А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На один выстрел больше" (страница 19)

   «Наш корабль – мышеловка. Наша задача – убить всех, кто попадется в нее».
   Эссекс, прежде чем нажать на спусковой крючок, передал по интеркому:
   – Эссекс. Баркас. Чисто!
   – Поняли тебя, Эссекс: на баркасе чисто, – ответил Канада.
   Адам оказался проворнее своего противника и опередил его на долю секунды. Он прошил Эссекса от паха до плеча, давая «Хеклеру» подниматься и смещаться в сторону под воздействием отдачи. Эссекс рухнул на палубу как подкошенный, широко разбросав руки и ноги.
* * *
   «Бойня в самом разгаре», – нервничал Винни. Бесполезная бойня. Он убьет пиратов, и только, а Сантоса среди них нет. И не было.
   Не было?
   Подкидыш мог и проиграть этот бой, который начался с его преимущества, и вел он со счетом четыре – ноль. Но не всегда хорошее начало принимает хороший оборот.
* * *
   Адам развязал себе руки, оказавшись на «зачищенном» судне. Сменив магазин и обогнув кабину с другой стороны, поляк вышел на группу спецназовцев, зажавших Паршу и Сантоса; его от них отделяло только два борта. Он стал свидетелем того, как Парша удачно отстрелялся в головного спецназовца и тот припал на колено, машинально придавливая спуск. Пули ударили в металл фальшборта и срикошетировали в Паршу уже от стены контейнера, в результате чего голову пирата посекло. Но по сравнению с безобразными струпьями на его коже это были царапины.
   Второй спецназовец получил возможность отстрелять в Паршу, прикрываясь раненым товарищем. Адам снова выстрелил в последний момент, щекоча себе нервы. Крупнокалиберные пули снесли противнику челюсть, и он упал на палубу с обезображенным лицом. А рулевой «Феникса» уже отстрелялся по третьему и поймал на мушку четвертого. Нападение со стороны зачищенного объекта оказалось для команды Канады полной неожиданностью. И Адам сравнял счет: четыре – четыре.
   Пользуясь замешательством спецназовцев, он юркнул обратно в кабину и, не включая реверса, толкнул рукоятку газа вперед. Машина заревела; и, если бы рулевой дал полный ход баркасу, тот сорвал бы абордажные якоря и умчался прочь.
   Противник ждал именно этого хода, хотя он и не являлся главным событием. Но Адам достиг главной цели: отвлек на баркас внимание основных сил противника. Спецназовцы ждали, когда на борт «Феникса», готового сорваться с места, посыплются пираты, и тогда они откроют по ним огонь.
   Говоров не мог не оценить помощи своего рулевого, который в одиночку уложил троих или четверых боевиков и дал командиру возможность уйти из этого коридора.
   Возле надстройки он встретил остатки своей команды, поредевшей на треть. Так получилось, что одна половина корабля осталась за противником, другую удерживали пираты. И баркас оказался на той половине.
   Рулевого Говоров сравнил с мавром: он сделал свое дело и может удалиться. Это в его сторону сейчас было направлено пять или шесть стволов. Поливать его огнем было бессмысленно, в противном случае спецназовцы только раскроют свои позиции. И рулевой, на деле доказавший, что его мозги чего-то стоят, не станет больше стрелять. Он и так сделал больше, чем вся команда пиратов, плюс включил машину и буквально наэлектризовал противника.
   – У них нет гранат, – перекричал рев мотора Немец. – Иначе они забросали бы поляка.
   – Может быть, – ответил Говоров. – Но когда они потеряли половину команды, для них идеальный вариант, чтобы мы отступили на баркас и убрались к чертовой матери. Или они потом будут завидовать мертвым.
* * *
   Канада ориентировался в обстановке лучше и быстрее, чем Винни. И отдал ему приказ на правах старшего:
   – Остаешься здесь. Все внимание на баркас. Любой, кто перешагнет его борт, – враг.
   Он оставлял Винни и двух своих бойцов в относительно безопасном месте. Образно говоря, коридор, образованный правым бортом и стенами контейнеров, еще дымился после перестрелки, и противник его вряд ли использует. Канада, отвоевывая инициативу, поспешил продвинуться по левому коридору как можно дальше, вплоть до надстройки.
* * *
   На вопрос Немца «Что за чертовщина тут происходит?», Говоров ответил:
   – А ты сам не видишь? Здесь работает спецкоманда, и задача ее – уничтожить пиратскую группировку. Причем конкретную – йеменскую. Иначе они не сунулись бы в Игольное ушко.
   – А может, у них более определенная цель?
   Говоров был знаком с материалами о пиратских нападениях в Игольном ушке, а в одной электронной газете промелькнуло конкретное имя – Сантос; во время нападения на сухогруз «Танго» несдержанный на язык Риппер назвал командира по имени. Это несмотря на то, что установки были четкими: никаких имен, только позывные; командир – он и в Африке командир.
   «В нашем штабе в курсе, кто бомбит суда, рискнувшие приблизиться к архипелагу». Со стопроцентной уверенностью Говоров мог сказать, что информация о двух группировках, «французской» и «испанской», не прошла мимо внимания штаба. Но кто еще мог мониторить обстановку в районе архипелага таким образом, чтобы прийти к неожиданному, шокирующему результату? А результат звучал по-киношному зловеще: «Сантос жив». Только в одном месте, в одном семействе могли прийти к такому выводу. Но зачем тому же Гальяно мониторить пиратоопасные воды, когда Винни четко доложил ему: «Сантос и Мария мертвы. Дело сделано». Все так, если бы не одно «но». Говоров не мог сказать с полной уверенностью, добрался ли Подкидыш до Нового Орлеана. Его лодка могла пойти ко дну, его команду могли расстрелять соседи с сомалийской территории, бороздящие местные воды в поисках добычи, не гнушающиеся даже поношенной одеждой.
   Ловушка на «Волноломе» была приготовлена грамотно. Кто бы ни разработал эту операцию, он ошибся в одном: пираты собирались не разгружать товар в море, а доставить его на берег. А это означало смерть для затаившихся в контейнерах бойцов. Риппер распрощался с жизнью. Спецназовцы смели Дакоту, всех, кто остался у контейнера. Если бы не Адам, они бы достали и Говорова – просто «тупо» стреляя в проход.
   – Рыжик, Немец, держите этот коридор.
   Остальными бойцами Говоров «заткнул» левый рукав. И когда они заняли свои места, то отрезали противнику последний путь к надстройке, а значит, к управлению кораблем.
   – Парша, со мной.
   Сергей поднялся по лестнице в рубку. Окно открывалось вперед, и подалось оно легко, зафиксировавшись в крайнем верхнем положении, на последнем зубце храпового механизма.
   Бак и загруженная палуба были у Сергея как на ладони. И даже один вооруженный автоматом человек мог удерживать ее, имея надежный тыл.
   – Туши свет, Парша, – распорядился Говоров. – Готовься по моей команде дать длинный гудок. Сразу же давай малый и бери курс на Остров.
   Парша легко ориентировался в рубках морских судов.
   – Сделаю, – сказал он, трогая вновь посеченное лицо.
   Сергей примерился к прыжку и махнул товарищу: «Давай!»
   Оглушительный гудок подтолкнул Говорова. Легко касаясь рукой нижнего откоса рамы, он спрыгнул на крышу контейнера. Успел перекатиться через плечо и распластаться на металлической поверхности, когда гудок, под который он замаскировал прыжок, прервался.
* * *
   Ронни Канада был вынужден отступить. События на борту «Волнолома» развивались так стремительно, что он не успел подумать о том, что пираты ближе к управлению кораблем, а экипаж судна уже был блокирован в кормовом трюме. Корабль медленно, как бы со скрипом оснастки, стал менять курс. Минуту назад он дрейфовал в западном направлении, теперь медленно шел на восток. Канаде необходимо было что-то предпринимать, иначе бездействие приведет его на Пиратский остров. За убийство пиратов его там порвут на куски.
   Он обменялся взглядом с Подкидышем. Казалось, тому для раскачки требовался именно взгляд Канады. Винни отошел от контейнеров к носу на такое расстояние, которое позволило бы ему сделать прицельный выстрел и в очередной раз показать себя мастером обстреливать рулевые кабины. Когда к нему присоединился Канада, они одновременно спустили курки.
* * *
   Парша пригнулся. Пули прошли выше его головы, но осколки стекла впились ему в шею и лоб. Он выругался: «Сколько можно!»
   Говоров не упустил возможности, которую ему предоставили два стрелка: по звуку выстрелов и звону не устоявшего под пулями стекла он легко представил место на баке, откуда прозвучали выстрелы. Эта пара расположилась точно над форпиком, балластным отсеком. Секунда промедления, и стрелки покинут ее.
   Сергей приподнялся на одно колено и, еще не видя цели, нажал на спусковой крючок. А вот и цель: одетый в черное, как ниндзя, спецназовец. Говоров, не убирая пальца со спускового крючка, поймал его голову в прицел.
   Ронни Канаду развернуло кругом. Падая, он инстинктивно нажал на спуск. И если бы Винни резко не пригнулся, нахватал бы пуль от своего. Подкидыш выстрелил в противника, и Говоров, смещаясь в сторону, не удержался на краю контейнера. Падая вниз, он отстрелял наугад. Его «Хеклер» щелкнул затвором и стал бесполезен. Сергей отбросил его и выхватил пистолет. Подкидыш бросился на противника плечом вперед, и оба они влетели в контейнер.
   Внутри было достаточно светло, чтобы Винни, оказавшийся на ногах первым, сумел рассмотреть своего оппонента.
   – Даже не думай, – предупредил он его, поймав на мушку своего автомата. – Брось пистолет и подними руки! А теперь ногой отшвырни пистолет ко мне.
   Говоров повиновался, и его Mk.23 ткнулся в ботинок Подкидыша. Тот, не глядя, отпихнул его ногой к дальней стене.
   – А теперь опустись на колени. Ну же! Вот так. И громко, чтобы твои товарищи услышали тебя, прикажи им для начала замереть. А рулевой пусть остановит машину.
   Контейнер с распахнутыми створками представлял собой гигантский громкоговоритель, так что каждое слово Сергея дошло до пиратов.
   «Дело дрянь», – прикинул Парша, ложась в дрейф.
   В дверном проеме показался Бруно. Подкидыш отослал его:
   – Дай мне минуту. Думается мне, нам с этим парнем нужно уладить кое-какие дела. Да и с тобой тоже, Бруно. Лучше займись Канадой. И смотри, чтобы тело, которое ты выбросишь за борт, не оказалось поддельным – как в комиксах про Капитана Америку. Помнишь, я тебе сказал, что поддельное тело – вещь рядовая? Иди же! – поторопил он его.
   Когда Масуччи скрылся, Винни вынул отработанный магазин, и на его место поставил полный. Теперь, посчитал он, у него море, целый океан времени, и в нем он нашел тот отрезок времени, который сейчас ему показался наивным и смешным. Ему вспомнились многочасовые тренировки, и первая началась в районе Багамских островов – точнее, когда «Волнолом» оставил их позади. «Пиратская» лодка мчит к «Волнолому», за борт цепляются абордажные крюки, команда Канады штурмует судно, поливая огнем кормовую надстройку. Холостые выстрелы до сих пор стояли в ушах Винни – может быть, потому, что они более резкие и громкие, заглушающие лязг затвора.
   – Так ты тот самый Сантос? – с издевкой спросил Подкидыш. Он подошел ближе и ударил Говорова ногой в голову. – Да ты и мизинца его не стоишь. Ты разворошил осиное гнездо. И я теперь буду жалить тебя за всех членов семьи Гальяно. В первую очередь – за себя.
   – Поостынь, Винни, – Сергей поднялся с пола и отер окровавленное лицо ладонью.
   Казалось, Подкидыш не был удивлен.
   – Где Сантос? – спросил он.
   Ответ на этот вопрос для него был важнее, чем все остальные. Теперь по хрену, кто этот человек и по какой причине он выдает себя за другого.
   – Тебе лучше знать, – ответил Говоров, веря и не веря в то, что разговаривает с самим Винсентом Трователло, считай, правой рукой босса новоорлеанской мафии. И где – на краю света. – Ты убил его.
   – Я убил его, – повторил Винни.
   На его полных губах заиграла улыбка. Значит, тогда он сделал все как надо, никакой ошибки, никакой промашки не допустил. Его бешеная погоня за Сантосом закончилась полной победой, а домой он возвращался, посматривая снизу вверх на своды триумфальной арки. А эта погоня за призраком подошла к своему логическому финалу.
   Винни поднял автомат и нажал на спусковой крючок, целясь Сергею в голову. Первая очередь, вторая. Третья и четвертая. Что за чертовщина?!
   Глаза у Подкидыша полезли на лоб, когда, живой и невредимый, его противник встал на ноги.
   Винни стряхнул с себя оцепенение. Поздно, но и в этот раз звуки выстрелов показались ему громче, чем обычно, и объяснялось это легко: стрелял он в помещении, похожем на тот кувшин с поселившимся в нем эхом. Он повернул автомат – и понял все. Синяя лента, опоясывающая магазин, показалась ему траурной повязкой. Накануне нападения он по ошибке взял один магазин с холостыми патронами.
   Говоров с ходу ударил его ногой в пах и, разворачиваясь, снес его с пути своим «фирменным» ура-маваши. Винни отлетел к стенке и сполз по ней на пол. Сергей не дал ему ни одного шанса, как будто мстил этому человеку, прицельно и мощно ударив его ногой в горло.
   – Вот и все, Винни, – тихо произнес он, поднимая свой пистолет.
   Бруно Масуччи не стал дожидаться босса. Эти несколько коротких автоматных очередей подтолкнули его к самовольству.
   – Ваш командир убит! – выкрикнул он. – К чему теперь проливать кровь? Разойдемся миром. Мы не станем стрелять. Садитесь на баркас и...
   – Эй! – раздался позади него голос.
   Бруно обернулся. В глаза ему смотрел ствол пистолета. Вспышка, и Масуччи замертво рухнул на палубу.
   Адам видел все это собственными глазами.
   – Командир на судне! – выкрикнул он.
   И пираты в едином порыве смели оставшихся в живых спецназовцев.
   Когда они сгрудились вокруг командира, того здорово потряхивало. Он ощутил на себе дружеские шлепки, услышал слова одобрения. Последним к нему подошел Адам. Глаза у него были настороженными.
   – Двери контейнера были открыты. Я слышал каждое слово. Но не согласен с тем, что ты и мизинца его не стоишь. – Дальше он отчеканил: – Наверное, для тебя это важно. Рауль вместе с Французом два часа назад пришел с материка.
   – Они привезли Лидиниллу?
   – Да.
   – Знаешь, кто он?
   Этот вопрос не застал поляка врасплох.
   – Не глухой, слышал. Тот еще отморозок.
   – О нашем разговоре молчи.
   – Об этом не беспокойся, – заверил он. – Мне это самому выгодно.
   Говоров поднялся в рубку, вынул из нагрудного планшета спутниковый телефон со складывающейся массивной антенной, набрал номер. Пять, шесть секунд, и ему ответил Возничий.
   – Да, Сергей, это ты?
   – Да, это я, – ответил Говоров, глянув сверху вниз на Паршу, на Адама. И дальше продолжил на родном языке, отказываясь верить в это. – Лидинилла на острове. Приехал два часа назад. Подсчитай сам, я даже не знаю, который сейчас час.
   Говоров передал ценную информацию. Разлетись она сейчас по спецслужбам, между ними тотчас начнется гонка конкретно за эту операцию, венцом которой станет голова международного террориста. Те же Штаты наплюют на суверенитет и блокируют Остров.
   Ради этих слов, показавшихся Сергею ничтожными, он провел среди чужих шесть долгих месяцев. Хотел он этого или нет, но, сбросив с себя личину, пусть даже перед одним человеком, по логике вещей он не мог возвратиться на Остров. И все же Говоров вынужден был довериться Адаму, каким бы диссонансом это ни звучало. Обязан был вернуться, поскольку информация, которую он получил через цепочку Адам – Рауль, нуждалась в подтверждении.
   – Дай мне твои координаты! Дай мне твои координаты! – дважды или трижды повторил Возничий. – Ты слышишь, алло?
   – Да. Слушай на УКВ 16-й и резервный 8-й каналы. Через несколько минут я освобожу экипаж и радист передаст сигнал о нападении, а заодно и координаты судна. Мне же помощь не нужна – я возвращаюсь на Остров.
   «Господи, – взмолился Сергей, – как же я устал...»
   – Поздравляю! – завершал сеанс связи Возничий. – Отличная работа!
   Говоров в очередной раз пожалел, что с Марией у него не было связи. Она устала от мобильных телефонов, не хотела снова оказаться на привязи плюс много других резонных доводов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация