А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Умри, моя невеста" (страница 10)

   ГЛАВА ПЯТАЯ

   Наутро, поднявшись, как обычно, в шесть часов, я быстро сделала зарядку и пошла в душ. Делать-то мне пока было особо нечего, лишь дожидаться информации по пистолету от Виктора Анатольевича, которая могла появиться неизвестно через сколько времени, и я решила устроить себе выходной. Однако не тут-то было: уже в десять минут девятого мой сотовый зазвонил. С удивлением увидев высветившийся номер Боброва, я нажала кнопку соединения:
   – Да? Вы где?
   – Евгения Максимовна, немедленно подъезжайте к Волжскому РОВД, я жду вас там у входа.
   И Бобров тут же отключил связь. Я пожала плечами и, быстро собравшись, спустилась на улицу, где села в свой «Фольксваген». У РОВД я была через пятнадцать минут.
   Бобров нервно расхаживал в своем пальто перед входом и постоянно поглядывал на часы. Выглядел он бледновато, заметно осунулся. Но, как я полагала, скорее от стресса и переживаний, чем от скудной тюремной пищи, к которой он скорее всего даже не прикасался. Не так уж много времени ему довелось провести в СИЗО: всего-то меньше суток. Однако, сев в мою машину, Всеволод Евгеньевич разразился гневной тирадой и обвинениями в адрес милиции. Я никогда еще не видела его в таком состоянии, обычно Бобров при всей нервозности сохранял интеллигентность.
   – Козлы сраные! – возмущался он, подбирая полы пальто, чтобы не запачкаться: ночью прошел дождь, и асфальт покрылся грязными лужами. – Даже возле своей епархии порядок навести не могут! Совершенно не умеют работать! Уроды! Я их всех, всех сгною! Сегодня же подниму на уши городскую комиссию, чтобы им внеплановую проверку вкатили! Сразу все полетят!
   – Ремень накиньте, – невозмутимо бросила я.
   Бобров раздраженно натянул ремень безопасности и продолжил изливать свои чувства.
   – Вас отпустили под подписку? – спросила я спокойным тоном.
   – Естественно! Еще и под залог! – буркнул Бобров. – Причем заломили столько, как будто мы живем в Чикаго, а я по меньшей мере заместитель мэра города! Беспредел! Нужно дать в газете статью на эту тему, совсем эти оборотни в погонах распоясались! Наверняка и прокуратура здесь же повязана!
   – Куда мы едем-то? – полюбопытствовала я: разбушевавшийся Бобров забыл назвать мне пункта назначения. – В магазин?
   – Провались он, этот магазин! Я его теперь видеть не могу!
   – Что ж, хороший повод продать его Балтеру, – улыбнулась я, чтобы немного разрядить обстановку.
   Бобров посмотрел на меня изумленно, не понимая, всерьез я говорю или шучу. Я же не зря перевела разговор на таинственного конкурента.
   – Всеволод Евгеньевич, – посерьезнев, начала я. – У вас версии есть?
   – Это подстава! – тут же сказал Бобров. – Самая настоящая!
   – В том, что это подстава, я не сомневаюсь, – кивнула я. – Но вот кто мог ее организовать? И как?
   Бобров не успел ответить на этот вопрос – из кармана его пальто донеслось пиликанье сотового телефона. Всеволод Евгеньевич достал его, нахмурившись, посмотрел на номер и ответил. Несколько секунд он слушал чей-то возбужденный мужской голос, после чего произнес:
   – Да меня же не было! Ты что, не в курсе, что ли? Сейчас? Еду домой! Что? Нет, тогда давай сам подъезжай! Или лучше вот что. Мне тогда смысла нет домой, давай-ка пересечемся возле цирка, в «Арену» зайдем, я жрать хочу! Там и поговорим. Все, давай!
   Я вопросительно повернулась к нему.
   – Балтер! – трясясь от ярости и волнения, проговорил Бобров. – Это Балтер! Теперь у меня самого сомнений нет на этот счет!
   – Что случилось? Кто вам звонил? – спросила я.
   – Звонил Радченко, мой хороший знакомый по фонду. У него сеть фирменных спортивных магазинов «Подиум».
   – И что же он вам сообщил?
   – А то, что вчера вечером в его особняке обстреляли окна!
   – Вот как? А он тоже знаком с Балтером?
   – Да, и Балтер тоже пытался на него наезжать! Хотел восемьдесят процентов от прибыли! Радченко, разумеется, отказал, а Балтер затаился! И вот теперь мстит, сволочь, своими бандитскими методами! Меня решил посадить, а Радченко запугать или вообще убить!
   – Хорошо, допустим, – согласилась я. – Очень даже может быть. Но как он мог подбросить вам пистолет? Кстати, вы в курсе, что он улетел на симпозиум в Краснодар?
   – Я не слежу за его перемещениями! – отрезал Бобров. – И вообще, это ни о чем не говорит! Вернее, как раз говорит о многом! Он заранее подготовил почву, мол, он не при делах, неужели непонятно?
   – Я тоже об этом подумала, – призналась я. – Еще когда не знала о стрельбе по окнам Радченко. Кстати, где он живет?
   – У Соколовой горы, на Горной.
   – Особняк охраняется?
   – Насколько я знаю, нет. Но у самого Радченко, разумеется, есть служба охраны в магазинах.
   – Подробности вам известны?
   – Нет, он не успел толком ничего сказать. К тому же по телефону не совсем удобно. Короче, сейчас едем в «Арену», там позавтракаем и вместе все обсудим.
   И Бобров, выпалив инструкции, откинулся на спинку сиденья. Я молча повернула «Фольксваген» в сторону цирка. Через пять минут мы уже сидели в «Арене», приличном, хотя и несколько попсовом кафе, куда следом за нами подошел господин Радченко. Он был высоким и широкоплечим, лет сорока, не больше. Судя по фигуре, сам основательно занимался спортом. Брутальное лицо со сломанным когда-то носом заставляло предположить, что Радченко предпочитал бокс. Весь его облик не очень вязался с серым с блестящим отливом костюмом и вишневым галстуком – по моему мнению, владельцу спортивной сети больше подошел бы прикид одного из собственных магазинов. Он присел за наш столик, пожал руку Боброву и покосился на меня, затем перевел взгляд на своего приятеля.
   – Костя, это мой личный телохранитель, Евгения Максимовна, так что говорить при ней не только можно, но и нужно. Ситуация назрела критическая. Нужно что-то думать.
   – Что тут думать? – пробасил Радченко. – Нужно ехать и прижать Балтера, вот и все, пока у него окончательно крышу не снесло! Совсем оборзел, гад!
   – Балтера нет в городе, – сообщила я.
   Радченко всем корпусом повернулся ко мне и сощурил крупные карие глаза.
   – Это точно? – спросил он.
   – Можете проверить, – пожала я плечами.
   Радченко посмотрел на Боброва, и тот успокаивающе махнул ему рукой.
   – Костя, только давай сперва поедим! – сказал Всеволод Евгеньевич. – Меня сутки продержали в этой каталажке, я слона готов проглотить.
   Радченко тем временем открыл меню, потом снова покосился на меня и протянул листок мне своими огромными ручищами.
   – Мне только кофе с мороженым, – отодвигая его, ответила я. – Выбирайте сами.
   Радченко не стал делать плотный заказ, он ограничился стопкой водки и мясным салатом на закуску. А вот Бобров не поскупился: он выбрал жареную картошку с бифштексом, заливное из рыбы, два салата, селедку с луком и два расстегая. На мой осторожный вопрос, не станет ли ему плохо от столь обширного завтрака, Всеволод Евгеньевич лишь отмахнулся с досадой.
   – Ты уж давай долго не рассусоливай! – не очень одобрительно предупредил Радченко.
   Бобров, едва ему принесли заказ, принялся торопливо уплетать за обе щеки. Создавалось впечатление, что он не ел по меньшей мере дня три. Радченко избегал расспросов о деле, по которому Всеволод Евгеньевич провел ночь в СИЗО, видимо, не желая сейчас наступать на больную мозоль и предпочитая для начала разобраться с Балтером. Бобров же наворачивал завтрак, ни на что не реагируя.
   – Константин, простите, не знаю вашего отчества, – обратилась я к Радченко.
   – Сергеевич, – добродушно отозвался тот, одним махом, словно компот, опрокидывая сто пятьдесят граммов водки и совершенно не поморщившись при этом.
   Он взял стакан с соком и принялся прихлебывать из него.
   – Почти Станиславский, – усмехнувшись, прокомментировала я. – Поделитесь подробностями. Когда стреляли и из чего?
   – Когда – точно не знаю, нас с семьей дома не было. У друга день рождения был, мы в ресторане отмечали. Соседи говорят, что примерно в одиннадцать вечера стрельба началась. Они-то ментов и вызвали, испугались. Меня прямо из-за стола вытащили! Пришлось приехать, разобраться. А чего разбираться, когда стрелка и след простыл?
   – А следы какие-нибудь? От машины? Или гильзы?
   – Следов нет – дождь был. Пока еще несильный, но накрапывал. А гильзы нашли. Две. От ружья «мозбергл».
   – Прямо как у меня! – шамкая набитым ртом, кивнул Бобров.
   – Так, – кивнула я.
   Сомнений в том, что в обоих случаях действовал один и тот же человек, не оставалось.
   Я съела свое мороженое одновременно с тем, как Бобров покончил со всей своей многообразной трапезой. На счастье, он отказался от горячих напитков, выпив лишь два стакана компота подряд.
   – Ну что, едем? Я свою службу вызвал, – произнес Радченко.
   – Сейчас предупрежу своих. – Бобров достал сотовый телефон и, привстав, отошел чуть в сторону.
   Пару минут он, размахивая левой рукой, горячо объяснял службе охраны, куда и зачем им следует подъехать, потом вернулся к нам.
   – Костя, скажи своим, чтобы ехали к Сенному, там пересечемся.
   Радченко тут же набрал номер, сказал пару фраз и грузной походкой двинулся к ярко-алому спортивному «Ягуару», припаркованному напротив «Кулинарии». Мы с Бобровым сели в мою машину и двинулись в сторону Сенного рынка, Радченко ехал следом.
   Первой из-за угла показалась тонированная «Ауди» с сотрудниками «Барса». Высунувшись из окна, Бобров махнул им, чтобы проехали вперед. Тут подоспела и охрана Радченко на «Вольво», они замкнули процессию из наших четырех машин, двинувшихся вперед по улице Танкистов. У развилки из трех дорог «Ауди» свернула направо, на улицу, ведущую в сторону аэропорта, и мы все направились следом.
   – Вы точно уверены, что мы едем не зря? – спросила я Боброва, с мрачным видом следившего за дорогой. – Балтера-то нет в городе.
   – Неважно, – сцепив зубы, ответил тот. – Шавки его наверняка там, сейчас мы из них все выбьем!
   – А мне казалось, что вы интеллигентный человек, – заметила я.
   – Когда ко мне применяют, мягко говоря, неинтеллигентные методы, я тоже становлюсь жестким! – отрезал Бобров, и я больше ни о чем его не спрашивала.
   Особняк Балтера находился в месте, испокон веков именуемом в Тарасове Молочкой. Неизвестно, по какой причине. Может быть, когда-то при царе Горохе здесь и наличествовал подобный магазин, а может, местные жители некогда держали здесь молочный скот, однако к нынешнему времени никаких следов молока тут не наблюдалось, а вот название укрепилось прочно. В разухабистые девяностые годы это место облюбовала городская братва для постройки собственного жилья, и теперь вдоль трамвайных путей и далее протянулось несколько десятков похожих, как близнецы, двух и трехэтажных белокаменных домов с красными либо зелеными крышами. Их владельцы явно не блистали архитектурной фантазией, и стандартность строений порой просто поражала взгляд.
   Мы ехали вторыми, сразу за барсовской «Ауди», за нами – Радченко, а последними – его охрана. Слева тянулись трамвайные пути, справа были зеленые заросли, в ноябрьские дни сильно поредевшие и пожелтевшие. И только высоченные темные ели сохраняли свой обычный цвет. В приоткрытое окошко повеяло ароматом хвои. Воздух в этом район и впрямь был не в пример центру города свежим, и становились понятными желание и забота о собственном здоровье романтиков большой дороги, выбравших для проживания экологически чистый район.
   Особняк Балтера находился далеко от дороги, в самой глубине. Он не был похож на карикатурные строения вдоль проезжей части, хотя размеры были впечатляющими. Дом был в песочно-коричневых с белым тонах, с конусообразным куполом, наподобие католического собора. Бобров указал мне на него еще издали, хотя с такого расстояния его было не разглядеть.
   Когда же мы подъехали ближе, стало ясно, что на месте явно происходит что-то горячее. Высоченные ворота были приоткрыты. У них столпилось несколько машин, вокруг и по двору бродили люди. Среди них я заметила вальяжного вида господина в длинном кожаном плаще. У него было круглое лицо и почти лысая голова, на которую падали капли дождя и дальше сбегали струйками. Мужчина очень раздражался по этому поводу, постоянно протирая лысину платком и матерясь сквозь зубы.
   – Это Балтер? – спросила я Боброва.
   – Нет, – ответил тот, с тревожным интересом взирая на происходящее. – Это некто Косых. Бывший замначальника Кировского РОВД. Года три назад погорел на взятках, но суда избежал и даже уволиться умудрился без потерь. Теперь он директор частного охранного агентства. Легавая шавка Балтера – кормится у него постоянно. Ну и соответственно помогает решать нужные вопросы. Костины магазины в свое время данью обложил, травил и налоговой, и всякими комитетами, еле отбились.
   – А что ему здесь-то надо?
   – Не знаю, не знаю, – пытаясь скрыть волнение, проговорил Бобров. – Но все это мне не нравится.
   К нашей машине вразвалочку подошел Радченко и потянул дверцу.
   – Что здесь делает этот козел? – хмуро спросил он.
   – А я почем знаю! – возмущенно вскричал Бобров. – И начальник охраны Балтера, этот уголовник Разуваев, здесь!
   Он указал на высокого бритоголового парня в черной куртке, стоявшего у ворот.
   – Короче, пошли, – кивком позвал его Константин Сергеевич.
   Первыми двинулись охранники, Радченко и Бобров за ними, я следовала вплотную к своему клиенту. Бобров, стараясь держаться уверенно и твердо, решительно прошагал к бритоголовому парню, которого назвал Разуваевым, и, пристально глядя ему в лицо, сказал:
   – Какие проблемы, Артем?
   – А ты еще спрашиваешь? – усмехнулся тот в ответ, оглядываясь на Косых.
   Я увидела, что руки парня испещрены специфическими зоновскими татуировками.
   Бобров побледнел, но повторил:
   – Что за дела происходят? Совсем страх потеряли?
   – Да ты о чем вообще? – сплевывая на землю жвачку, в ответ спросил тот. – Это вы совсем охренели! Крутые стали, да? Имейте в виду: Юрий Виссарионович так этого не оставит.
   – Да вы что? – зарычал Радченко, выступая вперед и пытаясь ухватить Разуваева за грудки. – Еще и грозитесь, козлы? Давно на зоне не был? Я тебя быстро туда отправлю, и твой продажный мент не поможет!
   Разуваев быстро скользнул правой рукой в карман. Я подобралась и чуть выдвинулась вперед, прикрывая Боброва. Признаться, я слегка тревожилась, как бы он не выкинул чего: бронежилета на Всеволоде Евгеньевиче не было.
   В руке Разуваева показался пистолет, который тот, вздернув кисть, ткнул прямо в лицо Радченко.
   – Лапы убери, паскуда! – грубо произнес начальник охраны, снабдив свое приказание длинной матерной тирадой.
   Бобров пытался выскочить из-за моей спины, но я удерживала его, держась в кармане за свой ствол. Вперед вылетела «наша» охрана – «Барс» вперемежку с радченковскими. Все они уже повыхватывали стволы и стояли стеной, образовав полукруг. К Разуваеву уже спешила балтеровская сторона. В руках одного из них я заметила гранату и уже хотела было рвануть Боброва в сторону и повалить на землю, как всех быстро опередил Косых и властно рявкнул:
   – Отставить! Всем стоять! Говорить буду я!
   Он прошел из двора прямо к нам, несколько секунд они с Радченко не мигая смотрели друг на друга, потом Косых небрежно произнес:
   – Что, Костя? Ответку включил? Зоной грозишь? Имей в виду, тебе она тоже реально светит!
   – Ты меня не пугай, – прогудел Радченко, меряя Косых ненавидящим взглядом.
   – А никто и не собирается, – хмыкнул Косых. Он единственный из присутствующих, кажется, сохранял спокойствие и даже веселое расположение духа. – Слушайте, ребята, давайте начистоту, – проговорил он. – Я слышал, вам окошки обстреляли, так?
   Бобров и Радченко молчали.
   – Да я и так в курсе, что обстреляли, – махнул рукой Косых. – Вы решили, что это Балтер, и вздумали отомстить. Бобров для отвода глаз в СИЗО отправился, а Костян – на юбилей. Только это все равно не прокатит.
   – Че-го? – взвился Бобров, вылетая из-за моей спины. – Какая еще месть?
   Косых усмехнулся и, достав тоненькую пачку листов, принялся зачитывать:
   – Сегодня около трех часов ночи со стороны улицы Огородной в направлении дома номер восемьдесят шесть с небольшим интервалом прозвучали три оружейных выстрела. Прибывшая на место группа обнаружила гильзы от ружья «мозберг». Дом восемьдесят шесть, если вы не поняли, и есть особняк господина Балтера Юрия Виссарионовича. Который, к счастью, в этот момент находится в отъезде.
   В Косых, видимо, навеки сохранилась милицейская страсть к протоколам.
   – Ну? Что скажете? – тем временем обратился он к Боброву с Радченко.
   Бобров нахмурился. Это известие явно стало для него неожиданностью, спутавшей весь расклад. Он еще раз внимательно оглядел Косых, двор, потом поднял на него глаза.
   – Пошли. – Улыбнувшись, Косых провел его во двор.
   Я не отставала ни на шаг. Косых подвел Боброва к одному из высоких, чуть ли не во всю стену, окон особняка и, выразительно постучав по нему пальцем, сказал:
   – Смотри внимательно. Видишь?
   На окне виднелись две круглые дырки – такие, которые остаются после попадания пули. На втором окне наличествовала третья такая же.
   – Ну? Что скажешь, Сева? – насмешливо спросил Косых.
   – Ты что, – криво усмехнувшись, сказал Бобров, – думаешь, я бы стал, как в детском саду, такие дешевые методы применять? Ты мне игрушку сломал – я тебе?
   Косых промолчал. Потом повернулся к парочке бродивших под окнами Балтера людей и сказал:
   – Леня, покажи гильзы!
   Один из них тут же достал из кармана коробочку, в которой лежали две гильзы.
   – И что? – Бобров посмотрел Косых в лицо. – Да я тебе сам такие могу показать! Все один в один! Мне самому окна попортили! А у меня жена и дочь, между прочим, дома были! В соседней комнате! И это просто счастливая случайность, что никто не пострадал! – Голос его повышался, постепенно переходя на визг. – В отличие от Балтера, который благополучно укатил на семинар!
   – На симпозиум, – поправил его Косых.
   – А это один хрен! – неприязненно махнул рукой подошедший Радченко, внимательно рассматривая гильзы. – И у меня такие же, тоже две штуки! После третьего выстрела перезаряжать не стали, вот третья в ружье и осталась. И, между прочим, это милиция зафиксировала, так что все официально!
   – У нас тоже официально, – скороговоркой пробормотал Косых.
   – Да? С каких это пор ты официальное лицо? – ехидно спросил Радченко. – Насколько я помню, обратно в органы тебя никто не приглашал! И вряд ли пригласит. Тебя, помнится, за взятки оттуда поперли?
   – Это все твои домыслы! – бодрым голосом произнес Косых, быстренько убирая гильзы в карман вместе с коробочкой. Его, кажется, невозможно было сбить с толку этическими намеками.
   – Короче, – раздельно произнес Радченко. – Мы никакую ответку не включали. Алиби у нас стопроцентные, и милицию мы сами вызвали в отличие от вас. Балтер-то тебе позвонил, когда узнал, а не ментам!
   – Ребята, давайте оставим кипеж! – миролюбиво предложил Косых. – Разберемся!
   Я увидела, что Бобров собирается что-то возразить, что он снова занервничал, и, побоявшись, как бы в таком состоянии не наломал дров, решила вклиниться.
   – Думаю, это самое разумное. Без Балтера мы все равно ничего не решим. Ну что толку, если мы сейчас все перестреляем друг друга или взорвем? И Балтер за такое по головке не погладит. Если вообще останется кого гладить: силы серьезные с обеих сторон, и практически равные.
   – Что за телка? – удивленно крутанулся на месте Косых, обращаясь к Боброву. – Твоя?
   – Мой телохранитель, – нехотя ответил тот.
   – Да? – живо поворачиваясь ко мне и быстро окидывая оценивающим взглядом, уточнил Косых. – Шутишь?
   – Нет, – мрачно сказал Бобров.
   – Охотникова Евгения Максимовна, – сама представилась я, сухо глядя на Косых.
   – А-а-а! – протянул тот, поскребя свою лысину и с досадой стряхивая с ладони капли дождя. – Как же, слышал! Давно мечтал познакомиться, кстати! И что, Сева, хорошо она тебя охраняет?
   – Пока не жалуюсь, – процедил Бобров.
   – А в остальном? – подмигнул он ему с сальной улыбкой.
   – А остальное – не по моей части, – ответила за него я, глядя в противные, бледные глазки бывшего мента. – Так что? Договорились?
   Косых еще раз окинул меня взглядом, сплюнул на землю и пошел к воротам. На ходу он обернулся и бросил:
   – Благоразумная она у тебя, Сева. Учись.
   Мы втроем двинулись следом. Косых сделал знак охранникам Балтера разойтись и пропустить нас. Все расступились, только Артем Разуваев окинул нас на прощание крайне недружелюбным взглядом. Радченко пошел в свой «Ягуар», Бобров устроился рядом со мной. Процессия покатила обратно в город.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация