А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Она передумала!" (страница 1)

   Барбара Данлоп
   Она передумала!

   Глава 1

   Джазовая мелодия преследовала Ройса Райдера все время, пока он шел по коридору из бального зала чикагского отеля «Риц-Карлтон» в сторону вестибюля. Расслабив на ходу галстук-бабочку и расстегнув верхнюю пуговицу белой сорочки, он с облегчением вздохнул – наконец-то свободен! Молодожены, его брат Джаред и Мелисса, продолжали танцевать в зале. Блаженные улыбки не сходили с их лиц в течение всего свадебного банкета, сразу было видно, что они наслаждались каждым мгновением.
   Однако, по мнению самого Ройса, вечер затянулся. На его долю выпала роль шафера, а следовательно, хочешь не хочешь, а принимай активное участие в банкете: общайся со всеми подряд, шути, танцуй, поднимай тосты за жениха, невесту и ее подружек. Он даже поймал брошенную Джаредом подвязку невесты – автоматически. Недаром же играл в бейсбол в колледже. Хотя, конечно, обзаводиться женой совсем не входило в его планы!
   Но теперь, когда долг перед братом выполнен, ему осталось лишь провести последнюю ночь в цивилизованном мире, а затем отправиться в добровольное заключение на целый месяц в Монтану. Может быть, кому-то жизнь на ранчо и покажется счастливым времяпрепровождением, но пилота, облетевшего за последние три года чуть ли не весь мир, перспектива сиднем сидеть на одном месте долгих четыре недели, делая вид, будто ты управляешь семейным хозяйством, прельщала мало.
   Вот только лишать Джареда медового месяца не хотелось! Раз брат влюбился и надумал жениться, то Ройс мог лишь порадоваться за него. Мелисса – умная и жизнерадостная девушка, всецело преданная Джареду, да и с их младшей сестрой Стефани у нее сложились дружеские отношения. Ройс от всего сердца желал им незабываемого круиза по Тихому океану.
   По крайне неудачному стечению обстоятельств управляющий их ранчо в Монтане Мак-Квестин за неделю до свадьбы Джареда сломал ногу, причем сразу в трех местах. Рассчитывать на его помощь на ранчо не приходилось. А Стефани, как назло, была по уши занята подготовкой учеников к важному соревнованию по конкуру. Так что Ройсу ничего не оставалось, как взять управление хозяйством в свои руки.
   Взгромоздившись на высокий стул у бара, он принялся изучать этикетки бутылок на стеклянной полке, как вдруг его взгляд привлекла сидевшая неподалеку девушка. Выглядела она сногсшибательно: белокурые волосы, голубые зрачки с темным ободком, сочные красные губы и легкий румянец на щеках. Ей очень шло мерцающее золотисто-красное платье, плотно облегавшее каждый из восхитительных изгибов ее тела. В руке она держала бокал.
   – Что будете пить? – спросил у Ройса бармен.
   – То же, что леди, – отозвался Ройс, не сводя глаз с девушки.
   Незнакомка недовольно обернулась, явно намереваясь осадить нахального соседа, однако, увидев, кто с ней рядом сидит, промолчала, и выражение ее лица смягчилось.
   – Значит, водка и мартини? – уточнил бармен.
   – Да, – кивнул Ройс.
   – Вы – шафер, – произнесла девушка чувственным голосом.
   – Точно, – подтвердил он, горя желанием на полную катушку использовать в своих интересах доставшийся ему особый статус на свадьбе. – Ройс Райдер. Брат жениха. А вы?
   – Амбер Хаттон, – представилась она, протягивая руку для приветствия.
   Ройс с удовольствием пожал ее. Маленькая, изящная, с нежнейшей кожей.
   – Устали от танцев? – вежливо поинтересовался он, когда бармен поставил перед ним бокал. У такой красавицы от партнеров, конечно, отбоя не было!
   – Просто нет настроения. – Она бросила быстрый взгляд за спину в сторону коридора, ведущего в бальный зал, а затем доверительно наклонилась к Ройсу: – Я прячусь.
   – От кого? – тут же спросил тот.
   Амбер смутилась и отрицательно помотала головой:
   – Не важно.
   – Могу я вам чем-нибудь помочь? – предложил он.
   Она изогнула идеальной формы бровь.
   – Не нужно со мной заигрывать.
   – Ой, простите! – шутливо воскликнул Ройс, но самолюбие его было задето всерьез.
   – Сами напросились! – улыбнулась девушка.
   – Честно говоря, я ожидал другого ответа.
   – Не обижусь, если вы воспользуетесь удобным моментом и улизнете отсюда.
   Их взгляды пересеклись, и Ройс заметил что-то похожее на волнение в ее глазах. Обычно он предпочитал не связываться с женщинами, которых беспокоят какие-то проблемы, – зачем ему лишняя головная боль? – но тут почему-то захотелось нарушить собственные правила.
   – Улизнуть? С чего бы это? Мне и тут хорошо.
   – Все понятно! Вы очень положительный, да, мистер Ройс Райдер?
   – Верно, – солгал он, так как в эту секунду думал о себе прямо противоположное. – Хороший друг, на которого всегда можно положиться. И совершенно безобидный парень.
   – Как интересно! Признаюсь, я бы о вас такого не подумала. На скромника вы не похожи.
   – Ой-ой-ой! – игриво протянул Ройс, хотя и понимал: девушка права. Хорошим другом для женщин он уж точно никогда не был, а тем более их наперсником.
   – По мне, так вы больше на плейбоя смахиваете!
   – Все иногда ошибаются. – Он отвел глаза и сделал глоток коктейля, но вкус его, по правде говоря, не почувствовал.
   – А вы ушли с банкета, потому что… – неожиданно продолжила разговор девушка.
   – Тоже был не в настроении танцевать, – признался Ройс и повернулся на стуле так, чтобы оказаться лицом к ней.
   – А… – протянула Амбер, однако в ее тоне ему послышался вопрос.
   – Я летчик, – резко изменив тему, сообщил он, не объясняя причин своего нежелания веселиться.
   Жизненный опыт подсказывал ему, что информация о его воздушной профессии лучше всего помогает при знакомстве с девушками. Конечно, его собеседница уже открытым текстом сказала ему, что к ней можно не подкатывать, но вдруг сменит гнев на милость? Кто поручится, что красавица не передумает?
   – В одной из авиакомпаний?
   – Нет, в «Райдер интернэшнл». Корпоративный самолет.
   Ее бокал был пустым, поэтому Ройс поспешил осушить свой и сделал знак бармену повторить.
   – Вам не удастся напоить меня, – усмехнулась девушка.
   – С чего вы вдруг взяли, что я собираюсь вас напоить? Я тут свое горе заливаю.
   Амбер снова улыбнулась и, похоже, немного расслабилась.
   – Ох, врете, мистер Пилот! Несчастным и удрученным вы, по-моему, не выглядите.
   – Опять-таки ошиблись, – как ни в чем не бывало ответил Ройс. – Я сегодня, можно сказать, в трауре – прощаюсь со своей свободой.
   Он, в свою очередь, подхватил шпажку с оливками и съел одну из них.
   – Вы тоже женитесь?
   Ройс едва не подавился.
   – Нет.
   – Завтра сядете в тюрьму? – предположила девушка, и он едва не кивнул в ответ.
   – Хуже, еду в Монтану.
   Она невольно рассмеялась, услышав его признание.
   – А что плохого в Монтане?
   – Много чего… Особенно в том случае, если у вас в планах стояли Дубай и Монако.
   – Бедняжка! Какое, право, несчастье! – Голос Амбер стал еще более мелодичным, и она с наигранным сочувствием покачала головой.
   – Буду возиться с семейным ранчо. Наш управляющий сломал ногу, а у Джареда, как вы сами понимаете, начинается медовый месяц, – мрачно проворчал Ройс. – У одних – медовый, а у других – совсем наоборот.
   Улыбка девушки сделалась шире.
   – Так вы и вправду славный парень?
   – Ну да, я такой. Обыкновенный рыцарь в сияющих доспехах.
   – Мне это нравится, – произнесла она и, задумавшись, опустила глаза. – Порой случаются моменты, когда девушке никак не обойтись без помощи рыцаря в сияющих доспехах.
   Ройс уловил грусть в ее голосе.
   – И сейчас как раз настал подобный момент? – помимо своей воли спросил он, хотя и понимал, что ни к чему хорошему его любопытство привести не может.
   Амбер подперла голову рукой и, облокотившись на барную стойку, развернулась к нему:
   – Признайтесь: вы когда-нибудь любили, Ройс Райдер?
   – Я? Нет, – честно ответил Ройс, не колеблясь. – И по крайней мере в ближайшее время не собираюсь, потому что любовь не дает никаких гарантий и только усложняет жизнь.
   – А вам разве не кажется, что Мелисса выглядела сегодня счастливой?
   – Тоже мне новость! Да все невесты счастливы во время свадьбы.
   – Наверное, вы правы, – согласилась Амбер.
   Она поменяла позу и положила обе руки на барную стойку. Только тут Ройс понял, что упустил из виду кольцо с бриллиантом в три карата, которое сияло у нее на безымянном пальце левой руки.

   Ей нужно было прежде хорошенько подумать, а не соглашаться сразу же сопровождать отца на свадьбу его знакомого по работе. Почему не сослалась на головную боль или не выдумала какую-нибудь важную встречу? Ну и что из того, что ее мать уехала в Нью-Йорк на выходные? Отцу совсем не требовалась моральная поддержка на светских раутах.
   – Ты помолвлена… – Голос Ройса вывел Амбер из задумчивости, и она поняла, что он пристально смотрит на бриллиант на ее пальце.
   – Да, – призналась она, машинально покрутив кольцо.
   – Давно не чувствовал себя так глупо, – пробормотал Ройс.
   Амбер подняла на него глаза, и их взгляды встретились.
   – Почему? – спросила она.
   Он сухо рассмеялся и поднес бокал к губам.
   – Потому что хотя я как мог и старался это скрыть, но все-таки заигрывал с вами.
   – Жаль, что разочаровала вас.
   – Не ваша вина.
   Действительно! Она была честна с этим подсевшим к ней шафером.
   Однако Амбер не могла не отметить про себя, что, возможно, ее выражение лица, тон голоса или даже язык тела выражали больше, чем ей можно было себе позволить. Не то чтобы она изменяла Харгроуву. И все же…
   Амбер тотчас пресекла подобные мысли.
   Она никогда не изменяла Харгроуву! Вот только трудно отрицать то, что Ройс – невероятно привлекательный мужчина. Он показался ей вдобавок умным и добрым, а главное, с хорошим чувством юмора. Если бы она не собиралась замуж и искала бы легкую интрижку, то у нее мог бы возникнуть соблазн принять ухаживания Ройса и пофлиртовать с ним.
   – О чем думаете? – поинтересовался Ройс, следя за сменяющими друг друга отражениями эмоций на лице Амбер.
   – Ни о чем! – Она повернулась к своему бокалу на стойке. – И вновь хочу повторить: я пойму, если вы сейчас встанете и уйдете.
   Ройс поерзал на стуле.
   – А я пойму, если вы попросите меня уйти. И уйду, – сказал он, понизив голос.
   Здравый смысл подсказывал Амбер, что необходимо каким-либо образом отреагировать на эти слова, но ни звука не слетело с ее губ. Наступила странная пауза. Бармен обслуживал пару у другого конца стойки. Из бального зала доносилась очередная мелодия, а в центре бара, за двумя сдвинутыми столиками, смеялись и болтали несколько женщин.
   – Он здесь? – спросил Ройс, кинув взгляд в сторону коридора, ведущего в бальный зал. – Вы поссорились?
   Амбер отрицательно покачала головой:
   – Нет. Он в Швейцарии.
   – А! – протянул Ройс, выпрямляясь.
   – И что должно означать это ваше «А!»? Темно-синие глаза мужчины вспыхнули, и он хитро посмотрел на нее:
   – Вам одиноко.
   – А вот и ошиблись! Мне не одиноко. По крайней мере, не в том смысле, что вы имели в виду. Я здесь с отцом. – Амбер в рассеянности то опускала оливки в коктейль, то вытаскивала их.
   – И все-таки вам одиноко…
   И почему она дала втянуть себя в этот разговор? Надо было держать язык за зубами. Да что с ней такое случилось?
   – Я неправильно выразилась. Мне нисколечко не одиноко.
   – Ясно.
   – Мне…
   Амбер развела руками, пытаясь найти слово, которое бы описывало ее состояние. Черт! А ведь она на самом деле чувствует себя одинокой. Ей не с кем поговорить. К родителям обратиться за советом невозможно. О том, чтобы завести разговор с самим Харгроувом, и речи нет. Даже лучшая подруга Кати едва ли ее поймет.
   Кати планировала с достоинством выполнить возложенную на нее роль подружки невесты на свадьбе, до которой оставался… месяц. Они уже купили ей в Париже платье из восточного шелка ярко-оранжевого цвета с золотыми и темно-фиолетовыми узорами, которое великолепно сидело на ней.
   Все уверены, что Харгроув Элстон – один из самых завидных женихов в Чикаго. И с этим трудно поспорить: из респектабельной семьи с безукоризненной репутацией и с хорошими связями в политических кругах. Неудивительно, что в свои тридцать три года он уже добился высокого положения и являлся партнером в одной из уважаемых юридических фирм. При таком развитии карьеры, если все пойдет по плану, Харгроув планировал уже в следующем году выдвинуть свою кандидатуру на выборах в Сенат. И если говорить об их личной жизни, то секс не был уж настолько плох. Все было… славно. Как и сам Харгроув: порядочный и милый молодой человек. Не каждая женщина способна сказать такое о своем будущем муже.
   Амбер одним глотком допила мартини, надеясь, что алкоголь поможет ей расслабиться и забыть о непонятном беспокойстве, которое не отпускало ее последние недели.
   Ройс сразу же дал сигнал бармену вновь наполнить им бокалы, и она возражать не стала. Слегка напиться – тоже неплохая идея!
   – Его зовут Харгроув Элстон, – вырвалось у Амбер, когда бармен поставил перед ними новые бокалы с мартини.
   Благодарно кивнув бармену, Ройс подхватил оба бокала.
   – Давай перейдем за столик? – предложил он, поднимаясь.
   Его предложение застало Амбер врасплох. Она смущенно обвела взглядом зал, испугавшись, что ее могут принять за любительницу приключений. Но никто из посетителей бара не обращал на них с Ройсом ни малейшего внимания.
   С Харгроувом Амбер начала встречаться, когда ей было восемнадцать лет, так что до этого момента она никогда не разговаривала с незнакомцами за барной стойкой. Хотя… Ройс не мог считаться незнакомцем, ведь они познакомились на свадьбе его брата, который сотрудничал с ее отцом. Она с первого момента знала, кто он, и почему тогда, спрашивается, они не могут немного пообщаться?
   – Давайте, – согласилась Амбер, соскользнув со стула.
   Ройс поставил бокалы на тихий угловой столик и отодвинул одно из кожаных бордовых кресел, чтобы она могла сесть. Амбер решительно опустилась в него и поспешно поправила задравшееся платье.
   – Харгроув Элстон? – повторил он вопросительно, когда сел напротив и отодвинул настольную лампу в сторону, чтобы они могли видеть друг друга без всяких помех.
   – Он планирует баллотироваться в Сенат.
   – Ты выходишь замуж за политика? – спросил Ройс, переходя на «ты».
   – Не обязательно… – Амбер осеклась, не понимая, что хотела этим сказать, и поспешно продолжила: – Я имею в виду… его еще не избрали.
   – А ты чем занимаешься?
   Она скривила губы и взялась за бокал.
   – Ничем.
   – Ничем?
   Амбер с сожалением кивнула, поскольку это было абсолютной правдой.
   – Я окончила Чикагский университет, – сообщила она, чтобы хоть как-то ответить на его вопрос.
   – Факультет искусств?
   – Нет, факультет государственного управления. С отличием.
   Поскольку Харгроув собирался стать политиком, ей всегда раньше казалось разумным получить образование в данной области. Хотя бы ради того, чтобы понимать все сложности его работы.
   – Как интересно! Расскажи подробнее, я весь во внимании, – сказал Ройс, с восхищением глядя на нее.
   – Неужели мне лишь сейчас удалось овладеть твоим вниманием? – пошутила Амбер.
   Только когда вопрос был задан, она сообразила, что флиртует с Ройсом! В глазах его даже заблестели искорки – конечно, он не мог не заметить ее оплошность.
   – Амбер, ты завладела моим вниманием в ту же секунду, когда я тебя увидел.
   От признания Ройса ей почему-то стало приятно, а в груди появилось опасное томление. Ройс с нетерпением ждет от нее ответа.
   Пауза затянулась, его улыбка смягчилась, а хищный блеск в глазах исчез.
   – Должен ли я прийти к выводу, что ослышался?
   – Не могу с уверенностью ответить на твой вопрос, – призналась Амбер.
   – В таком случае дай мне знать, когда появится уверенность.
   В любом случае флирт с сидящим перед ней мужчиной – ошибка. Ей необходимо взять себя в руки и начать контролировать ситуацию.
   – Расскажи мне о Монтане, – попросила Амбер. Вот хорошая, спокойная и абсолютно нейтральная тема для разговора. – Я там ни разу не была.
   Ройс откинулся в кресле и пару-другую секунд, склонив голову набок, изучал ее, скорее всего размышляя, продолжать ли играть с ней или позволить ей улизнуть из его западни.
   – Что тебя интересует? – спросил он наконец.
   – Твое ранчо, – поспешно ответила Амбер. – Расскажи мне о своем ранчо.
   – У нас есть скот.
   – Коровы? Сколько?
   – Не только. Всего около пятидесяти тысяч голов.
   – Сколько? Так много? И ты с ними со всеми собираешь возиться?
   – А что еще остается? У нас большая территория и людей много. А я лишь управляю всем хозяйством.
   – А лошади? – продолжила свои расспросы Амбер.
   – Несколько сотен.
   Она выудила миндаль из тарелочки.
   – Я брала уроки верховой езды, когда мне было одиннадцать.
   Он улыбнулся, обнажив аккуратный ряд идеальной белизны зубов.
   – В Чикаго?
   – Да. – Амбер надкусила орех. – Я недолго прозанималась. Была не в восторге от постоянного запаха пота и навоза.
   – Тогда тебе не понравится Монтана.
   – Возможно. Расскажи еще что-нибудь.
   – Лошадьми занимается моя сестра. Ее ферма расположена на возвышенности, и там огромные луга, на которых растут миллионы полевых цветов.
   – Цветы – это красиво. – Амбер не сомневалась, что ей бы понравилось гулять по лугам, покрытым разноцветным ковром из цветов. – Что еще?
   – Она занимается конкуром. И у нее скакуны ганноверской породы.
   – Здорово! И как? Получается?
   – Мы все надеемся, что Стефани поедет на следующую Олимпиаду в составе национальной сборной.
   – Могу поспорить, она обожает лошадей…
   Амбер попыталась представить, что чувствует человек, у которого есть страсть в жизни. Хорошо иметь увлечение, особенно если у тебя получается то, чем ты занимаешься.
   Ройс кивнул.
   – Она занимается конным спортом с пяти лет.
   – Хотела бы и я увлекаться чем-нибудь, – вздохнула Амбер и потянулась за новым орехом.
   Он отреагировал не сразу, будто сначала тщательно обдумывал то, что она сказала.
   – У всех есть какая-нибудь страсть в жизни. Осмелившись, Амбер подняла голову и встретилась с ним взглядом.
   – А что ты любишь?
   – Лететь со скоростью звука ясной ночью. Или над пустыней в Неваде.
   – Часто получается?
   – Не так часто, как бы хотелось. Амбер не сдержала улыбки.
   – Умело справляешься с самолетами?
   Взгляд его спустился к открытому декольте ее платья, а в голосе вдруг появилась хрипотца.
   – Я умелый во многих вещах.
   – Но вести себя в рамках приличий не всегда умеешь. – Амбер предостерегающе погрозила ему пальцем.
   Однако когда Ройс улыбнулся, довольный собой, она снова почувствовала сладкое и в то же время опасное томление в груди.
   – Теперь твоя очередь, – сказал Ройс и, заметив непонимание у нее на лице, объяснил: – Что ты любишь?
   Конечно, надо было ожидать, что он задаст ей этот вопрос. Чтобы выгадать время и подумать, Амбер сделала небольшой глоток коктейля, прежде чем отвечать.
   – Модные туфли, – объявила она, ставя бокал обратно.
   К ее удивлению, Ройс нагнулся и заглянул под стол:
   – Лгунишка.
   – С чего ты взял?
   Амбер вытянула ноги, чтобы показать свои черные босоножки на шпильках.
   – Я встречался с женщинами, которые были помешаны на дизайнерских туфлях.
   – А я не говорила, что я на них помешана.
   – У тебя они простые, без претензий, – сказал Ройс и до того, как она поняла, что он задумал, положил одну из ее ног к себе на колени. – А вот здесь на ремешке потертость. Ты их надевала уже много раз.
   Его большой палец, когда Ройс показывал на место потертости, как будто случайно слегка дотронулся лодыжки Амбер.
   Я не говорила, что схожу с ума из-за новой обуви, – повторила она, стараясь не обращать внимания на теплоту, исходящую от его руки, и легкие, нежные прикосновения. Пульс у нее участился, и Амбер с трудом подавила желание убрать ногу, но решила, что этим только выдаст себя.
   – Подумай еще, – предложил Ройс.
   – Торт на день рождения. – В этот раз она была более откровенной. – Трехслойный, с кремом и с сахарной глазурью. И обязательно украшенный светло-розовыми бутонами роз.
   Он рассмеялся и в следующий момент опустил ее ногу на пол.
   «Слава богу!» – промелькнуло у нее в голове.
   – Сколько тебе лет? – спросил Ройс, взяв целую горсть орехов.
   – Двадцать два. А тебе?
   – Тридцать три.
   – Ты шутишь?
   – Нет. А что?
   Амбер пожала плечами и замялась, но потом решилась признаться в том, о чем подумала:
   – Харгроуву тоже тридцать три, но он кажется гораздо старше тебя.
   – Тут все просто: я летчик, поэтому я дерзкий, отчаянный и беззаботный, а он – политик, уравновешенный, осторожный и педантичный. Нас сравнивать нет никакого смысла.
   – Но ты же его ни разу не встречал!
   Однако, несмотря на это, характеристики оказались пугающе точными.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация