А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые эльфы" (страница 11)

   Глава 6

   Прибывший в столицу Западного леса архимаг был очень занят. Он всерьез подумывал о том, как внедрить в эльфийскую гильдию магов одно очень занятное новшество, подсмотренное им в людских государствах. А именно сжигать кое-какие книги вместе с авторами. Дров бы на такое дело Келеэль не пожалел, даже если бы ему пришлось пустить на это дело половину деревьев из собственных земель. Хотя зачем ему, владеющему стихией огня, дрова? Вполне справится и сам. И даже попытается получить удовольствие от процесса медленного поджаривания. Упомянутые авторы вели неспешную беседу в четырех метрах от него и пока не подозревали о своей грядущей участи. Солидные и уважаемые эльфы. Все как один высокородные, в чьих жилах течет кровь многих поколений аристократов. Все – волшебники на высоких постах. Архимагу на то, чтобы превратить эти ошибки Великого леса в пыль, прах или пепел, потребовалось бы чуть больше минуты. Останавливало эльфа только то, что сидели они все на обзорной лекции, посвященной географии мира. И соответственно кроме полноправных магов находились здесь и ученики академии. Причем почти все.
   Нет, поначалу Келеэлю идея занятия, где кроме студентов будет и преподавательский состав, понравилась. Тем более что читать материал должен был ректор, являвшийся, по мнению старого мага, талантливым оратором и весьма умным эльфом. Когда архимаг получил приглашение присутствовать на ней, то очень обрадовался. Надо же ему было потихоньку вникать в дела леса, которые он, признаться, за последнее тысячелетие несколько упустил из вида. Сейчас волшебник с ужасом осознавал, какую ошибку он допустил. Не привлеки молодой маг его внимания к родному народу, еще каких-то лет двести-триста – и осталось бы только устраивать новый раскол расы. А так, глядишь, и обойдется. Может быть. Если очень повезет. Во всяком случае, симптомы болезни показывают, что пациент скорее мертв, чем жив. Но некромантию Келеэль знает достаточно хорошо, чтобы попытаться что-то сделать.
   Предмет, вызвавший в пятитысячелетнем волшебнике такую бурю эмоций, скромно лежал перед ним на столе. Это была книга. И материал в ней был дан превосходно. Доступно, легким и понятным языком, с тщательными инструкциями, понять которые мог любой грамотный маг и большинство учеников. Даже иллюстрации были. Вот только содержание этого труда едва не заставило древнего эльфа наплевать на законы и устроить магическую дуэль, а вернее, массовое убийство, здесь и сейчас. Книга была посвящена начальным дисциплинам: методам входа в транс, медитации, концентрации. С упором на использование препаратов с содержанием наркотиков. Почти половина массивного фолианта была посвящена способам изготовления дурманных зелий и «правильного» распорядка жизни при условии их регулярного применения. С ними ускорялся и упрощался процесс обучения, да и мощь выпускников повышалась. Но если так активно применять стимуляторы, как советовали авторы, с самых первых дней учебы… Получалось, что молодой маг, покинувший стены академии, без этой отравы уже не сможет полноценно существовать и чаровать. Да и с ней сможет вряд ли, потому как с одурманенной головой не то что о высшей магии, даже о мало-мальски сложной придется забыть. Архимаг признавал, что многие вещества могут увеличить как душевные, так и физические силы. Сделать выпускника более живучим, повысить реакцию и объем резерва, да даже стимулировать память и соответственно ускорить повышение мастерства. У чародеев всегда с собой имелась пара-тройка фиалов, способных помочь в тяжелой битве или сложном ритуале. Но рекомендовать наркотики студентам?! Включать теорию их применения в обязательную программу?! Да цвет эльфийской молодежи перемрет в течение двухсот-трехсот лет!
   Как сказал волшебник, подавший Келеэлю этот труд, данная бомба замедленного действия должна будет стать обязательной к изучению уже у следующего потока. На вопрос архимага, кто это написал, этот идиот назвал себя и еще нескольких членов ученого совета. И еще попросил дать на книгу рецензию. Что ж, Келеэль ее напишет. И даже высечет на его надгробном камне.
   Наставник по географии, ненадолго сменивший ректора, начал свою речь издалека, с общего описания мира, сравнивая его с легендарной обителью перворожденных, откуда когда-то и пришел народ эльфов, расселившийся по многим мирам. Если верить разошедшемуся не на шутку ученому, то Фредлонд проигрывал прародине по всем статьям. Непонятным в его речи было только одно: с чего же перворожденные покинули такое удобное жилище, отправившись куда-то еще.
   – И чего лить воду? – вздохнул Келеэль, слегка отвлекшись от неприятных дум. – Мир у нас в общем-то нормальный… Три континента – Мадул, Остра и Дертег, много островов, леса занимают почти всю территорию, кроме пустынь… Название, ставшее общеупотребительным, вот правда подкачало… Хотя кто сейчас помнит, что Фредлонд на древнедраконьем означает «яйцо»?
   Тем временем вещавший с трибуны ректор, вновь взявший слово, подошел в своей речи к описанию Эрсийского царства, расположенного в самой большой пустыне на континенте. А также к рассказу об истории государства. Архимаг слова ректора пропускал мимо ушей, сосредоточившись на своих собственных воспоминаниях об этом клочке земли, где сейчас пребывали воскрешенные им эльфы. Последние материалы о ходе эксперимента он получил от своего летающего соглядатая сегодня утром.

   «Велик и славен город Торезм, столица царства Эрсии! – гласит первая строчка гимна этой страны. – Велик и славен!» Келеэль под этими словами готов был подписаться. Этот город не так уж давно, по меркам архимага, построили гномы Раздельных гор для своих союзников-кочевников, жителей пустынь. Просто так уж решили боги, что этот богатый чудесными алмазами горный хребет проходит через край пустыни и упирается в океан. До тех пор, пока имелись более доступные залежи, подземные рудокопы в такую глушь забираться не желали. Но прекрасные камни имеют свойство заканчиваться. Пещеры под горами велики, но все же не бесконечны, а свой угол каждому хочется. В общем, где-то три тысячи лет назад несколько кланов обратили свое внимание на пустующие земли. Ну не считать же за население пару-тройку деревень в долинах? С людьми-кочевниками, которые составляли подавляющее большинство жителей пустыни, договорились быстро и полюбовно. Вожди разнообразных племен давно имели свой совет и хотели стать цивилизованным народом, да вот только чего-то им не хватало. Подумав сообща, они решили, что не хватало им города. А раз уж гномы искусные строители, то пусть помогут! Раз в год они должны строить улицу для нового города в крупнейшем оазисе. Не меньше чем из десяти двухэтажных домов. И цену назначить за них справедливую, но доступную. А раз в десять лет – дворец или храм для владык царства. А за это им будет дано право беспошлинного проезда через земли пустыни.
   Гномы, которым как раз некуда было девать камни из новых шахт, согласились. Да и нужно было местечко поблизости, где можно прогулять заработанные денежки. Строили новый город почти четыре столетия, попутно обогащаясь на алмазах. В казну клана они ведь несли куда больше, чем в появившиеся увеселительные заведения. Правда, как только они завершили очередной дворец, то с удивлением увидели, что населяющие песчаные просторы племена давно перестали быть кочевыми. Да и союзниками тоже. Мигом люди понастроили себе более мелких и куда менее красивых городов, которым до столицы было как тому же гному до дракона, насоздавали законов, насочиняли традиций, навыдумывали торговых пошлин… Ну и как результат – почти тут же поссорились с низкорослыми соседями, которые водили через пустыню свои караваны. А горячие сердца жителей пустынь признают только один вид спора: войну. Ушли гномы из пустынь. Не захотели связываться. Да и алмазы, как оказалось, возить на продажу быстрее морем. Гномов, конечно, пробовали выбить из занятого хребта, но безуспешно. То ли потому, что люди под землей воюют плохо, то ли потому, что гномы крепости строят куда быстрее, чем города.
   Велик и славен город Торезм, велик и славен! А вот остальные города Эрсийского царства больше всего подходят под одно-единственное определение – «дыра». В одном из таких поселений и закончил свой путь караван, к которому по дороге присоединилось восемь эльфов.
   По прибытии к городу торговцы и путешественники переночевали за его стенами, возведя надежный барьер от бродячих нищих и собак при помощи искусства гипнурга, а утром вошли в Тенелок.
   – Ну-с, парень, что ты можешь нам рассказать о городе?
   Мальчик, немного знавший эльфийский язык, был приставлен главой каравана к своим нежданным попутчикам то ли как переводчик (что вряд ли, ибо всеобщим владела даже охрана), то ли как шпион. Получалось у него не очень. На девушек, не обременявших себя многочисленными одеяниями, положенными им по статусу, он откровенно засматривался. Шамана, который почти все время проводил за изучением учебника по магии, он побаивался, принимая его за могущественного мага. Ну а остальные на человека особого внимания не обращали и говорили с ним редко. Азриэль и Серый непрестанно тренировались, намереваясь, видимо, лет через пятьдесят дойти до звания мастера меча, а Семен каким-то образом ухитрялся оставаться незаметным даже в маленькой повозке. Поэтому когда Викаэль попробовала на привале расспросить мальчишку о городе, под стенами которого они ночевали, то он охотно стал рассказывать все, что знал. Правда, знал он немного.
   – Город Тенелок был основан великим генералом…
   – Пофиг историю, дай нам лучше географию, представь, что ты гид.
   – Кто?
   – Короче, что там есть вообще и что из этого самое интересное.
   Парень задумался. Что может заинтересовать долгоживущих, кроме деревьев, малообразованные люди вообще представляют слабо. А леса в городе, видимо, не было.
   – Ну… каменный квартал?
   – Там что, только камни живут? – попробовала пошутить девушка.
   – Нет, – не понял юмора парень, – там дома, сделанные только из камня. Там живут самые богатые люди, там расположены храмы, там дворец градоначальника.
   – А остальной город из чего построен? Из дерева?
   – Да вы что! Это же безумно дорого! Из глины, конечно.
   – Ну вот видишь, мы не знаем самых обычных вещей. Рассказывай все, что знаешь. Где рынки и сколько их. К чему цепляется стража. Какие товары пользуются спросом. Где можно недорого снять комнату или дом. Кого надо бояться в городе.
   – Рынок один, и расположен он у внутренней стены в северной части города. Стража… да ни к чему она вроде не цепляется, кроме денег. Про товары лучше у купцов спросите, знаю только, что пряности и украшения дорогие, но это везде так. Вот где переночевать можно, даже не представляю. Мы-то всегда останавливаемся на торговом дворе, но вас туда не пустят, вы не состоите ни в одной из купеческих гильдий.
   – Да уж, гид из тебя хреновый. Ладно, народ, давайте расходитесь, скоро все сами увидим.

   Первая неприятность ждала эльфов на воротах города.
   – Не положено! – уперся пузатый стражник, грозно шевеля пышными усами. – Зверье только в клетках. И оружие спрятать и опечатать всем, кроме благородного сословия.
   Михаэль, возглавлявший переговорный процесс, внимательно оглядел солдата и, видимо, остался результатами недоволен.
   – Пошли, – скомандовал он остальным, – обойдем город по периметру и войдем через другие ворота. Этим доблестным стражам наши скромные копейки без надобности. Уважаемый Цхалин-ага, где можно вас найти, если нам понадобятся ваши услуги?
   – В торговом дворе я пробуду не менее недели, отдыхая от тягот пустыни, – ответил ему торговец, чей караван уже втягивался внутрь города. За время пути он старательно пытался втереться в доверие к влиятельным эльфам и получить с этого выгоду. Что они влиятельные, он уже не сомневался. У него было много аргументов в пользу этого предположения. Келеэлю ход его мыслей представлялся примерно так.
   Во-первых, не приручаются же песчаные скорпионы просто так? На такое мало какой волшебник способен. А среди эльфов такой есть. Во-вторых, их снаряжение. Выглядело оно, конечно, неброско, но чтобы торговец да не опознал гномью работу… А работа была именно гномьей, в конце концов Келеэль изначально предполагал, что пользоваться схроном будет либо он сам, либо кто-то из его доверенных слуг. Объекты эксперимента под эту категорию мало подходили, но ведь не выгребать же ради них кладовые, заменяя качественные вещи работы подгорных мастеров на человеческий ширпотреб? Ну а третье и самое главное – их привычки. Каждое утро эльфы умывались. Водой! Вытирались, роняя сверкающие капли на простое полотенце, которому затем просто давали высохнуть. Они не заботились о том, что драгоценная жидкость может кончиться. Просто не придавали этому значения. То ли всегда могли наколдовать еще, то ли прятали в своей повозке целое маленькое озеро, скрытое в одном из кувшинов с помощью их чар. Сори они золотым песком, на жителя пустыни это произвело бы меньшее впечатление. Естественно, об испуге и потерях в охране было забыто. Ведь прежде всего полугном был торговцем, а эта братия по определению должна быть способна извлечь выгоду из всего. А восемь эльфов, покинувших свои леса, потенциально могли быть очень хорошим способом заработка. Артефакты лесного народа, которые путешественники могли продать, – это прибыль. Амулеты, полезные жителям пустыни, которые остроухие захотели бы купить, – это тоже прибыль. Изысканные лакомства или вина, которые все эльфы весьма любят, тоже весьма дороги. Даже если, кроме обрывочной информации, от них ничего не удастся получить, сведения – это тоже ходовой товар.
   Что караванщик получил за время совместного путешествия, Келеэль не знал. Но предполагал, что ничего. Во всяком случае, его летающий шпион ни одной сделки так и не зафиксировал. А длинные разговоры, которые вел караванщик с эльфами, походили больше на рассказы ярмарочного сказителя. Публика его слушала, но сама отмалчивалась, лишь изредка подавая скупые поощрительные реплики.
   – Но… – попыталась возразить шаману Викаэль с высоты своего варана.
   – Я все объясню. Пошли.
   Отойдя вдоль стены на некоторое расстояние, процессия остановилась.
   – Ну и чего тормозим? – задал вопрос Азриэль. – И почему мы не прошли через те ворота, а премся черт знает куда?
   – Подорожная. И скорпионы.
   – Что? – не понял эльф и машинально попробовал почесать голову. Вот только про шлем забыл и в результате проскрежетал кольчужной перчаткой по гладкому металлу.
   – Стражник, если верить рассказам караванщиков, может нам выдать подорожную. Если захочет. Если мы хорошо попросим. А это какой-никакой, но документ с указанием мест нашего пребывания. Плюс по закону таких зверюшек, как наши, без намордника водить нельзя. А конюшен, где их можно было бы оставить, я что-то не вижу. Клеток у нас нет, да и как везти тогда эти клетки? Значит, придется покупать разрешение на их пребывание в городе.
   – Ну и? – переспросил Азриэль, снимая шлем и яростно пытаясь добраться до кожи на голове через сбившиеся в колтун волосы. – Я тоже это слышал. Да ты же вроде бы мешочек с монетами в карман уже положил, чтобы получить справку о том, что мы проплелись через полпустыни по самой оживленной дороге, а не возникли из воздуха одним прекрасным днем. Что тебя остановило?
   – Эх ты, – презрительно фыркнул Серый, – а еще срочную в армии проходил. Это ж был вояка до мозга костей, ветеран какой-нибудь пустынной катавасии. Такого на мякине не проведешь, и мзду со всяких ушастых проходимцев он может не взять, а вместо этого учинит какую-нибудь проверку.
   – Он? Этот пузан? Да у нас генералы худее него, а они вообще в руках ничего опаснее столового ножа не держали!
   – Этот и столовым ножом зарезать мог, – возразил ему Семен, ради такого дела возникший откуда-то из глубин повозки. – Мих, ты заметил, как он на нашего сенсея похож?
   – Цвет кожи не тот, лишних тридцать кило веса и глаза не косые. Хотя ауры да, похожи…
   – При чем тут ауры, шаман ты наш доморощенный? – возмутился эльф невнимательности друга. – Ты на руки его смотрел? Все в шрамах, костяшки сбитые, а на лице кроме глаз еще и шрам есть. От чего-то тонкого и острого. Рукоять у меча потертая, и висит он не на пузе, а где положено. Движения такие плавные, что аж страшно становится. Да и не такой он толстый. Просто доспехи под одеждой носит.
   – Какие доспехи? – удивился Азриэль и даже оглянулся назад, словно пытаясь рассмотреть на обсуждаемом стражнике латы.
   – Откуда я знаю? – пожал плечами Семен. – Наверное, что-то вроде броника, хотя под этими простынями и настоящие латы спрятать можно, если сильно постараться. Мих, я так понимаю, ты решил поискать чуть менее бравого вояку?
   – Угу, – согласился с ним шаман, – ну не могут же здесь на таком посту стоять одни лишь честные люди? Должна найтись и какая-нибудь крыса канцелярская.
   – А если могут?
   Михаэль в ответ скорчил такую гримасу, что все вопросы отпали сами собой. На вторых воротах им повезло. Стражник, не менее толстый, но уж явно не знающий, с какого конца нужно брать в руки оружие, выписал им необходимые документы, по которым прослеживался путь всей компании от Западного леса до этого города, а скорпионы и варан проходили как магически измененные верховые животные. Наверняка он в чем-то надул эльфов, но ведь не проверить?
   – Куда дальше? – крикнула шаману Викаэль, которая свои обязанности передового дозорного и в городе оставлять, судя по всему, не собиралась.
   – В центр. Не будем же мы среди этих трущоб сидеть?
   Вокруг и правда простирались трущобы. Кривенькие невысокие дома, грязные худые дети, бегающие повсюду, не менее грязные родители, живущие вообще непонятно чем и на что. Даже по сравнению с невысоким уровнем человеческих поселений не лучшее место.
   – А где он? – озираясь, спросила Настя, брезгливо наморщив носик. Девушкам город явно не нравился, Вика не убирала руки с рукоятки ятагана, гарцуя на своем чешуйчатом скакуне, Ликаэль держала на коленях лук, а под рукой копье, и только Шура уделяла больше внимания спокойно сидевшему с прикрытыми глазами Семену, чем поселению.
   – Стены видишь? – кивнул Азриэль на каменную преграду, опоясывающую, судя по всему, элитные кварталы. – Вход где-то там.
   Движение каравана эльфов по улицам было медленным и внушительным. А по этим улицам по-другому никак нельзя было. Многочисленные ямы заставили бы развалиться и куда более прочную конструкцию, чем та, на которой передвигался отряд. Городская беднота, впечатленная зрелищем, жалась к стенкам домов. Они бы, может, и хотели познакомиться с необычными в этих краях нелюдями поближе, а может, и взять что-нибудь на память о встрече, но вот клешни скорпионов как-то отпугивали. Тем более что и спереди, и сзади повозку сопровождали всадники. Тыл прикрывал Азриэль, а спереди гарцевал варан Вики.
   – Ну-с, мы в городе, какие дальше планы? – спросила Ликаэль, внимательно осматривая проплывавшие мимо нее постройки.
   – Я пас, – тут же отозвался шаман, – в магии я немного разбираюсь. В химии чуть-чуть тоже, драться, будем считать, что умею, но вот общаться с людьми, особенно с незнакомыми, это не мое. Есть у нас товарищи, учившиеся дипломатии?
   После небольшого переругивания и уточнения, кто, чему, когда и как учился, вперед вытолкнули пару из Серого и Насти. Основным аргументом в их пользу было то, что они самые общительные, пусть и друг с другом, а дополнительным – месяц работы юноши на непонятной должности с названием вроде мречедзайнер. Келеэль, немного подумав, решил, что это слово из какого-то гномьего диалекта. Или еще какого-то, но явно не человеческого и не эльфийского, потому как без подготовки речевой аппарат такое слово не выдаст.
   – Прежде давайте решим, что нам нужно, – высказалась девушка.
   – Вообще или в этом городе в частности? – спросил Михаэль. – Если в этом городе, то найти крышу над головой для нас восьмерых и какую-нибудь работу.
   – Значит, первым делом надо найти начальство, – переглянувшись, единодушно решили бывшие близнецы.
   – Какое? – тут же уточнил шаман. – Вот кого-кого, а начальников всегда много.
   – Нам надо такого, который заведовал бы жильем и регистрацией новых жителей. Достаточно высокого ранга, чтобы что-то решить. И достаточно низкого, чтобы принять наше подношение. Что у нас там с финансами?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация