А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Начало пути" (страница 12)

   – Какие-то проблемы? – поинтересовался я у стушевавшихся скупщиков.
   – Нет-нет, барон, – заверил меня Строн, – просто довольно необычно видеть дворянина, который, во-первых, пересчитывает деньги, а во-вторых, делает это так быстро и ловко.
   Я улыбнулся:
   – Значит, кесарии и сестерции вы специально перемешали?
   Торговцы улыбнулись мне.
   – Но тут вся сумма, мы не привыкли обманывать, – заверил меня один из них.
   Я улыбнулся в ответ и быстро досчитал остаток – всё сошлось.
   – Прошу меня извинить, но я такой человек: сначала дело, потом развлечение, – сказал я торговцам. – Поэтому, с вашего разрешения, я закончу последние два дела и тогда почту за честь присоединиться к вам.
   Торговцы согласились со мной и стали усаживаться за стол. Только господин Строн подошёл ко мне и спросил:
   – Не возражаете, если я вас провожу?
   Я не возражал и, взяв шкатулку под мышку, направился к выходу.
   Мы вышли во двор, я достал бумагу, на которой записал имена всех крестьян, продавших мне зерно, а также сумму выданного им аванса и остатка к выплате.
   Выкрикивая имена по списку, я рассчитывался из того кошелька, который мне был ссужен ростовщиком. После окончательного расчёта в нём осталось семьдесят кесариев.
   Благодарные крестьяне кланялись мне до земли, когда я вручал им деньги по окончательному расчёту, и благодарили Единого за то, что встретили меня.
   Наконец выплаты были закончены, и я направился к третьему дому справа.
   – Барон, я видел, по сколько вы платили крестьянам, и я удивлен, – внезапно сказал перекупщик. – Теперь, когда всё закончено, расскажите мне, пожалуйста, кто рассказал вам о затеваемом нами деле и о том, что перекупщики из другой гильдии прибудут только сегодня? – улыбаясь, спросил меня глава.
   – Вынужден вас расстроить, господин Строн, мне никто ничего не говорил, обо всём я догадался сам, – выдал я ему почти истинную правду. – Просто я раньше встречался с таким видом… э-э-э… дел.
   Торговец задумчиво посмотрел на меня и сказал:
   – Вы загадочный человек, барон.
   – Я прост, как зрелый овощ, – улыбнулся я ему, открывая дверь постоянного жилища ростовщика. Телохранитель остался у входа.
   Увидев меня, из комнаты вынырнул слуга и, кланяясь, повёл нас в рабочий кабинет ростовщика. Войдя в него, мы застали ростовщика за работой, он выдавал какому-то крестьянину деньги. Увидев меня с господином Строном, он быстро выдворил мужика и, приятно нам улыбаясь, осведомился о причине визита.
   – Я пришёл, чтобы вернуть ссуженные мне деньги, – произнёс я.
   Мои слова произвели на ростовщика такое же действие, как внезапный удар молнии. Он застыл на месте и, заикаясь, спросил:
   – Как вернуть? Вы же заняли их только три дня назад.
   Я любезно улыбнулся ему и ответил:
   – Ну вот так, я продал зерно раньше, чем предполагал.
   Пока онемевший ростовщик приходил в себя, я сначала вынул из кошеля все оставшиеся от займа деньги, а затем открыл шкатулку и стал отсчитывать остаток. Пытавшийся что-то сказать ростовщик при виде денег снова онемел.
   – Ну вот, все сто восемьдесят кесариев, – пододвинул я к нему нужную сумму. – Пересчитайте.
   Скорее всего машинально, чем руководствуясь логикой, тот принялся считать. Когда он закончил, я спросил:
   – Ну что, всё?
   Ростовщик отрицательно покачал головой:
   – Ещё пятая часть от суммы, причитающаяся мне.
   – Ах да, – вспомнил я о процентах и, отсчитав семьдесят два сестерция, положил их на стол. – Вот эта часть, простите, запамятовал.
   Ростовщик непонимающе на меня посмотрел и сказал:
   – От всей суммы, господин.
   Я открыл долговую расписку и прочитал текст:
   – «Обязуюсь выплачивать пятую часть от всей суммы каждый месяц».
   Ростовщик всё ещё непонимающе смотрел на меня.
   – Эх, голубчик, видимо, деньги совсем затмили ваш разум, – вздохнул я. – В месяц пятую часть, а сколько прошло дней?
   – Три, – ответил за меня ростовщик, бледнея от своих слов.
   – Ну вот, за три дня вы семьдесят два сестерция и заработали, отличные деньги, – закончил я. – Давайте сюда мою расписку, меня ждёт обед.
   – Но как же так, ведь вы говорили о годе, – залепетал ростовщик. – Если бы я знал, что на три дня, то не стал бы просить господина Крона ссудить мне часть суммы. Я же пообещал отдавать ему половину от ваших выплат…
   – Ну вот и отдайте ему тогда тридцать шесть серебряных, – спокойно ответил я, наблюдая, как ростовщик, слабея, опускается на стул. – Расписку, любезный, – уже с металлом в голосе сказал я.
   Ростовщик, как робот, поднялся и принёс небольшой ларец, достал из него расписку и протянул её мне.
   Убедившись, что это моя, я достал свой экземпляр, показал ростовщику, разорвал обе бумаги и положил обрывки себе в сумку, чтобы потом сжечь.
   Повернувшись к Строну, я заметил, что глава гильдии смотрит на меня, загадочно улыбаясь.
   – Что-то не так, господин Строн? – удивился я.
   – Вы очень интересный человек, барон, – ответил Строн. – Оказывается, за невинной внешностью подростка скрывается жестокий и расчётливый ум опытного торговца. Увидеть нашу аферу, занять у нас же самих денег, чтобы нас провести и самому получить прибыль, оставив в дураках всех остальных, – это уровень опытнейшего торговца, я по пальцам могу пересчитать таких людей в моей гильдии.
   Перекупщик перестал улыбаться и помрачнел.
   – К сожалению для меня, если узнают о том, что меня обставил какой-то мальчишка-дворянин, то на моей репутации можно будет поставить крест, и, скорее всего, меня вообще сместят с должности главы гильдии.
   Мне в голову пришла мысль, которую я отложил, собираясь воплощать в этом году, но попозже.
   – Господин Строн, у меня к вам деловое предложение, – сказал я, мягко улыбнувшись. Всё же торговец в сделке со мной был честен, и не стоило его подставлять так конкретно.
   – Боюсь даже спросить какое, – натужно улыбнулся мне в ответ Строн.
   – Для вас – это спасение репутации, а для меня – просто некоторые удобства, – ответил я, останавливаясь перед входной дверью.
   Глава заинтересовался:
   – Слушаю вас, господин барон.
   – Вы просто заявляете своим согильдийцам, что заранее наняли меня с тем, чтобы в случае, если станет известно, что вслед за вами прибудут перекупщики из другой гильдии, я сразу же скупил всё зерно. Что я и сделал, сохранив вам деньги.
   Строн надолго задумался.
   – Знаете, барон, – наконец произнёс он, улыбаясь уже более естественно. – Ведь перекупщики действительно могли прибыть в любую минуту, так что в вашем предложении есть смысл. Это может сработать, тем более если дворянин подтвердит мои слова.
   – Он подтвердит, – сказал я.
   – А что вы хотите за свою помощь? – спросил Строн.
   – Когда в этом году я прибуду в столицу, то хотел бы остановиться у лояльно настроенного ко мне человека, – ответил я.
   Строн облегчённо вздохнул:
   – И только-то? Вы действительно удивили меня, барон, я уж было подумал о денежном вознаграждении.
   – Я прошу только то, что мне нужно, а не то, чего мне хочется, – вспомнил я фразу одного известного человека.
   Глава гильдии засмеялся:
   – Буду рад видеть вас у себя, барон, предвкушаю удовольствие от общения с умным человеком.
   Обговаривая координаты его жилища в столице, мы вошли в общий зал, где нас уже ожидали остальные торговцы. Перекупщики не очень удивились, когда услышали нашу версию произошедшего и то, что глава гильдии заключил со мной сделку, даже не поставив их в известность. Перестраховка в торговле ещё никому и никогда не мешала.
   Пообедав, я попрощался с торговцами и, пожелав удачи главе гильдии, вышел во двор: там уже не было никого, кроме Рона и старосты, дожидавшихся меня.
   Сев на телегу, я прижал к груди шкатулку с деньгами – дела, похоже, налаживались.
   Уже вечером, закрывшись в комнате на ключ, я достал второй гроссбух и подвёл итоговый баланс – 210,9 кесария за проданную пшеницу. Просто для себя я подсчитал, сколько бы я получил, если бы не раскрыл вовремя аферу скупщиков, – всего пятнадцать золотых. Я хмыкнул: почувствуйте разницу!
   Что ж, имея такие деньги, нужно составлять новый план, который придётся воплощать в жизнь, поскольку план номер один уже успешно завершён. Взяв в руку перо, я принялся записывать свои мысли.
...
   1. Праздник, вооружить крестьян арбалетами, устроить ежегодные соревнования, самооборона.
   2. Подыскивать и собрать дружину, на которую можно будет оставить деревню и замок на время отъезда.
   3. Найти толкового управляющего.
   4. Заняться постройкой мельниц.
   5. Найти мастера и определить стоимость ремонта замка.
   6. Проверить работу постоялого двора.
   7. Поездка к королевскому двору в столицу.
   – Что же ещё, – задумчиво почесал я в затылке.
   Ничего не придумав, сел заполнять гроссбухи и, закончив, сложил деньги в шкатулку и запер её в своём чулане.
   «Куда бы спрятать ключ, – подумал я, – таскать с собой становится опасно, нужно сделать тайник в этой комнате, вот только где?»
   Осмотрев помещение, уже полностью замазанное глиной, я остановился на камине. Подойдя к нему, я принялся осматривать и ощупывать его с целью найти какую-нибудь щель, в которую можно было бы спрятать ключ. При этом ощупывании мне вдруг показалось, что один из каминных камней шевелится.
   Удивлённый, я сначала надавил на него, потом потянул на себя. Камень выдвинулся со своего законного места, и я заглянул в образовавшийся проём.
   – Похоже, одной загадкой барона меньше, – хмыкнул я, доставая из небольшой ниши лёгкий кожаный кошель, на дне которого что-то перекатывалось.
   Развязав тесёмки, я аккуратно высыпал на ладонь три белых сверкающих камня, каждый размером с ноготь большого пальца.
   – Так вот чем платил барон всё это время, – понял я, рассматривая бриллианты. – Видимо, с них и собирался платить налог королю, поэтому и не тратил, чтобы было чем рассчитываться на следующий год.
   Положив ключ в мешочек, я засунул его в нишу камина и, вернув на место извлечённый камень, улёгся на кровать.
   – Бриллианты возьму в столицу, там их и обменяю на деньги, – решил я, закрывая глаза.

   Утро я встретил на полу. С трудом разомкнув глаза, я увидел ангела мщения, посланного с небес за все мои злодеяния, – по совместительству им оказался мой учитель, сверкающий своей белозубой улыбкой.
   – Рон, ну ещё денек мне нужен, – попытался я вразумить его, при этом подтягивая одеяло на себя и пытаясь в него завернуться.
   – Ну уж нет, – спокойно ответил мой мучитель, – если у тебя есть дела, то будешь делать их хотя бы после лёгкой пробежки.
   С этими словами он сдёрнул с меня одеяло и показал палку, которая была уже изрядно измочалена.
   – Всё-всё, я понял, – сразу же проснулся я, так как являлся тем объектом, из-за которого палка потеряла свой прежний вид.
   Встав, я быстро оделся и вышел во двор. За мной, как демон правосудия, следовал Рон и якобы невзначай постукивал палкой по ладони.
   – Сегодня бежишь первую, – сказал он в напутствие.
   Тяжело вздохнув, я вышел из замка и побежал вокруг него. Как и обещал, Рон заставил Жана и Шаста сделать для меня дорожки вокруг замка, с различными видами препятствий: ров с водой, высокая насыпь, брёвна, лежащие как вплотную, так и на расстоянии друг от друга, вкопанные в землю чурбаки и прочие радости.
   Вчера, в торжественной обстановке, Рон продемонстрировал мне все прелести новой полосы препятствий. Самое интересное заключалось в том, что беговая дорожка была не одна. Таких тропинок насчитывалось четыре, и Рон заявил мне, что на каждой – кроме первой – имеются различные препятствия. Первая была просто разминочной, предназначенной исключительно для бега, а уже от неё расходились в разные стороны другие дорожки, полные препятствий.
   Ещё одной – вроде бы даже хорошей – новостью было то, что Рон не бежал вслед за мной. По идее, можно было в любой момент схалтурить. Забежав за стену, я остановился и начал переводить дух, но громкий звук горна заставил меня вздрогнуть, и я поднял голову, чтобы определить, откуда он шел.
   То, что я увидел, заставило меня сорваться с места и побежать в полную силу. Оказалось, что учитель оборудовал себе место на самом верху центральной башни и теперь, сидя в специально поднятом на эту верхотуру деревянном кресле, видел, скорее всего, всю трассу целиком. Проверять, действительно ли это так, или всё же имеются ненаблюдаемые места, я уже не хотел, так как, подняв голову, увидел, как Рон многозначительно провёл ребром ладони рукой по горлу, показывая, что меня ждёт за халтуру.
   Пробежав двадцать кругов, я обессилено упал прямо на тропинке. Раздавшийся сверху звук рога уже не смог поднять меня с земли, поэтому, полежав минут десять, я поднялся и посмотрел на башню.
   Рог – как мне показалось, злорадно – погудел пять раз. Наверное, пять дополнительных кругов в наказание, с ужасом подумал я; сил не было не то чтоб на пять, а даже и на полкруга.
   Но как только я представил себе, что Рон сделает со мной, если я проигнорирую его приказ, – меня пробил озноб. Нужно было хоть как-нибудь, но отмотать эти пять кругов.
   В замок я в буквальном смысле вполз, так как никакой другой возможности передвигаться у меня уже не было. Учитель встретил меня на пороге замковых ворот и с улыбкой сказал:
   – Может, и выйдет из тебя толк.
   Отдышавшись и тряхнув головой, чтобы исчезли разноцветные пятна, кружащиеся перед глазами, я прохрипел:
   – Радуйся, скоро к тебе ещё новобранцы поступят.
   Рон недоумённо на меня посмотрел:
   – Чего это ради?
   – Будем тренировать деревенских, формировать из них хотя бы защитный отряд, человек пятнадцать.
   – Нет, я на такое не согласен, – возмутился учитель. – Мне тобой нужно вплотную заниматься, а для того чтобы тренировать деревенских увальней, нужен простой армейский сержант с хладнокровием камня. Я же их просто поубиваю, если кто-нибудь начнёт мне возражать.
   Я задумался и минуту спустя сказал:
   – Рон, сегодня в деревне будет праздник, я заниматься не смогу, так что давай сделаем так: ты пару дней походи по ближайшим тавернам и постоялым дворам, может, подскажут, где найти адекватного ветерана. Если ты действительно хочешь заниматься только мной одним, то наставник для деревенских олухов нам просто необходим.
   Настала очередь нубийца задуматься.
   – Знаешь, Макс, мне нравится твоё предложение. Думаю, так будет значительно проще. Сколько жалованья мне ему пообещать?
   – Ну сам смотри, по ситуации, но не больше сестерция в день.
   Телохранитель улыбнулся:
   – Ладно, скряга, поем и пойду по местным злачным местам. Раньше, чем послезавтра, вряд ли вернусь, так что запомни: вечером будешь бегать по второй полосе двадцать раз, а утром по первой сорок. И не вздумай пропустить: узнаю, ты меня знаешь.
   – Знаю, всё сделаю, учитель, – обречённо махнул я рукой.
   В ворота вошёл староста и удивлённо замер, увидев меня сидящим на земле, а рядом Рона с палкой в руках. Его глаза округлились, и он попятился.
   – Вот и Накил, вовремя явился, – жизнерадостно сказал я, делая ему знак подойти. – Присесть не хочешь?
   Староста отрицательно покачал головой, не зная, по-видимому, чего от меня ожидать.
   – Ну как хочешь, – заявил я и, не вставая, продолжил: – Сегодня вечером в деревне, как я и обещал, будет большой праздник в честь сбора урожая. Гулять будет вся деревня, поэтому пусть готовят еду и наряжаются, а ты пошли в трактир три телеги: я вчера отписал Шумиру, чтобы он приготовил три бочки с вином.
   Староста ахнул:
   – Как, господин, целых три бочки?
   – Я ведь сказал, что будет большой праздник, – улыбнулся я ему. – В общем, встречаемся за час до заката.
   Староста поблагодарил меня и, кланяясь, вышел из замка.
   В голову мне пришла ещё одна мысль: местные солнечные часы были всем хороши, но время, по понятным причинам, показывали только до заката солнца. «Нужно спросить у Дарина, как гномы отмеряют время. Неудобно без отсчёта, не с песочными же часами везде таскаться».
   – Ну ладно, я пошёл, – заявил Рон и отправился в сторону кухни.
   Я хотел пробурчать ему в след какую-нибудь гадость, но сдержался – слух у нубийца был очень хороший. Поэтому, просто ворча про себя, я направился к кузне, чтобы умыться. Мастер был уже там и во всю мощь своей гномьей глотки объяснял Жану, какой он криворукий сын подземного червя и орки, встретившихся в норе землеройки.
   Тот, шумно сопя, собирал с земли болты для арбалетов, которые, видимо, просыпал. Подойдя ближе, я попал в поле зрения мастера.
   – Подмастерье, а ну-ка быстро сюда, – переключился на меня мастер.
   Тяжело вздохнув, я пошёл к нему, думая про себя: может, сделать ручей в другом месте, чтобы я не показывался рядом с кузней?
   – Быстро надел фартук и помог мне, – проворчал Дарин, – трудишься, не покладая рук, а все помощники – бездари и лентяи.
   – Я бегал! – ответил я на это возмутительное обвинение, уж кто-кто, но я с того момента, как попал в этом мир, вкалывал как каторжник.
   – Ты хочешь со мной поспорить? – Глаза мастера опасно прищурились.
   – Упаси Единый, мастер, – испуганно произнёс я, пулей влетая в кузню, надевая фартук и хватая ударный молот.
   – То-то же, – успокоился гном.
   Спорить с ним было просто опасно, так как после Рона и его измывательств мастер был следующим, кто меня юзал, и вызвать его гнев значило подписаться на всю ночь работы молотобойцем. Пара таких ночей с утренним пробуждением от Рона надолго отбили у меня охоту спорить с гномом.
   Делая вещи, гном одновременно рассказывал и показывал мне все тонкости кузнечного ремесла: как отличить железо одно от другого по искрам, как какое греть и ковать. Дальше этого пока он не объяснял, так как сначала требовал от меня повторения хотя бы пройденного.
   Удивительно, но всё, что касалось железа, впитывалось в меня, как в губку, и я быстро учился всему, что говорил мастер. Тем более что дедушкины знания всегда были при мне. В целом в кузне у меня дела пока обстояли лучше, чем с Роном, тем более что с ним, кроме физических упражнений, я больше ничем не занимался.
   Вечер приблизился незаметно: вот вроде бы я недавно встал рядом с мастером, и тут же солнце стало клониться к закату.
   – На сегодня всё, – выдохнул я, ставя молот на положенное место. – Вы пойдёте на праздник, мастер?
   – Пойду, конечно, – уверенно заявил гном, – настоящий гном никогда не пропустит даровую выпивку.
   Я рассмеялся и пошёл приводить себя в порядок, сегодня нужно было показаться в полной красе.
   Одеваясь, я посмотрел на себя в небольшую, тщательно отшлифованную пластину серебра.
   «Для деревенской глуши, конечно, супершик, – с грустью подумал я, рассматривая себя, – но для встречи с королём придётся прибарахлиться, в таком виде меня даже на порог дворца не пустят».
   Когда мы с гномом прибыли в деревню, то при виде нас настала практически гробовая тишина – никто не знал, что стоит за моими словами о празднике. Ко мне сразу же подбежал староста, одетый в новые штаны и рубаху.
   – Всё готово, господин, бочки доставлены и ждут, когда в них забьют кран.
   – Отлично, – похвалил его я и обратился к собравшимся крестьянам: – Сегодня и на все будущие годы этот день я объявляю праздничным и называю его – День сбора урожая. Каждый год вино будет за мой счёт, всё, что требуется от вас, – это веселиться и праздновать.
   Староста вручил мне киянку и кран. Подойдя к первой бочке, я под радостные крики крестьян забил в неё кран и, налив в кружку немного вина, сделал вид, что пью, а затем вылил его на землю со словами:
   – Первая – для урожая!
   Крестьяне радостно загудели, поэтому я отошёл от бочки и оставил старосту на разливе. Очень скоро первая бочка была оприходована, а когда староста открыл вторую, началось нормальное веселье, с музыкой и танцами.
   Неизвестно откуда появились флейты, лиры и лютни и даже певцы. На площадку вышли первые танцующие пары, и к тому времени, когда вбили кран в третью бочку, веселье шло полным ходом.
   Оказалось, что в деревне очень много хорошеньких девушек, многие из которых, осмелев, даже начали строить мне глазки. Видеть их внимание мне было очень приятно, и мне в голову закралась мысль: «Ведь я теперь их господин и если прикажу, то любая согласится заняться со мной любовью. А ещё ведь тут право первой ночи есть!»
   Мои мысли потекли в этом направлении, тем более при виде того, как ко мне всё ближе и ближе подходят самые смелые из девушек, а может, из тех, кто больше выпил.
   – Господин, вы не желаете потанцевать? – раздался рядом дрожащий голос.
   Я удивлённо посмотрел на девушку справа: та стояла и сама не верила, что осмелилась пригласить на танец господина, про которого в деревне ходят странные слухи.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация