А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Начало пути" (страница 19)

   Глава 6
   Месть герцога

   – Вот движуха тут, – удивился я, когда мы подъезжали к Шиботу.
   Если дорога, ведущая к городу, и без того была заполнена разным людом – купцами из Тарона, конными разъездами стражи, путешествующими дворянами, крестьянами на груженых подводах, – то на ближних к нему подступах путь превратился чуть ли не в пробку из движущихся в противоположных направлениях пеших, конных, грузового и пассажирского транспорта.
   Правило движения здесь было только одно: дворянин всегда проезжал первым. Тот, кто не успевал убраться с его пути, получал удар или кнутом, или даже мечом.
   Если с купцами дворяне вели себя более-менее сдержанно, то замешкавшийся крестьянин мог получить по полной. Один раз прямо на моих глазах зарубили крестьянина, у которого лошадь сломала ногу, и он пытался сдвинуть телегу, полную мешков, на обочину. Задержавшийся из-за этого дворянин просто подъехал к бедняге и одним взмахом меча убил его, а его слуги просто скинули и телегу, и труп с дороги. Дворянин поехал дальше, а на опрокинутую телегу полезли любители чужого добра.
   Рон при виде этой сцены скривился, но ничего не сказал. Я же сначала дёрнулся было к убийце, но был остановлен строгим взором Рона. Он покачал головой и одними губами сказал:
   – Не поймут.
   Кинув взгляд на окружающих, я и вправду понял, что мой порыв они сочтут явной глупостью.
   К самому городу мы подъехали в общей толпе, но, завидев стоящих в крайнем ряду дворян, которые проезжали в город отдельно от всего остального народа, я направил свою бричку туда. В седле я держался ужасно, и по заверениям Рона, любой дворянин, увидевший мою манеру езды, обоснованно засомневается в моём дворянстве. Ведь в обязательную программу обучения их отпрысков входили верховая езда и фехтование. Моё же нежелание ехать верхом можно было списать на болезнь или ранение, поэтому я последовал совету Рона и отправился в путь на своей бричке.
   Встав в конец быстро двигающейся очереди из дворян, я принялся рассматривать местность. Город располагался на возвышенности, напрочь лишённой какой-либо растительности, даже кусты вдоль дороги отсутствовали. Всюду, куда ни падал взор, были поля, сейчас укрытые снегом. Вокруг города не было никаких укреплений или сторожевых башен, даже его стены были гораздо ниже, чем в моём замке. У меня сложилось такое впечатление, что служили они только для того, чтобы стражники на воротах собирали дань с приезжих, а не выступали защитой города от врагов.
   Ворота были под стать стенам, частью городских декораций – правда, функциональной их частью, Рон сказал, что на ночь они закрываются и выехать из города можно только утром.
   – С вас два кесария, господин, – услужливо улыбнулся мне стражник, когда подошла моя очередь.
   – А что так дорого? – изумился я.
   – Так ведь это очередь для дворян, – ответил стражник, и улыбка сползла с его лица. – Если господин не в состоянии заплатить, то может встать в общую очередь.
   При этих словах он насмешливо ухмыльнулся.
   Я посмотрел в сторону общей очереди, которая едва двигалась и была длиной не в одну сотню метров. Жадность во мне стала бороться с голодом, и победил, как обычно, желудок.
   – На свои два кесария, – буркнул я стражнику, протягивая деньги, – надеюсь, в оплату входят телохранитель и лошадь?
   – Конечно, господин. – При виде денег на лицо стражника вернулась льстивая улыбка. – Могу посоветовать хороший постоялый двор, там останавливаются только дворяне.
   – Если он по стоимости такой же, как въезд в город, то лучше я сразу отсюда уеду, – буркнул я про себя, направляя бричку в ворота.
   Не успели мы проехать и десятка метров, как оказались окружены целой толпой нищих. Своим внешнем видом и благоуханием они мало чем отличались от бомжей в моём славном городе. Подскочив к бричке, попрошайки принялись вразнобой голосить:
   – Господин, щедрый господин, подайте, ради Единого!
   – Дайте спокойно проехать, – попытался я урезонить эту банду.
   Попрошайки принялись виснуть на упряжи, тормозя и пугая лошадь. Облепленная со всех сторон незнакомыми людьми, она начала пятиться и нервно фыркать.
   Ситуацию поправил Рон. Невозмутимо отобрав у меня кнут, он шестью взмахами разогнал всю толпу попрошаек. Те брызнули врассыпную, причём некоторые зажимали полученные раны на теле. Просьбы о помощи сменились проклятьями, правда, доносились они с расстояния, недосягаемого для кнута нубийца.
   Нубиец хмыкнул и, забрав у меня поводья, остановил лошадь. Всё пространство вокруг нас моментально расчистилось.
   – Не вздумай вести себя с ними вежливо, – наставительно произнёс Рон, когда мы двинулись дальше, – если хоть одному подашь, они от тебя не отстанут, пока не подашь всем.
   Я вздохнул, мир другой, а нравы те же.
   – Поехали, я тут один постоялый двор знаю, – сказал нубиец, направляя бричку в один из проулков. – Цены приемлемые, и вино не сильно разбавляют.
   Пока мы ехали по людной улице, я старался не выглядеть деревенщиной и не вертеть головой по сторонам. Удавалось мне это плохо – ведь большой город в этом мире я видел впервые.
   Улицы были довольно широки, две телеги могли на них свободно разъехаться. Это было удивительно, ведь я читал, что в Средние века моего мира улицы городов делали узкими, для лучшей обороноспособности.
   «Видно, не боятся тут ничего», – подумал я, разглядывая мощенные камнем улицы со сточными канавами по краям.
   Дома в городе – по крайней мере на тех улицах, которые мы проезжали, – были в основном двух– и трёхэтажными, одноэтажных строений почти не было.
   – Сейчас проедем Цветочную улицу и будем на месте, – обрадовал меня Рон.
   Я оглянулся вокруг: просто многолюдная и многоголосая улица, может, с чуть большим количеством торговцев с лотками, чем на других.
   – Рон, а почему Цветочная-то? – поинтересовался я.
   – Когда-то тут через день находили трупы, и родственники убитых на следующий день приносили цветы к месту их гибели, – улыбнулся мне нубиец. – Теперь тут ходят усиленные наряды стражи, и убийств почти нет, но название улицы так и осталось.
   Я поёжился:
   – Я-то решил, тут цветы продают.
   Рон рассмеялся:
   – Тут раньше и продавали цветы, чтобы родственникам далеко не ходить.
   – А почему именно на этой улице столько убийств? – поинтересовался я.
   – Потому что сразу за ней находится Нищий квартал, – ответил нубиец, – а большинство его жителей работать не привыкло.
   За разговорами мы подъехали к невзрачному заведению.
   «Дикий вепрь», – прочитал я пафосное название на табличке, висящей на фасаде заведения. Ниже надписи, видимо, для тех, кто не мог читать, был изображён этот самый вепрь. Правда, на мой взгляд, больше всего он был похож на заросшего шерстью поросёнка со вставной челюстью.
   Рон направил бричку к конюшне, откуда навстречу нам сразу же выбежало двое слуг.
   – Господа хотят остановиться или просто оставить лошадь? – вежливо спросил один из них, худой юноша со странной причёской, под рваный «горшок».
   – Остановиться, – ответил Рон.
   – Тогда лошадь и бричку оставьте, пожалуйста, мне, а Ирвин, – юноша кивнул на второго, – отнесёт ваши вещи и представит хозяину.
   – Вещей у нас мало, сами донесём, – ворчливо ответил Рон, слезая с брички и подхватывая свой небольшой узелок и зачехлённое копьё.
   У меня вещей было ещё меньше, я ведь собирался приодеться в столице.

   К сожалению, город я так и не успел посмотреть, так как вечером Рон ушёл по своим делам в город, а мне запретил выходить на улицу, чтобы не найти себе неприятностей на одно место.
   – Пока не научишься постоять за себя, делать тебе на улицах нечего, – сказал он напоследок перед уходом.
   Пришлось согласиться с его мнением, так как, при теперешних моих умениях, я не мог выстоять против Рона и десяти секунд, а если на меня нападут двое или трое? Так что, запершись в комнате, я решил хорошо выспаться.
   Утром спящий Рон обнаружился в комнате, которую я вроде бы запирал. Я спустился вниз, чтобы распорядиться насчёт завтрака, и стал ждать, когда мне его принесут.
   – Как думаешь, кого эта жирная скотина пошлёт в нынешнем году послом к Подгорному престолу? – услышал я разговор на языке, который тоже понимал.
   Уронив на пол нож, я нагнулся, чтобы его поднять, и одновременно скосил глаз на говоривших. Ими оказались два неплохо одетых человека, похожие на дворян, которые, сидя за два стола от меня, спокойно разговаривали, считая, по-видимому, что в такой дыре нет людей, способных их понять.
   – Не знаю, – задумчиво произнёс второй. – После того, как Торгидор в этом году прислал виконта Ирса без рук, желающих занять это «почётное место» больше нет.
   – Я слышал, что граф Рибус – наиболее вероятный кандидат на это место, – весело ответил первый.
   Второй дворянин засмеялся:
   – Жирная свинья глаз на его жену положил или на его богатства?
   – И на первое, и на второе, – засмеялся другой. – Богатая вдовушка лучше, чем неуступчивый граф.
   Оба дворянина засмеялись своей шутке.
   – А, вот ты где, – раздался над моей головой голос Рона.
   Поскольку я был целиком увлечён разговором дворян, то вздрогнул от неожиданности.
   – Блин, Рон, – прошипел я севшему напротив меня за стол нубийцу, – нельзя ли орать потише? Теперь из-за тебя эти двое понизили голоса, и я ничего из их разговора не разберу.
   – А чего такого интересного они обсуждали? – заинтересовался негр.
   – Кого пошлют на убой в этом году к королю гномов, – едва слышно проговорил я.
   – И кто на этот раз впал в немилость? – усмехнулся нубиец.
   Я быстро пересказал ему услышанное.
   – Времена идут, а король не меняется, – хмыкнул Рон. – Ладно, давай поедим, пора ехать, дорога нам предстоит долгая.

   Весь оставшийся до столицы королевства путь мы с Роном преодолели за десять дней. Погода нам благоприятствовала, дорога, добротно вымощенная каменной плиткой, способствовала приличной скорости передвижения. Единственной неприятной вещью за это время оказалась непереносимая скука. Мы с Роном, чтобы скрасить путешествие, обсудили всё, что только могли обсудить, обговорили всё, что могли обговорить, но всё равно темы для разговоров кончились, а дорога – нет.
   Поэтому остаток пути мы просто молчали, кутаясь в накидки, чтобы не замёрзнуть на ветру. Разницу между передвижением на полузакрытой бричке и в автомобиле с печкой я почувствовал сразу, и желание путешествовать зимой у меня резко уменьшалось с каждым километром.
   На главной королевской дороге было действительно спокойно и тихо, регулярно встречающиеся конные разъезды солдат не давали разгуляться разбойникам, правда, Рон говорил, что стоит съехать с дороги в любом из феодов, как немедленно убедишься в том, что разбойники очень даже опасны и вездесущи.
   В день приезда сразу в столицу мы не попали, так как ворота уже были заперты, нам пришлось возвращаться к ближайшему постоялому двору и переночевать там. Оказалось, что таких дворян, как я, в гостинице было множество, поэтому, сидя вечером за столом, я внимательно прислушивался к их разговорам.
   Выяснилось, что многие едут со своими сеньорами, так же, как и я, везущими налог королю. Но поскольку сеньоры имели множество вассалов, то и суммы у них были немалые. Поэтому и сопровождало сеньора в столицу значительное количество дворян или рыцарей с отрядами своих слуг.
   Все присутствующие также обсуждали, кто и на ком женится в этом году, так как ежегодный сбор налогов являлся также всеобщим праздником, который сопровождался огромным количеством балов, даваемых королём и местной столичной знатью. Именно на этих балах представлялись друг другу сыновья и дочери дворянской знати, и там же заключалось большинство браков, чаще всего без согласия самих молодожёнов. Многие из них были сговорены друг за друга ещё в раннем младенчестве, а теперь, спустя шестнадцать лет, впервые имели возможность увидеть своего супруга воочию.
   Поскольку меня здесь никто не знал, то и приближаться к молча сидящему дворянину под охраной настоящего воина-нубийца никто не решился, хотя заинтересованных взглядов в мою сторону было множество.
   – Ну всё, пошли спать, – пробурчал Рон, – завтра нужно встать пораньше, чтобы пройти в столицу в общей очереди. Платить такие деньги просто за въезд – это расточительство.
   Я с ним полностью согласился, и мы отправились в снятую комнату.

   Рон разбудил меня, когда за окнами была полная темнота.
   – Вставай давай, – нубиец бесцеремонно скинул с меня одеяло. – Ехать пора.
   Проклиная его про себя, я, пошатываясь, встал и направился в угол комнаты, где стояли таз и кувшин для умывания, которые я предусмотрительно велел поставить ещё с вечера. Холодная вода меня взбодрила, а умывшись и почистив зубы запасённой ещё дома корой, я почувствовал себя полностью проснувшимся.
   Собрав вещи, я пошёл вниз. Хозяин уже ждал меня для расчёта.
   – Еда готова? – спросил я его.
   Вчера я приказал собрать небольшой запас продуктов, поскольку не знал, где мы сможем пообедать, лучше было проявить предусмотрительность.
   – Да, господин, – улыбнулся хозяин, кланяясь мне. – Все, как вы просили, жареная курица и лепёшки.
   – Хорошо, сколько с меня?
   – Двадцать сестерциев, – ответил хозяин постоялого двора, не моргнув глазом.
   – Держи, – протянул я ему деньги.
   Хозяин едва уловимым жестом смахнул их с моей ладони.
   – Надеюсь, курица такая же вкусная, как вчера во время ужина, – пригрозил я ему.
   – Господин зря волнуется, у меня всегда всё самое лучшее, – обиделся трактирщик.
   Не слушая его хвалебную речь собственной кухне, я вышел во двор. Бричка была уже готова, и Рон ждал только меня.
   – Копаешься, как всегда, – буркнул он, передавая мне вожжи.
   – Ну, как хочешь, тогда курицу на обед я сам съем, – невозмутимо ответил я, трогаясь с места.
   – Так бы и сказал, что покупал продукты, – сразу изменился тон нубийца, любившего поесть.
   – Думаешь, мало будет народу? – поинтересовался я у него, выезжая с постоялого двора и беря путь в сторону города.
   – Надеюсь, у Южных ворот будет значительно меньше, чем у остальных, – вздохнул нубиец.
   – Не боишься встретить своих бывших сослуживцев?
   – А что мне их бояться? – недоумённо спросил негр. – Я на службе у дворянина, так что всё в порядке.
   – Ну у тебя же вроде какие-то трения при дворе были? – закинул я удочку в ту запретную область, в которую Рон никогда меня не пускал.
   – Прекращай хитрить, – улыбнулся нубиец. – Всё равно ничего не расскажу.
   – А ещё друг называется, – притворно закатывая глаза, застонал я.
   – Друзьям не платят за службу, – не попался Рон на мою маленькую хитрость.
   – С радостью не буду платить своему другу, – ухватился я за его слова.
   – К тебе это не относится, – отрезал Рон.
   Я обиделся и до самых ворот молчал.
   Как бы рано мы ни приехали, а возле ворот уже собралась настоящая толпа. Тут были и купцы, и рыцари, и дворяне, и ремесленники, и простые крестьяне. Мы пристроились в конец общей очереди, не хотелось только за въезд в город платить стоимость четырёх ночевок на постоялом дворе.
   Я заметил, что много простых рыцарей, едущих в одиночку, тоже встали в общую очередь.
   Через полчаса ворота открылись, потянулось томительное ожидание. Промаявшись два часа и заплатив десять сестерциев, мы с Роном наконец въехали в столицу.
   – Думаю, трудно будет найти место в гостиницах, – задумчиво сказал Рон, когда мы поехали по улице в сторону ближайшего постоялого двора.
   – Из-за большого стечения дворян и их слуг?
   – Угу, – пробормотал нубиец, задумавшись. – Знаешь, ты пока остановись на этом постоялом дворе, а я пройдусь по знакомым, может, кто-то сдаст комнату в своём доме, – наконец сказал он, выйдя из задумчивости.
   – В принципе можно остановиться у главы гильдии, он ведь мне должен, – вспомнил я про разговор со Строном.
   – Ну думай сам, не мне ведь решать, где нам лучше остановиться, – справедливо заметил Рон.
   – Мне пока не очень хочется показываться у кого бы то ни было из тех, кого я знаю, – вздохнул я. – Давай сделаем так, если ты найдёшь дешёвое жильё у своих знакомых, то остановимся у них, а если не найдёшь, то так и быть, поедем к Строну.
   – Договорились, – кивнул, соглашаясь, нубиец, – но особо на меня не рассчитывай, я думаю, при таком стечении народа всё доступное жильё уже разобрано.
   Оставив меня на постоялом дворе, он ушёл.
   Поскольку свободных комнат не было, то мне пришлось сесть за стол и заказать обед, всё равно заняться было нечем. Гулять по незнакомому городу одному не хотелось, тем более неся на себе пояс с кармашками, полными золотых монет. Перед нашим отъездом Марта под моим надзором сшила мне такой из тонкой кожи. В кошеле же я оставил самый минимум.
   Сидеть пришлось долго, за это время я перепробовал несколько местных десертов и сладостей и когда уже под вечер появился Рон, есть мне совсем не хотелось.
   Упав на скамью, он сразу приказал подошедшей служанке принести двойную порцию мяса и вина.
   – Ну что, как дела? – поинтересовался я у него.
   – Нам повезло, я встретил старого знакомого, – устало ответил нубиец. – Он отошёл от дел и теперь держит небольшой постоялый двор в другом конце города. Согласился сдать нам в аренду свой чердак за пять сестерциев в день, не включая постой лошади и кормёжку.
   – А за лошадь и овес что он хочет? – спросил я, цена действительна была нормальной.
   Ведь даже на этом постоялом дворе, где мы сейчас ужинали, цены в связи с наплывом постояльцев взлетели до тридцати сестерциев за двухместную комнату.
   – Лошадь и бричка обойдутся тебе ещё в два сестерция, – ответил Рон, раздражённо посматривая в сторону кухни. – Еду лучше покупать на рынке, так как ты сам сказал, что неизвестно, сколько мы тут пробудем, и нам нужно экономить.
   – С такими ценами я точно в трубу вылечу, – соглашаясь с Роном, ответил я. – Питаться в здешних трактирах и тавернах нам не по карману.
   – Ну, это не проблема, я знаю неплохой рынок недалеко от того места, где мы будем жить. – С этими словами нубиец накинулся на принесённое мясо, и мне пришлось дожидаться, пока он наестся.
   – Что ещё интересного узнал? – поинтересовался я, когда негр, сытно рыгнув, отодвинув от себя тарелку.
   – Да так, по мелочи всё, в основном о старых товарищах. – Нубиец сыто прищурился. – Эх, так поел, что даже вставать не хочется.
   Я улыбнулся и позвал слугу.
   – Подготовьте нашу бричку, мы уезжаем, – распорядился я.
   Слуга, поклонившись, быстро побежал выполнять приказ. Взамен к нам подошла служанка и спросила:
   – Господа будут ещё что-нибудь заказывать?
   Я посмотрел на неё, довольно миловидная девушка, даже одета неплохо. Я улыбнулся ей и получил улыбку в ответ.
   – Нет, мы уезжаем, рассчитай нас, красавица.
   – Этот господин с вами? – Она кивнула в сторону Рона, при этом кокетливо состроив мне глазки.
   Я утвердительно угукнул, разглядывая её фигуру.
   – Тогда вместе с его ужином с вас пятнадцать сестерциев, – сказала она.
   Отсчитав требуемое, я отдал монеты ей. Не получив ожидаемых чаевых, она перестала улыбаться и, резко повернувшись, пошла к стойке, за которой стоял хозяин. Моё настроение резко упало.
   «И эта тоже улыбалась мне только из-за денег», – раздражённо подумал я.
   – Пошли, хватит рассиживаться, – зло буркнул я телохранителю, встал и, подобрав свою котомку, направился к двери.
   Нубиец улыбнулся, но, ничего не сказав, молча подхватил свои вещи и последовал за мной.

   Постоялый двор друга Рона находился, как мне смущённо признался по пути туда Рон, на окраине квартала воров. На мой вопрос, почему он меня об этом раньше не предупредил, нубиец объяснил, что не хотел травмировать мою юную душу.
   – Рон, но у меня пояс набит золотом, – возмутился я, – тут налог королю, а куда его сдать, я ещё не знаю.
   – Главное, чтобы об этом никто другой не знал, – спокойно ответил нубиец. – Оставь в своём кошеле только медь да серебро – и проблем не будет. Всё равно за такую цену больше нигде жилья не найти. Я даже больше скажу, сейчас в городе вообще проблематично найти постой.
   – Ну хорошо, – ответил я, – я сам всё прекрасно понимаю, не сердись.
   Рон ещё немного поворчал о неблагодарных хозяевах, которые сначала говорят об экономии, а когда верный телохранитель находит отличное жильё, почти задаром, эти самые изнеженные господа изволят воротить морду. Я про себя улыбнулся, но промолчал, ведь Рон действительно сделал всё, как я просил.
   Постоялый двор с удручившим меня названием «Два ножа» находился практически вплотную к городской стене, в таких трущобах, что появление меня с Роном на бричке вызвало нездоровый ажиотаж у местных обывателей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация