А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть наудачу" (страница 9)

   – Не слишком увлекайтесь, – посоветовал я, указывая взглядом на трубку. – Еще в озеро меня окунете по дороге.
   – Не беспокойтесь, ёпть, – отмахнулся толстяк. – Наркота на гномов не действует. Уже шестнадцать лет курю – ни капельки не подсел.
   – Ну да, ну да…
   Я двинулся по захламленному проходу между домами. Ноги утопали в густом покрове скомканных бумаг, заплесневелых бутербродов и обглоданных костей.
   На «улочку» выходили десятки темных окошек, кое-где завешенных заплатанными шторами и дешевым бельем. Под окнами цвели разводы помоев – здешние жители предпочитали не пользоваться мусоропроводом.
   У стены возились две беспородные собаки, порыкивая и пытаясь разделить чью-то высохшую ляжку. Рядом с добычей псов виднелся древний запыленный башмак с дырой на носке. По всей видимости, бездомные этого района не успевали добраться до городского крематория.
   В окне дома напротив торчала грязная старушка. Кажется, она умерла. Маленькая голова со всклоченными седыми волосами даже не повернулась, когда я проходил мимо.
   Ну и район! Без сомнений, частный детектив Паско не слишком преуспевал в последнее время.
   Едва прохрипела дверь двадцать первого дома, на меня навалилось почти осязаемое облако вони. Пахло нестираными носками годичной давности, блевотиной, мочой и прочими малоприятными вещами. На лестничной площадке второго этажа валялся окоченелый труп. Без левой ноги.
   – Ну и дырища, – с трудом выдавил я.
   К моей радости, мертвец не имел с Люэном никакого сходства.
   Дверь детектива пряталась за грудой рухляди, напоминающей шкаф. Вывеска болталась на одном гвозде и была покрыта внушительным слоем пыли.
   «Люэн Мак-Паско. Частный сыск», – гласила табличка.
   «Мак-Паско?» – удивился я.
   Никогда не догадывался, что Длинный происходил из рода Западных дворян. Что могло случиться, чтобы приятный общительный парень докатился до такой жизни? Кажется, он очень любил карты и колдовские игральные автоматы… Вот и ответ.
   – Люэн! – позвал я, толкая тоненькую створку, способную остановить разве что комара.
   Дверь открылась с противным повизгиванием – ею пользовались очень редко. С петель посыпалась ржавчина.
   – Гляжу, клиентов у тебя целое море, – пошутил я в полумрак. – Но как ты их принимаешь? Через окно?
   Мне не ответили.
   Маленькая комнатка, размерами сходная с одним из сортиров моего дома, не внушала оптимизма. Слева к стене трусливо прижималась продавленная кровать. На ней лежало грязное одеяло, покрытое желтоватыми разводами; оставалось надеяться, что здесь пролили кружку пива. Справа стоял большой сервант без одной дверки. На полках – несколько запыленных тарелок, два фужера – один без ножки; бронзовый слиток и старая-старая хап-фотография.
   Фото изображало пятерых солдат в комбинезонах полка специального назначения. Молодые, почти сопливые – четыре парня и девушка. Наивные лица ребят, еще не знающие щетины; лоснящиеся хвосты; соблазнительная фигурка девицы. Бравое воплощение славной валибурской армии: высокий Люэн, слегка ссутулившийся Косой Марто, улыбающаяся малышка Степия, суровый хват-сержант Гикк. И я – хмурый круглолицый лисоборотень с синяком под глазом. Мы тогда поспорили из-за дел любовных. Гикк оказался сильнее и ушел со Степией в увольнительную. А я обзавелся внушительной меткой на физиономии…
   – Люэн, ты здесь?
   В комнате Длинный не обнаружился.
   Я бегло пересмотрел бумаги на столе под окном. Для этого пришлось отодвинуть тарелку с остатками заплесневелого обеда и целую батарею пустых бутылок из-под амброзиума.
   Ничего интересного. Записи по старым делам, которых у Мак-Паско оказалось довольно много. Вырезки из «Валибурского вестника» – единственного печатного издания в городе (большинство служб новостей работают в сети Скандалнета).
   Под столом валялся зачехленный «Каратель» Длинного. Такая же упрощенная модель для детективов, как и у меня.
   Камень-кнопка на рукояти сообщил, что оружием давно не пользовались. Полиморфоружие очень проголодалось и едва не проткнуло меня, когда я вынул его из ножен. Хвала всем богам – узнало товарища своего хозяина и не стукнуло разрядом магелектрического тока.
   – Потерпи, малыш, – я успокаивающе похлопал его по гарде. – Сейчас попробую найти для тебя свежий пакет крови.
   Мой собственный «Каратель» ревниво поерзал на поясе.
   Хоть полиморфоружие и не обладает интеллектом и сознанием, все же в нем имеются какие-то простейшие рефлексы. Оно чувствует настроение хозяина, требует пищи и даже умеет грустить. Не раз бывало, что после хорошей драки, вдоволь нажравшись вражеской крови, мой «Каратель» впадал в апатическую спячку. Депрессировал…
   – Ты подлец, Люэн, – подумал я вслух. – Надо же довести до такого состояния своего лучшего друга.
   Конечно же, имелось в виду полиморфоружие Длинного.
   Я двинулся на кухню, в надежде пошарить в холодильной камере и найти хоть несколько капелек суррогатной крови для клинка. В то же время я проклинал себя за рассеянность.
   Почему это мне надумалось, что Люэн звонил из дома? Почему, имея статус частного детектива, не потребовал определить номер звонившего? Для чего бросился в путь, не удосужившись проверить такой пустяк?
   Ответ очень прост: предчувствовал беду.
   И я нашел ее…
   Длинный находился на кухне за маленьким столом, зажатым между холодильной камерой и допотопной угольной грелкой. Здесь не было даже простейшей магической зажигалки! Какая убогость!
   Бывший дворянин сидел на колченогом стуле, опустив голову на согнутые руки. Столешница хлипкого столика прогнулась под весом широкой груди. Пятнистый тигриный хвост Люэна без движения свисал на груду пустых бутылок.
   Над столом светилась помигивающая проекция мозгомпьютера; думатель был таким старым, что едва не рассыпался на глазах. Длинный пользовался им только на кухне, боясь передвинуть и повредить. Надпись гласила:
   «Это последнее предупреждение! Соединение отключено за неуплату. Вы сможете совершать звонки только в случае, если погасите кредит в сумме…»
   – Привет, старик, – окликнул я друга. – Всегда говорил тебе: не пей! Посмотри, до чего довело твое пьянство и азартные игры. Живешь не лучше подвальной крысы. Вот сейчас возьму и силой потащу тебя в нашу церковь Трезвого спасения.
   Я положил руку на плечо Люэна. Длинный вдруг покачнулся и упал на пол. Зазвенели бутылки.
   – Демоны! – не сдержался я.
   Детектив лежал на спине, безвольно раскинув мускулистые руки. В его груди торчала толстая серебряная спица. Дешевую трехслитковую рубашку из тонкого хлопка покрывала подсохшая корка крови. Изрядно натекло и на столешницу. В нагрудном кармане виднелась хап-фотография обнаженной девицы в объятиях… Кто это был – непонятно: фото пропиталось кровью.
   – Убили, сволочи…
   Я даже не успел повторно выругаться, как плечо содрогнулось от внезапной боли. Выстрел провизжал одновременно с моим вскриком. Колдовской снаряд окутался облачком кровавых брызг и ударился о стену. Грязная штукатурка осыпалась, на ней остались алые пятна.
   – Чтоб тебя! – выдохнул я, бросаясь на пол.
   Нечего и раздумывать – в меня стреляли из крупнокалиберного магарбалета. Причем со спины!
   Ни позаимствованный у Зарилии мозгомпьютер, ни мой пресловутый нюх не предупредили меня об опасности! А ведь в квартире находился кто-то, кроме меня…
   Поскольку выстрел застиг меня врасплох, мне не удалось определить модель стрелкового оружия. Сколько в нем зарядов?
   Над головой просвистел еще один магический болт. Из грязного кухонного окна вылетели стекла. Пыльная занавеска вспыхнула и тотчас сгорела, осыпалась черным пеплом.
   Мозгомпьютер Зарилии молчал. Никакого присутствия врагов.
   Ах ты! Совсем забыл, что колдовской агрегат не обладает специальными боевыми программами, которыми был напичкан мой старенький думатель. Бесполезная дамская игрушка! Придется пользоваться тем, что есть.
   Я дождался, пока в кухню влетел еще один снаряд, превратив настенный шкафчик в облако щепок. Перекатился через плечо и свалился животом на пол под столом. Обзору мешало тело Длинного. Пришлось его подвинуть.
   В ногу Люэна воткнулся очередной болт. На бедре появилась иссиня-черная клякса трескучего льда.
   Стреляли из какого-то сверхсовременного магарбалета. Не в каждом стрелковом оружии оборотней можно менять боевые характеристики снарядов. Сперва, если верить камень-кнопке «Карателя», по мне пальнули «кардиозаклинанием», останавливающим сердце, потом – огнем. Последний болт оказался замораживающим.
   Противник хорошо вооружился для драки со мной. А я понятия не имел, с кем имею дело.
   – Может, решим наши проблемы в рукопашной?..
   Вж-жих!
   От дверного косяка откололся изрядный кусок древесины. По-видимому, стрелок дернулся, услышав мой голос, и слегка промазал.
   Я перекатился за газовую грелку и приготовился активировать защитный кокон «Карателя». Магический щит мог гарантировать мне примерно две-три минуты неуязвимости от выстрелов. При условии, конечно, что в запасе у врага не найдется более мощного заклинания.
   – Эй, паскуда! Бросай магарбалет и выходи – подеремся как настоящие мужчины. Ты у меня ответишь за убийство Люэна.
   В моем голосе бушевали злость и досада. Длинный был едва ли не единственным оборотнем, с которым я дружил.
   Бамс!
   Одна из ножек стола подломилась, и столешница обрушилась на труп моего товарища.
   – Шестой выстрел! – прокомментировал я, уверенно поднялся и направился к спальне Длинного. – Если не ошибаюсь, еще не придумали ручных магарбалетов, которые стреляли бы больше шести раз. А на перезарядку тебе потребуется не менее минуты. Выходи, тварь! Померяемся силой!
   Возле кровати мелькнула какая-то тень. Я бросился туда.
   Противника скрывал магический кокон невидимости. Но мой «Каратель» умел определять такого рода колдовство. Рукоять полиморфоружия сгенерировала поисковую молнию. Тоненький разряд стального цвета метнулся по комнате, прыгая между полом и потолком.
   У окна кто-то вскрикнул, кажется, женским голосом. Зазвенели осколки стекла – молния разбила барьер невидимости и уколола злоумышленника (преступницу?) в переносицу.
   Я злорадно расхохотался и шагнул вперед. Над кроватью поднялась пошатывающаяся фигура.
   Если бы не тренированная в армии реакция, вскоре мой труп присоединился бы к трупу Люэна. Лишь благодаря сноровке я сумел ощутить легкий ветерок за спиной.
   Их двое?!
   Рука непроизвольно поставила блок «Карателем». По волнистому клинку пробежали искры – из полумрака ударили двуручным топором. От сильного удара меня отнесло к стене.
   Если бы первый противник в это время бросился на помощь партнеру, я бы потерял одну-две конечности. Но тот, кто стоял у окна, почему-то не спешил атаковать.
   Это меня спасло.
   Громадный мужик – кажется, туроборотень – вытаскивал лезвие топора из серванта. Мебель протестующе заскрипела и наклонилась вперед. Несчастные бокалы покатились по шатающейся полке и разлетелись вдребезги, свалившись на пол.
   Воспользовавшись небольшой заминкой, я решил не церемониться. Пока гигант, заслоняющий плечами добрую треть комнаты, воевал с рухлядью Длинного, я ударил его в спину.
   Соглашусь – неблагородно, подло.
   Но о каком благородстве может идти речь, если меня собирались убить двое неизвестных громил?
   За миг до выпада «Каратель» превратился в двуручный меч. Не слишком предназначенное для колющего удара оружие. Но в самый раз, чтобы с недюжинным физическим и магическим усилием проткнуть туроборотня насквозь.
   Враг даже не успел понять, что произошло. Он издал оглушительный рев и упал на колени. Острие бастарда вышло у него из груди и воткнулось в подбородок. В таких условиях не очень-то подумаешь над причиной своей смерти.
   – Грамчрах! – испуганно воскликнул второй злоумышленник. Очень тонкий голосок… – Подонок!
   – Вот сейчас и проверим, кто из нас это пошлое слово.
   Пока я разворачивался и готовился отразить удар противника, подлец кинулся бежать. Он на полном ходу врезался в окно. И вылетел на улицу, будь неладен! Даже морду себе не исцарапал, поскольку ранее стекло разбилось от разряда поисковой молнии.
   Нет, женщина вряд ли решилась бы на такой шаг. Продолжим считать беглеца мужчиной.
   Громила пускал кровавую пену и скреб ногтями по грязным половицам.
   – Ты кто? – грозно спросил я, приставляя к его груди клинок.
   Мог и не спрашивать.
   Туроборотень выглядел отвратно. Широкая дыра над солнечным сплетением, из которой розовыми прутьями выступали окровавленные ребра; продырявленная гортань – туда угодило острие «Карателя». Мужчина еще дышал, щедро заливая кровью кожаные безрукавку и штаны, но уже превратился в беспомощную куклу. Только красные глаза с человеческими зеницами злобно смотрели на меня.
   – Могу добить…
   Туроборотень медленно прикрыл глаза.
   Я вздохнул, опустился на колено и воткнул «Каратель» прямо в сердце умирающему. Оставалось надеяться, что полиция простит мне этот жест доброй воли.
   Клинок наглотался крови, возбужденно засиял и поерзал у меня в руке. Даже вернувшись в ножны, он еще шевелился, устраиваясь поудобнее.
   Тщательный обыск убитого не принес результатов. В карманах не обнаружилось даже пыли – одежду явно купили недавно. Наверное, специально для смертоубийственного задания. Двуручный топор, весящий без малого килограммов двадцать, тоже не позволил определить свою историю. Клеймо оружейника вытравили слюной виверна, а модель оружия не отличалась от сотен подобных стандартного производства. На ботинках не нашлось следов какого-нибудь экзотического болота или травы. Это только в дешевых книжонках детективы находят под ногтем у злоумышленника невероятно важную улику, с помощью которой распутывают преступление.
   Я оставил злодея прислоненным к стене и отправился на раскопки квартиры Люэна. К сожалению, под завалами бутылок и бумаг мне не удалось найти чего-либо существенного. Если Длинный и вел дневник, где описывал свои расследования, то в комнате его не оказалось.
   Сопровождая действия тяжелыми вздохами и едва сдерживая слезы (клянусь хвостом – Люэн был замечательным оборотнем), я вернулся на кухню. Взвалил тело Длинного на плечо и потащил к выходу.
   Что-то привлекло мое внимание. Кровавые разводы на треснутой столешнице, валявшейся среди осколков посуды, напоминали буквы.
   Неужели друг оставил мне подсказку?
   Я вынес Длинного во двор и крикнул Гектормусу, чтобы он от моего имени вызвал полицию и коронеров. Сам же вернулся в квартиру.
   Стол убитого производил удручающее впечатление: грязный, кое-где отмеченный следами затушенных сигарет, расчерченный царапинами и похабными рисунками. Но на самом краю – там, где раньше лежал Люэн, алели подсохшие линии.
   Я перенес надпись на клочок бумаги. Отметил точками места подпалин и царапин:
   «Их п…я…тер…о (столешница переломана в этом месте) Бе…регись кра…с…лилии… Наш ле…»
   Итак, злоумышленников было пятеро – организованная банда. И хотя приободрял тот факт, что мне удалось убить одного из пятерки, личности остальных четырех являлись для меня загадкой.
   Далее: «берегись крас(ной) лилии»?
   Что это такое? Новое смертоносное заклинание? Название шайки злоумышленников? Какой-то пароль? Или странный намек на Зарилию? Почему она красная?
   Единственное, что подарило мне надежду, – последняя фраза. «Наш ле…» – однозначно наш лес, памятная поляна, на которой нашей бравой команде когда-то пришлось отразить нападение целой армии демонов. Я очень надеялся, что найду там какую-нибудь подсказку.

   Мы с извозчиком не стали дожидаться полиции. Оставили тело Длинного неведомо откуда взявшимся коронерам, которых в народе называют трупоедами; я даже удивился, что обычно ленивые трупоеды приехали так скоро.
   Отправились ко мне домой.
   По дороге я раздумывал над крохами информации.
   Из-за чего убили Люэна? Старые грешки?..
   Нет. Получалось, что дело связано с моим еще не начавшимся расследованием. Возможно, мой друг наткнулся на логово демонов в самом сердце Валибура и что-то узнал о готовящемся покушении на графа дра’Амора. Возможно, Длинный раньше работал на Зарилию. Зная, что ко мне должна обратиться госпожа харр Зубарева, он собирался предупредить меня об опасности.
   Но демоны узнали о планах моего товарища и добрались до него в тот самый момент, когда я счастливо подсчитывал камешки аванса.
   В любом случае предстояло еще раз пообщаться с Зарилией. Почему она скрыла личность рекомендовавшего меня детектива?
   Встреча с сестрой хват-майора харр Зубарева расположилась в коротком списке дел на сегодня. Сперва предстояло встретить посла Астурского графства. Затем, если появятся улики, я хотел порыться в нюансах кражи статуэтки. А потом уже двигать к Зарилии.
   Гном запомнил дорогу, и до проспекта Темного света мы добрались очень быстро. Толстяк исчез в бревенчатом сарае – временном гараже для фитильмобиля, а я пошел в кабинет. Мне лучше думается в любимом кресле у окна. Дай валибурские боги, чтобы Малыш не бушевал в это время.
   Сигнал мозгомпьютера застал меня на пороге кабинета.
   «Входящее сообщение».
   «Слушаю внимательно».
   – Ты издеваешься?! – На голографической проекции появилось разъяренное личико моей бывшей жены. Такая злобная, что даже лоснящиеся черные волосы поблескивали яростью.
   – В чем дело? – сухо спросил я. – У меня работа. Можешь позвонить и поорать через недельку. Или лучше, скажем, через год. А вообще будет идеально, если ты никогда не позвонишь.
   – Сволочь! – крикнула госпожа инспектор полиции. – Ты зачем нам подсунул «пустышку»?
   – Не понял…
   Я начал догадываться, о чем она говорит, но решил убедиться.
   – Это ты вызывал коронеров и патруль в переулок Вязания сетей, двадцать один?!
   – Да, – коротко ответил я, не дожидаясь, пока Юласия пустит изо рта пену.
   Мы не слишком с нею ладим. Довольно часто госпожа инспектор превышает свои полномочия и, бесстыдно пользуясь служебным положением, пытается засадить меня за решетку. Видимо, не надо было ей изменять с той…
   – Ты говорил, что мы обнаружим два трупа!
   – Да.
   – Ни-ко-го! – с расстановкой сообщила Юласия. – Патруль не обнаружил никого и ничего в разгромленной квартире. Дежурный передал, что они нашли притон какого-то алкоголика, твоего друга. А ну, признавайся: ты бросил церковь Трезвого спасения и неделю гулял в обществе Длинного? Решил поиздеваться над Полицией Валибура?!
   Как бывшая жена, инспектор знала всех моих близких знакомых. Потому я не обиделся, что она сопоставила выпивоху Люэна с моим звонком. Женщины считают, ежели друг у тебя – алкаш, то сам ты от него недалеко убежал…
   – Повтори, пожалуйста, – попросил я. – Вы никого не обнаружили?
   – Да! – голосок Юласии сорвался на писк. – Так что кроме полиции теперь жди подарка от трупоедов.
   – Постой… – пробормотал я. – Коронеры не привезли в крематорий тело Люэна Мак-Паско?
   – Нет, подлец! Приехали пустыми и пообещали, что сдерут шкуру с того шутника, который заставил их переться через полгорода! Но я тебя быстрее достану! Смотри у меня теперь…
   Она еще что-то говорила, но я отключил мозгомпьютер.
   В деле добавилась еще одна загадка.
   Куда девались убитые?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация