А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 23)

   – И ты хочешь их продать? – ахнула Шура. – Да ты с ума сошел!
   – Нет, – поправил девушку шаман. – Я хочу их обменять. На клятву верности. Находим старого волшебника вроде Сан Саныча и даем ему лишних пятьдесят лет активной жизни. Жизни, которую он проведет, работая на нас.
   – А оставить для себя не хочешь? – спросил Серый.
   – На триста пятьдесят-четыреста лет? – всплеснул руками шаман. – Да бог с тобой, златая рыбка, они к тому времени выдохнутся, несмотря ни на какие зачарованные по самое не могу фиалы! Срок хранения у них не больше двух десятилетий.
   – А что насчет тех мелких животных, которым наш гипнург промыл мозги, – вспомнила Шура, – может, их тоже можно как-то использовать?
   – Птицы и так на нас работают, – пожал плечами Семен, – но все, на что их хватает, так это предупреждать, в какой стороне они видят что-то ненормальное и движется это или нет. Со своими личными змеями мы стараемся надолго не расставаться, остальные свили гнездо около входа в пещеру, но без команды на вошедших бросаться не будут… Куда змея Азриэля, кстати, делась?
   – Тоже в гнездо отправилась, – сказала Настя, – под доспехи ее же не засунешь, так что она у него в повозке почти все время и оставалась.
   – Ну тогда из ручной живности у нас остались только тушканчики, – подвел итог Шиноби. – Но без Мозга они так и остаются мелкими, ни на что не способными грызунами, единственное, что к нам в пещеру не лезут и не укусят, даже если мы наступим им на хвост. Вроде на этом перечень наших ресурсов завершается… Как по мне, так это немало и вполне позволяет попробовать воскресить Азриэля.
   – Тогда решено, – вынесла вердикт Настя, – готовимся к походу, и вперед! Мы вернем Рустама!

   «Ну что ж, посмотрю, как это у них получится, – пробормотал Келеэль, отставляя в сторону кристалл, хранящий иллюзии. – Ах да! Не забыть завтра прихватить посох, вдруг снова придется его применить. С другой стороны, если я возьму свой символ власти, то нападение мне точно не грозит».
   О посохе Келеэля ходило множество легенд, и за этим артефактом, бывало, устраивалась настоящая охота не слабее той, которую вели на самого архимага. Уникальной эту опору пятитысячелетнего волшебника делал один простой факт. Келеэль с помощью своего посоха мог все. Обычно магические предметы выполняли какое-то одно действие. Ну два. Ну три. Те из них, что могли выполнять пять различных задач, стоили как целый замок. В посохе Келеэля, по мнению авторитетных исследователей, насчитывалось чуть больше трех сотен плетений, которыми он мог воспользоваться. Там было все, начиная от алхимических трансформаций и кончая запрещенной для свободного изучения магией Хаоса. Никто не знал, что за могущественное существо изготовило эту вещь и какими путями она попала к архимагу. А ответ никому даже в голову не пришел. Келеэль его сделал собственноручно из самой обычной заготовки, купленной за пару золотых, причем пользовался при этом точно теми же инструментами, что и остальные чародеи.
   Секрет был прост. Посох действительно умел делать только пять вещей. Скрывать содержимое, чинить самого себя, не даваться в чужие руки, телепортировать небольшие предметы из специальной камеры-хранилища и… направлять в них силу. Ах да, еще он был полым. Схема работы была несложной. Создавался небольшой артефакт, обычно круглой или цилиндрической формы, годный для какой-либо работы с плетениями, и клался в камеру-хранилище. Естественно, он был комплексным, несолидно волшебнику такого ранга бросаться огненными стрелами или прочими примитивными заклинаниями. Огненный ливень, вызов сразу нескольких элементалей или среднее по силе землетрясение – совсем иное дело. Когда архимагу были нужны свойства какого-то конкретного артефакта, то этот предмет телепортировался… внутрь посоха.
   Таким образом Келеэль мог придать своему символу власти абсолютно любые свойства. Уж плетений, совпадающих по размеру с диаметром посоха, у него было заготовлено куда больше двухсот. К примеру, та комбинация, которая была в посохе сейчас, обеспечивала оружию возможность проходить сквозь любые магические щиты. А как иначе? Ведь то, что старший друид академии всегда носит на себе одно или два защитных плетения, было известно абсолютно всем, а проучить его грубой силой очень хотелось. Конечно, теперь комбинацию чар стоит сменить, в конце концов, зачем же повторяться? А вместо нее он поставит что-нибудь, ну, скажем… ментальный удар, навсегда сводящий противника с ума. Или ускоренное старение. А может, просто иллюзию, способную убить болевым шоком. Да, именно ее! Архимаг любил сюрпризы. Особенно те, которые готовил самостоятельно.

   Глава 11

   На запястье архимага вспыхнула синим огнем татуировка, точно таким же огнем загорелся десяток толстых щупалец, пробравшихся в комнату через окно и пытающихся дотянуться до древнего эльфа.
   «Примитив, – подумал Келеэль, скатываясь с кровати, – такой примитив, что прямо-таки кричит о ловушке. Но о какой?»
   Пламя наконец-то доделало свою работу и угасло, оставив от ветвей, норовивших оторваться от дерева и раздавить волшебника, лишь горстку пепла. Будь на месте зачарованной древесины простая сталь, она бы испарилась в магическом огне раньше, чем волшебник успел бы моргнуть.
   – Ну и что дальше? – задал сам себе вопрос только что проснувшийся чародей, одновременно бросая за окно сканирующее заклятие. – Никого нет? Странно.
   Прилетевший в ответ хоровод листьев, которые могли бы разрезать даже не слишком прочное железо, доказал, что в саду академии, прямо под окнами архимага, кто-то все-таки есть. И этот кто-то – другой архимаг, да к тому же в совершенстве знает друидизм, но не знает историю. Иначе почему одно из сильнейших заклинаний поиска не нашло ничего, кроме разнообразных форм растительной жизни, а эльфа, который внес в современные учебники по магии немало знаний, пытаются уничтожить заклятием, разработанным им же самим?
   – А я ведь тоже жрец природы, – сказал неизвестно кому Келеэль, вытрясая из волос застрявшую там листву, – да еще к тому же и маг жизни! Бить меня «последним танцем осеннего леса», это ж надо додуматься! Интересно, какое дерево в саду загубил этот недоумок? Судя по листьям, яблоню, но откуда она там? Вечером, во всяком случае, плодовых внизу точно не было, неужели с собой приволок?
   Сотни вращающихся семян клена влетели с потоком воздуха через окно и наполнили покои архимага. И там, где они касались дерева, мгновенно начинали прорастать какие-то растения, стремительно обзаводящиеся клыками и плюющиеся кислотой.
   – Этой бы силой да какую-нибудь армию останавливать, – устало вздохнул чародей, чья защита уже начала поддаваться под натиском магически созданных существ, что было ясно видно по тускнеющей татуировке. Ладно, теперь мой черед. Ну-ка, кто там у нас такой резвый внизу на травке развалился? Как тебе понравится, если она тебя сожрет?
   В одно мгновение лужайка стала хищной, а удлинившиеся и заострившиеся стебли травы покрылись льдом и осыпались.
   Растительные монстры попытались слиться в одно существо, и им это даже удалось, но вот что делать дальше, получившаяся тварь не могла себе даже представить, потому что Келеэль ментальным импульсом выжег то подобие магической нервной системы, которое у нее имелось, и теперь это был не оживший кошмар вегетарианца, а просто кустик. Размером с двух троллей и ужасно ядовитый.
   Заледеневшие остатки хищной травы внизу вспыхнули очень ярким и очень жарким пламенем – это вступил в дело второй слой, скрытый в заклинании Келеэля. Сейчас стремительно перегнивающие растения выделяли просто-таки неимоверное количество горючих газов с температурой возгорания ниже, чем у окружающего их воздуха. Одновременно с этим прах, оставшийся от первой попытки нападения, сжался в сферу, которая полетела прямо в грудь архимага и была рассеяна мгновенно рассыпавшейся костяной пуговицей, выточенной опытнейшим некромантом из собственной кости.
   – Зараза! Опять придется фалангу отрезать, а потом новую отращивать! Пора пускать в дело лучшие чары, – решил волшебник, и тотчас же сквозь поры кожи на его левой руке рванулись тысячи алых струек, которые были намного тоньше волоса. Они легко пробили почву на полтора десятка метров в глубину, но там и остановились. Напавший на Келеэля архимаг отбросил большую часть маскировочных чар, стремительно удаляясь куда-то в глубины земли, и останавливаться, кажется, не собирался.
   – Не буду преследовать, – решил пятитысячелетний эльф, – геомантия никогда не была моим любимым направлением искусства, а если этот нападавший приготовил там ловушку, а я бы на его месте обязательно приготовил, то попасться в нее будет глупо. Интересно, кто это был? Наверное, кто-то из молодых, не старше тысячи, иначе не смылся бы так скоро. Гм… неужели моя деятельность задела кого-то из коллег настолько, что он решился на открытое противодействие? Да я вроде бы не делал в последнее время ничего такого слишком уж предосудительного, хотя… Ну не считать же воспитательную работу с двумя десятками магов великим грехом? На моей репутации и не такие пятна оставались незамеченными… Так, а кто из них может пожаловаться какому-нибудь архимагу? Не многие… вот разве что старший друид! Он, кажется, был учеником Акраэля? Гм… ходят слухи о нездоровых пристрастиях этого ублюдка: неужели бывший любовник был ему так дорог, что за его позор стоит драться со мной? Или не бывший? Фу… мерзость! Ничего. Узнаю. Если он, то точно убью, давно хочется избавить лес от подобной пакости, а тут и повод появился.
   – Мудрейший! Мудрейший! – забарабанил кто-то под дверью. – Вы живы?!
   – О! А вот и свидетели! – пробурчал архимаг. – Так, теперь поднять скандал и учинить расследование. Оно, конечно, ничего не даст, но это неважно. Важно, что нападение на меня будет задокументировано и я получу право на ответный ход.
   – Мудрейший! Вы живы?! – провопил стучавший в дверь эльф после того, как Келеэль ее распахнул.
   Архимагу очень хотелось сказать: «Нет!» – и пугнуть паникера каким-нибудь заклятием из арсенала некромантии, но он сдержал себя. Сначала дело. Развлечения – потом.
   «Ну и что мне теперь прикажете делать? – раздраженно подумал он, после того как суматоха улеглась, а все те, кто набился в его комнату, были выпровожены восвояси. – До утра времени много, но не настолько, чтобы снова ложиться спать. Посмотреть, что ли, что за эти дни произошло там, в пустыне?»

   – Приветствую вас, славные жители города, – вещал нарядно одетый герольд на главной площади. – Сегодня мы собрались здесь по знаменательному поводу! Наша страна неуклонно крепнет, а наш король, да будут долгими его годы, заботится о ее процветании!
   Славные жители смотрели на глашатая как на полного идиота. Ну а кем еще надо быть, чтобы вырядиться с ног до головы в черный с темно-синим бархат. В пустыне. Днем. В полдень. Да он и сам, судя по стекающим по его лицу каплям пота, с такой оценкой согласился бы. Но, увы и ах, градоначальник, находящийся на балкончике своего дворца, вряд ли одобрил бы отсутствие на подчиненном униформы. А то, что эту униформу придумали в столице, расположенной у самых гор, где и снег зимой иногда бывает, его, похоже, нисколько не волновало.
   – В этот день опора власти, наше славное дворянство, еще больше окрепнет, – продолжал надрываться герольд. – Указом от сего числа в городе Тенелок появляется новый младший род – род Эльдаров! Славься они и все царство Эрсийское! Во владения же новому роду была отдана долина Божественной подковы и подземелья Малой руды!
   – Прокатили нас с дворянством, – вздохнул Семен, находящийся в толпе. Хотя как сказать толпе? К трем эльфам, пусть они и были без своих внушающих ужас животных, стоящие на площади люди приближаться опасались, и потому дети звезд с комфортом слушали слова глашатая в центре небольшого клочка пустого пространства. – Младший род – это же примерно то же самое, что в Петровской России ненаследное дворянство!
   – Чего они нам отдали? – не поняла Настя.
   – Степь, которая за тем пустынным храмом находится, и нашу пещеру, – пояснил шаман. – То есть вроде как что-то и дали, но не дали ничего, ибо кочевники плевать хотели на власть. Пещера же и так уже наша была, но теперь мы ее не просто арендуем сроком на сто лет, а являемся полноправными хозяевами, которые могут ее продать, подарить или засыпать к чертям собачьим. И ничего нас не прокатили, просто резонно сочли, что долгоживущие перворожденные могут и еще одну услугу королевству оказать. Тогда уж и до старшего можно повысить. Зато здешняя гильдия магов и жрецы теперь нам должны, они, между прочим, уже прислали официальные извинения за эту инициативу градоначальника и готовы пойти на немаленькие уступки по своим ведомствам. И потом, нам земли дали немало.
   – Угу. Только вся эта земля – пустыня.
   – Шиноби, не бурчи, скажи лучше, вот ты знаешь слово «терраформинг»?
   – Ну знаю.
   – И я знаю. А вот местные – нет и даже не догадываются, что это за штука и с чем ее едят. Поверь, лет через двадцать на месте этой пустыни будет если и не лес, так разнотравные луга точно.
   «Чего? – ахнул Келеэль. – Пустыню? В лес? За двадцать лет? Невозможно!»
   – За счет чего? – поразилась Настя, также не верящая в возможность подобного.
   – Лесопосадки и мелиорация, – пожал плечами шаман, – я тут прикинул: территорию степей вполне можно расширить грамотным изменением природного ландшафта, я же эколог по образованию и знаю, как это делается, а если удастся ее подвинуть, то сама собой подвинется и пустыня. Нечто подобное было сделано у нас на родине в годы СССР – и все получилось. Конечно, придется подождать, пока деревья подрастут, а имеющиеся там реки прочистить, углубить и перегородить плотинами, но ничего особо невозможного я не вижу.
   – А где мы возьмем трудовую армию для таких масштабных задач?
   – Как где? У Сан Саныча, конечно. Знаешь, неживые работники имеют много преимуществ перед людьми, так что, может быть, мы справимся и побыстрее. Осталось только уговорить некроманта стать неофитом клана Эльдаров.
   «Если не уговорят, пошлю им кого-нибудь из своих более-менее молодых учеников или Протоклиса инкогнито, – решил Келеэль. – Старый друг уж точно не откажет в такой просьбе… Пустыню в лес… Пусть даже за полстолетия. Я обязан знать, как это сделать. И теперь уже точно нельзя дать шаману умереть без возможности вернуться, можно было бы, конечно, просто скопировать его память, но это все же не то. Чистые знания имеют куда меньшую эффективность без опыта. Да и потом, уж если что-нибудь все-таки случится с телом Михаэля, то призрака-то поднять и расспросить обо всем, что ему известно, мне никто не помешает».

   – Доброго дня, Асазор, – поздоровался со стариком шаман через час.
   – И тебе того же, – отозвался человек, – мое почтение, леди. Вина? Сока? Или какой-нибудь другой напиток?
   – Может, позже, – повела плечом Настя. – Мы вообще-то к вам по делу пришли. Даже по двум.
   – Да? – озадачился некромант, – тогда прошу в мой кабинет.
   К счастью, защита этого помещения уже была взломана заклятиями, так что Келеэль смог узнать содержание беседы.
   – Сначала о главном или начнем с мелочей? – спросил Семен.
   – С главного, – немного поразмыслив, решил чародей.
   – Тогда хочу довести до вашего сведения, что буквально только что род Эльдаров официально вошел в перечень младших родов Эрсийского царства, – продолжил эльф.
   – Я знал это еще позавчера, – пожал плечами Асазор. – Глава так громко ругался в адрес градоначальника, что никакой тайны из этого события уже два дня как нет.
   – Хорошо, – кивнул шаман, – тогда, думаю, вы серьезно отнесетесь к предложению войти в его состав?
   – Я…
   – Подумайте, – посоветовал ему Семен, ставя на стол прямо перед стариком фиал с омолаживающим эликсиром. – Хорошенько подумайте.
   – Это… – запнулся некромант.
   – Несколько десятков лет жизни, – подтвердила Настя, – их вы получите, если согласитесь войти в наш клан.
   – Но зачем вам человеческий некромант? – со вздохом пробормотал Асазор. – Да еще такой посредственный, как я? Не то чтобы мне не хотелось подольше топтать землю, но поймите и вы меня: ваше предложение выглядит слишком уж соблазнительным, чтобы не содержать в себе подвоха. За эту бутылочку вы вполне можете нанять одного из своих соплеменников лет на сто, а столько я не протяну ни в коем случае.
   – Не прибедняйтесь, – посоветовал ему Михаэль, – артефакты вы умеете делать очень неплохо, да и как маг находитесь не в конце списка, а где-то в середине. К тому же с остальными эльфами у нас отношения несколько… натянутые. Так что обратиться к ним мы не можем. Да и потом, разве не стоит молодость того, чтобы рискнуть? Да вы посмотрите на себя! Детей нет, учеников нет, дом, хоть и находится в каменном квартале, от старости почти развалился! Разве такой конец приличествует магу? А так у вас появится еще один шанс.
   – Что я буду должен делать? – спросил волшебник.
   – Не знаю, – честно сознался эльф. – Думаю, работы будет много всякой и разной, но за нее мы будем платить по расценкам, хоть и уступающим стандартным гильдейским, но тоже достаточно хорошо. Разумеется, все расходы и материалы за наш счет. Плюс вы должны хранить в тайне то, что будет происходить внутри клана.
   – Э-э-эх, терять мне все равно почти нечего, – махнул рукой некромант. – Согласен.
   – Ну вот и отлично, – улыбнулся шаман, – пейте, и пойдем оформлять ваш новый статус в мэрию.
   – Пока не буду, – покосился на фиал старик, – пожалуй, лучше я попридержу его лет пять… Тогда эффект будет выше, да и расторгнуть наше соглашение, если что, будет можно.
   – Ваше право, – кивнул эльф, – кстати, не ответите ли мне на один вопрос?
   – Смотря на какой, – пожал плечами некромант. – Хоть вы теперь и мой сюзерен, но некоторые клятвы я преступить не могу.
   – Почему вы делаете только скелетов? – спросил шаман. – Я уверен в том, что у вас хватит способностей и на куда лучшую нежить.
   – Обычная целесообразность плюс соблюдение законов, – развел руками Асазор. – Дедушка нынешнего владыки Эрсийского царства взошел на престол при поддержке тогдашнего визиря, бывшего, помимо всего прочего, воспитателем наследников и некромантом. Этот тип всех убитых в казематах дворца превращал в призраков или умертвий, а потому к моменту совершеннолетия своего воспитанника имел свое маленькое, но очень сильное войско. Владыка мертв, да здравствует владыка. Первым указом новоявленный монарх казнил своего наставника, вторым запретил некромантам нашего государства создавать нежить, не имеющую материального тела, а также высшую, без личного разрешения восседающего на престоле. Мне его не получить, так что работать я мог исключительно с низшей нежитью. А разнообразные зомби-конструкты на основе мертвой плоти должны питаться. И мясо животных им, как вы догадываетесь, не совсем подходит. Так что остались только скелеты, которые могут мостить дороги, ломать камень, перетаскивать грузы и довольствоваться исключительно магической энергией. А какое же дело вы подразумевали под мелочью?
   – Заказ на кое-какие артефакты, – пояснил шаман. – Как их сделать, я понятия не имею, а для чего они нужны, вам сейчас Настя пояснит. Если сможете придумать что-нибудь, отвечающее ее требованиям, мы будем очень рады и заплатим соответственно, если нет, посоветуйте того, кто сможет.
   – Итак, номер один, – начала девушка, – мне нужно нечто вроде капельницы и физраствора, этих слов вы, конечно, не знаете, но я все объясню. Работать все это должно так…
   «Так, отнесу этот кусок записи целителям на кафедру, – решил Келеэль, – может, чего нового для себя и обнаружат».

   – Такой контракт не часто можно увидеть, – вился змеей вокруг делегации эльфов проводник из гильдии. – Поверьте, мы нашли для вас самое лучшее!
   «Куда катится мир? – сокрушенно пробормотал Келеэль, рассматривая человека, который не мог быть никем, кроме как чиновником. – В гильдии магов чиновники! В храмах чиновники! В гильдии воров. В гильдии наемников – и там чиновники появились! Проклял наш мир, что ли, кто? Бог чиновников, например».
   – За такие деньги можно было бы нанять и побольше народа, – высказалась раздраженная чем-то Викаэль. – Всего лишь полтора десятка, это мало!
   – Но это спаянный отряд, который имеет прекрасную репутацию! – возразил ей человек. – Поверьте, он стоит трех десятков обычных наемников.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация