А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На один выстрел больше" (страница 18)

   Глава 5
   Абордаж

   Подкидыш тщетно пытался рассмотреть ходовые огни судна, подходившего с правого борта; по звуку двигателя оно не походило на скоростной катер. «Вельбот? – пытался определиться Винни, превратившись в слух. Он не мог отделаться от первого ощущения, расслышав тарахтение катера. – Так работают дизели. Но дизель ли это? И какая это, к черту, штурмовая лодка? – недоумевал Подкидыш. – А может, эта тарахтелка – материнский корабль? Нет, ни то, ни другое. Тогда что?»
   Сегодня его голова работала на износ. Он прикинул, с какой скоростью идет «Волнолом» и с какой – неизвестный катер. Пусть его скорость всего на четыре-пять миль больше, он все равно настигнет жертву. К чему пиратам сумасшедшая скорость здесь, в этом морском капкане?
   И снова память возвратила его на два десятка лет назад, в Лигурийское море. Невзрачный, тяжелый, пропитанный, казалось, водой, широченный, как рыба-еж, баркас имел образцовую машину и отполированный винт. Он развивал сумасшедшую скорость, вводя в заблуждение даже условного противника. Винни не удивился бы, увидев сейчас тот самый баркас.
   Он стоял крайним в шеренге спецназовцев и, поигрывая у себя на нервах, не спешил с приказом занять места в железных мышеловках. Он гадал, даже не пытаясь унять нервный тик, та ли смена пиратов идет сейчас на абордаж. Кто знает, может быть, Сантос в этот раз остался на берегу? Но пока что Винни ничего не слышал о том, что нападения со стороны архипелага участились. Вездесущая пресса об этом ничего не сообщала.
   Рокот мотора, тем временем, становился все отчетливее, и Винни наконец-то отдал распоряжение:
   – По местам, парни!
   Канада продублировал его:
   – По местам!
   Сейчас Подкидыш мог пожалеть о многих вещах, о станковом пулемете, например. Несколько очередей по штурмовой лодке, и пираты отправились бы кормить рыб. Но испытал бы он от этого удовлетворение? Нет. Однозначно – нет. Его лучший друг превратился в злейшего врага. Еще и по той причине, что остался жив, тогда как должен был умереть. Его вина в том, что он вводил Винни в заблуждение, водил за нос в течение долгих месяцев. Он виновен и в том, что вопреки всему осуществил свою мечту и стал свободным и счастливым на свободной земле.
   Он не мог снова кануть в неизвестность. Винни нужны были его глаза – сначала живые, а потом – подернутые пеленой вечности, гарантированно мертвые.
   Он последним подошел к запасному выходу из контейнера, поправив на груди автомат. Сердце его билось часто-часто. Он был заметно взволнован, не так, когда убивал Сантоса в первый раз.
* * *
   «Феникс» упорно не включал ходовых огней. Единственный источник света на борту – это панель приборов и две лампы освещения в машинном отделении; верхние красно-белые огни на главной кабине и комплект навигационных огней были выключены.
   Отполированный четырехлопастной винт из нержавеющей стали вращался на предельных оборотах, скорость «Феникса» приближалась к тридцати узлам. По скорости он соперничал со сторожевым кораблем.
   – Этот парень темнит, – усмехнулся Говоров. – Он видит, чует нас, но тревогу поднимать не собирается. Он не новичок – тут Винс Паскоу ошибся. Кстати, что нового тебе сообщил Рауль?
   – Ты мне мешаешь, – ответил Адам, подходя к «Волнолому» с правого борта. – Отработаем, я тебе все расскажу.
* * *
   Винни не торопился внутрь контейнера, он дожидался сигнала тревоги от вахтенного. Но вот на крыше рубки вспыхнул прожектор и повернулся в сторону замеченного вахтенным судна. Одновременно с этим взревела сирена...
* * *
   Адам подвел баркас к «торговцу» на приличной скорости и сбросил обороты в тот момент, когда «Феникс» коснулся своим бортом борта «Волнолома». Джонни Большой и Джонни Маленький, вооруженные абордажными крюками на фалах, бросили их, не дожидаясь команды командира, и когда острые лапы якорьков впились в борт жертвы, пираты закрепили фалы на утках.
   – Лечь в дрейф! Лечь в дрейф! – дважды передал в микрофон Говоров. – Риппер, прочисти-ка ему уши!
   Риппер и Дакота тут же обстреляли из автоматов ходовую рубку.
* * *
   Капитан Мэри оценил преимущество баркаса над надувной корпусной лодкой. Высокие борта – вот в чем крылась его уникальность. Пиратам не понадобились ни веревки, ни трапы. Рослый, одетый во все черное, как и остальные, пират оттолкнулся от планшира и легко перемахнул через борт «Волнолома». Капитан заострил внимание на одном штурмовике, тогда как его маневр повторили еще двое.
   Риппер скользнул к рубке и прижался к ней спиной. Его товарищи тоже сместились, но только вдоль борта, давая дорогу следующей тройке.
   Филд Мэри не выполнил приказа – не лег в дрейф. Как ни готовил он себя к нападению пиратов, с волнением справиться не смог. На борту его судна разворачивались реальные события... Чего стоил убедительный монолог Винсента Трователло, ему только предстояло узнать. «Пираты нападают не для того, чтобы убить. Их цели – грабеж, захват заложников или судна. Выброси из головы сомалийских дикарей и представь цивилизованных людей. Они не станут палить напропалую. Представь и нашу команду, укомплектованную профессионалами». Для безопасности экипажа Винни выбрал следующий вариант действий: тревога, легкая паника, организованное отступление в отсек. «Это даст пиратам свободу действий и буквально облегчит доступ к товару».
   ...На борту его судна разворачивались реальные события, и они не шли ни в какое сравнение с теми, которые Подкидыш технически неграмотно назвал «реконструкцией». Если ему посчастливится, он сможет реконструировать вот это нападение.
   – Лечь в дрейф! – прозвучало в третий раз.
   «Черт!»
   Мэри выругался и только теперь, оттеснив рулевого, убрал ручку газа на себя, простонав: «Стоп машина!»
   – Ну надо же! – дернул головой Адам, мастерски удерживая баркас в одной спарке с траулером. Он сбросил газ, включил реверс и снова дал оборотов. Теперь оба судна легли в дрейф, и только ветер и течение медленно перемещало их.
   Говоров ступил на борт «Волнолома» последним и остался под прикрытием Риппера.
   Последним – это не ускользнуло и от внимания Винни...
   Подкидыш здорово рисковал, оставшись по внешнюю сторону контейнера. Но он не простил бы себе, если бы упустил момент, когда его «лучший враг» ступит на борт этой ловушки и поднимется на последнюю ступень своего счастья, нимало не догадываясь об этом.
   Винни буквально в упор рассмотрел первых трех боевиков, отметив их слаженные действия. Его палец лежал на спусковом крючке, и он был готов отстрелять в противника в любое мгновенье.
   Он скрывался за контейнером, припав на одно колено; его надежно маскировала тень от этой громадной емкости, внутри которой скрывались четыре боевые машины.
   Следующая тройка...
   Один – огненно-рыжий, единственный из тех шестерых, проникших на борт, без головного убора; остальные носили кепи – с козырьком, но без околыша. Второй – тоже высокий, очень координированный. Он скользнул дальше своего предшественника, вдоль борта, легко, кружа вокруг своей оси, как в танце, но не поднимаясь выше уровня фальшборта. В таком стиле передвигаться было удобнее и быстрее. Этим фирменным финтом Винни он напомнил уличного баскетболиста...
   Третий был среднего роста. Он попал под луч прожектора, и его круглое, будто безбровое лицо показалось Винни мертвенным.
   Третья смена...
   Уже девять человек на борту.
   Сколько же их всего? Легион?
   Матрос с сухогруза назвал приблизительную цифру – «десять или больше».
   Десятый и одиннадцатый. Перебор.
   Винни мог доиграться. Номер одиннадцать находился в нескольких шагах от него, и если бы Подкидыш почесался, тот различил бы его в тени контейнера. По сути дела, сейчас Винни был нейтрализован. Однако он вышел из этой ситуации, медленно отступая к левому борту, буквально по одному сантиметру отвоевывая пространство.

   Глава 6
   Двойное дно

   Говоров ступил на борт последним и поднялся в рубку.
   – Вы капитан этого судна? – спросил он у Мэри, удостоив рулевого мимолетным взглядом.
   – Да.
   – Почему сами несете вахту? Что, вахтенный занемог?
   – Вы не поверите, но...
   – Я в своей жизни повидал всякого, так что... Бумаги на груз! – потребовал Говоров.
   – Они в моей каюте, в сейфе.
   – Тогда почему бортовой журнал на мостике? Ладно, можете не отвечать. Принесите бумаги. Риппер, проводи его до каюты. Внутрь не заходи, но дверь оставь открытой. Не своди с него глаз.
   Сергей, дожидаясь возвращения Мэри, открыл судовой журнал.
   Не прошло и пяти минут, а Риппер и Мэри вернулись. Бегло ознакомившись с товарно-транспортными накладными, Говоров присвистнул:
   – Ба, да эта посудина набита спутниковым оборудованием! Получатель – индийская компания «Ризек-Эйч Глобал», Мумбаи. Обычно стоимость товара занижают. Но даже по заниженной цене он тянет на три с половиной миллиона.
   Пираты встретили эту радостную новость залпом из оружия и выкриками.
   Говоров спустился на мокрую палубу. К этому времени поднялся ветер, подбросив вверх водяную пыль.
   Это судно годилось для материнской базы как никакое другое. Сергей жаждал перемен; ему не терпелось перевести это судно в бухту и заняться его перестройкой. А попутно – вернуть баркас Муслима на его законное место, поставить на прикол, замазав название «Феникс». То чувство удовлетворения, которое Сергей испытывал на протяжении нескольких месяцев, высохло до состояния апатии. Время шло, а он (так ему казалось) не приблизился к цели ни на йоту. Что, если он оказался неправ и Лидинилла так и не появится на Острове? Что, если он исчерпал лимит посещений, если вообще это так можно назвать? Кто знает, не разошлись ли пути-дорожки глав двух «родственных» организаций? Лидинилла все больше кренился в сторону жестокости и в отдельных случаях приходил в бешенство, тогда как Муслим, образно говоря, жирел, найдя это теплое местечко, где его поили, кормили и одевали; а «государственная и частная протекция» – всего лишь миф, искусный ход террориста. Если это так, то...
   Его вывел из раздумий голос Риппера:
   – Проверить груз, Сантос?
* * *
   Винни был вынужден отступить к самому борту. Он забился в щель между контейнерами. И – выругался сквозь зубы, пожалев о том, что затеял эту аферу. Но колебался он считаные мгновения.
   Теперь он ни за что на свете не рискнул бы залезть в контейнер. Он не боялся нашуметь: пираты на борту «Волнолома» чувствовали себя как дома; отсалютовав скорее себе, победителям, передвигались не таясь и громко разговаривали.
   Винни упустил ключевой момент – когда на палубу «Волнолома» ступил Сантос. Он только услышал: «Командир на судне!» – и усмехнулся: «Как на подлодке, мать его!»... Вот до каких высот поднялся его друг. Здесь были его высоты; и здесь он, принося жертвы, был ближе к богам. Но ничего, Винни здесь для того, чтобы разорить эти высоты, а Сантоса казнить смертью язычника...
   «Командир на судне!»
   Сантос на борту. С ума сойти!
   И – подтверждение этому:
   – Проверить груз, Сантос?
   Как назло, Сантос ответил тихо; до Винни донеслась не вся фраза: очередной порыв ветра и нашумевший штурмовик разорвали ее на куски: «...его проверять... на берегу... шлюпки на воду...»
   Винни выругался. Его худшие опасения оправдались. Пираты решили прибрать судно к рукам. Он был готов принять бой и на полпути к Острову, и в самой Бухте, но с одним непременным условием: экипаж «Волнолома» должен остаться на борту. Но Сантос принял решение избавиться от команды. А без экипажа Винни меньше чем никто, даже если одержит верх. И он заторопился, думая о том, что чертов Сантос может переменить решение и просто-напросто расстрелять экипаж. Пока моряки в лодках, сохраняется надежда вернуть их на борт.
* * *
   Говоров подозвал капитана «Волнолома» и отошел с ним к правому борту, с которым был сцеплен «Феникс».
   – Я даю вам пять минут на сборы. За это время вы должны спустить шлюпки на воду. Опоздавшим я устрою заплыв на открытой воде. Сколько делает ваше судно?
   – Четырнадцать узлов.
   – Отлично!
   Филд Мэри бросил неосторожный взгляд на контейнер, повернув голову. Это при том, что ему по логике вещей нужно было заботиться о людях, тогда как он проявлял беспокойство относительно груза. В горле у него пересохло, и он невольно сделал судорожное движение.
   Сергей перехватил его взгляд. Но не увидел никого и ничего, кроме этой стандартной емкости для перевозки грузов. Кто-то из членов экипажа прятался за ним? Человек, который дорог капитану настолько, что тот буквально выделил пахучее облако страха?
   Осадка. Говоров, подходя к «Волнолому» на баркасе, в первую очередь обратил внимание на грузовую ватерлинию. Судно, идущее порожняком, он определил бы с полувзгляда.
   – Что-то не в порядке с грузом? Оглохли, капитан? Риппер! – позвал помощника Говоров.
   Тот вырос как из-под земли:
   – Да?
   – Собери людей. На борту попахивает какой-то нечистью.
   И ему вспомнились его же слова: «Этот парень что-то темнит».
* * *
   Винни превратился в слух. Он отчетливо слышал повелительный голос человека, который, по-видимому, сменил Сантоса. Но почему он вдруг начал спрашивать про груз? Заподозрил что-то неладное?
   Винни рискнул подойти к краю контейнера и выглянул из-за угла. Тотчас навел ствол автомата на пирата, стоящего рядом с капитаном Мэри. Был бы это Сантос, Винни немедленно, без раздумий, автоматически спустил бы курок.
   Этот человек стоял к нему боком и на полголовы возвышался на тучным Мэри. Два капитана. Но это было не так. Потому что один капитан – Сантос, и он на борту, о чем известил всех и вся чей-то зычный голос. Только в какой части судна он находится в эту минуту? В отсутствие капитана Мэри наведался в его каюту? Единственное, что его могло там заинтересовать, это содержимое сейфа: наличность, документы, журнал.
* * *
   Говоров в левой руке держал связку однотипных ключей. Подбросив их и поймав, он передал ключи капитану Мэри:
   – Откройте первый контейнер!
* * *
   – Внимание! – прошептал в микрофон Канада, прижимаясь спиной к стенке. Спецназовцы в этой полупустой железной коробке слышали каждый звук на корабле, как будто стены ее были частью огромной шестиметровой мембраны. – Внимание! – также тихо, но отчетливо прозвучал его голос: – Не заденьте нашего капитана! Это здесь темно, а там полная иллюминация. Готовьтесь к яркому свету, парни!
   – Ясно, – прозвучало у него в наушнике несколько голосов.
   Он был бы рад объясниться жестами, но в этой стальной коробке действительно было хоть глаз коли. И такая обстановка не могла не угнетать людей, находящихся в ней; их нервы натянулись до предела. И Канада, рискуя, что его шепот прорвется наружу, продолжил:
   – Наш капитан справа.
   В этой стрессовой ситуации он представлял картину на палубе, только ориентируясь по звукам, но был точен, как летучая мышь.
   Невероятно, качал головой Канада, капитана Мэри подвели к контейнеру-ловушке и приказали открыть! Такого хода пиратов не мог предусмотреть даже Винсент Трователло. Кстати, где он, черт его побери? Вот сейчас Канаде не нужна была помощь даже заказчика-исполнителя. Винни нет в контейнере, значит, его легко могли обнаружить пираты. И блокировать запасной выход из этой ловушки. И если они потом сбросят контейнер в воду, для Канады и его товарищей это будет самая худшая смерть из списка самых страшных. Захлебываться, зная конец, зная, что ангелы-хранители не умеют плавать, – и все же отвоевывая каждый драгоценный глоток воздуха, пока вода заполняет эту коробку.
   – Тихо!.. Теперь пиратов больше. Их трое или четверо перед дверью. Как поняли?
   – Трое или четверо...
* * *
   Риппер, Дакота, Джонни Маленький и Джонни Большой примкнули к командиру. Капитан Мэри от волнения не мог попасть ключом в замок. Он дал себе клятву: если сейчас этот высокий испанец спросит, что там внутри, – он ответит: спецгруппа.
   «Значит, все-таки что-то не в порядке с грузом», – думал Говоров. И подтверждением тому был капитан судна, дрожащий как осиновый лист. Внутри не спутниковое оборудование, а какой-нибудь хлам, и за этот обман пираты с него шкуру спустят.
   Мэри открыл замок и вынул его из петель основания задвижки и ригеля. Ухватившись за ручку ригеля, он сдвинул его в сторону...
* * *
   Парша спустился в грузовой трюм и, включив фонарик, с оторопью уставился на низкие грузовые контейнеры, под завязку набитые бутовым камнем. Какого хрена, потряс он обезображенной головой. В бумагах на груз черным по белому был описан характер груза: спутниковое и навигационное оборудование, компьютеры... Конечно, подумал Парша, эти камни все объясняют, если они из Силиконовой долины. И он поспешил наверх.
* * *
   Винни наконец-то дождался одного важного момента и с нетерпением поджидал другого: когда основная задвижка освободит двери и те раскроются. Он облегчит работу парням Канады, положив этого высокого, лет сорока с небольшим пирата.
   А капитан медлил, как будто давал Винни возможность насладиться картиной ранее прожитого. Фактически Подкидыш смотрел на пирата глазами матроса с сухогруза «Танго», видел его седой висок, символику спецподразделения на его плече. Ему оставалось только услышать его имя...
   – Сантос, у нас проблемы, – сказал Парша, тронув командира за руку.
   Винни впился глазами в этого Сантоса, ничего не понимая. И это его замешательство стало для него роковым. Командир пиратов шагнул вслед за Паршей, исчезая из поля зрения Винни, а его место занял высоченный Риппер. И не стал церемониться с этим замком. Не обремененный тревожными мыслями, он распахнул дверцы, бросая под нос:
   – Ну, что у нас тут?
   Канада и Подкидыш, не видя друг друга, одновременно открыли огонь из автоматов. Голову Риппера разнесло на куски, когда ему в лоб и висок ударили пули.
   – Падай, капитан! – выкрикнул Канада, смещая ствол в сторону. И когда Мэри согнул колени, дал еще одну очередь.
   Шансов выжить у Джонни Маленького не было. Он дернулся было в сторону, но ему помешал его тезка. Его прошило сразу из трех стволов. Раненный в плечо Джонни Большой вскинул оружие и дал длинную очередь в открытую дверь контейнера. В ответ отработали сразу четыре автомата, сметая заодно и Дакоту, и капитана «Волнолома» Филда Мэри. Все, кто собрался по приказу командира, были мертвы, и первым распрощался с жизнью Джек Риппер.
   Спецназовцы из второй ловушки покидали ее стальные стены через запасной выход. Несколько секунд, и обе подгруппы объединились в одну, не получив ни царапины, но уничтожив треть пиратской команды. Но что же, черт возьми, здесь происходит?! Винни намеревался выяснить это через пару-тройку минут, когда с пиратами будет покончено. Но не со всеми. Ему сгодится полудохлый корсар, лишь бы он ответил на два-три вопроса.
* * *
   Парша не знал, что такое оборона. Уже лет десять он только и делал, что нападал, и половина из них прошла в отряде сомалийцев. Он развернулся в узком проходе, невольно прикрывая командира, и навскидку дал длинную очередь, еще не видя противника. Говорову не оставалось ничего другого, как «втянуться» в 12-метровый коридор, образованный бортом «Волнолома» и стенами стоящих друг за другом контейнеров. И это был худший из всех вариантов: он не мог прийти на помощь даже Парше, который живым щитом встал между ним и спецназовцами.
   «Ловушка!» – пульсировало в висках Говорова.
   Винни Подкидыш оказался у борта быстрее, чем кто-либо из бойцов Канады, и сделал то, чего не сделали бы они: дал очередь из автомата по освещенной приборными огнями кабине баркаса.
   Адама-поляка осыпало стеклом. Он пригнулся и, толкнув ногой дверь, вывалился на палубу. Тотчас громко закричал, изображая раненого. Он оказался в таком месте, где с борта «Волнолома» его обстрелять было невозможно, только с борта самого баркаса. Он не потерял самообладания. Выплюнув жвачку, сунул в рот новую пластину. Сел, прислонившись к борту и вытянув ноги, держа пистолет-пулемет в левой руке, а правой закрывая мнимую рану. Он прикинул, что стрелок, отметившийся автоматной очередью по кабине, захочет посмотреть на дело своих рук.
   Фил Эссекс опередил Винни Подкидыша, тем самым спасая ему жизнь: спрыгнул на палубу «Феникса», едва не растянувшись на скользких от мороси досках. Включив фонарик на автомате, он, пригибаясь, медленно обошел кабину. Яркий луч вырвал их полусумрака сидящего на палубе человека. Эссексу одного беглого взгляда хватило, чтобы понять: этот человек ранен. Причем рана его серьезная настолько, что он не мог оказать достойного сопротивления – вскинуть оружие и нажать на спусковой крючок. Он только булькал горлом, что указывало на поражение его легкого.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация