегодня не буду.
   – О'кей.
   – Мы сегодня проанализировали твое состояние и сообщили прокурору, что можем тебя выписать.
   – Ясно.
   – Они хотели забрать тебя в гётеборгский следственный изолятор прямо сегодня вечером.
   – Так быстро?
   Он кивнул.
   – Стокгольм явно торопит. Я сказал, что должен провести завтра кое-какие заключительные тесты и не выпущу тебя раньше воскресенья.
   – Зачем?
   – Не знаю. Меня рассердил их напор.
   Лисбет Саландер даже улыбнулась. Будь у нее в распоряжении несколько лет, она смогла бы сделать из доктора Андерса Юнассона отличного анархиста: в глубине души он явно имел предрасположенность к гражданскому неповиновению.

   – Фредрик Клинтон, – произнес Микаэль Блумквист, глядя в потолок над кроватью Моники Фигуэролы.
   – Если ты зажжешь эту сигарету, я загашу ее о твой пупок, – предупредила Моника.
   Микаэль удивленно посмотрел на сигарету, которую машинально вытащил из кармана пиджака.
   – Извини, – сказал он. – А на балконе можно покурить?
   – Если потом почистишь зубы.
   Он кивнул и завернулся в простыню. Моника последовала за ним на кухню, налила себе большой стакан холодной воды и прислонилась к косяку балконной двери.
   – Фредрик Клинтон?
   – Он жив и является связующим звеном с прошлым.
   – Он при смерти. Ему требуется новая почка, и большую часть времени он проводит на диализе или других процедурах.
   – Но он жив. Мы могли бы связаться с ним и задать ему вопросы напрямую. Возможно, он согласится рассказать.
   – Нет, – возразила Моника. – Во-первых, это уже предварительное следствие, а им занимается полиция. В этом отношении никакого «мы» не существует. Во-вторых, у нас с тобой договоренность: ты получаешь информацию, но обещал не предпринимать никаких действий, которые могут повредить расследованию.
   Микаэль посмотрел на нее, улыбнулся и загасил сигарету.
   – Фу, – сказал он. – Служба безопасности дергает за поводок.
   Ее лицо вдруг стало задумчивым.
   – Микаэль, это не шутки.

   Когда в субботу утром Эрика Бергер ехала в «Свенска моргонпостен», на душе у нее лежал тяжелый камень. Перед этим ей начало казаться, что процесс создания газеты уже под контролем, и на выходных она планировала отдохнуть – впервые с начала работы в «СМП». Однако пропажа самых личных и интимных вещей вместе с материалами о деятельности Боргшё поставила крест на ее надеждах расслабиться.
   Во время бессонной ночи, в основном проведенной на кухне в обществе Сусанн Линдер, Эрика ожидала, что «Ядовитое перо» нанесет ей удар и что ее далеко не лестные изображения быстро распространятся. Интернет – превосходное орудие для негодяев. Господи помилуй, проклятая запись, где я трахаюсь с мужем и другим мужчиной, – самое интимное попадет в вечерние газеты по всему миру.
   Сусанн Линдер все-таки уговорила ее лечь, но всю ночь панический страх не давал ей спать.
   В восемь часов утра она встала и поехала в «СМП». Оставаться в стороне она не могла – если буря разразилась, Эрика хотела встретить ее лицом.
   Однако в полупустой по случаю субботы редакции все выглядело как обычно. Когда она проходила мимо центральной стойки, сотрудники приветливо поздоровались. У Андерса Хольма был выходной, и его обязанности выполнял Петер Фредрикссон.
   – Доброе утро, а я думал, что вы сегодня будете отдыхать, – поприветствовал он Эрику.
   – Я тоже. Но мне вчера нездоровилось, а надо кое-что сделать. Что-нибудь особенное происходит?
   – Нет, в плане новостей утро выдалось спокойным. Самое животрепещущее – на деревообрабатывающем заводе в Даларна наметился подъем, и произошло ограбление в Норрчёпинге, один человек ранен.
   – О'кей. Я немного посижу в стеклянной клетке и поработаю.
   Она села, прислонила костыли к книжной полке и зашла в Интернет. Первым делом она проверила почту. Ей пришло несколько писем, но от «Ядовитого пера» ничего не было. Эрика нахмурила брови. С момента кражи прошло двое суток, а он еще не воспользовался приобретенными возможностями. Почему? Собирается сменить тактику? Будет шантажировать? Просто хочет держать меня за горло?
   Конкретного дела у нее не было, и Эрика открыла документ со стратегией «СМП», которую постепенно вырабатывала. Пятнадцать минут она сидела, уставившись в экран, но не различая букв.
   Потом попробовала позвонить Грегеру, но так и не смогла с ним связаться. Она даже не знала, работает ли за границей его мобильный телефон. Если бы она напряглась, то, конечно, сумела бы его разыскать, но чувствовала себя совершенно обессиленной страхом и отчаянием.
   Эрика попробовала позвонить Микаэлю Блумквисту, чтобы рассказать о краже папки с документами про Боргшё, но его телефон не отвечал.
   В десять часов, так толком ничего и не сделав, она решила ехать домой. Она как раз протянула руку, чтобы выключить компьютер, когда услышала сигнал ICQ. Эрика растерянно посмотрела на строчки меню. Что такое ICQ, она знала, но общалась в чате редко и с начала работы в «СМП» этой программой ни разу не пользовалась.
   Она с сомнением кликнула на «Ответить».
...
   Привет, Эрика.
   Привет. Кто это?
   Личное. Ты одна?
   Это новый трюк «Ядовитого пера»?
...
   Да. Кто ты?
   Мы встречались дома у Калле Блумквиста, когда он вернулся из Сандхамна.
   Эрика Бергер с недоумением уставилась в экран и только через несколько секунд сообразила. Лисбет Саландер. Невозможно.
...
   Ты на месте?
   Да.
   Никаких имен. Ты знаешь, кто я?
   Как я могу узнать, что это не провокация?
   Мне известно, откуда у Микаэля на шее взялся шрам.
   Эрика сглотнула. Об этом знали только четыре человека на свете, и одним из них была Лисбет Саландер.
...
   О'кей. Но как ты смогла выйти на меня в чате?
   Я довольно хорошо разбираюсь в компьютерах.
   Лисбет Саландер, конечно, ас. Но какую чертовщину она смогла придумать, чтобы общаться из Сальгренской больницы, где с апреля лежит взаперти, – это выше моего понимания.
...
   О'кей.
   Я могу на тебя положиться?
   Что ты имеешь в виду?
   Об этом разговоре никто не должен знать.
   Не хочет, чтобы полиция узнала, что у нее имеется доступ к Сети. Конечно нет. Поэтому и беседует в чате с главным редактором одной из крупнейших газет Швеции.
...
   Нет проблем. Чего ты хочешь?
   Расплатиться.
   Что ты имеешь в виду?
   «Миллениум» меня поддерживал.
   Мы делали свою работу.
   А другие газеты – нет.
   Ты не виновна в том, в чем тебя обвиняют.
   Тебя преследует маньяк.
   Эрика Бергер вдруг почувствовала сердцебиение и ответила после долгих колебаний:
...
   Что тебе известно?
   Украденное видео. Ограбление.
   Да. Ты можешь помочь?
   Написав этот вопрос, Эрика Бергер не поверила собственным глазам. Чистейшее безумие. Лисбет Саландер лежит в Сальгренской больнице, оправляясь после тяжелейших ранений, и у нее своих проблем выше головы. Она уж точно последний человек, к которому Эрика могла обратиться в надежде на какую-то помощь.
...
   Не знаю. Дай мне попробовать.
   Как?
   Вопрос. Ты думаешь, мерзавец находится в «СМП»?
   Я не могу этого доказать.
   Почему ты так думаешь?
   Прежде чем ответить, Эрика надолго задумалась.
...
   Предчувствие. Все началось, когда я стала работать в «СМП». Другие люди в «СМП» получили отвратительные письма от «Ядовитого пера», якобы от моего имени.
   От «Ядовитого пера»?
   Я так называю мерзавца.
   О'кей. Почему объектом внимания «Ядовитого пера» стала именно ты?
   Не знаю.
   Что-нибудь указывает на личную неприязнь?
   Что ты имеешь в виду?
   Сколько в «СМП» сотрудников?
   Чуть больше 230, включая издательство.
   Скольких ты знаешь лично?
   Трудно сказать. Со многими журналистами и сотрудниками я за эти годы при разных обстоятельствах встречалась.
   Ты с кем-нибудь из них раньше ссорилась?
   Нет. Ничего конкретного.
   Может, кто-нибудь тебе мстит?
   Мстит? За что?
   Месть – мощная движущая сила.
   Глядя на экран, Эрика пыталась понять, на что намекает Лисбет Саландер.
...
   Ты еще здесь?
   Да. Почему ты спрашиваешь про месть?
   Я прочла составленный Русином список инцидентов, которые ты связываешь с «Ядовитым пером».
   Почему я не удивляюсь?
...
   О'кей. И что из этого?
   На маньяка не похоже.
   Что ты имеешь в виду?
   Маньяк подвинут на сексе. А тут, похоже, кто-то прикидывается маньяком. Трахать отверткой… просто пародия какая-то.
   Вот как?
   Я сталкивалась с настоящими маньяками. Они куда более извращенные, вульгарные и мерзкие. Они проявляют любовь и ненависть одновременно. Тут что-то не так.
   Ты считаешь, что это недостаточно вульгарно?
   Да. Письмо Эве Карлссон совсем не из этой оперы. Кто-то хочет свести счеты.
   Ясно. Я так на это не смотрела.
   Это не маньяк. Кто-то преследует лично тебя.
   О'кей. Что ты предлагаешь?
   Ты мне доверяешь?
   Наверное.
   Мне нужен доступ к сети «СМП».
   Подожди.
   Сейчас же. Меня скоро перевезут, и я лишусь Интернета.
   Эрика секунд десять поколебалась. Выдать доступ к сети «СМП»… кому? Законченной психопатке? Возможно, в убийствах Лисбет и не виновна, но она определенно отличается от нормальных людей.
   Но что ей терять?
...
   Как?
   Я должна вставить в твой компьютер программу.
   У нас файрволы.
   Ты должна помочь. Запусти Интернет.
   Уже запущен.
   Explorer?
   Да.
   Я напишу адрес. Скопируй и вставь в Explorer.
   Готово.
   Перед тобой перечень программ. Кликни на «Асфиксия сервер» и скачай.
   Эрика выполнила инструкцию.
...
   Готово.
   Запусти «Асфиксию». Кликни на «установить» и выбери Explorer.
   Всего три минуты.
...
   Готово. О'кей. Теперь ты должна перезагрузить компьютер. Мы ненадолго утратим контакт.
   О'кей.
   Когда мы снова соединимся, я переведу твой жесткий диск на один сервер в сети.
   О'кей.
   Перезагружай. До скорого.
   Пока компьютер перезагружался, Эрика Бергер восхищенно смотрела на экран. Она задумалась, все ли у нее в порядке с головой. Потом снова раздался сигнал ICQ.
...
   Привет, это опять я.
   Привет.
   Будет быстрее, если это сделаешь ты. Запусти Интернет и скопируй адрес, который я тебе пошлю.
   О'кей.
   Сейчас у тебя появится вопрос. Кликни на «Старт».
   О'кей.
   Сейчас тебя попросят назвать жесткий диск. Назови его SMP-2.
   О'кей.
   Можешь пока сходить за кофе. Это займет некоторое время.
   В субботу утром Моника Фигуэрола проснулась около восьми – примерно на два часа позже обычного. Она села в постели и посмотрела на Микаэля Блумквиста. Тот храпел. Well. Nobody is perfect[54]. Она задумалась над тем, во что выльется эта связь. Насколько она поняла из его биографии, к числу надежных мужчин, с которыми можно планировать долгосрочные отношения, Микаэль не относился. С другой стороны, она не была уверена, что сама стремится к стабильным отношениям, которые приводят к обзаведению обстановкой и детьми. Со времен подросткового возраста предприняв около десятка неудачных попыток, она все больше склонялась к теории, что стабильные отношения переоцениваются. Ее самой продолжительной связью было двухлетнее совместное проживание с одним коллегой в Упсале.
   Вместе с тем она была не из тех девушек, кто увлекается one night stands[55], хоть и считала секс прекрасным терапевтическим средством против подавляющего большинства недугов. А с Микаэлем Блумквистом секс получался вполне удовлетворительный, даже более того. Он хороший человек, и отношения с ним хотелось продолжать.
   Что это – летний роман? Влюбленность? Может, она влюбилась?
   Моника пошла в ванную, сполоснула лицо и почистила зубы, а потом, надев шорты для бега и тонкую куртку, тихонечко вышла из квартиры. Она поделала растяжки и совершила сорокапятиминутную пробежку мимо больницы Роламбхов, вокруг района Фредхелль и обратно. Вернувшись домой в девять часов, она обнаружила, что Блумквист по-прежнему спит. Моника наклонилась и стала кусать его за ухо, пока он в полной растерянности не открыл глаза.
   – Доброе утро, дорогой. Надо, чтобы кто-нибудь потер мне спину.
   Он посмотрел на нее и что-то пробурчал.
   – Что ты сказал?
   – Тебе незачем принимать душ. Ты и так насквозь мокрая.
   – Я пробежалась. Тебе бы следовало ко мне присоединиться.
   – Подозреваю, что, если бы я попытался поддерживать твой темп, тебе пришлось бы вызывать службу спасения. Остановка сердца на Северной набережной озера Меларен.
   – Ерунда. Давай-ка. Пора просыпаться.
   Он потер ей спину и намылил плечи. И бедра. И живот. И грудь. И через некоторое время Моника Фигуэрола, полностью утратив интерес к водным процедурам, увлекла Микаэля обратно в постель. Кофе они пили в кафе на набережной, когда на часах было уже одиннадцать.
   – Ты можешь стать для меня дурной привычкой, – сказала Моника Фигуэрола. – Мы ведь знакомы всего несколько дней.
   – Меня к тебе очень влечет. Но думаю, ты уже заметила.
   Она кивнула.
   – Интересно, почему?
   – Сорри. На этот вопрос я ответить не могу. Я никогда не понимаю, почему какая-то женщина меня вдруг увлекает, а другая оставляет совершенно равнодушным.
   Она задумчиво улыбнулась.
   – Я сегодня свободна, – сказала она.
   – А я нет. У меня гора работы вплоть до начала суда, а последние три ночи я провел у тебя, вместо того чтобы заниматься делом.
   – Жаль.
   Он кивнул, встал и поцеловал ее в щеку. Моника ухватила его за рукав рубашки.
   – Блумквист, я очень хочу продолжать с тобой общаться.
   – Я тоже, – кивнул он. – Но пока мы не разберемся с этой историей, все будет немного шиворот-навыворот.
   И исчез по направлению к Хантверкаргатан.

   Эрика Бергер принесла кофе и стала смотреть на экран. В течение пятидесяти трех минут абсолютно ничего не происходило, только экран периодически гас. Потом вновь возник сигнал ICQ.
...
   Готово. У тебя на жестком диске очень много дерьма, в частности два вируса.
   Сорри. Какой следующий шаг?
   Кто администратор компьютерной сети «СМП»?
   Не знаю. Вероятно, Петер Флеминг. Он – начальник технического отдела.
   О'кей.
   Что я должна делать?
   Ничего. Иди домой.
   Только и всего?
   Я объявлюсь.
   Оставить компьютер включенным?
   Но Лисбет Саландер уже покинула ее ICQ. Эрика Бергер разочарованно уставилась в экран. В конце концов она выключила компьютер и отправилась на поиски кафе, где можно было бы посидеть и спокойно подумать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация