А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 25)

   Слушатели разразились смехом.
   – А зачем ты тогда читаешь книги заклинаний, которые накупил в гильдии магов? – спросила Шура. – Пользоваться ими ты ведь все равно не можешь.
   – Большинством не могу, – согласился шаман. – По крайней мере, пока. Но вот попросить духов сделать заклятие, описанное в прочитанном мной источнике, я сумею. Так что от них очень большая польза.
   – А кто сильнее, маг или шаман? – спросила, отсмеявшись наконец, Вика.
   – Некорректно поставлен вопрос, – пожал плечами Михаэль, – зависит от обстоятельств. Маги мобильны и от перемены места обитания особых преимуществ не имеют, а шаман способен с каждым годом наращивать свою мощь в каком-то определенном месте. Амулеты от чего угодно делают шаманы, артефакты для чего угодно делают маги. В бою основные преимущества магов заключаются в том, что они способны творить заклинания быстрее и сил на это расходуют значительно меньше. Но в то же время шаманы обладают более широким спектром действия: если волшебнику-стихийнику надо учиться сначала магии огня, потом магии воды, затем магии воздуха и магии земли, и только тогда он может сказать, что овладел всеми четырьмя стихиями, то шаману стоит лишь научиться призывать духов стихии, а какой именно – это практически безразлично.
   Разница разве что в адресе, по которому отправляется послание. Но, с другой стороны, заставить работать в союзе духов огня и воды может лишь великий шаман, а волшебник, умеющий управлять обеими упомянутыми силами, такой же результат получит, лишь немного усложнив матрицу заклятия. В целом можно сказать, что начинающий шаман сильнее начинающего волшебника, но мастер магии легко заткнет за пояс говорящего с духами, потратившего на совершенствование столько же времени, сколько и чародей.
   – А почему маги тратят меньше сил? – спросил Серый.
   – Элементарно, – отмахнулся шаман. – Кроме той энергии, которая пойдет непосредственно на выполнение заказа, нужно еще и вознаграждение исполнителю. И с размерами и первого, и второго нельзя жадничать.
   – Если работать будет нечем, то никто не возьмется, – пробормотала Настя, – это понятно. Да и если оплаты не будет, то никто и не почешется, тоже ясно. В принципе если последовательно увеличивать силу, то можно ограничиться необходимым минимумом.
   – Можно, – кивнул шаман, – но только если есть время. В бою ты ведь не будешь десять раз камлать[15], поэтому сразу придется обещать духам и то и другое с не менее чем тройным запасом.
   – Почему тройным? – удивился Серый. – Не жирно ли будет?
   – А вдруг у наступающего на тебя воина есть под доспехом какой-нибудь защитный амулет, наложенное благословение или просто от рождения устойчивость к магии повышена, – пояснил ему Михаэль. – Все может быть в этой жизни, а она одна, поэтому бить надо с гарантией, чтобы, во-первых, духи точно взялись за работу, а во-вторых, чтобы вывели врага из строя раньше, чем он проткнет неудачливого вызывателя мечом.
   – Ох, нелегкая это работа – из болота призывать бегемота, – пропела Шура. – Кстати, Мих, а чем ты расплачиваешься с духами? Куриц ты у меня с кухни вроде не таскал, крыс, чтобы их резать, у нас тоже вроде бы нету.
   – Не путайте меня с Сан Санычем, – поморщился Михаэль, – это ему в работе без чужой жизненной энергии никак, а я предпочитаю работать с теми духами, которые ее не используют.
   – Почему? – удивилась Настя. – Ты ведь крови не боишься.
   – С Земли такая привычка осталась, – пожал плечами шаман, – там-то таиться надо было. А какая, скажите мне на милость, могла быть конспирация, если бы я каждый день резал какую-нибудь живность на алтаре? Так что еще с прошлой жизни я работаю с теми из духов, которые согласны в качестве платы принять немного магической энергии или разделить со мной на некоторое время ощущения материального тела.
   – Это какие такие ощущения, а? – заинтересовалась Лика. – Ну-ка, ну-ка, поподробней! С кем и чем ты там делился, а?
   – Ой, да успокойся ты, – махнул рукой шаман, – никого я за нами подсматривать не приглашал, большинство духов разницу между сексом и дыханием просто не поймут, им и то и другое в новинку.
   – Большинство?
   – Ну духи умерших – понятное дело, исключение, эти как раз за возможность снова почувствовать себя живыми на многое готовы, вот только я таких в жизни не призывал ни разу.
   – Это почему?
   – Изгнать трудно, они почти всегда норовят себе тело захватить и в нем остаться, подвинув законного хозяина, а то и вышвырнув его. А поскольку ближайшим к ним телом априори будет мое, то к чему мне лишние проблемы?
   – А еще я хотел бы узнать… – начал Серый.
   – Народ, мы сегодня спать будем или как? – возмутился шаман. – А то, может, я спущусь вниз и отменю заказ на этот, с позволения сказать, пентхаус? Байки травить и внизу в общем зале прекрасно можно!
   – Да будем, будем, – усмехнулся Сергей, – но для перворожденного ты подозрительно много спишь. Ладно, еще на один вопрос ты ответишь?
   – На один? – обреченно спросил шаман, вглядываясь в царящий за окном сумрак с таким видом, будто опасался увидеть там утреннюю зарю. – Спрашивай.
   – Сколько займет обучение шаманизму?
   – Понятия не имею. Я периодически взывал к духам лет с пяти и до сих пор нахожусь на уровне ученика. И предупреждая следующий вопрос, который у вас обязательно появится, поясняю: полноценным шаманом может считаться лишь тот, для кого духи выполнят работу и без оплаты, просто потому, что или боятся, или уважают. А теперь спать, и если хоть кто-нибудь еще о чем-нибудь кого-нибудь спросит, то этот молодой и пытливый ум на своей шкуре узнает, почему нельзя будить ни Ктулху, ни меня!

   Глава 12

   Изображение в кристалле, в который с любопытством вглядывался Келеэль, было не очень хорошим. Смазанным. А что делать, если змеи хорошо видят исключительно движущиеся объекты, а сейчас за эльфами наблюдала именно змея. Одна из тех двух, которых всегда носил с собой Семен.
   – Сергей, мне не нравится, как на меня косятся стражники, – пожаловалась воину Вика, провожая взглядом десяток закованных в латы дуэргаров, охраняющих очередное ответвление подземных коридоров. Те, впрочем, ответили ей тем же самым, с подозрением косясь из-под опущенных забрал. – Такое чувство, что они нас в чем-то подозревают.
   – Светлые эльфы – редкие гости в этих краях, – пожал плечами Серый.
   – Ну не скажи, – возразил ему Семен. – Двух-трех таких же ушастеньких, как и мы, я в толпе уже видел. Но знаешь, что-то они не спешили к нам подойти и поздороваться, скорее уж наоборот, старались отвернуться и удалиться по своим делам.
   – Может, полукровки? – предположила Вика.
   – Или контрабандисты, – предложил свою версию Шиноби. – Вряд ли перворожденным, ну, кроме нас, естественно, стоит тащиться в такую даль, чтобы купить обычных товаров. Да еще и под землю залазить. Как считаешь, Мих?
   – А чем тебе не нравится? – удивилась Шура. – Здесь светло, тепло и не дует.
   – Да в том и дело, что здесь точно так же, как и у нас в пещере, только чище, – обиженно проворчал эльф. – А я, признаться, считал, что наше жилище – нечто уникальное. Мих, как думаешь, далеко нам еще идти? Мих, да очнись ты!
   – Да? Что? – спросил невпопад шаман, занятый своими мыслями.
   – Михаэль, успокойся, – посоветовала эльфу Шура. – Лике ничего не грозит. Во-первых, она осталась в надземной и лучше всего защищенной части города, во-вторых, в охраняемой гостинице, в-третьих, у нее ружье, огнемет, мины, гранаты и два скорпиона! Чтобы ее выкурить из той полупещерки, где мы ее оставили, нужна небольшая армия.
   – А мне все равно неспокойно, – буркнул шаман, – предчувствия у меня нехорошие! И чего эти серые дварфы уперлись как бараны? Не пустим скорпионов в Подземелье – и все тут! Даже денег не взяли, сволочи. Хорошо хоть орки решили все-таки помочь нам с одной повозкой. Но лучше бы взяли все, тогда и разделяться не пришлось бы, а скорпионов и без Лики никто не украдет.
   – А кто бы вез твои телеги? – ухмыльнулся Крырг Кривой Клык, – мои парни и эту-то с трудом тащить согласились.
   – А по-моему, с большой охотой, – возразила ему Шура, – и всего за пять лишних монет, притом не золотых, а серебряных.
   – Это потому, что вы свое оружие на них сложили, – с охотой пояснил вождь. – Оружие таскать воину не зазорно в любом количестве и как угодно… пока он может с ним двигаться достаточно быстро, чтобы самому не стать жертвой. А ваши громыхалки хоть и выглядят потешно, но бьют здорово. Шаман, ты их точно продать не хочешь? Большую цену дадим!
   – Ружей и зарядов к ним продам сколько угодно, – буркнул шаман, – но раскрыть секрет изготовления и не проси.
   – Ну как так можно? – притворно пригорюнился орк, – лук продашь, а стрелы не продашь… Нехорошо!
   – А ты сам сделай.
   – Но я не умею! И никто из шаманов моего племени не умеет, я бы знал!
   – Я тоже не умел, но научился. Эх, что-то нехорошо у меня на сердце, долго нам еще идти?
   – Нет, – откликнулся проводник, – сейчас на площадь выйдем, а оттуда уже совсем рядом!
   – Ого, – восхищенно ахнул Серый, когда отряд вышел из тоннеля в сердце подземного города, – чем же это рыли?
   – Ядерным взрывом, – ошеломленно пробормотал шаман, – размер подходящий, и стены светятся. Да тут же целый квартал уместится!
   Открывшийся вид действительно поражал: пещера, слишком большая, чтобы быть творением простых смертных, а не высших сил, была подсвечена сиянием, исходящим из тысяч разных окон расположенных здесь зданий и колоний светящегося мха, произрастающего повсюду в гигантских количествах. О высоте ее оставалось только гадать, взгляд терялся во мраке, окутывающем далекие от копошащихся внизу букашек своды.
   – Здесь пять кварталов, – пояснил проводник, – квартал знати, магический квартал, квартал старейшин, квартал храмов, квартал оружейников. Обратите внимание, все тоннели сделаны так, что в нашем городе нельзя заблудиться. Чем важнее тоннель, тем он просторнее. Если заблудитесь, сворачивайте туда, где коридоры выше, и вы непременно рано или поздно придете на центральную площадь! Идемте, еще насмотритесь, тут рядом! Один тоннель остался, правда, длинный.
   Это «рядом», однако, растянулось надолго, путешественники сделали еще несколько тысяч шагов, пока дошли до своей цели. Торговлю рабами в той части Подземелья, где они находились, монополизировал всего один народ. Точнее, раса, будто бы самой природой созданная для того, чтобы паразитировать на остальных. Раса гипнургов. Об этом эльфы узнали от орков, встретивших в городе своих соплеменников, которые опознали по расплывчатым описаниям туманников. Они, как оказалось, регулярно приводили караваны невольников в Норз. Вот и сейчас один из них находился в городе и торговал живым товаром. Рынок рабов, куда и направлялся сейчас отряд, взяв за мелкую монету проводника из местных жителей, был расположен на большой площади, к которой вел всего лишь один, но очень длинный тоннель. Очень длинный. Спустя некоторое время эльфы даже задумались, а не повернуть ли им назад и не поискать ли другого проводника. Но тем не менее все имеет конец. Пещера, представшая перед ними, была, разумеется, в десятки раз меньше предыдущей, но тоже весьма большой. Вдоль ее стен стояли символические клетки из прутиков какой-то лозы, в которых находились разнообразные живые существа без проблеска разума в тусклых глазах. Рабы, подвергшиеся обработке псионикой гипнургов. Разнообразные покупатели ходили вдоль скопища живого товара, и, если делали выбор, то подходили к жутким продавцам.
   – А чего это они какие-то… как зомби, – удивленно уставился на обитателей ближайшего загона Серый.
   Стоящий там гоблин безучастно смотрел прямо перед собой. Кожа, обвисшая складками на выпирающих костях, буквально вопила о том, что кормят его с интервалом примерно в месяц. Из уголка полуоткрытого рта тянулась засохшая ниточка слюны.
   – Зомби не такие, – авторитетно высказался Крырг, – они не всегда целые и мертвечиной воняют. Нет, эти тоже воняют, но иначе… так только живые могут.
   – Мозгососы у своих марионеток чувства давят, – охотно поделился сведениями о гипнургах проводник, – так что их рабы не ощущают ничего: ни жары, ни холода, ни голода… То есть чувствуют, конечно, просто внимания на это не обращают, и бунтовать они не способны. Очень их за такие качества дуэргары в своих шахтах ценят, а если уж покупателю не просто живая кукла нужна, а способная что-нибудь сложное делать, так продавцы часть разума рабам возвращают. Прекрасные получаются работники: не воруют, не капризничают и почти не отдыхают… Мрут, правда, быстро, но что поделать? Ну все, дальше уж сами любуйтесь на этих страховидлов, вон один как раз в нашу сторону идет, а я пошел.
   Один из гипнургов действительно направлялся к группке потенциальных покупателей, но был перехвачен худощавым мужчиной человеческой расы с очень бледной кожей.
   – Ой, мама! – пискнула Шура и спряталась за повозку. – Мальчики, вы гляньте только на его клыки, это вампир!
   – А ведь точно упырь, – задумчиво протянул Семен, рассматривая кровососа, отчаянно торгующегося за очень грязную дроу, – здесь для них прямо все условия созданы. Вечно темно, и еда продается, похоже, в любых количествах.
   «В Подземелье всегда собираются отбросы наземного мира, – презрительно фыркнул архимаг, – а уж этим пиявкам-переросткам там действительно самое место. Этот Норз – та еще клоака, подумать только, общины вампиров живут открыто, куда это годится, а? Как только их серые дварфы терпят? Я не я буду, если верхушка бородачей просто-напросто не подчинена Зенкадису, высшие вампиры на такие фокусы известные мастера. А может, и не в магии кровососов дело, а в банальном золоте, дуэргары за горсть монет на любую низость способны.
   – Похож на нарисованного, – решил Кривой Клык, сравнивая живого гипнурга, стоящего к отряду в профиль, с виденной мельком картинкой. – Но до чего же рожа жуткая… эй, шаман, сколько, ты говоришь, за голову такого премия будет? Не забывай, нас для охоты за головами наняли, а не для сопровождения!
   – Двадцать монет, – буркнул Михаэль. – Золотых.
   – Нормально, – решил вождь, – как за какого-нибудь мелкого дворянчика из людей. Осталось только узнать, кто из них опаснее.
   – Да как к этим образинам подберешься? – с тоской вздохнул какой-то орк. – Дворянчики обычно поодиночке ходят, разве что со слугами, но это так, мусор, даже клинок против них можно не обнажать, а разогнать пинками.
   – Ну мы же прямо здесь на них бросаться не будем, – фыркнула Шура, – подождем, пока из города уйдут, ну и… проследим.
   – Ага, проследишь за ними, – фыркнула Вика. – Вон у них одних только огров с дубинами десятка два, да троллей четверо.
   Упомянутые представители разумных рас также стояли в рядочек вдоль стеночки, но не были окружены никакими загородками. Хотя чтобы остановить подобную груду мускулов, ведомую пусть и примитивным, но разумом, нужна была по меньшей мере крепостная стена. Или ментальная команда туманника. В отличие от остальных рабов, дистрофией они не страдали, а напротив, выглядели весьма упитанными. К тому же они были вооружены и облачены в какое-то подобие одежды, сделанной из толстых шкур неизвестных тварей Подземелья.
   – И самих гипнургов двое, – подсказал ей шаман.
   – Трое, – поправил его Серый, – вон видите фигуру в сиреневой мантии? Тоже туманник, просто под капюшоном его голову почти не видно.
   – Ну тогда уж и рабов посчитайте, – решил Семен, – всех полторы сотни.
   – Мне кажется, их можно не считать, – решил Крырг.
   – Это почему?
   – Да вы гляньте, какие они худые! Дунешь – улетят без всякой магии.
   – Действительно, – согласился Серый, – эти бедолаги похожи на узников концлагеря, да их еще зачем-то и по клеткам распихали.
   – Что-то подсказывает мне, что причиной для рассаживания их в разные загоны была цена товара, – подумав, решила Шура. Девушка уже отошла от шока, вызванного воочию увиденным вампиром, и снова активно наблюдала за происходящим на рынке рабов.
   – Это почему?
   – А вы гляньте: ближайшие к нам клетки почти целиком заполнены гоблинами, но там же еще есть человек, у которого нет левой руки и, кажется, глаза. Дальше идут здоровые люди вперемешку с худыми, как спички, минотаврами. Затем уже более-менее нормальные человеко-быки и только потом – дроу вперемешку с разными тварями, названия которых я не знаю. А в самой дальней клетке все темные эльфы – женщины, причем по местным меркам ухоженные. Иерархия чувствуется, причем товар расположен по мере возрастания его редкости и соответственно цены. Эй, Мих, хватит пялиться на прелести той темненькой красотки, пока Лики рядом нет. Что делать будем?
   – Уходить. Здесь слишком много народа для каких-либо активных действий. Дождемся хотя бы вечера, а там посмотрим.
   Но вечера они не дождались. Почти сразу после того, как они подошли к тоннелю, ведущему наверх из подземной части города, воздух наполнился странными звуками, среди которых можно было отчетливо различить истошные крики умирающих и звон металла. И шли эти звуки со всех сторон.
   – Что происходит?! – рявкнул Серый, схватив пробегавшего мимо дуэргара.
   – Дроу напали! – крикнул в ответ серый дварф, вырвался и побежал дальше.
   – Вперед! – взвыл вождь орков…
   – Стоять! – еще громче взвыл Семен, схвативший за воротник самого резвого из зеленошкурых, устремившихся к источнику шума. – Куда?! В другую сторону, дубины!
   – Но… – запнулся какой-то орк, – дроу же там!
   – А гипнурги – там! – махнул в сторону рынка рабов Шиноби. – Вам напомнить, зачем мы сюда пришли?
   – Разграбим их под шумок? – понял идею эльфа шаман. – Нас могут не понять хозяева, а от целого города сердитых бородачей с секирами и торговцев с саблями мы не отмахаемся.
   – Зачем грабить? – удивился Семен. – Судя по звукам, битва стремительно приближается к центральным кварталам. Нам просто надо быть на одном ее участке с гипнургами до тех пор, пока их не убьют, а потом немного помародерствовать.
   – А не убьют ли раньше нас? – резонно спросила Шура.
   – Могут, – кивнул Серый, – так что хватит сидеть, заряжай!
   Однако в самом начале пути обратно на рынок рабов смешанный отряд эльфов и орков подвергся нападению. Десятки мелких существ, похожих на вставших на задние лапы и вооружившихся кинжалами крыс, рванули из тоннеля смертоносной тучей. Дуэргары расшвыривали их, как листья, почти каждый удар серого дварфа стоил одному из нападающих жизни, но их было слишком много, чтобы перебить без потерь. То одна, то другая закованная в латы фигура падала, после того как кинжал врага находил щель в доспехах или попадал в прорезь забрала.
   – Что это за твари?! – прорычал один из орков, стряхивая тщедушное тело с ятагана.
   – Кобольды[16] вроде бы, – ответил ему шаман, уже взявший в руки свой костяной посох, – у дроу любимая тактика в бою – это пустить вперед себя своих рабов, и чем их больше, тем лучше.
   – А почему же они не разбежались, как только получили в руки оружие? – удивился вождь. – Неужто такие хилые, но такие смелые?
   – Хозяев боятся больше, чем врага. Да к тому же с ними почти наверняка был кто-то вроде офицера-надзирателя.
   – Был, – подтвердила Лика, – точнее, есть. И я, кажется, их слышу.
   Новая волна атакующих выплеснулась из коридора, и было их значительно больше. Но не только количеством эта группа была опаснее предыдущей. Примерно в середине серого моря возвышалось несколько фигур с черной кожей и белыми волосами. Темные эльфы. Дроу.
   Темная клякса, вылетевшая из посоха шамана, окутала одного из надсмотрщиков, и он тотчас же закричал жутким голосом, но вскоре умолк. Живому существу становится затруднительно издавать звуки, если его кости размягчились до состояния бумаги и собственная грудь сдавила легкие, выдавливая из них воздух.
   Кобольды, что-то громко пища то ли от страха, то ли от злости, бросились вперед, но были остановлены струей пламени, вырвавшейся из предмета, напоминавшего бочонок, к которому неизвестный шутник прицепил щупальце какого-то монстра. Викаэль, которая и активировала этот артефакт, сгоняла подземных жителей потоками огня в кучу, подобно пастуху, вооруженному кнутом. Вопли сгорающих существ разнеслись, пожалуй, по всему городу. Ну или, по крайней мере, по всем его ближайшим тоннелям.
   Взлетевшие над рядами своих рабов дроу стремительно бросились вперед, умудряясь одновременно левитировать и стрелять. Последнее, впрочем, получалось у них не особо: лишь одна из арбалетных стрел звякнула о щит, поднятый одним из орков прямо перед лицом побледневшего шамана, который лихорадочно ставил магическую защиту при помощи посоха.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация