А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Умри, моя невеста" (страница 9)

   – Да, – кивнул нотариус. – К тому же ему поднадоело, что тот постоянно клянчит деньги, да и матушка его не отстает. И чтобы жить со спокойной душой, нужно было что-то придумать. И я подсказал Всеволоду Евгеньевичу, что лучше всего будет положить часть средств на счет, а еще сделать Мишу акционером местной табачной фабрики. Всеволод Евгеньевич как раз совладелец этого предприятия – весьма прибыльного и перспективного, надо сказать! – но, во-первых, заниматься им всерьез у него просто нет времени. А во-вторых, это надежный способ защитить вложенные средства. То есть дивиденды Михаила будут пополняться только в том случае, если он станет принимать активное и полезное участие в процессе развития фабрики. Этот вариант мы оба сочли самым приемлемым, и я сказал Всеволоду Евгеньевичу, какие документы нужно подготовить. Их сбор он поручил мне, и я как раз занялся этой работой. Вот, собственно, и все, – лучезарно улыбнулся мне нотариус. – Ну, теперь вы видите, что я занимаюсь самыми обычными, мирными житейскими делами? Вы уж, пожалуйста, так и передайте Максиму Петровичу!
   – Непременно, – мельком проговорила я. – А кто-нибудь еще знал о вашей встрече?
   Ногатенко на миг вытаращил глаза, потом отрицательно замотал головой.
   – Нет, – уверенно произнес он.
   – И все-таки, Лев Сергеевич? Может быть, упомянули кому-то мимоходом, что вечером встречаетесь в «Волге» с Бобровым?
   – Никому! – категорически заявил нотариус. – Я никогда не сообщаю о своих встречах с клиентами и не сообщаю их имен! Разве что в таких вот исключительных случаях, – снова расплылся он в слащавой улыбке.
   – А место вы оговорили заранее? И кто его предложил?
   – Его предложил Всеволод Евгеньевич. Собственно, можно сказать, просто поставил меня перед фактом, сообщив, что заказал столик в кабинете на шесть часов. Но я нисколько не возражал, в «Волге» мне всегда нравилось. Помню, во времена моей молодости это был лучший ресторан в городе! Какую там подавали стерляжью уху – пальчики оближешь. Да, сейчас уже все не то, не то… Былые повара канули в Лету, а с ними утеряны и рецепты. Как говорится, иных уж нет, а те далече. Да.
   – Значит, персонал ресторана знал о том, что вы там встречаетесь, – скорее для самой себя произнесла я.
   – Ну, метрдотель, разумеется, знал. Возможно, кто-то из официантов. А какое это имеет значение? Что вообще случилось?
   – Да ничего особенного, – улыбнувшись, привстала я со стула. – Все нормально.
   – Может быть, все же совершить звонок Всеволоду Евгеньевичу? – с сомнением в голосе произнес Ногатенко.
   – Не стоит, – остановила я его. – Скорее всего он недоступен.
   После чего, попрощавшись, вышла из нотариальной конторы. В машине я набрала номер майора милиции Авдеенко и попросила узнать о том, как продвигается расследование убийства Михаила Боброва, порученное отделу другого района. Хотя мне и так было понятно: пытаются колоть отца, вот и все подвижки. Второй же вопрос, адресованный Авдеенко, волновал меня куда сильнее. Он касался пистолета, подброшенного Всеволоду Евгеньевичу в ящик стола. Чутье и опыт подсказывали мне, что это непростой ствол.
   Авдеенко обнадежил меня, сказав, что информацию постарается получить как можно скорее, даже, возможно, сегодня к вечеру. Это меня приободрило, и, поблагодарив его, я все же отправилась домой, к тете Миле, поскольку очень мне хотелось пообедать вкусной горячей пищей.
   Тетя была рада моему появлению.
   – Ой, Женечка, – целуя в щечку, поприветствовала она меня. – А я как чувствовала, что ты приедешь, и встала сегодня пораньше. Сварила твой любимый борщ и плов.
   – Спасибо, дорогая. А грибочками угостишь? – невинно полюбопытствовала я.
   – Вообще-то я их уже закатала на зиму, – принялась было отнекиваться тетя Мила, но тут же смилостивилась: – Ладно, ладно, открою баночку. Мне и самой хочется попробовать.
   Обедали мы вместе с тетей, и она в процессе делилась со мной важными для нее новостями, такими, как, например, что гречка снова подорожала почти на десять рублей, и впору вообще отказываться от нее, а как откажешься, если она и полезна, и вкусна, и блюд из нее тетя знает великое множество. Или о том, что донна Белла в девяносто шестой серии все-таки выгнала из дома эту негодяйку Луизу, а жених Амалии оказался проходимцем, которому нужны были лишь деньги ее отца.
   – А таким положительным прикидывался, Женя, сроду не подумаешь! – доверительно сообщила тетя со вздохом.
   Я покивала из солидарности, сочувствуя бедной Амалии.
   – Уксуса не много, Женечка? – озабоченно спросила тетя, когда я навернула на вилку где-то пятнадцатый по счету гриб.
   – В самый раз, все отлично! – уплетая второе, похвалила ее я.
   Покончив с обедом и покурив за чашкой кофе, я пока что отправилась к себе передохнуть. Время до получения информации о пистолете у меня было, Бобров находился вне досягаемости, и за него можно было не волноваться в том смысле, что охрана ему в камере была предоставлена надлежащая. А посему образовавшееся в моей работе «окно» я решила использовать с толком и приятностью одновременно.
   Поэтому я уютно устроилась на любимом диване, включив DVD и поставив диск с фильмом о военной операции в Египте. Если откинуть некую излишнюю патетичность сцен, посвященных личным отношениям и неправдоподобно благополучную концовку, в целом фильм оказался очень даже ничего.
   Майор Авдеенко позвонил мне ближе к шести вечера.
   – Не спишь? – спросил он.
   – Это что, шутка такая? – уточнила я, зная, что у Авдеенко проблемы с чувством юмора.
   – Нет, просто мало ли, – ответил тот. – У тебя свой график работы.
   – Я никогда не сплю в такое время, запомни, – качая головой, сказала я. – Так что, новости есть?
   – Ну, по убийству пока ничего нового, хотя, конечно, Бобров не сидит сиднем. Точнее, не он сам, а его близкие. Он, конечно, позвонил жене, а та – знакомым и друзьям, так что все вокруг активизировались и встали на защиту. Думаю, отпустят твоего Боброва под подписку. Журналисты бучу подняли, общественность поднялась, Старовому весь телефон оборвали!
   «Ну и пусть, – подумала я. – А насчет журналистов я была права!»
   – А с пистолетом что, Жора?
   – А пистолетик-то непростой, – лукаво проговорил майор.
   – Я догадывалась, – усмехнулась я. – Мне подъехать?
   – Лучше да, – посерьезнел Авдеенко. – Для надежности.
   В его кабинете я была уже минут через двадцать, настолько мне не терпелось поскорее разузнать подробности об оружии, из которого застрелили непутевого Михаила Боброва.
   Авдеенко встретил меня с важным видом.
   – Из-за тебя на работе задержался, – подчеркнул он. – Смотри, информация конфиденциальная!
   – Кого ты учишь? – отмахнулась я, присаживаясь на жесткий деревянный стул. – Могу подбросить тебя домой, если хочешь.
   – Спасибо, я вообще-то на колесах. И пусть не так крута моя машина…
   – Слушай, Жора, давай ближе к делу, а? – попросила я. – Ну чего ты кокетничаешь? Нормальная у тебя машина!
   У Авдеенко была красная «Лада Калина». Так как он подчеркнуто считал себя патриотом во всем, включая автопром, то и машину приобрел отечественную. Во всяком случае, так он заявлял всем вокруг, даже тем, кто не спрашивал. Но я подозреваю, что где-то в глубине его ментовской души проживал червячок зависти к владельцам иномарок. И что свою «Ладу» он приобрел не столько из любви к Родине, сколько из-за нехватки денег на более престижную марку…
   Авдеенко успокоился после моего замечания и принялся рассказывать, раскрыв перед собой серовато-бежевую папку с «делом».
   – Значит, «глок» этот паленый. И засвечен он сразу в трех криминальных делах. Первое убийство произошло в две тысячи шестом году, в Самаре, где был убит крупный бизнесмен Карпушин. Застрелен при выходе из подъезда собственного дома. Убийцу так и не нашли. Второй раз из него стреляли три года назад, убили тверского криминального авторитета Мазаева. Ну, этот случай ты должна помнить, Мазаев известной фигурой был.
   – Помню, – кивнула я. – У себя дома грохнули, через окно стреляли.
   – Точно так, – подтвердил Авдеенко. – Убийца опять же не найден.
   – А третий?
   – А третий – зампрокурора Тульской области господин Лаврентьев. Причем положили его при выходе из сауны вместе с девчонкой, с которой он там зависал. Ну, это дело пытались замять всячески, подробности скрывали, девчонку ту вообще чуть ли не тайком похоронили, а в «деле» она даже не упоминается. Ну, это понятно: местная прокуратура честь мундира пыталась сберечь.
   – А дальше?
   – А дальше ствол этот нигде не появлялся и всплыл только сегодня в деле об убийстве Михаила Боброва.
   – Киллер? – тут же спросила я, глядя на Авдеенко.
   – Похоже, что так. Киллерская пушка. Все трое из разных городов, убийства ничем между собой не связаны. Они все даже не были знакомы. А ствол один.
   – Странно… – задумчиво проговорила я.
   – Что тебе странно? – спросил Авдеенко.
   – В тех трех случаях были бизнесмен, бандит и прокурор.
   – Заместитель, – поправил меня майор.
   – Это неважно. То есть все персоны значимые и влиятельные. А тут – какой-то Михаил Бобров. Полунищий разгильдяй, живущий на папины средства.
   – А папа? – выразительно посмотрел на меня Авдеенко.
   – То есть ты считаешь, что это целенаправленные действия против отца? – спросила я.
   – Сама же говоришь, на фига он сам сдался киллеру?
   – Слушай, Жора, а откуда вообще взялся этот ствол? Ну, в смысле, кому он принадлежал изначально?
   – Вот этого не знаю, – тут же сказал Авдеенко. – И узнать вряд ли смогу. Возможно, вообще не по моему ведомству задачка.
   «Хорошо, значит, будем выяснять через другое ведомство, – подумала я. – Там-то точно должны знать». Я нечасто стараюсь обращаться к сотрудникам спецслужб, но сейчас уже ничего не поделать. Другого варианта не имелось, а информация была крайне важна для меня.
   – Жора, мне нужны фотографии пистолета и номер, – попросила я.
   Авдеенко вздохнул:
   – Вот скажи спасибо, что я столь предусмотрителен. Как чуял, что ты попросишь, и снимки уже приготовил. На, держи.
   И он протянул мне два листа А4, на которых были отксерокопированные изображения пистолета.
   – Жора, ты очень предусмотрителен, – льстиво проговорила я. – Именно поэтому в твоем отделе лучшая раскрываемость по городу. И если бы дело Боброва поручили вам, ты раскрыл бы его с блеском за два дня! Кстати, со своей стороны обещаю: если мне самой удастся пролить на него свет, я в первую очередь поделюсь с тобой, а не с самодовольным майором Старовым, который плохо себя зарекомендовал в моих глазах.
   – Ну уж, надеюсь, – поджал губы Авдеенко, весьма довольный при этом.
   И поэтому, не откладывая дела в долгий ящик, я, попрощавшись с Авдеенко, набрала номер старого знакомого из спецслужбы, дослужившегося до чина подполковника и знавшего еще моего отца в пору бытия зеленым лейтенантом.
   – Виктор Анатольевич, это Женя Охотникова, добрый вечер, – приветствовала я его. – У меня к вам просьба одна. Для вас труда не составит, а мне позарез нужно.
   – Ну, говори, говори, – добродушно разрешил Виктор Анатольевич. – Разве я могу отказать дочке Охотникова?
   Я не стала развивать эту тему и быстренько продиктовала номер пистолета, а также упомянула дела об убийствах, в которых он фигурировал.
   – Одним словом, мне нужно знать, что это за ствол и откуда он вообще взялся. Хорошо бы проследить всю цепочку его владельцев.
   И скромно замолчала. Виктор Анатольевич вздохнул, потом задумчиво произнес:
   – Что ж, жди, Женя. Только ты и сама знаешь, что «глок» – не раритетный ствол. Только хочу предупредить, что ждать, возможно, придется долго. И не факт, что смогу сообщить тебе всю цепочку, как тебе того бы хотелось.
   – Я понимаю, Виктор Анатольевич, – торопливо проговорила я. – Но хотя бы что-то. А вам вообще эти названные дела о чем-нибудь говорят?
   – О чем-то – да, – уклончиво сказал подполковник. – Вернее, о ком-то.
   – О ком-то? – насторожилась я. – Вам знаком киллер?
   – Лично с ним поручкаться не довелось, врать не стану. Но кое-какие догадки есть. Тебе не знакомо такое имя – Зубр? Не настоящее имя, конечно, а прозвище.
   – Не слыхала, – призналась я. – Что, его почерк?
   – Похоже, – уклончиво сказал подполковник. – Но по телефону, Женя, поговорить не получится.
   – Я могу подъехать! – тут же предложила я, но Виктор Анатольевич решительно меня остановил:
   – Не стоит, Женя. Преждевременный это разговор. Вот получу материалы, проверю все, тогда и позвоню. Сам позвоню, Женя, поняла?
   – Да, – серьезно ответила я. – Спасибо, Виктор Анатольевич.
   Подполковник чуть расслабился и неожиданно сказал:
   – Ну, судя по твоей просьбе, замуж ты так и не вышла?
   – Нет, – не стала я кривить душой.
   – Эх, жаль! А мне так хочется на твоей свадьбе погулять! – мечтательно протянул Виктор Анатольевич. – С отцом твоим встретиться, о былых делах поговорить, молодость вспомнить.
   Я промямлила что-то неопределенное и попрощалась с подполковником. Говорить о том, что мне бы крайне не хотелось подобной встречи, я не стала.
   После всей проделанной работы мне оставалось лишь с чистой совестью отправиться к себе домой, где и заночевать. Никто из домочадцев Боброва не звонил мне, и я не стала набиваться сама со своими услугами. В конце концов, моя цель – Всеволод Евгеньевич.
   «А все-таки кто-то нацелился на него всерьез», – подумала я, проваливаясь в сон.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация