А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "1000 мужских секретов, которые должна знать настоящая женщина, или Путешествие по замку Синей Бороды" (страница 10)

   Игра «Поймай мою радость»

   В нее можно играть вдвоем, всей семьей, с друзьями. Игроки становятся в круг. Один из игроков берет мяч и бросает его другому игроку со словами: «Я рад(а), что ты… (например, сейчас так приветливо улыбаешься)». Поймавший мяч игрок бросает его третьему игроку, говоря: «Я рад(а) (счастлив, очень доволен и т. п.), что ты…» Главное успеть найти настоящий повод для радости. Игра способствует созданию позитивной атмосферы.

   Избавляемся от иллюзий

   Давайте в конце этой главы постараемся отказаться от нескольких бесполезных иллюзий:

   Иллюзия № 1. Нам необходимо отказаться от мысли, что мужчина нам изначально что-то должен. Разумные отношения лучше строить на принципах равноправия и сотрудничества.
   Иллюзия № 2. Нам необходимо отказаться от попыток изменить своего партнера в соответствии с собственными представлениями и пожеланиями.
   Иллюзия № 3. Нам необходимо перестать думать, что мы все знаем лучше и имеем право распоряжаться не только своей жизнью, но и жизнью, привычками, пристрастиями и вкусами другого человека.
   Иллюзия № 4. Нам необходимо перестать требовать от партнера терпеть все вздорные проявления женского характера в качестве доказательства его к нам любви.

   Комната № 4. Диванная
   Измены: принять, простить, бороться, бежать, остаться?

   Чтобы поговорить об этой неприятной проблеме, способной сокрушить любые сердца, любые отношения, основанные на любви и доверии, стоило выбрать комнату поуютнее. Пусть это будет диванная, обставленная так, чтобы о любом, даже очень больном, вопросе можно было беседовать, взобравшись с ногами на мягкое сиденье, укутавшись в плед, зашторив окна, чтоб не бил в глаза яркий свет дня. Давайте зажжем большую свечу, пусть в ее пламени сгорают все обиды, вся боль, вызванная тягостными воспоминаниями или переживаниями настоящего. Попробуем спокойно разобраться.
   Если вы на 100 % уверены в неколебимости вашего брака, скрепленного годами доверия, дружбы, редкой общности и, наконец, любви, эти наблюдения, выводы и советы вас не касаются. И с этим можно искренне поздравить. И пожелать, чтобы так всегда и продолжалось на радость всем верным друзьям вашей семьи.
   Однако есть вещи, подкрадывающиеся неожиданно. Хрясь! И на голову падает кирпич. А ведь можно было заранее приглядеться к ветхому строению и заметить нависшие над прохожими скучающие без дела стройматериалы. Или: уррррр-бенц! Землетрясение 8 баллов. Все скрипит, качается, рушится, эвакуируют пострадавших. А вы, между прочим, просто отдохнуть приехали в страну, о которой с детства мечтали. Но во избежание отвратительного сюрприза стоило предварительно поинтересоваться периодичностью сейсмической активности земной коры в данном регионе.
   Предупрежден – значит вооружен. И кирпич минует, и колебания почвы состоятся в ваше отсутствие, и оглушение, депрессия, разбитое сердце не явятся результатами неожиданных новостей.

   Измены. Как это пережить

   Татьяна, обаятельная, милейшая, умная, широкообразованная и профессионально состоявшаяся, счастливая мать и жена, гордящаяся своим долгим и надежным браком (14 лет вместе!), была одна дома, когда раздался телефонный звонок.
   – Примите факс! – велел деловой женский голос.
   Татьяна беззаботно нажала на кнопку старта и побежала докрашиваться: до выхода на работу оставалось 20 минут. Она еще не знала, что это последние 20 минут ее спокойной и доброй жизни, ее уютной женской безмятежности и доверия. Просто красилась и подпевала любимой песне: «А за окном – понимаешь – весна за окном…»
   Из привычки к порядку заглянула она в кабинет, подняла с пола несколько свернувшихся в рулончики листков полученного факса, чтобы расправить их и скрепить степлером. Она не сомневалась, что документ предназначался мужу, который возвращался из командировки и вот-вот должен был подъехать. Во всяком случае, из аэропорта о том, что приземлился, он доложил ей уже час назад.
   Листочки никак не хотели распрямляться. Неправильные листочки, не деловые. От руки написанные. Ей адресованные. На первой странице началось: «Татьяна! Я больше не могу молчать! До каких пор вы будете лгать и измываться над человеком, который давно уже не хочет жить с вами…»
   Время остановилось. Спешить вроде стало некуда. И некому. Потому что пораженный молнией человек обычно никуда уже не торопится. Даже если остается как бы в живых.
   Суть длинного обвинительного письма сводилась к следующему: муж Олег уже давно (больше года) любит и любим. Жену, которая давно уже и не жена, а так… соседка по жилплощади, он не оставляет только потому, что та якобы тяжело больна и вот-вот покинет этот мир. И по-настоящему любящая женщина (отправительница письма) сначала сочувствовала своему любимому Олегу и даже жалела его так называемую жену. Но потом она решила проверить и теперь точно знает, что ничем она, симулянтка, не больна. Просто обманывала хорошего, доброго человека, чтобы любой ценой удержать его возле себя. Теперь же пусть не надеется. Во-первых, информация о полном здоровье лгуньи жены сегодня же будет в руках мужа. Во-вторых, как бы она, Татьяна, ни сопротивлялась разводу, он все-таки состоится, хотя бы потому, что подлость и ложь должны быть наказаны, а любящие сердца неминуемо соединятся. Отстаивающая справедливость женщина, назвавшаяся Габриэлой, приводила такие факты, что сомнений не оставалось: муж действительно интимно знаком и близок с ней.
   Одно не могла понять Татьяна (вообще, надо сказать, ставшая соображать совсем худо): при чем здесь ее болезни, которых не было никогда? Она с детства патологически здорова. И никогда ни на что не жаловалась, потому что не на что было! И жить она собиралась долго-долго. Гены такие у нее редкие – до сих пор прабабушка жива, которой 104 года. А 80-летняя бабушка преподает в университете и всю кафедру держит в страхе. Татьяна и собиралась прожить примерно 105–110 лет. Бок о бок с любимым супругом Олегом, который тоже отличался отменным здоровьем.
   Ей хотелось скорей броситься в объятия мужа, показать ему весь этот ужас и вместе посмеяться над сумасшедшей дурой, вознамерившейся внести разлад в то, что не может быть разрушено. И при этом она понимала: не утешит. Все было: Габриэла, уверения в пылкой любви, ежедневное вранье в семье. Ведь много происходило за последний год странностей, которые она почему-то не принимала во внимание. Давно можно было догадаться. По целой куче мелочей. А теперь все совпало.
   Вернувшийся муж поначалу все отрицал, ссылаясь на паранойю Габриэлы, оказавшейся к тому же Наташей. Да, познакомился, когда вел семинар, да, видел пару раз. Да, помог устроиться на работу провинциалке. Мало ли что она возомнила! Верить бескрайнему возмущению супруга хотелось, но не верилось. Несмотря на утешающие объятия надежных мужских рук. Слишком много соответствующих действительности фактов содержалось в письме. Вплоть до деталей интерьера их квартиры, оттенков и фактуры постельного белья и перечисления Татьяниной косметики в ванной (Габриэла упрекала ее в расточительности, а стало быть, материальной заинтересованности мужниными деньгами, который тот зарабатывает, не щадя себя).
   Под гнетом улик муж сознался. Даже раскрыл причины, толкнувшие его на связь с этой… Габриэлой, прости господи. Он хотел почувствовать биение жизни. Его заел быт. Он же не старик, в самом деле. Ему просто хотелось небольших перемен. И он не виноват, что эта… такая дура. Ну да, сказал, что жена больна, чтоб отвязалась. Не разводиться же в самом деле из-за такой… Не надо было, конечно, водить в дом. А номер домашнего телефона он не давал. Просто как-то позвонил с него той на мобильник, не ожидал, что сохранит и воспользуется. Вот чувствовал в последнее время, что завязывать пора, да не успел.

   Каждая из нас со стороны может дать отличный совет. Ведь если разумно подойти, всяко бывает. Но существует некая сила, заставляющая нас в собственной реальной ситуации поступать так, а не иначе, буквально предписывающая единственно возможный вариант поведения.
   Татьяна просто не смогла больше видеть своего мужа. Тут дело совсем не в гордости или в принципе. Ее здоровый образцовый организм странно реагировал на самого дорогого ей человека: начиналась неудержимая рвота. Уже и ум так и сяк подсказывал, что надо бы смириться, уже и сердце признавалось, что любовь все еще жива. А желудок скручивался до судорог, как от самой последней тухлятины. Ей просто ничего не оставалось, как расстаться окончательно и бесповоротно. Собраться с силами. Выстоять. Продолжать жить. И даже со временем находить в жизни радость и надежду.
   Что до остальных участников драмы – все развивалось по банальному сценарию. Габриэле, конечно, никакой Олег не достался, причем она до сих пор (а прошло уже 3 года) не понимает почему. Во всем винит стерву жену. Но с обстоятельствами неудавшейся любви смирилась и разрабатывает другой (подобный предыдущему) вариант, только с большей осторожностью и терпением.
   Муж тоже во всем винит бывшую жену. Ее максимализм, непонимание, жестокость даже. Правда, сейчас рядом с ним вполне понимающая подруга, с которой он скоро свяжет свою жизнь официально.
   Прав был Сомерсет Моэм, заметив, что никого мы так не ненавидим, как тех, кому причинили зло. Татьяна – объект и жертва ненависти тех, кто выставил ее доверие, любовь, нежность на поругание.
   Могло ли быть по-иному в ее случае? Возможно, если бы она была внутренне готова и к такому повороту событий. Если бы она внимательней пригляделась и поверила самой себе. Если бы она изначально отдавала себе отчет, что ее мысли об Олеге – далеко не сам Олег. Тогда бы и организм реагировал не столь категорично. И здравого смысла бы хватило, и терпения.

   А вот еще ситуация. Ирина и Евгений. По всем параметрам удачный союз, скрепленный временем. Сыграли серебряную свадьбу. Взрослый сын. Красивые – загляденье. Многого в жизни добились общими усилиями.
   Ирина до сих пор не понимает, что заставило ее в то утро прочитать SMS у мужа на мобильном. За все годы совместной жизни она ни разу никоим образом не вторгалась в его личный мир. А тут – муж крепко спал после ночного дежурства (две тяжелейшие операции за ночь!), телефон валялся на кухне, она убирала остатки завтрака. Мобильник завибрировал, затрубил, зажужжал. Она испугалась, что муж проснется, хотя спальня их совсем в другом конце квартиры. Схватила аппарат, нажала кнопку, увидела сообщение на немецком, но с русского мобильного отправленное. Муж ее свободно владеет несколькими языками. Она же – только английским. Что-то кольнуло ее в сердце. Какое-то несоответствие: русский номер, немецкий текст. Что-то заставило взять с полки немецко-русский словарь и дрожащими пальцами листать странички, отыскивая значения слов, каждое из которых приводило ее в смертный ужас. Текст проявился примерно такой: «Как ты добрался домой после безумств нашей сегодняшней ночи? Я не слышала, как ты ушел. Я тебя хочу и знаю, что ты тоже. Целую».
   Ира потом посмотрела: сообщений, подобных этому, была целая куча. Переводить уже не требовалось. Везде «хочу», везде «целую». Весело. Лихо. Задорно. Что-то уже около полугода. И то правда: в последние полгода он загрузил себя работой сверх всякой меры. Дежурство за дежурством. Операция за операцией. Усталость нечеловеческая. Раньше хоть на выходные выбирались за город или за рубеж сменить обстановку хоть на пару дней, а тут совсем перестало получаться.
   Ирина достала загранпаспорт мужа (озарение какое-то нашло) и увидела, что сильно ошибалась: поездки за рубеж у мужа получались. Именно в те выходные, когда возникало неожиданное дежурство и срочная операция.
   Совсем потеряв голову, Ира велела телефону набрать ненавистный номер.
   – Знаю, знаю, что хочешь, а не можешь! Спи давай! – отозвался задорный бесшабашный женский голос на чистейшем русском языке. – Она рядом? Хочешь, но молчишь!
   Щебетунья залилась счастливым хохотом и отключилась.
   И что было со всем этим делать?
   Она дала мужу выспаться «после безумств сегодняшней ночи». Она понимала, что лучше всего промолчать и ломать дальше комедию семейного благополучия. Теперь уже просто комедию… Не получилось. Не совладала с лицом, руками, увидев заспанное, младенчески-розовое лицо своей второй половины.
   Был долгий разговор. Чистосердечное признание.
   – Мне нужна была смена декораций, – объяснил муж. – Ну вот ездим же мы из любимого дома отдыхать в пятизвездочный отель. Вот она – пятизвездочный отель. И только.
   «Пятизвездочный отель» оказался замужней женщиной. Муж, немец, коллега Евгения, практиковал в Москве и во Франкфурте. Роскошная женщина скучала. Ну и получилось как получилось.
   – Я люблю тебя, – уверял муж. – Ты – родная. Самая дорогая.
   Они не расстались. Живут, как жили. На выходные вместе летают сменить обстановку. Незапланированные операции развеялись как дым. Но у Иры пока не получается забыть. То текст вспомнится, то голос «отеля». Слезы сами наворачиваются. Ей хочется поменять в своей жизни все-все. Она просто пока не знает как. Но одно она знает точно: своему мужу она больше не друг. И никогда им не станет. Никогда. (Впрочем – насчет «никогда» знать она не может: время самый лучший лекарь…)
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация