А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 24)

   – И что же это за первоклассные профессионалы, про которых мы ничего не знаем? – удивился Серый. – Уж появись в городе последователи какой-нибудь из школ боя, слухи о них, как и они сами, уже расползлись бы по всем тавернам!
   – Ах, я неверно выразился! – залебезил чиновник. – В наш прекрасный уголок жизни посреди мертвой пустыни этот отряд прибыл лишь два дня назад, поздней ночью, и потому остался неизвестен большинству обывателей. Но вы не волнуйтесь, тому, что они рассказали о своей подготовке, можно верить! А вот, кстати, и они, идут вам навстречу.
   И испарился с такой скоростью, что Келеэль заподозрил бумагомарателей города в том, что они поголовно являются адептами какой-то из школ магии. А иначе почему уже второй чиновник, умудрившийся так подставить эльфов, уходит не только живым, но даже невредимым?
   – Спокойно, Серый, я думаю, это не к нам, – сказал шаман, глядя на приближающуюся компанию и на всякий случай вытаскивая из-под плаща посох. Этот артефакт был, пожалуй, первым творением классической магии, который активно использовал молодой эльф. Примерно в равных долях на материал для его изготовления пошли кости главного жреца культистов и череп призванного им же демона. Один Михаэль такую работу никогда бы не осилил, но вот вместе с некромантом Асазором справился вполне и теперь обладал накопителем энергии, способным довольно долго одновременно поддерживать защитное заклятие «пелена праха» и атаковать «костной гнилью». Больше всего времени при его изготовлении ушло на то, чтобы дать возможность обладателю этого предмета пользоваться по желанию только одной из функций, но результат того стоил. Теперь Михаэль мог отказаться от нападения и держать щит в два раза дольше или же забыть о защите и выпустить во врага несколько десятков полноценных боевых проклятий.
   – А чего они тогда в нашу сторону идут? – обеспокоился воин, взявшийся за рукоять меча.
   – Может, просто подраться хочется? – предположил Семен, рукава одежды которого вдруг стали подозрительно оттопыриваться.
   – …! – совсем уж некультурно высказалась Викаэль. – А у меня обрез не заряжен, я по ошибке пистолетные в карман положила. Мих, когда ты уже унитарный патрон придумаешь?
   – Спокойно, на территории гильдии оружием и магией пользоваться нельзя, – успокоил ее шаман.
   – Гм… а они это знают?
   Вопрос девушки остался без ответа, потому что «они» уже подошли вплотную к эльфам.
   – Ну дык… мы сами не в восторге, – мрачно буркнул самый крупный из них и сплюнул на песок.
   – Угу, – подтвердил второй по величине тип, – подписали контракт раньше, чем узнали, кто его дал. Может, откажетесь, а? Неустойку мы вам, правда, не вернем, деньги очень нужны.
   «Основной недостаток предсказателя в том, что он не может отслеживать каждый свой шаг, и потому в ситуации, к которой не готовился заранее, оказывается весьма уязвим, – наставительным тоном провозгласил Келеэль, наблюдая за событиями в далекой пустыне. – Хотя с другой стороны, как можно предвидеть такое? Угрозы для жизни нет. Обмана со стороны гильдии нет. Злого умысла в действиях людей, отвечающих за подбор наемного отряда, и того, наверное, нет. Все соответствует заявленным требованиям. Высоким, хочу заметить, требованиям. Самые сильные, самые выносливые, самые неподкупные и хранящие верность до смерти наемники. Орки».

   – Насть, мне кажется или наши ведут сюда толпу каких-то подозрительных личностей, сильно смахивающих на побритых и перемазавшихся зеленкой горилл? – увидев приближающийся к пещере отряд, ахнула Шура, которая вышла из пещеры погреться на солнышке и поэтому имела на себе из одежды лишь не слишком длинную рубашку и штаны, едва доходящие до колен. – Насть, скажи, это у меня галлюцинации такие, да?
   – Ты здорова, – успокоила подругу эльфийка, отложив в сторону памятную книгу, содержащую описания различных рас мира. Она так же, как и Шура, купалась в лучах светила, но одета была куда более целомудренно. – Вроде врачам неизвестны случаи, чтобы два разных пациента наблюдали одно и то же. Мне кажется, это орки. Судя по тому, что Мих отправился за наемниками, это они и есть.
   – Лика, иди сюда, твой, кажется, с ума сошел! – крикнула Шура в глубь пещеры.
   Кто-то из орков отпустил о нескромно одетой девушке пошлую шутку. Остальной отряд с радостью над ней заржал.
   – Нет, – буркнул Михаэль и прошествовал мимо ошеломленной Шуры внутрь пещеры, – я в твердом уме и здравой памяти.
   – Эй, а где Серый? – окликнула шамана девушка.
   – В городе остался, скоро будет с еще парой людей, – отмахнулся тот перед тем, как скрыться в жилище.
   – Слышь, детка, а ты мне нравишься, – хмыкнул подошедший к Шуре слишком уж близко орк и схватил ее за руку. Вероятнее всего, он хотел просто пошутить: связанные клятвой зеленошкурые никогда бы не позволили себе вольностей по отношению к нанимателю. Но Шура этого не знала, а потому испугалась.
   Три щелчка пальцами левой руки – и в лицо орка впивается вылетевшая из-под сложенной аккуратной стопкой одежды змея. Змеи глухи, но не слепы. Условный знак рептилия не услышала, а увидела. И атаковала. Этот укус стал последним в ее жизни. Выхваченный наемником из ножен кинжал рассек извивающееся тело с одного удара.
   Орки вытащили оружие, у Викаэли уже был в руках один из артефактов, сработанных шаманом, а Шура пятилась к пещере, где ее защитили бы скелеты-стражи, казалось, кровопролития не избежать, но тут раздался голос Насти:
   – Эй, ты, зеленый, у тебя амулет от яда есть?
   Орк помотал головой, кожа его на глазах серела.
   – Что ж ты так? – укорила его эльфийка. – Ладно, давай сюда свою бестолковку. Тебя как лечить: больно, но быстро или медленно, так что ничего не почувствуешь, а только в кровати денек поваляешься?
   – Б-б-быстро, – пробормотал орк.
   Девушка со вздохом достала из складок одежды нечто, похожее на кружку для вина, и прилепила ее к лицу пострадавшего.
   – Будет больно, – предупредила Настя и щелкнула пальцами.
   Орк перекривился, судя по всему, этот жест у него теперь надолго войдет в число самых нелюбимых. А может, и вправду было больно настолько, что даже он не смог сдержаться. В кружку, нарушая привычный миропорядок, быстро набиралась кровь, которая обильно текла из ранки, вымывая яд.
   – Ну вот и все, – сказала целительница, отняв артефакт от лица своего пациента и выплеснув кровь на песок.
   – Приношу свои извинения за этого молодого остолопа, – буркнул самый крупный из наемников, бывший, судя по всему, вождем. – Очень вам благодарен.
   – Да не за что, – пожала плечами эльфийка, – лечить – это моя работа. Может, пройдете внутрь пещеры, а то, боюсь, придется еще и спасать вас от солнечных ударов.

   – Признаться, не думал, что когда-нибудь мне доведется воевать плечом к плечу с представителями вашей расы, – сказал целительнице орк после того, как весь отряд зеленошкурых оказался в той части заброшенного поселка гномов, которую перворожденные считали прихожей.
   – Мы же вроде бы набирали охрану для путешествия! – поразилась эльфийка.
   – Да? – удивился вождь. – А нас нанимали для охоты за головами. За чьими, кстати? Не то чтобы это имело большое значение, но мало чести в том, чтобы сражаться со слабым противником. Да и взять у таких обычно нечего.
   – С гипнургами, – ответила ему Настя, – доводилось встречаться?
   – Вроде бы нет, а кто это?
   – Сейчас покажу. – Эльфийка углубилась в книжку, быстро листая страницы в поисках памятной иллюстрации. – Вот!
   – Ну и мерзость, – сказал орк, едва взглянув на картину застолья туманников. – Что ж, за такие деньги и с такими монстрами сражаться мы будем охотно.

   – Мы не можем с ними идти, – полыхала, как пожар, Шура. – Я, кажется, говорила, что наемники нас зарежут? Я ошибалась! Эти нас живьем сожрут!
   – Шур, думай что хочешь, но деньги гильдия не вернет, это против ее правил, – попыталась сыграть на жадности девушки Викаэль.
   – Плевать! У нас их много! Мы не можем с ними идти, или в лучшем случае список тех, кого нужно будет воскрешать, увеличится раза в три.
   – Почему это? – удивился Семен. – Учитывая то количество оружия, которое наготовили за это время Михаэль, Серый, я и Сан Саныч, мы можем дать бой небольшой армии.
   – Наша боеспособность – вопрос отдельный, – задумчиво почесал подбородок шаман, – но оркам доверять можно по двум причинам. Первая – все вокруг утверждают, что орки, нарушившие слово, в этом мире встречаются реже, чем белые вороны, и шкуры их ценятся на вес золота. Так что предавать им нас невыгодно, свои же, как узнают, прибьют, похоронят и могилу осквернят. Ну а вторая…
   – Какая, не тяни! – попросил шамана Серый.
   – Я рискнул разбудить Мозга, – сознался шаман.
   – Но ты же говорил, что этого не стоит делать без веских причин! – воскликнула Настя.
   – Говорил, – согласился с ней шаман, – но они у нас есть. Проверка нашим ручным гипнургом показала, что походный вождь орков Крырг Кривой Клык полностью подходит под стандарт орка-наемника, то есть нас презирает до глубины души, но будет драться до тех пор, пока жив. А о предательстве своих воинов не видит даже страшных снов, потому как считает, что это столь же невозможно, как восход солнца одновременно с двух сторон. Других зеленух я проверять не стал, экономя силы Мозга, но спросил его о том, как нам уберечься от псионики его собратьев.
   – И как? – спросила Лика.
   – Универсального способа нет, – развел руками шаман, – амулеты, защищающие от нее, конечно, существуют, но они позволяют лишь выиграть время. Главным фактором, определяющим вашу устойчивость к гипнозу, будет являться сила воли и ничего кроме.
   – Если эти зачарованные штучки выиграют мне секунд двадцать, – фыркнула Вика, – а именно столько мне требуется на зарядку и прицеливание мушкета, то единственной проблемой будет собрать мозги того несчастного, что нападет на нас, в кучку.
   – Не забывай, что нам может попасться не один туманник и даже не два, – напомнил ей Михаэль. – В Подземелье существуют города, населенные этими тварями, и по местным меркам это крупные мегаполисы.
   – Ну не собираемся же мы нападать на целую армию этих тварей? – холодно усмехнулась эльфийка. – Нам и одного зазевавшегося прохожего хватит.
   – Лучше штук десять хотя бы, чтобы запас был, – не согласился со своей подругой Серый. – Мих, а у них мозги долго хранятся?
   – С тем плетением, которое Сан Саныч наложил на несколько ящиков для продуктов и прочей скоропортящейся продукции, они могут храниться если не вечно, то по крайней мере очень близко к этому, – ответил шаман, потом подумал и добавил: – Ну или до тех пор, пока их будут заряжать магической энергией.
   – Значит, со шкурой неубитого медведя мы разобрались, – сделал вывод Семен, – подведем итоги по оружию?
   – Да что там подводить, – пожал плечами Серый, – вместе же все делали. Дробовик типа «мушкет трехствольный» – семь штук, пистолеты типа «карамультук ни фига не дальнобойный» – четырнадцать штук, пулеметы типа «гармошка губная» – пять штук, гаубица калибра «дракон навылет» – одна штука. Ну и еще по мелочи. Гранаты, мины, две ракеты.
   – Карамультук – это же вроде винтовка такая? – удивилась Шура.
   – Да? – замялся шаман. – Ну, может быть, не отрицаю, но уж больно слово понравилось.
   – Вы все назвали? – спросила потрясенная таким перечнем Лика.
   – Огнемет марки «Мечта алкоголика», – добавил Семен. – Три. Огнемета.
   – А почему «Мечта алкоголика»? – спросила Настя.
   – Да потому что на спирту, – ответил сестре Серый. – Как уверяет нас Мих, на техническом и жутко ядовитом. Да, кстати, если во время похода один из орков ослепнет или даст дуба, это можно будет списать на неизбежные в пути потери?
   – На них можно будет списать одного чрезмерно умного эльфа, – разозлился Михаэль. – Я для кого специально мышь в городе ловил и показывал, что с ней будет?
   – Капля никотина, как известно, убивает лошадь, – махнул рукой на разозленного шамана Шиноби, – а хомячка разрывает на куски, так что братья наши меньшие не показатель.
   – Счас кому-то, по чему-то и за что-то, – пригрозила распоясавшемуся эльфу Шура. – Попробуешь выпить этой дряни – ко мне можешь больше не подходить, слепые мне не нужны!
   – Да где уж мне, – обиделся Семен, – мое место уже занял один орк, вот только бедняга не вынес твоего змеиного язычка и чуть не помер. Ничего, стерпится – слюбится, а если что, Сан Санычу будет хороший материал.
   – Поругаетесь и трижды помиритесь позже! – оборвала начинающийся скандал Лика. – Я тут нашего кланового некроманта расспросила, и он утверждает, что добраться в Норз можно аж тремя способами. Нам надо решить только, какой из них выбрать.
   – А поподробнее можно? – заинтересовалась Вика, – а то этот момент я как-то упустила.
   – Да и я не особо интересовался, – сознался шаман, – рассказывай!
   – Путь номер один самый простой, – начала делиться мудростью со слушателями эльфийка. – Идти вместе с попутными караванами от точки до точки, то есть от одного города к другому. Долго, дешево, безопасно. Путь номер два предполагает наше желание воспользоваться телепортом. Официально в этот город мы отправиться не можем, но если дадим на лапу, то нет ничего невозможного. Мгновенно, дорого, безопасно. Минус в том, что повозки и скорпионов мы взять не сможем. А без них мы, как я понимаю, лишимся большей части оружия, а нам воевать сначала с гипнургами, потом с архимагом. И путь третий. Переться напрямик через пустыню. Поскольку главным ориентиром города-порта является море, заблудиться не получится при всем желании. Не слишком долго, за наш счет от и до, но опасно, потому как в песках всякое разное встречается, мы сами тому живой пример.
   Всякое разное покивало головами.
   – Я думаю, нам лучше выбрать третий путь, – высказался, подумав, Серый. – Кто за?
   – «За» оказались все, кроме Шуры и Семена.
   – Значит, выступаем? – спросила шамана Настя.
   – Эй, секундочку, – всполошилась вдруг Шура, – а пещера?
   – Что – пещера? – не понял шаман.
   – Кто ее охранять останется? Учтите, это буду не я, мне одной вашей поездки и ее итогов хватило, чтобы поседеть.
   Михаэль с любопытством осмотрел черные как вороново крыло волосы девушки, ни единого светлого пятнышка в них не нашел, но, видимо, решил не спорить.
   – Не вижу никаких проблем, – сказал он, – пусть в ней, пока нас не будет, поживет Сан Саныч.
   – Ты думаешь, это хорошая идея? – заинтересовался Семен. – Все-таки он не является одним из нас. Да и маг с его опытом будет, думаю, все же полезней в экспедиции.
   – С того момента, как он стал вассалом нашего клана, безусловно, является. И потом, старичок, если мы возьмем его с собой в поход, может нашего темпа просто не выдержать. А еще, не забывай, он не боевой маг, а кабинетный ученый, хоть и работает с силами смерти. Так пусть лучше сторожит наш дом, у него есть примерно четыре десятка готовых скелетов, да я еще вход заминирую и детонатором некроманта пользоваться научу, так что кто попало сюда не сунется, а сунется – так не уйдет.
   – Хорошая идея насчет мины, – согласился с ним Шиноби, – вот только сделай их две, одну перед входом, вторую в тоннеле, который в прихожую ведет, так надежнее будет. Шура, ты точно остаться в пещере не хочешь?
   – Чтобы потом Мих мне тебя по кусочкам вернул? – усмехнулась девушка. – Ну уж нет! Лучше я с вами, будет хоть кому присмотреть, чтобы вы, как обычно, начав мародерствовать, не упустили самое ценное. Да и потом, мне мир посмотреть охота!

   На следующее утро караван, состоящий из семерых эльфов и шестнадцати орков, отправился в путь.
   – Какой странный ящик стоит у длинноухого шамана на телеге, – поделился своими наблюдениями один из зеленых с вождем. – Я мог бы поклясться, что он сделан из костей, перекрашенных под дерево.
   – У него много странных предметов, – согласился тот, – ты еще не видел то, что он прячет в нем.
   – А ты видел?
   – Да.
   – И что там?
   – Не знаю, как это называется, но больше всего похоже на содержимое черепа великана, упрятанное в стеклянный гроб.
   – Черная магия, точно черная магия. Все они, тощее племя, на нее мастера.
   – Не все, но что эти вот отнюдь не друиды-древолюбы, это точно.
   – Странно все это, не находишь?
   – Еще как странно. Мне кажется, они что-то от нас скрывают.
   – Что?
   – Не знаю. Но если они нарушат условия контракта, то вырезать их мне будет очень приятно.

   Никаких особых неожиданностей на пути отряду не встретилось, немногочисленных пустынных монстров, которые отваживались на то, чтобы атаковать караван, уничтожали раньше, чем они достигали повозок, а если какая-то тварь, издырявленная оружием эльфов, все же умудрялась добраться до путешественников, то ее очень быстро кромсали на куски орочьи ятаганы. Добравшись почти через неделю пути до моря, группа шла вдоль берега еще почти десять суток, пока вечером на одиннадцатый день не достигла стен города Норз. Заплатив страже за проход, они, измотанные долгим путешествием, оккупировали первую попавшуюся гостиницу. Сняли три большие комнаты, на десять постояльцев каждая, две из которых отдали оркам. Среди эльфов возникали разговоры о том, чтобы найти местечко покомфортнее, но плутать по незнакомому городу ночью желающих не нашлось, и все принялись располагаться.
   – Что читаем? – спросил у шамана Серый, плюхаясь на соседнюю кровать.
   – Крайне занимательный опус, – ответил ему Михаэль, – описание сил, которыми владеет тот или иной архимаг, и его биография, во всяком случае, ее всем известные части. В общем, журнал «Сто самых крутых волшебников мира». Их тут, правда, целых двести четыре экземпляра описано, но половину никто уже давно не видел, потому как они то ли свернули себе шею, то ли ушли на пенсию и затаились.
   «Скорее второе, – подумал Келеэль. – Если уж кто-то достиг титула архимага, то на тот свет его отправить – занятие крайне утомительное, я по себе знаю».
   – И что, там есть описание того дроу, которого мы попробуем уговорить оказать нам добровольно-принудительную помощь? – удивилась Лика.
   – Вообще-то нет, фолиант устарел лет на двести, – сознался шаман, – но уж примерное представление о том, чем нас может угостить чародей такого ранга, составить нетрудно.
   – И чем же?
   – А чем захочет! От банального превращения в лягушку и до любой больной фантазии на голову ушибленного высшей магией сознания.
   «Интересная идея, – задумался Келеэль, – а вот превратить кого-то во что-то более отражающее его внутреннюю суть я и не пробовал. Вот если, к примеру, этот выскочка-друид все же решится на реванш, то какое обличье ему будет впору? Свинья. С поросятами. Одного поросенка я даже уже знаю, это тот трус, который неведомым путем пробрался на место преподавателя в академии. А других поросят этот архимаг наверняка приведет с собой, чтобы история не повторилась. В конце концов, в его возрасте уже обычно в голове накапливается достаточно мозгов, чтобы понять всю безнадежность нашей схватки один на один».
   – Да, магия может многое, – задумчиво пробормотал Семен, поигрывая остро заточенным кинжалом. – Слушай, Мих, а нас научить ты можешь?
   – Могу, – не стал отпираться шаман, – тебя, к примеру, точно скоро научу готовить, а то когда приходит твоя очередь кашеварить, то обед становится похожим на оружие массового поражения.
   – Да при чем тут обед, – обиделся эльф, – я про магию говорю!
   – А… нет, не могу, – ответил шаман, снова утыкаясь в книгу.
   – Почему? – возмутился Шиноби.
   – А я ей не владею.
   – Чего? – решил, что над ним издеваются, эльф. – Шуточки у тебя… не хочешь, так и скажи.
   – Гм… Семен, тебе пора менять квалификацию, с такой наблюдательностью зарежут на первом же серьезном деле, – оторвался от чтения Михаэль. – Вот я кто?
   – Зануда.
   – Я шаман. И магией в классическом ее понимании почти не владею.
   – А в чем же разница между классической магией и шаманизмом? – заинтересовалась Вика, которой, судя по всему, тоже хотелось добавить к владению клинком умение манипулировать сверхъестественными силами.
   – Ну грубо говоря, в том, что маг все делает сам, а шаман все покупает, – ответил ей Михаэль.
   – У кого? – не поняла девушка.
   – У духов конечно же, – ответил ей эльф. – Хотя и у кого другого тоже может.
   – А поподробнее можно? – попросил Михаэля Семен. – Делать нам все равно нечего, а беллетристикой попозже займешься.
   – Из этой книги примерно такая же развлекательная литература, как из Большой советской энциклопедии, – немного раздраженно проворчал шаман. – Ну ладно, слушайте. В чем заключается суть любого действия, которое называется волшебством? В том, что выполняется какое-то действие без видимых к нему предпосылок. Но если мы эти предпосылки не видим, это не значит, что их нет. Маги творят заклинания, выстраивая из различных энергий сложные конструкты-плетения, работающие по принципам, схожим с компьютерными программами. При создании того же огненного мячика волшебник, который собирается испепелить своего врага, должен выполнить несколько действий. Первое – создать оболочку, препятствующую рассеиванию энергии. Второе – наполнить ее энергией. Третье – придать ей движение. Конечно, тут есть целая куча сложностей, но основа такова. А что делает шаман, если захочет, чтобы его враг покрылся хрустящей корочкой? Очень просто: он посылает в те слои реальности, где обитают существа, с которыми он работает, нечто вроде объявления: «Хочу, чтобы вот этот вот нехороший дядя прогрелся до косточек. Награда такая-то». Обычно такое письмо адресуется либо кому-то конкретному, либо первому, кто возьмется за работу. Духи вообще время воспринимают как-то иначе, чем мы, для них есть только сейчас. И длится это сейчас то ли мгновение, то ли вечность, но на то, чтобы ознакомиться с сутью заказа и решить, принять ли его, у них уходит то ли миллисекунда, то ли сравнимый с ней ничтожный промежуток времени, после чего либо следует отказ, либо существо или существа приступают к работе. И если ты просто пожелал, чтобы противник спекся, то, как они это будут делать, уже не твои проблемы. То есть создавать оболочку, наполнять ее энергией и задать ей направление движения они, конечно, могут, но обычно идут более короткими и ведомыми только им путями, экономя магические силы и просто поджигая противника. Но если ты непременно хочешь, чтобы из твоей ладони вырвался фаербол и ударил типа, стоящего от тебя в скольких-то там шагах, то это тоже можно устроить. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Но вот если этот огненный шарик скользнет по защите противника, не принеся ему вреда, то тут уж сам виноват, контракт выполнен, извольте расплатиться. Основное время шаман тратит на правильную формулировку послания. К примеру, если в нем содержится информация о том, что за каждый удар, скажем, кокосом по голове оппонента будет выдана определенная плата, не удивляйся, если его засыплет ими по самую макушку, а тебе выпишут такой счет, что легче сдохнуть, чем его оплатить. Просто какой-то дух решил, что твоя плата перекрывает транспортировку этого экзотического фрукта из ближайшего Зимбабве, и притаранил их центнера три, вывалив на того, кто указан в качестве мишени. Вот только платить придется за каждый кокос, а что их много – это уже не проблемы исполнителя, а твои.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация