А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пособие для начинающей ведьмы" (страница 32)

   Иву тоже не минула эта чаша. Едва въехав в лес, она тут же начала думать, что бы такое интересное с ним сделать. Она просто органически не могла представить себе его как что-то равнодушное или, страшно сказать, неживое, без души и характера. А коли лес этими свойствами обладает, то значит, можно попытаться заслужить его благосклонность. Девушка крепко задумалась – как.
   Через некоторое время эльф, контролировавший ситуацию, заметил отсутствие стука копыт Лоренцо. Пока он поворачивался, в его голове пронеслись миллион предположений, одно страшнее другого. Все оказалось очень просто. Его подруга просто остановила коня и уже приноровилась с него слезть. Т’ьелх немного позабавился, глядя на эту процедуру, – что ни говори, не освоила еще его возлюбленная всех премудростей верховой езды, – и только потом задумался, зачем это ей.
   – Ты куда?
   Девушка только махнула рукой, как делала всякий раз, когда не хотела отвечать на вопрос. Он уже знал, что в такие минуты ее лучше не трогать. Так что он молча наблюдал, как она достала из изрядно разросшихся седельных сумок (благо они все-таки оставили большую часть шмотья на корабле) чистое льняное полотенце, которое невесть зачем прикупила в городе, завернула в него целую буханку хлеба и положила точно в центре полянки, что-то бурча себе под нос. Потом травница еще немного побродила вокруг, вдохновенно размахивая руками и что-то шепча. Т’ьелх счел за лучшее не вмешиваться (Ива не раз уже за время их знакомства многообещающим рыком увещевала его: «Не лезь во время колдовства с немытыми руками и глупыми вопросами навроде: „А нет ли у тебя белой горячки, деточка?“») и отъехать подальше. Также опыт общения показывал, что и вслушиваться в бормотание тоже не стоит. Это как-то всегда потом негативно отражалось или на нем самом, или на волшебстве. Почему-то за последнее Ива ругалась больше. Наверное, в этом случае последствия были более разрушительные.
   На самом деле знахарка не сильно и мудрила. В чаровании она разбиралась плохо, но есть вещи, которые каждый, кто у леса живет, знает. Например: не задобрив лешего, во владения его не стоит соваться. Уж что-что, а договариваться с лесными хозяевами ведунья умела. Чай, не раз в гостях у них травяной настой попивала, советы мудрые слушала да знаниями иль лекарствами делилась.
   Но она прекрасно понимала, что лешего надо долго задабривать, иначе коротко не сойтись. В лесах, что окружали ее родную деревушку, порукой ей была тетушка да и собственные знахарские дела. А как быть здесь? Хлеб да доброе слово – обычная осторожность путника. Ранее травнице везло с лешими. Каким-то чутьем они признавали в ней свою. Традиционно лесных хозяев причисляли к нечисти навроде русалок и кикимор. Ведьмы тоже таковыми признавались. А по народному разумению разница между ведьмой и знахаркой невелика. Да и к тому же в строгом смысле слова ее тетушка и была ведьмой. «Да, хм, и мать, похоже, тоже… Может, и род весь». Так что по вполне понятным причинам лешие ее не чурались. Хотя между нечистью тоже ого-го какие различия. Но и она, однако ж, не совсем для них чужая.
   Ива вздохнула. Ранее она всегда каким-то особым чутьем – не магическим, это уж точно, – улавливала присутствие нечисти, правда, по большей части безвредной… Относительно безвредной.
   Но магия как-то странно влияла на эту способность, заставляя прилагать все больше усилий. А может, это как дальнее и ближнее зрение – чтобы перейти с одного на другое, надо перестроиться. Чем дольше вдаль смотришь, тем больше времени требуется, чтобы собственные пальцы разглядеть. Но Иве казалось, что она отдаляется от того, к чему с детства была привычна. И лес да луг могут ей этого не простить.
   Усилием воли она прогнала эти мысли и попыталась почувствовать лесного хозяина. Против ее ожидания в магию она провалилась практически мгновенно и сразу же поняла: причиной был тот факт, что волшебства в воздухе и всем окружающем витало столько, – было бы нереальным сразу этого не почувствовать. Все было просто пропитано им. Будь Ива чуть поопытнее, ей сразу бы стало ясно, что магия исходит из всего произрастающего в этом странном месте, а волшебство просто здесь накопилось.
   Однако необходимых знаний у девушки не было, поэтому она и не могла выполнить задуманного, не разобралась в хитросплетениях магических потоков, и тот, кто ее вел путаной дорожкой, достиг своей цели. Эльф ехал по тропинке, которой на самом деле не было, а юной колдунье очень умело подсунули одну из множества магических ниточек, и она шла по ней как кукла в умелых руках кукловода. Волшебство, разлитое вокруг, умело задурило ей голову, скрыв множество опасностей, таящихся в этом странном лесу.
   Т’ьелх видел, что подруга, мягко говоря, не в себе. Но такое с ней частенько случалось. Последнее время она все больше внимания уделяла своему зарождающемуся искусству колдовства и впадала в транс чуть ли каждый день. Эльф заметил, что в такие минуты, даже когда глаза девушки смотрели в пустоту, она не спотыкалась, не натыкалась на предметы, корни деревьев не лезли ей под ноги, ветки не цепляли за волосы, колдобины сами уходили с ее пути. Однако такое состояние не должно быть долгим. Ива как-то говорила ему, что это очень опасно: можно и с ума сойти. Поэтому эльф очень скоро забеспокоился: возлюбленная шла явно в трансе. Двигалась уверенно, будто знала дорогу. Кстати, тропка-то тоже была непростая. Раз оглянувшись, Т’ьелх увидел, как там, где они проехали, ее уже нет. А еще дальше даже деревья многовековые стоят, притом так плотно, словно воины в строю. А Ива двигалась так, будто вел ее кто-то путем, ему лишь одному ведомым. Эльф верил в чудеса, но очень давно понял, что чужая воля редко бывает доброй. Понаблюдав за этой картиной еще немного, он спешился и аккуратно подставил подножку своей красавице. Против его ожидания она не споткнулась, не упала. Его готовые подхватить ее руки опустились в удивлении.
   Кто-то вел ее вперед, берег свою добычу, чтобы дать ей возможность добраться куда следует. В этом Т’ьелх не сомневался ни на секунду: в следующий миг его пощечина обожгла девушке щеку. Знахарка дернулась, и в сторону эльфа полетела какая-то явно магическая дрянь, похожая на маленький ледяной шарик. Насколько он знал, такой способ атаки Ива давно пыталась создать по книгам, но у нее никак не получалось. «Надо же, – подумал он, уворачиваясь от еще одного „снежка“, – как у нее хорошо получается. А всего-то надо было – попасть под гипноз, а в качестве объекта атаки избрать близкого человека… Любимая, да что ж ты творишь?!»
   Эльф извернулся и схватил травницу за запястья. В следующий миг они оказались на земле.
   Ива мотнула головой и недоуменно уставилась на капитана:
   – Что случилось?
   – Ну как тебе сказать? – Он устроился поудобнее, не отпуская ее рук. – Ты пыталась меня убить.
   Девушка смешно моргнула, потом нахмурила прелестные бровки и задала очень уместный во всех отношениях вопрос:
   – А за что?
   Т’ьелх расхохотался, расцеловал ее в щеки, лоб, нос и ласково припал к губам.
   – Я люблю тебя, малышка… но, похоже, мы попали в ловушку…
   Знахарка несколько мгновений обдумывала его слова.
   – С чего ты решил?
   Ее возлюбленный поднялся с земли и почти автоматически протянул ей руку.
   – Тропинки больше нет.
   Она оглянулась. Их обступали со всех сторон деревья.
   – Даже я, эльф, теперь не смогу найти обратный путь.
   – Хм… – растерялась Ива. – Но вперед-то дорожка ведет.
   – Вот поэтому-то по ней и не хочется идти.
   – Думаешь, западня?
   – А ты не согласна? – хмыкнул Т’ьелх.
   – Ну… очень похоже. Но может, нас просто направляют, чтобы не заблудились.
   – Ива, не будь наивной.
   Девушка не знала, что сказать.
   – Ну ладно, а что с тобой-то случилось, красавица моя?
   – Точно не знаю. Такое впечатление, что мешком по голове ударили… Только это состояние медленно приходило… вроде все понимаю, но никаких мыслей, желаний и воли нет.
   – Да, тяжелый случай. Думаешь, магия нам не поможет?
   Ива вздохнула.
   – Здесь ее столько… – Она тоскливо обвела рукой лес. – Я думала, та, которая ко мне в сердце забралась, мне зла причинить не может. А оказалось – не так… Я всегда думала, что лес в любом случае меня защитит, ан нет.
   – Не убивайся, – махнул рукой эльф. – Ты просто еще не научилась отделять друзей от врагов и не знаешь, кому можно довериться безоговорочно, а с кем дружить, но с оглядкой.
   – Э-э, вообще-то я про магию говорила.
   – Какая разница? – Т’ьелх повертел в пальцах травинку и сунул ее в рот. – В этом вопросе я не очень разбираюсь, зато в жизни хорошо. В мире все подчиняется одним и тем же законам. Есть хорошие люди, как эльфы и все прочие существа, а есть те, с кем лучше не связываться. И ты думаешь, что умеешь отличать одних от других? Хорошо, если это так. Но все, увы, не так просто. Потому как все ошибаются и все подводят. Кто-то по случайности, кто-то по незнанию, кто-то, поддавшись чужой воле, случайному порыву, кто-то от горя, кто-то от боли, кто-то оттого, что просто так получилось. Но ведь не бросишь же их. Так и в полном одиночестве остаться недолго. И ведь страшно не это. А то, что люди при этом хоть и виноваты, но плохими в один миг не стали. И ты сам не безгрешен, чтобы их судить… Вот так и магия, любовь моя, она… разная. Плохую от хорошей ты сможешь отличить, но она не всегда будет действовать так, как ты хочешь. И только с опытом ты научишься поступать так, чтобы все вокруг складывалось как нужно тебе. Или не научишься.
   – Так эльфы и живут – чтобы все вокруг выстраивалось под них? – с едва слышным вызовом в голосе спросила Ива.
   – В большинстве своем. Но при чем тут эльфы, милая? Не злись. Я хочу сказать, что ошибаться и поступать неправильно не стыдно. Так бывает. Вот сейчас лес и магия тебя, скажем так, обманули, но от этого разве они стали плохими? Может, ты из-за того, что поступила ошибочно, стала хуже? Тоже нет. Благодари звезды за это, потому что у тебя появился шанс понять, разобраться еще в одной мелочи, что составляют этот мир. Разберись, что не так, и иди дальше.
   – У тебя сегодня философское настроение? – съехидничала девушка.
   – Да нет. Просто я скоро не смогу быть все время с тобой рядом и как ни хотелось бы мне постоянно оберегать тебя, но это не в моих силах… и мне страшно за тебя, моя умница. И дар у тебя есть, и голова на плечах, и воля, и в людях ты неплохо умеешь разбираться, но ведь это еще не все. Как научить тебя… о звезды, столько всего тебе хочется рассказать! – Эльф порывисто обнял ее: – Милая, что же мне с тобой делать? Жалко мне твое юное сердечко. Столько ему придется пережить: и чужие предательства, и свои ошибки, и обиды, и бессилие, и отчаяние, и тоску, и искушение. Бывает так, что руки опускаются, хотя ничего не произошло, а иной раз ты оказываешься на вершине – прошел все испытания, все преодолел, а цель оказалась иллюзией. Милая-милая, что же мне с тобой делать?
   – Может, дать жить своей жизнью? – выдала травница одну из самых больших банальностей.
   – Я понимаю, что придется. Но, душа моя, это как ребенку дать в руки меч – или других покалечит, или сам порежется. Вот тебе мой совет: учись прощать и других и себя, извлекать опыт из ошибок, использовать ситуацию в свою пользу – и ни по какому поводу не переживай. Знаешь, как говорят рейнджеры: «Всё на свете ерунда, кроме пчел. Но если подумать… пчелы тоже ерунда».
   Ива расхохоталась, и серьезный разговор на этом был погребен.
   Парочка вкусно пообедала и стала решать, что делать. Лес вокруг постоянно менялся. То они сидели на траве, на чудесной полянке, а вот уже их обступили хвойные деревья… То дубы-великаны, то трепетные осинки построили свой хоровод. Причем ни востроглазому эльфу, ни волшебнице-ведунье так и не удалось ни разу уловить момент изменения.
   – Ну и что будем делать?
   – А что в принципе случилось? Мы и так знали, что лес волшебный.
   – Я не могу пользоваться магией. И лесной хозяин нам не поможет. Признаться, я надеялась на его поддержку.
   – Все-таки я эльф. Мало какой лес или живая тварюшка пойдет против нас.
   – Ага, история с Алисией это живо подтверждает, – ехидно ответствовала знахарка.
   – Да, не поспоришь. Но разве мы не понимали с самого начала, что суемся волку в пасть, то бишь идем к обиженным людям в их же логово?
   – Понимали, – согласно вздохнула она.
   – Так что, вооружившись дипломатией и своими добрыми намерениями, пошли дальше.
   – Куда?
   – По тропинке.
   – А как же твои рассуждения про засаду?
   – А что мы можем сделать? Хозяева здесь лесные колдуны. К ним мы и идем. Так что…
   – Думаешь, это они?
   – Других вариантов не вижу.
   Они двигались по несуществующей дорожке, с интересом рассматривая чудеса вокруг. У Ивы даже мелькнула мысль, что их пытались таким образом напугать, но удалось только заинтриговать. Сначала пейзаж менялся почти мгновенно, потом эта круговерть стала замедляться, но пришла другая напасть. Тропинка из ровной превратилась в полосу препятствий. Корни деревьев как будто специально лезли под ноги, ветки цеплялись за одежду и волосы. Постоянно приходилось через что-то перепрыгивать, обходить, наклоняться, перелезать. Знахарка перебрала в уме и вслух все известные ей ругательства и с удовольствием пополняла словарный запас, прислушиваясь к «высокому эльфийскому». Благо кроме закрученных форм родного языка капитан, побывавший почти везде в обитаемом мире и в таких ситуациях, которые немало способствовали обогащению словаря ругательств, выдавал поистине замечательные перлы.
   Когда невдалеке завыли волки, стало отнюдь не смешно. Эльф совсем по-звериному принюхался и ускорил шаг. Им уже давно пришлось спешиться. Кони и без того чуть не переломали ноги. Чужое присутствие теперь ощущалось постоянно. Чьи-то тени то и дело мелькали меж деревьев, от недобрых взглядов свербело в затылке.
   Т’ьелх хмурился все больше.
   – Я чую нежить, – остановившись, вымолвил он.
   – Ты уверен? – совершенно не сомневаясь в его словах, спросила девушка, опасливо озираясь вокруг.
   Эльф фыркнул:
   – Но хуже всего то, что мы ходим по кругу.
   – С чего ты взял? – удивилась она. Пейзаж так часто менялся, что понять что-либо, как ей казалось, было невозможно в принципе.
   – Солнце постоянно с разных сторон оказывается.
   Ива задрала голову и посмотрела на дневное светило:
   – Может, это морок?
   – Морок – это, скорее всего, все остальное, – хмыкнул темный. – Нам очень эффектно показывают свою силу и нашу слабость. Поэтому предлагаю остановиться здесь и переночевать. Заодно и подумать хорошенько.
   – А как же нежить?
   – Любая нежить движется быстрее нас, так что бежать нет смысла. Если что, отобьемся и здесь. Но мне кажется, это тоже морок… или нас ею пугают. – Все это эльф говорил, уже распаковывая вещи, необходимые для ночного лагеря.
   Знахарка привыкла доверять возлюбленному и тоже включилась в приготовления, ненароком заметив, как тот перво-наперво проверил, легко ли выходят клинки из ножен, и вытащил лук из чехла. Травница тоже на всякий случай перебрала свои запасы. Месяцы путешествия научили ее: все, что нужно для самообороны, должно находиться в самом доступном месте.
   Поужинали припасенной уточкой, еще мягким хлебом и яблоками. Грызя зеленый большой сладко пахнущий плод, Ива завела разговор о способах решения проблемы, но Т’ьелх только махнул рукой, обронивл, что «кое-какая идейка» у него на этот счет есть, и, сообщив девушке, мол, ее очередь караулить первой, завалился спать. Проблем со сном у него никогда не наблюдалось, так что через пару минут он уже вовсю посапывал прямым аристократическим носом, оставив подругу мучиться неведением.
   Утром Ива, проснувшись, первое, что увидела, – это своего возлюбленного, задумчиво вертящего в пальцах деревянные кусочки амулета.
   – Что ты делаешь? – зевнув, спросила травница.
   – Доброе утро, милая, – меланхолично выдал тот. – Ты умойся, поешь, а уже потом начинай допрос.
   У эльфа порой случались дни духа противоречия, когда добиться от него чего-либо было попросту невозможно. Поэтому Ива тяжко вздохнула и направилась выполнять задание.
   Однако против ее ожидания плохое настроение эльфа долго не продлилось. Стоило ей поесть и привести себя в порядок, как он, коварно улыбаясь, спросил:
   – Как ты думаешь, душа моя, была ли Алисия дорога тем людям, что устроили нам вчера такую незабываемую прогулку?
   – Думаю, да… Коли так злятся.
   – Вот и я подозреваю. А как ты считаешь, долго ли нас собираются так водить по кругу?
   – Тот же ответ. Не ощущаю я чьей-либо доброй воли в этом месте.
   – Воистину Хмурый Лес, – хмыкнул Т’ьелх. – А как тебе кажется, вот этот амулет, – он показал ей деревянные пластинки, которые она уже до самой последней черточки знала, – ценен для них?
   – На то весь расчет, – осторожно промолвила девушка.
   Эльф совсем уж разулыбался, но Иве только стало холодно от того, какими злыми были при этом его глаза.
   – И последний вопрос, моя милая, – продолжил он, придвигая к себе лук, – если мы бросим их в костер, не будет ли это хорошим уроком для тех, кто ведет себя так негостеприимно?
   Ива, сильно усомнившись в рассудке друга, удивленно хлопала глазами. А Т’ьелх, послав ей ласковую улыбку, кинул частички амулета в костер.
   – Нет! – Девушка дернулась вперед.
   – Нет!!! – слились в один хор голоса шестерых мужчин и двух женщин, в мгновение ока оказавшихся на поляне.
   Темный удовлетворенно хохотнул и поймал еще не долетевшие до огня деревянные пластинки. Повернувшись к колдунам, он отвесил полунасмешливый поклон:
   – Ну что, уважаемые, теперь поговорим?
   С виду лесные жители ничем не отличались от обычных людей, разве что пристрастием к зелено-коричневому цвету одежды. Волосы у всех были чрезвычайно длинные. Да и брить бороды здесь явно казалось не в моде. У женщин в волосах были вплетены цветы и травы. Мужчины опирались на посохи.
   Самый старый из них – худой древний старик, единственный облаченный в белые цвета, повел рукой, и все вокруг резко изменилось. Лесные колдуны теперь сидели на странного вида креслах, сплетенных из живого кустарника, а путники стояли перед ними.
   Ива невольно подумала: что-то это ей напоминает. Очевидно, не только ей, потому как тот же старик, явно бывший здесь за главного, произнес:
   – Ну что ж, места поменялись.
   Т’ьелх слишком хорошо помнил, чем дело закончилось в прошлый раз.
   – Надеюсь только, что история хоть чему-то нас всех научила, – ответствовал он.
   Старик нахмурился. А Ива краешком глаза уловила блеск одобрения в карих глазах одного из колдунов.
   – Зачем ты пришел в Хмурый Лес, сын жестокого народа?
   И хотя, похоже, обе стороны знали ответ, эльф принял правила игры:
   – Я пришел сюда поставить точку в истории, которая принесла много горя и твоему и моему народу.
   Он немного помолчал, но тишину не нарушил никто.
   – Я пришел сюда просить вас снять проклятие с моего рода. И в залог своей доброй воли принес вам вот это. – Деревяшки лежали на ладони.
   Колдун посмотрел на невзрачные пластинки.
   – Давай, – спустя мгновение ответил он.
   Т’ьелх улыбнулся и убрал пластинки в карман.
   – С удовольствием. Но сначала договоримся.
   Мужчина недобро ощерился:
   – Ты не в том положении, чтобы торговаться.
   – Я и не собираюсь торговаться. Я прошу снять проклятие с моего рода, и только получив это, уйду отсюда.
   – Эльф, – почти выплюнул это слово старик, – твоя жизнь сейчас висит на волоске. А ты еще и угрожаешь нам.
   – Я не угрожаю. Я предлагаю сотрудничество. Снятие проклятия в обмен на четыре части амулета. О большем не прошу.
   Несколько колдунов переглянулись, но тот, что в белом, лишь скривил губы.
   – Вы заслужили это проклятие. – Голос старика зазвучал громче. – Вы его заслужили. Из-за вашего высокомерия дочь нашего народа погибла во цвете лет. Из-за вашей спеси она так и не узнала счастья. Ради мести вам она лишила себя даже надежды на возрождение после смерти. Ее последним желанием было отомстить вам – и да будет так.
   – Да, мы поступили неправильно и горько за это поплатились. Вы потеряли дочь вашего народа. Мы потеряли сына. Прошли века, но наши женщины до сих пор платят за ошибку одной. А дух Алисии все еще не нашел покоя, а ее дерево ждет ее возвращения. Я предлагаю тебе покончить с этой взаимной болью.
   – Меня не волнует судьба эльфов. Вы получили то, что заслужили. А амулет, как ты это называешь, мы возьмем и так… когда лес сожрет твое тело. – Столь мерзкой ухмылки Ива еще не видала. Это была улыбка человека, ненавидящего и уверенного в своей правоте. «Ой, вляпались», – подумала она, судорожно размышляя, что реально противопоставить лесным колдунам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация