А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 20)

   – Согласен, – кивнул шаман, – поэтому держим ухо востро и убираемся отсюда так быстро, как только это возможно.
   – М-да, – вздохнул Серый, – жаль, что ты не приготовил нам какой-нибудь более изящный способ отступления, чем тащиться по пескам до самого города.
   – А что еще можно придумать? – удивился Михаэль.
   – Ну, например, разориться на свиток телепорта, – предложил Сергей. – Я, конечно, подозреваю, что он дорого стоит, но все же такую вещицу лучше было бы при себе иметь, например, на случай бегства.
   «Интересно, интересно, – пробормотал Келеэль, – неужели такое возможно?»
   – В этом мире нет свитков с заклинаниями, которыми мог бы воспользоваться любой желающий, – вздохнул Михаэль. – Неизвестны местным такие способы, да и, скорее всего, перенос чар на бумагу является выдумкой. Если верить тому, что мне рассказал местный маг, специализирующийся на перемещениях, то для того, чтобы куда-нибудь отправиться порталом, не являясь по меньшей мере магистром магии, нужна здоровенная такая гранитная тумба, в которой бригада квалифицированных артефакторов разметила заготовку плетения. Ее еще нужно напитать силой. Размер у этого маленького чуда магической науки где-то три на четыре. Метра. А сколько оно жрет энергии, так это просто кошмар. Да к тому же запрещено распространять подобные врата, потому как они слишком удобны для скрытной переброски войск и контрабанды.
   «Жаль, – приуныл внимательно прислушивающийся к словам эльфа архимаг, – видимо, свитки с волшебством – это просто легенда. С другой стороны, мало я легенд воплотил в жизнь? Надо и эту как-нибудь попробовать. К примеру, разместить на плотной бумаге маленькие гирлянды кристаллов, по которым будет течь сила… Получится нечто вроде переносного магического чертежа… Да, надо попробовать. Но тот, кто попробует воспользоваться такой вещью, должен по крайней мере уметь направлять в свиток энергию, достаточную для активации заклинания».
   – Невесело, – вздохнул Серый, явно прикинувший все тяготы обратной дороги до города. – Слушай, Мих, а мне кажется или лед, в который ты запихнул Азриэля, начал подтаивать?
   На то, чтобы защитить от палящих лучей солнца Рустама и его импровизированный саркофаг, у эльфов ушло довольно много времени. Они не стали пытаться применять магию, отклоняющую тепло или повышающую стойкость льда. Они просто замотали начавшую подтаивать глыбу в тряпки, которыми ранее маскировали скорпионов. Льда было много. И он был очень скользким. И холодным. В общем, пока управились, вождь Зелон уже пригнал к ним шесть лошадей, на которых были навьючены объемные тюки.
   – Здесь то, что ты просил, – обратился он к шаману, – мои слуги обыскали логово пожирателей падали и собрали там все до последней монетки.
   – Ты лично удостоверился в том, что в храме не осталось ничего ценного? – переспросил эльф.
   – Нет, но… – замялся человек.
   – Перепроверь, – посоветовал ему Михаэль, – или я решу, что ты пытаешься меня обмануть, и рассержусь. И поверь, злой я тебе вряд ли понравлюсь.
   – Со мной два десятка всадников! – вспылил кочевник.
   – А я уже убил силой своей магии за этот день не меньше сотни, – холодно усмехнулся эльф. – Как ты считаешь, может, стоит увеличить это число?
   Зелон с руганью схватился за рукоять меча, но тут же отпустил ее и попятился. На открытой ладони Михаэля танцевала маленькая искорка пламени, но она, судя по всему, воина пугала.
   – Хочешь, я предскажу твой следующий шаг? – улыбнулся ему Михаэль с какой-то пугающей, безумной улыбкой. – Ты пойдешь вперед, а я с закрытыми глазами буду кидать свои чары. Это будет интересно, давай попробуем!
   И закрыл глаза, чему-то мечтательно улыбаясь. Огоньки на его руке заметно подросли и оторвались от кожи, начав исполнять в воздухе над ладонью замысловатый танец. Вождь сплюнул на песок и быстро отправился обратно к храму. Если бы не наблюдающие за ним подчиненные, он бы наверняка побежал.
   – Знакомая фраза, – пробормотал Серый, – только не зарывайся, пожалуйста, ты все же не видящая, да и они не всесильны.
   – Мне всегда нравился «Вархаммер»[12], – пожал плечами шаман, – к тому же образ вождя-колдуна мне в целом соответствует. Правда, я немного не того пола, но, согласись, фраза эффектная.
   «То есть видящие, о которых упоминал Сергей, – это ведьмы-прорицательницы, облеченные властью, – догадался Келеэль. – Сильное сочетание. И, судя по всему, они весьма известны там, откуда родом эта компания. Способности наверняка передаются от матери к дочери… А что остается сыновьям? Или внукам? Дар к предсказанию… что ж, судя по всему, я не ошибся, когда предположил, что этот эльф знатного рода.
   Вернулся Зелон очень скоро в сопровождении почти половины своих людей и принес почти столько же тюков, сколько в первый раз.
   – Мои слуги посмели обмануть меня, – пробормотал он, пряча глаза.
   Михаэль расхохотался. Кажется, он воспользовался уже хорошо известным ему трюком, усилив голос магией страха, потому что и люди, и эльфы шарахнулись от него в разные стороны. Люди, судя по их перекошенным гримасами ужаса лицам, ожидали худшего.
   – Накажи их, – отсмеявшись, посоветовал человеку шаман. – Или, быть может, это им стоит наказать тебя за то, что отдал приказ по-быстрому собрать нам выкуп, переврав мои слова? Ты ведь передал им мои слова о том, что за утаивание части добычи я буду карать без жалости? Нет? И все же привел их на убой? Пускай. Мне все равно. Мне безразлично. Мы уходим, разбирайтесь сами.
   Отчаянная схватка вспыхнула на жарком песке пустыни, и звуки ее донеслись до чуткого эльфийского слуха.
   – Ты не оглянешься посмотреть, кто победил? – спросила Михаэля Вика.
   – Зачем? Я это вижу. Волку, насколько бы матерым он ни был, не уйти от стаи рассвирепевших псов.
   – Ну ты, конечно, прав, – согласился с ним Семен, – но вернуться на поле боя кому-нибудь из нас все равно придется.
   – Это почему?
   – Мы забыли захватить головы тех, за кем нас, собственно, и посылали.

   Глава 10

   – Охотник выходит на промысел за лисами, и те из них, кто не спрятался или не смог убежать, становятся добычей, – заявил старший друид академии перед юными учениками и древним волшебником. – Если к лисице с щенками приблизится, скажем, свора гончих, то она оставит потомство и спасется бегством. Да, часть погибнет, но потом родятся новые лисы.
   – Не спорю, – согласился Келеэль, являющийся его оппонентом. Пятитысячелетний эльф стоял, опираясь на посох, и собирался отстаивать в споре, перешедшем в философскую дискуссию, ту позицию, которую считал правильной. Вот только никто из присутствующих на поляне, кроме архимага, естественно, не знал, чем закончится этот диспут. После того как некоторые маги, сбежавшие на время из стен учебного заведения под разными предлогами, вернулись на свои рабочие места, он начал действовать. Сам по себе такой прием, как бегство, архимаг позорным не считал. Ему не раз приходилось отступать, причем иногда очень и очень быстро, благодаря чему он до сих пор и жив. Но своих он не бросал. Никогда. И если бы ему пришлось уносить ноги сейчас, он вывез бы с собой столько учеников, сколько смог. Если, конечно, был бы уверен, что охота ведется не только за ним. Сбежавшие не взяли с собой никого! Первым делом Келеэль решил разобраться со старшим друидом и преподавателем ментальной магии. Последнюю он, после личного с ней знакомства, оправдал. Эльфийка, бывшая лишь немного старше своих студентов и приходившаяся близкой родственницей убитому ассасинами волшебнику, поступила вполне разумно, отправившись навестить цитадель родного клана. Но вот второй из наставников юных эльфов оправданий в глазах архимага не имел. И должен был за это поплатиться. С заявившимся прямо на урок Келеэлем друид спорить не захотел. И даже от прямо поставленного вопроса: «Почему в такое тяжелое и опасное время он покинул учеников?» – старался отвертеться, переводя разговор в область философии. А когда понял, что отвечать все равно придется, попытался выпроводить студентов, но архимаг не дал.
   – Вот только сравнивать магов, пусть и молодых, с зайцами я бы не стал, – продолжил древний волшебник, поудобнее опираясь на посох. – Скажите-ка, ребята, вы со мной согласны?
   Юноши и девушки, сидящие перед двумя опытными волшебниками, хранили почтительное молчание, но по глазам было ясно видно, что точку зрения Келеэля они разделяют. Им не хотелось стать чьей-то шубой, в то время как более опытные сородичи удирают.
   – Давайте проведем эксперимент, – предложил старый эльф.
   – Какой? – бледнея на глазах, пробормотал друид, явно вспомнивший все легенды про характер древнейшего в мире мага, чьим коньком на протяжении тысячелетий была некромантия.
   – Ударьте меня, – предложил Келеэль.
   – Но, древнейший, я не могу… – опешил жрец природы.
   – Смелее, – подбодрил его волшебник. – Вы здоровы, крепки, как столетний дуб, и являетесь не самым слабым магом нашего народа. Неужели вы никогда не участвовали в битвах?! Да быть такого не может.
   – Участвовал, но…
   – Так чего же вы ждете? Ну же! Ударьте меня. А то я начну первым!
   – Э-э-э… как? – замешкал друид, понявший, что отвертеться не получится.
   – Да как хотите, – пожал плечами Келеэль. – Обещаю, магией против вас я пользоваться не буду.
   Друид поднял руки на уровень груди и сконцентрировался. В них возникло зеленое сияние, которое через несколько мгновений должно было оформиться в какое-то мощное заклинание.
   Келеэль просто шагнул вперед и ударом посоха выбил из эльфа дух. Драться оружием он не умел. Но для того, чтобы огреть ушедшего в себя друида тяжелой палкой по голове, этого и уметь не надо было.
   – Заметьте, никакой магии, – обратился он к выпучившим глаза студентам. – Так же и лисы в дикой природе не всегда удирают, бросая потомство на произвол судьбы. Некоторые из них дожидаются, пока их увидят, а потом уходят, уводя врага за собой. Или бросаются на свору, кусая псов и заставляя их забыть о детенышах. И вся сила охотников становится абсолютно бессмысленной. Зверь ушел, и детей его никто не тронул. Знаете, мне со всем моим опытом пяти тысячелетий кажется, что те из них, что будут бороться, продолжат род, а те, что будут прятаться и бегать, исчезнут, не оставив потомства. Урок окончен, расходитесь, вряд ли ваш… наставник… сможет его сегодня продолжать.
   «Это занятие вообще и эту паузу в частности студенты запомнят навсегда, – улыбнулся про себя Келеэль, глядя в спины уходящим молодым людям. – Да и впечатление обо мне у них останется самое лучшее. Кому же не хочется уйти пораньше и заняться своими делами? Мне, кстати, тоже пора. Раз уж выдался более-менее свободный денек, стоит посмотреть, чего там мои протеже поделывали последнее время».

   – Ну и что это? – ошарашенно пробормотал Серый, вглядываясь в полумрак пещеры. Застывшего на пороге пещеры эльфа можно было бы вполне использовать для того, чтобы написать с него картину под названием «Изумленный воин, вернувшийся домой». Кое-как залатанная кольчуга, запыленный плащ с дырами, оружие в руках и неверящий взгляд, устремленный на что-то прямо перед собой.
   «В принципе такую гримасу обычно корчат мужья, вернувшиеся из дальнего похода на месяц раньше срока, – решил Келеэль. – А следующее полотно обычно называется либо «Убийство кого-то там вместе с неверной женой», либо «Убийство кого-то там неверной женой и любовником». Правда, наставить рога ушедшим в поход эльфам Ликаэль и Шура не сподобились по двум причинам. Во-первых, новые обитатели пещеры появились здесь только с утра. Во-вторых, они были неживыми.
   – Скелеты, – мрачно пробормотал шаман и принялся рыться в повозке, откуда спустя несколько мгновений извлек боевой топор. – Если выстрелить, рикошетом девчонок наверняка достанет, это к гадалке не ходи. Надо их как-нибудь иначе от наших отодвинуть. Блин, а я в некромантии полный ноль, если не хуже, придется делать все более простыми способами. С большим скорпионом внутрь не суйтесь, там для него слишком узко, а вот малому, если он без всадника, в самый раз в нашем лабиринте клешнями хватать все, что шевелится. А пока ты его расседлываешь, упокою-ка я эти косточки!
   – Стоять! – Дружный девичий вопль на два голоса затормозил шамана, уже начавшего было набирать разбег, который должен был закончиться сокрушительным взмахом секиры.
   – Вам что, голову солнцем напекло?! – возмутилась Шура, выйдя вперед и уперев руки в бока. – Совсем с ума сошли, разве не видно, что они ручные… ну в смысле домашние… то есть не агрессивные.
   На этих словах скелеты дружно шагнули к эльфам, подняв руки со своеобразным оружием. Серый едва уклонился от потока грязной воды из пролетевшего рядом с его головой ведра, а Михаэль безуспешно попытался заблокировать топором швабру, которой оказалась вооружена вторая нежить. Но, увы и ах, фехтовального мастерства ему не хватило, и в результате по лицу шамана с размаху прошлась мокрая половая тряпка.
   – Стоять, уроды костяные! – взвыла Лика. – Шаг назад! Свои! Свои это! Самые что ни на есть свои!
   Скелеты дружно шагнули назад. И вовремя, иначе их не-жизнь оборвалась бы очень быстро.
   – Короче, они нам подчиняются, – продолжила свою речь Шура, с интересом рассматривая Михаэля, которого неотжатая половая тряпка превратила из светлого эльфа в нечто серое, мокрое и очень злое.
   – Я на вид привязку нежити к хозяину не определяю, – проворчал шаман и спрятал топор за спину, смерив и девушек, и скелеты очень подозрительным взглядом. – Ладно, верю, что это не засада, но откуда эти ходячие пособия по анатомии взялись в нашей пещере?
   – Сан Саныч подарил, – ответила Лика, доставшая откуда-то полотенце и протянувшая его Михаэлю.
   – Кто?! – переспросил шаман, пытаясь вытереться, но лишь еще больше размазывая грязь.
   – Санилеско Асазор, – пояснила эльфийка и подала своему приятелю ведро с чистой водой. – Вот, возьми, умойся. Ну это же тот старичок-волшебник, которого здешние маги отрядили присматривать за пещерой в ваше отсутствие. Он еще о тебе очень хорошо отзывался, говорил, что впервые видит светлого эльфа, настолько лояльного к представителям его профессии. Вообще забавный старикан, жаль только, что такой пахучий.
   – Кажется, я догадываюсь, кто он по специальности, – пробормотала Вика. – Некромант.
   – Сан Саныч появился на следующее же утро после вашего ухода, – стала рассказывать о том, что происходило во время похода в пещере, Шура. – Вообще-то в тот день он не один пришел, с ним еще целых три мага было.
   – Точно, – подтвердила Лика, – все, кроме него, были толстые, как борцы сумо.
   – Ты преувеличиваешь, – поправила подругу Шура, – просто это мы очень уж стройные на их фоне, а сам старичок сложением от этих скелетов не сильно отличался. Видимо, чтобы проще с ними договариваться было, на диете долго сидел. Так вот, зашли они к нам в гости и напросились на чай.
   – А откуда у вас чай взялся? – удивился Серый.
   – Ну на бокал вина, разве есть разница, на что напрашиваться? – пожала плечами эльфийка. – Не перебивай. В общем, они у нас пообедали на халяву и потом стали толкать речь о том, что хотят поставить какую-то магическую защиту, и требовали провести их по всей пещере.
   – Ну и? – заинтересовался шаман.
   – Ну и обломались, конечно, – с удивлением посмотрела на шамана Лика. – Ты же сам перед отъездом по десять раз повторял, чтобы мы никого чужого дальше порога не пускали. Хотя думаю, по всей обжитой части, кроме сокровищницы и твоей лаборатории, провести их все же можно было, ценного-то там ничего нет.
   – Ага, – не согласилась с ней Шура, – а потом о том, где это самое ценное точно есть, стало бы известно каждой собаке. Вот если бы они захотели поглубже сунуться, туда, где местность неисследованная, куда лучше было бы. Но что-то я сомневаюсь, что эти колобки на ножках согласились бы встретиться с какой-нибудь тварью, которая, выйдя из темноты, захотела бы поближе с ними познакомиться.
   – Шур, ты чего? Там же нет ничего, кроме пустых пещер и колодца, – удивился Серый. – Мы же еще тогда все облазили, везде тупик!
   – Да? А я не знала, – вздохнула девушка и вдруг подозрительно оглядела эльфов. – А где Азриэль и Настя? Куда вы нашего чудо-богатыря с его подругой дели, неужто караулить повозки оставили? Так они, если вдвоем, слона не заметят, пока он на них не наступит.
   – Видишь ли, – вздохнул шаман, – Рустам сейчас вообще ничего не заметит. Он сейчас, как бы это помягче выразиться, для Сан Саныча клиент.
   – Что? – ахнула Лика. – Клиент?
   – Ну не материалом же его называть? Друг все-таки.
   Жизнь и быт обитателей пещеры тут же оказались забыты, и девушки в категоричной форме потребовали рассказать им все. Вместо ответа Михаэль просто довел их до повозки, где была бережно пристроена закутанная в тряпки глыба льда, сдал на руки Насте, сидевшей здесь же, в повозке, дошел до ближайшего лежака и рухнул. Путь от храма, затерянного в пустыне, до города сильно его измотал. Несмотря на все ухищрения, под жарким солнцем лед таял. Приходилось намораживать новый, затрачивая на это драгоценную силу и не менее драгоценную воду, ибо даже рядом с жилищем культистов, где климат был более влажный, шаман не сумел сгустить мельчайшие капельки воды в воздухе, а воспользовался одним из запасенных для питья бочонков. Несмотря на жесткую экономию, ценной жидкости едва-едва хватило, Настя, с тревогой следившая за тем, как толщина панциря, укрывавшего ее погибшего друга, истончается, начинала плакать, не понимая, что сделать ему хуже уже почти невозможно. Все как могли пытались успокаивать девушку, но, чем меньше становилось льда, тем больше текло слез. Никакие уговоры не помогали, истерику прекращало только новое заклинание Михаэля, укрепляющее саркофаг Азриэля. Неприкосновенный запас был почти исчерпан, и не попадись эльфам в дне пути от стен города конный разъезд, охраняющий караванные пути от разбойников, проблем было бы не миновать.
   Эльфы перетаскали захваченное добро во внутренности пещеры, после чего на скорую руку приготовили ужин, поели и разошлись спать. Праздновать возвращение им было как-то не по себе, а справлять поминки они считали преждевременным.
   На следующее утро, едва только Михаэль успел открыть глаза и выйти в коридор, его перехватила Настя, жаждущая узнать, как он познакомился с некромантом и сможет ли тот помочь оживить Рустама. Он обещал рассказать все за завтраком, но девушке нужно было знать прямо сейчас, и в конце концов шаман уступил.
   – Понимаешь, я не думал, что этот старичок некромант, – вздохнул он, – об этом я узнал, как и все, от Шуры. Я, когда с ним познакомился, вообще поначалу не понял, что он маг, думал, вахтером работает или кладовщиком каким. Ты ведь местных магов видела?
   – Когда в город выбиралась, – кивнула девушка. – Степенные такие дядечки в халатах, расшитых разной дребеденью и украшенных не хуже елки на Новый год. Их легко узнать по выступающему вперед пузу, оно прямо как у наших штабных генералов. Да и в одиночку они не ходят. Всегда за ними свита какая-нибудь тащится, то телохранители, то парни с опахалами.
   – В общем, да, – согласился с ней Михаэль. – Здесь считается, что хороший маг просто обязан заботиться о соблюдении приличий и выглядеть пышно и важно. Да и большой веер при таком климате – вещь полезная. Вообще, у местных почему-то сложилось мнение, что человека должно быть много. И чем выше пост, который он занимает, тем больше весит его туша. Градоначальник, если верить вашим рассказам, так и вообще ходить самостоятельно не может.
   – Ничего, – отмахнулась эльфийка, – его есть кому носить. Ты дальше рассказывай.
   – Ну наведался я в эту гильдию, а она, чтоб ты знала, похожа больше всего на лабиринт Минотавра, только трехъярусный, а в тупиках кабинеты магов притаились. В общем, без провожатого долго плутать можно. А кроме гида нужен там еще и специалист по связям с общественностью, потому как сразу принять посетителя, если он чином не выше того, кто в кабинете сидит, никак невозможно. О чем бдительные секретари-церберы на входе предупреждают и грудью встают на защиту дверей, за которыми волшебник находится. А может, и не секретари это, а церемониймейстеры или лакеи, как-то не сподобился узнать, как их должность называется. Пришел я один раз. Другой. Третий. И каждый раз эти слуги толстячков мариновали меня под различными предлогами по полчаса, а то и больше. А то и вовсе заявляли: «Завтра приди!» Мне, как ты понимаешь, по разным приемным сидеть надоело быстро. Поэтому я, когда крепким словцом, когда взяткой, добивался у секретаря, чтобы мне назначили время, когда со мной точно будут разговаривать, потом спускался в подвал, где на первом этаже было что-то вроде кафе, и сидел там, знакомясь с местной кухней, присматриваясь к магам и прислушиваясь к тому, что говорят. Вход туда, кстати, для тех, кто не является членом гильдии, платный.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация