А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 17)

   – Ну, значит, и здесь надо придумать нечто похожее, – предложил Семен. – Так, чтобы знали: если заденешь нас, готовься воевать не на жизнь, а на смерть.
   – А чем нам воевать? Камнями и палками? – вспылил Азриэль. – Мих ведь как одну пищаль сделал, так на этом и успокоился!
   – Неправда, – обиделась за друга Лика, – пока вы чаи гоняли да по балам шастали, Мих упорно занимался в своей лаборатории и почти не показывал оттуда носа.
   – Ну мы тоже не бездельничали, – обиделся на упрек девушки Азриэль. – Мы с Серым пытались сделать ветрогенератор.
   – И как? – заинтересовалась Викаэль. – Мы можем пустить по проволоке ток или хотя бы зажечь пару лампочек?
   – Пока не можем, – сознался Рустам, – результаты отрицательные. Причем дважды.
   – Это как это? – поразился шаман.
   – Во-первых, не смогли придумать, из чего сделать генератор, – пояснил Семен, – во-вторых, здесь ветра почти нет. А ты тоже хорош, нет чтобы помочь, какими-то порошками в своем закутке занимался. Они тебе хоть для чего нужны?
   – Да, мне тоже любопытно, чем ты там занимался? – поддержала интерес приятеля Шура. – Есть у меня кое-какие варианты…
   – Кое-какие варианты ты расскажешь первому же сексопатологу, которого сумеешь найти, – отшил возражения эльфийки шаман. А чем я занимался… пойдемте, покажу. Надеюсь, в этот раз ничего лишнего не взорвется.

   Из лаборатории шамана эльфы вытащили много очень странных вещей. Почему-то большинство из них были похожи на трубы разного диаметра, одиночные или собранные в пучки.
   – Мих, это что, миномет? – осторожно спросил Серый, сгибаясь под тяжестью.
   – Вообще-то нет, – пояснил шаман, оглядываясь на дверь своей лаборатории, явно вспоминая, не забыл ли чего, – это пулемет.
   – Что?! – ахнул Шиноби. – С десятью стволами?!
   – Вообще-то с одиннадцатью, – поправил его Михаэль. – А что было делать? В каждом из них всего по одному заряду.
   – И ты называешь одну обойму пулеметом? Но этого же мало! – продолжал удивляться Азриэль.
   – Тогда уж пистолетом! – вторил ему Семен.
   – На колесном ходу, – добавила Викаэль, тащившая тележку с упомянутыми трубами.
   – Заряд один. Пуль много, – невозмутимо отвечал им шаман. – Разброс у них, правда, абсолютно непредсказуемый, да и дальность полета невелика. Метров двести, не больше. Да и под конец почти всю убойную силу они потеряют.
   – Сколько? – переспросила Настя.
   – Что – сколько?
   – Сколько там в итоге пуль!
   – Да не считал. Они у меня все равно все разные получились. Формы же на глазок лепил… Десятка два-три, думаю. В каждом стволе, я имею в виду.
   – А что такое я несу? – спросила Ликаэль, закинувшая на плечо странную треногу.
   – ПЗРК.
   – Господи, а он-то тебе зачем? – поразилась Вика, несущая ящик, руны на боку которого складывались в странное слово «Боеприпасы».
   – Выйдем на улицу – узнаешь.
   – Кстати, – спросил Семен, отдуваясь под тяжестью каких-то предметов, похожих на расплющенные шлемы, – а из чего ты порох сделал? Он без посторонней помощи не рванет?
   – Какой вам порох, я что, на химика похож?
   – Ну… немного.
   – Твои бы слова да в уши нашим преподам, которые мне выше тройки не ставили.
   – Подожди, так что же там взрывается? – задал вопрос Азриэль.
   – Камни силы, – ответил шаман и тотчас же себя поправил: – Вернее, песок силы.
   – Чего? – удивился его собеседник.
   – Того! – передразнил воина Михаэль. – Что будет, если соединить плюс и минус?
   – Ноль, – подсказала Шура.
   – Да не в математике, а в физике!
   – А, – тотчас же сообразила девушка, – ну тогда разряд.
   – Правильно. Но разряд меня не устраивал. Мне нужен был взрыв. И я его получил.
   – Как? – единодушно выдохнули Семен и Серый.
   – Опытным путем. В магии существуют так называемые силы-антагонисты. Огонь и Вода. Жизнь и Смерть. Свет и Тьма. Не обязательно, кстати, их две. К примеру, Лед некоторые практики тоже выделяют в отдельную стихию. И в системе, где будут присутствовать Огонь, Лед и Вода, стихия пламени будет одинаково деструктивно взаимодействовать с ними обеими. Есть и нейтральные силы, но они нас пока не интересуют. Так вот, о чем это я? А! Для того чтобы хранить энергию, маги используют накопители. Кристаллы. Лучшие из них – это драгоценные камни. Самые идеальные – это алмазы, ограненные особым способом. Но экспериментировать с бриллиантовой пылью несколько дороговато, поэтому я брал либо каменный уголь, либо более дешевую соль.
   – А почему соль и уголь? – спросила Ликаэль.
   – Да потому что уголь, несмотря на его внешний вид и свойства, является ближайшим родственником алмаза. По сути дела, это один и тот же минерал, отличающийся лишь… лишь… не помню я, чем отличающийся. Главное, что энергию, как оказалось, он хранит не хуже, а то, что ломкий, так мне это по барабану, все равно в пыль растирать.
   – А соль? – спросил Семен. – Я помню, что долгое время соль была едва ли не дороже золота.
   – Возможно. Но не здесь. Тут она, конечно, тоже дорогая, но не до такой степени.
   – Но все же почему соль?
   – А потому, что ее кристаллы – это самое дешевое сырье, которое здесь можно достать. Даже уголь дороже, его ведь в основном алхимики покупают. Кстати, а здесь додумались до угольных фильтров на воду, представляете?
   – Угу, – подтвердила Викаэль, – у нас, между прочим, вся питьевая вода через такие проходит. Но, по-моему, мы отошли от темы. Как ты из соли сделал взрывчатку? И при чем тут силы-антагонисты?
   – Взрываться может вообще почти все что угодно. Главное, знать, в каких условиях то или иное соединение детонирует. Но я с химией не в ладах, а потому взрывы, которые будет производить наше оружие, имеют магическую природу. Я покупал кристаллы соли и угля, растирал их в пыль, тащил магам и за определенную цену просил зарядить получившееся сырье разными типами энергий. Потом уже у себя в лаборатории брал партии заряженных противоположной стихией частиц и смешивал между собой, выявляя необходимые пропорции. Тут главное было не переусердствовать и не дать заряду сойти на нет под влиянием окружающей среды… Во что мне эти ящики, экранированные от утечек силы, обошлись, лучше и не вспоминать. А без них никак. Если оставить получившуюся у меня взрывоопасную продукцию открытой, то она будет стремительно терять свои свойства, пока не превратится в обычные горстки пыли. Да еще и вместо огня иногда другие побочные эффекты образовывались.
   – Ну и? – по-прежнему не понимал Азриэль. – В чем суть-то?
   – Ну и когда я смешивал пару граммов заряженной энергиями-антагонистами материи, происходило высвобождение энергии. Ожидаемый в общем-то результат, я его еще на Земле видел, только там, понятно, масштабы были не такие промышленные и тому магу-стихийнику до здешних подмастерий было как велосипеду до болида «Формулы-1». А что такое высвобождение энергии? Да еще резкое? Серый, не спи, кто из нас в политехническом учился?
   – Ну когда как… огонь, например… или свет…
   – Ну а при больших дозах?
   – Взрыв. И что за состав ты получил? Насколько он слабее хоть того же тротила?
   – Названия пока не придумал, да и как детонирует настоящая взрывчатка, не видел. А насколько она слабее… Говорю же, пришлось подбирать пропорции. К примеру, мерная чашка соли, которую заряжал энергией подмастерье, соответствует по силе всего половине такой же, если над сырьем работал полноправный маг. Да и там все индивидуально, зависит от тех, кто выполнял операцию. Ну и, в конце концов, какая вам разница? Альтернативы-то все равно нет.
   Все молча обдумывали услышанное. Келеэль тоже. Он уже с первых слов понял, что пытается использовать шаман. Результат резкого смешения энергий-антагонистов, заключенных в материальные носители. Этот эффект и правда вызывал реакции, природа которых зависела от вида пошедших в дело сил, а скорость была невероятно высока. Вот только абсолютно неуправляемые реакции. Но, видимо, на родине этих странных эльфов приспособить эту силу для решения своих проблем смогли.
   – Короче, я понял, что у тебя получился не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка, – высказался наконец Азриэль. – Как она себя поведет, ты не знаешь и можешь лишь предполагать. Она точно не взорвется у нас в руках? А то я пока шел, пару раз о стенку пещеры этим вот «стволом» цеплялся.
   – Я что, идиот, оружие заряженным хранить? – возмутился шаман. – Составляющие боеприпасов хранятся в разных ящиках и детонировать по отдельности не способны. Хоть пинай ты их, хоть жги, хоть топи… Хотя нет, жечь точно не надо. Сдетонируют заряженные энергией воды. И топить нежелательно, огненные могут взорваться. И вообще, отстаньте от меня, вот уже выход показался, сейчас все испробуем.
   Как только эльфы вышли из пещеры, наблюдатель тотчас же взлетел со скалы и принялся неспешно набирать высоту.
   – Лети, лети, – буркнул Мих и вдруг выхватил у опешившей Лики ее груз, установил его на песок, вытащил из кармана что-то маленькое, открыл незаметный ранее паз на основании трубы и закинул этот непонятный предмет внутрь. После чего быстро закрыл паз и направил наконечник странного устройства вверх. В сторону летающего наблюдателя.
   Творение Келеэля было снабжено защитой. Но она не была рассчитана на боевые заклятия, максимум на хищных птиц или непогоду. Иначе шпион из-за слишком большого количества используемой силы стал бы слишком заметным для магического зрения.
   Нечто быстролетящее разорвало творение архимага, внешне напоминающее птицу, почти пополам. Но тем не менее некоторое время искусственное существо еще жило, отчаянно скребя по песку обломками крыльев и передавая то, что видела и слышала, на записывающий кристалл.
   – Птичку жалко, – абсолютно без жалости в голосе сказал Азриэль. – Ну и зачем ты из пушки по воробьям палишь? Да еще и врал нам, что она не заряжена?
   – Этот, с позволения сказать, дохлый птиц вовсе никакой не воробей. Он дятел. А орудие я зарядил специально в расчете на него перед выходом из лаборатории.
   – В смысле?
   – Стучал он на нас. От самого оазиса, куда нас тот архимаг зашвырнул, следил.
   – С чего ты взял?
   – Он не отставал от нас. Он летал по самой жаре. Он был не подконтролен Мозгу, хотя напоследок наш гипнург зазомбировал пару внешне совсем таких же птах, которые сейчас гнездятся на том кривом дереве, которое растет за пещерой. И еще. Я не смог увидеть его при помощи своих слабеньких магических сил. Хотя и пытался. Он защищен от чужого внимания.
   – Ну и зачем ты сбил этого шпиона?
   – А чего он меня игнорирует? Я весь последний месяц пытался периодически с ним контакт установить. Сколько я ему хороших добрых слов проорал… на контакт не идет да вообще никак на меня не реагирует. Не нравится мне, когда за мной подсматривает неизвестно кто. Да еще так нагло.
   – Ну а если это Келеэль за нами следил? Стоило такого против себя настраивать?
   – Навряд ли это был он, – помотал головой шаман. – Скорее уж кто-то, кого заинтересовала его деятельность.
   – Почему ты так решил?
   – Ну а зачем архимагу за нами подсматривать? На фига ему схема моего любительского гранатомета, если он и так сам себе установка залпового огня? Если бы ему было нужно, мы бы сами ему добровольно все рассказали… ну почти все. А если бы он надавил с использованием своих сил на всю катушку, то тогда бы рассказали и то, что сами позабыли. Кажется, Келеэлю до нас пока нет никакого дела. Ну или занят он очень сильно. Ладно, хватит об этом, может, это и не шпион никакой был, а просто местный феномен. Стервятник с магическим сопротивлением. Попрошу внимания! Бог создал людей сильными и слабыми. Полковник Кольт уравнял их. Ну а я, насколько это возможно, попытался повторить его результаты.
   – Что-то не похожи эти громадины на револьверы. Скорее уж на дубины или тараны.
   – Это пока. Я же все-таки не тульский оружейник из многовековой династии умельцев… И даже не инженер ни капельки… Вот подожди лет триста, увидишь, как пойдет эволюция огнестрельного оружия в здешних условиях. Сначала они станут легче, затем появятся многозарядные образцы, ну а там и до оптических прицелов недалеко… а может, и не понадобится столько ждать, все-таки в каком направлении надо совершенствоваться, я примерно представляю… Итак, номер один – мина противопехотная.
   – А почему противопехотная?
   – А танков тут нет. Мине же что конный, что пеший – без разницы. Да и как я вам здесь датчик давления сооружу?
   На этих словах жизнь покинула тело стервятника, и просмотр иллюзии оборвался.
   «Моя недоработка, – признал архимаг, – досмотрев материалы. Не попытался поговорить с этой любопытной молодежью по душам, когда предлагали. Тем более им как раз помощь нужна была… Но с другой стороны… Пусть самостоятельно справляются. А схему этого их непонятного артефакта я все равно себе добуду, вот только времени побольше появится, и сразу же займусь».
   Мох, созданный магией Келеэля во всем комплексе рукотворных пещер, не мог просмотреть лишь одно место. Лабораторию шамана.
   – Ой, не нравишься ты мне, – пробормотал Михаэль, после того как перенес в помещение, присмотренное им для проведения своих опытов, небольшой кусочек светящегося мха, – ой, не похож, ой, халтура!
   И тут же вытащил растение прочь. Пещера, в которой решил обосноваться шаман, надо сказать, в освещении нуждалась только с заходом солнца, так как была расположена относительно недалеко от поверхности и сохранила несколько пробитых еще гномами узких смотровых щелей, хорошо пропускающих свет.
   «Что-то учуял, – решил архимаг, – с ясновидящими так неудобно работать… Даже если они ничего не знают, то могут сделать правильные выводы, опираясь на одну интуицию. Хуже было бы только, если бы этот дар оказался у одной из эльфиек. Такая женщина почти всевидящая».
   Испытание оружия заняло целый день, а на следующее утро эльфы, немного поколебавшись, все же решили: «Походу быть!» И занялись подготовкой, на которую ушла без малого неделя. Оказывается, по почти единодушному мнению обитателей пещеры, чтобы пойти на кого-то войной, о нем надо знать все и немного больше. Вот они и собирали сведения, а заодно готовили разные хитрости, призванные компенсировать их маленькую численность.
   – Я вообще не понимаю, – удивлялся Азриэль в последнюю ночь перед выходом, – как эти сектанты там живут? Каменная пирамида посреди пустыни – и все! Ну колодец, допустим, есть где-нибудь в подземельях. Но откуда у них еда? Или святым, ну то есть, применительно к ним, нечистым духом питаются?
   – На карту глянь, – посоветовал ему Серый, – это же не храм, дубина, это же форпост!
   – В смысле, – не понял Рустам. – Как не храм?!
   – Нет, ну то есть и храм он, конечно, тоже, – поправился Сергей, – но посмотри, как он расположен! Сразу за ним в горном хребте выемка есть в виде небольшой подковы, где, по всей вероятности, расположено нечто очень ценное.
   – Что? – спросила Вика, также участвующая в обсуждении деталей похода.
   – Степь! – с победным видом провозгласил Серый. – Видите, на карте нарисованы фигурки коров и лошадей? Это значит что? То, что там их пасут. А это значит, что там уже не пустыня. Там степь! И в ней, если я не ошибаюсь, и живут те кочевники, которые договорились с культистами. По пескам-то ведь не очень-то и покочуешь, надо же что-то есть, верно? А вот если есть травка, то какие-нибудь местные бедуины вполне могли обосноваться в этой местности, чтобы поднакопить силенок и начать бучу.
   – Но почему там степь, если вокруг пустыня? – поразился Азриэль.
   – А я почем знаю, – пожал плечами эльф. – Может, в том месте горы ниже и через них облака переваливают, неся дожди. Может, грунтовые воды стоят высоко. А может, и магия. В этом мире все может быть. Но одно я знаю точно: ключ к этой долине – храм.
   Охранять пещеры оставили только Шуру и Лику, вооруженных пусть и уставшим, но все еще смертельно опасным гипнургом, несколькими артефактами из сокровищницы и клятвой главы гильдии магов города о том, что на жилище эльфов никто не покусится. Что пообещали за это волшебникам, Келеэль не знал, но подозревал, что либо долю от захваченной добычи, либо какой-нибудь из секретов странного искусства шамана. В любом случае, свой дом колония эльфов защитила очень хорошо, ибо с волшебником, не сдержавшим клятв, закрепленных магией, не будет сотрудничать ни один дух, демон или сущность. А это значит, что, нарушь маги свое обещание, и их способности разом сократятся, если и не наполовину, то на треть уж точно.

   – А может, не надо так уж рьяно выполнять эту просьбу мэрии?
   Над головой Азриэля, осторожно высунувшегося над гребнем бархана, пролетела стрела и клюнула в песок.
   Новый наблюдатель поднялся повыше. Был он все так же слабо бронирован, как и его предшественник. Но, в отличие от него, имел одно большое преимущество: невидимость. Правда, только от обычного зрения. Но вряд ли не слишком опытный шаман решил бы смотреть духовным взором в небо. А если бы даже решил… Подобных существ у архимага было много.
   – Надо, – вздохнул шаман, проводя непонятные манипуляции над странной конструкцией. Келеэль изучил ее досконально и даже не поленился сделать копию, ради такого дела воспользовавшись прошлой ночью телепортом сначала в пустыню, а затем к себе домой. Но как она будет работать, волшебник все еще не понимал. Впрочем, он так же не понимал принцип работы и остальных устройств, которые лежали сейчас возле оседланных скорпионов. Но эффективность их признавал. Сплющенные предметы, напоминавшие две положенные друг на друга тарелки, оказались переносными магическими ловушками, и именно они сократили вооруженные силы сектантов так, что оставшаяся часть не решалась перейти в наступление, а лишь обороняла подступы к храму.
   Логово сектантов нашли довольно быстро, несмотря на бурчание Азриэля о том, что «это не карта, это схема в которой корявыми буквами написано: пойди туда, не знаю куда, наткнешься на то, не знаю что!». Птицы, прирученные гипнургом, помогли. Ну и передовой дозор культистов. Эльфы, как оказалось, неплохо были знакомы с тактикой. Семен предложил замаскироваться под заблудившийся караван, и его предложение поддержали. Укрытые тентом и лежащие в телегах скорпионы и варан были для наблюдателей абсолютно незаметны. Может, им и не нравилось хранить неподвижность так долго, но возражать хозяевам они не могли. Ну а что лошади выбивались из сил, таща эти туши, так это даже плюс. Тяжело нагруженная телега вызывает у желающих ее ограбить куда больший интерес, чем пустая.
   С криком и воплями, на ходу пуская стрелы, два десятка всадников вылетели из-за барханов и поскакали к каравану. Одного из них сразила стрела, пущенная Викой. Девушка попала скорее случайно, но ее выстрел был удачен, и один из нападавших опрокинулся с пробитым горлом. Еще одного остановил шаман, метнув простенькое заклятие паралича. Человек, скорее всего, был защищен каким-то амулетом, но Михаэль-то целился в лошадь. Запнувшееся на бегу животное рухнуло, придавив собою ногу своего седока. Сектант остался жив, но стал временно небоеспособен. И тут, порвав скрывавшие их ранее тряпки, с телег спрыгнули скорпионы. Всадники на поле боя – это привилегированная каста. Они быстры, их удары сильнее, а попасть в них сложно… Но вот развернуться на месте или хотя бы резко поменять направление своего движения они не могут. Бронированные хитином чудовища, рванувшиеся им наперерез, просто смели сразу половину нападавших, но и сами остановились. Клешни рвали тела животных и людей, а ядовитые хвосты разили со скоростью, недоступной человеческому глазу. Избегнувшие чудовищ сектанты, повинуясь командам самого опытного из них, намеревались, не останавливаясь, проскакать мимо опустевших повозок и дать деру в глубины пустыни. Оторваться от скорпионов у них были все шансы, тем более что в пустынных хищниках, кажется, возобладали инстинкты, и они принялись спешно пожирать мясо. Но тут наперерез им бросилась оседлавшая наконец своего варана Викаэль. Девушка мудро рассудила, что попасть обычным оружием со спины быстро бегущего животного по цели сложно, и взяла наперевес длинное копье. Взяла она его, правда, горизонтально и потому вылетела из седла от удара, когда пытавшийся прорваться мимо нее всадник врезался в прочную деревяшку. Собственно, любому другому всаднику такой удар не приснился бы и в страшном сне, но к седлу девушки были приделаны специальные пазы, куда и устанавливалось копье в таком положении. Поэтому лишить наездницу оружия можно было только с седлом. Что и произошло. Ремни под брюхом варана лопнули, не выдержав чрезмерной нагрузки, но Викаэль кувыркнулась на песок и быстро встала на ноги. Уж что-что, а падать со своего животного эльфика научилась еще в том оазисе, где был расположен тайник Келеэля. Еще одного всадника остановил Азриэль броском топора, остальные враги прорвались через жидкий залп неумелых лучников и все-таки ушли. Второй условно пострадавшей среди эльфов стала Настя, в руку которой воткнулась стрела. Кроме ругани и синяка, другого вреда она не принесла. Гномья сталь как-никак могла выдержать и не такое. В ответ на это в спинах у троих убегавших завязли брошенные Семеном ножи. В цель он попал, но на большее его оружия не хватило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация