А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пособие для начинающей ведьмы" (страница 28)

   – Что же ты за пират, коль так… осторожен? – подначила Ива.
   – Во-первых, я не пират, а почтенный капитан торгового корабля. – Девушка фыркнула, эльф подкупающе улыбнулся. – А во-вторых, очень хороший пират, ибо при моей профессии и образе жизни я столько лет жив, здоров и богат. Знаешь, в чем секрет? – Вопрос был риторический. – Именно в том, что я не кидаюсь всюду, где слышится запах наживы, а умею выбирать, сочетая минимальный риск и максимальную выгоду. Наука называется экономика. Займись на досуге, – усмехнулся «почтенный капитан торгового корабля», а Ива подумала, что любит его.

   Тьма сгустилась над поляной. Костер уже не справлялся с ней. Путники спали, и некому было подложить дров.
   Ива посапывала, привычно забившись под Т’ьелха, который как и всегда лежал на боку, прижимая ее к себе. Катерина в который раз подивилась этой позе. Но они редко спали по-другому; оставалось только порадоваться за людей, которые даже во сне старались быть как можно ближе друг к другу.
   Девушка прислушалась. Знахарка явно спала. С эльфом было труднее. Катерине даже с ее обострявшимся по ночам слухом не удавалось понять, спит он или нет. В конце концов, она решила рискнуть: тихонько повернулась и – в следующий миг оказалась на ногах. Ее шагов не мог услышать никто. Ветви раскидистого кустарника, скрывавшего половину стены неопознанного сооружения, качнулись. И тьма поглотила женскую фигурку.
   Только тогда Т’ьелх решился открыть глаза. Он не спал, ожидая действий Катерины. В отличие от своей возлюбленной, он давно уже понял, с кем имеет дело, и не собирался упускать своего шанса. У эльфа были серьезные опасения, что более такого случая ему не подвернется. Девушка, если предположения Т’ьелха были верны, еще просто не вошла в полную силу, возможно, даже не до конца понимала свою суть, а значит, и свое могущество.
   Эльф осознавал, что рискует, однако это был как раз тот случай, когда приходилось это делать, дабы не пошли прахом труды многих месяцев.
   Поэтому он тихонечко приподнялся. Элевиэль рассказал ему, как он впервые увидел Катерину. Она вышла к их костру совершенно незамеченной. Ни разу не было такого, чтобы эльф не услышал или не почувствовал приближение человека. Однако ей это удалось. Собственно, именно с того момента стало ясно, что с ней все не так просто.
   Сейчас Т’ьелх проявлял всевозможную осторожность, стараясь двигаться бесшумно. Это у эльфов всегда получалось. Но кто знает, на что способно существо, сумевшее подобраться к его светлым собратьям совершенно незаметно.
   Катерину он обнаружил около входа не то в склеп, не то в храм. Она стояла на открытом пространстве и рассматривала в свете луны небольшой треугольный предмет, в котором эльф тут же опознал четвертую часть Алисии.
   При взгляде же на саму девушку Т’ьелх чуть было не отказался от своих планов: чего только стоил красный свет, льющийся из ее глаз, что угольками горели на бледном хищном лице.
   «Другого шанса не будет», – напомнил себе эльф и, вытянув нож, прыгнул на удачно повернувшуюся девушку. Миг – и лезвие было приставлено к ее горлу, а пальцы Т’ьелха до онемения сжали запястье той руки, в которой Катерина держала Алисию.
   Из горла девушки вырвался злой рык, больше похожий на рев взбешенного животного, чем на нежный женский голосок.
   – Только дернись, – прошипел эльф, – вмиг горло перережу.
   – Ты не знаешь, с кем связался. – Слова протолкнулись сквозь уже тронутое превращением горло.
   – Ошибаешься, знаю. Поэтому и не пытаюсь мирно договориться. Так что не сомневайся, милая, у меня рука не дрогнет. Я отлично понимаю, что тебя можно и нужно убить только одним ударом, ибо второго не будет.
   – Что тут происходит?! – раздался позади голосок Ивы. Тут же она вскрикнула, увидев нож эльфа у горла их спутницы.
   – Милая, возьми у Катерины Алисию.
   Ива очень хорошо понимала, что есть ситуации, когда любопытство неуместно.
   Она быстро сделала несколько шагов и взяла тоненькую деревянную полосочку из руки девушки. Катерина мстительно на миг удержала ее пальцами, заставив знахарку посмотреть ей в глаза. Те пылали красным ужасным пламенем. Однако вопреки ожиданиям Катерины, Ива хоть и вздрогнула, но не испугалась и не выпустила артефакт из рук.
   – Что дальше?
   – Иди и собирай вещи. Мы уезжаем.
   Катерина прошипела:
   – Ты думаешь, что уйдешь от меня?
   – Да. Хотя бы потому, что тебе надо сейчас заниматься более важными вещами. Например, возвращать свой трон, кошка, или наводить порядок в клане. Ты не представляешь, какой там сейчас бардак. Или мстить Анкелу. Или возвращать свои земли. Но прежде всего – восстанавливать свою Силу и память. Я ведь правильно понял: ты половину не помнишь, навыки утрачены, доступ к Силе ограничен.
   То, как Катерина напряглась, убедило эльфа в собственной правоте.
   – В любом случае у тебя есть куда более важные дела, чем погоня и схватка со мной. Я оставлю тебе бумаги, что добыл мой друг. Они все касаются кошек. Кое-что тебе очень даже пригодится. По крайней мере больше, чем кусочек амулета, который имеет ценность только для меня.
   – Твоего рода.
   – Ошибаешься. Никто, кроме меня, не верит в нашу семейную легенду и ломаного гроша не даст за эту побрякушку.
   – Но за нее можно было купить твою преданность.
   – Не смеши меня. Какую преданность? В лучшем случае, я бы сделал тебе одну услугу, да и то в этом можно сомневаться.
   Раздались шаги, ветки шумно раздвинулись за их спиной. Ни одну ни другого это не заставило напрячься: они оба опознали Иву за несколько мгновений до этого.
   – Я готова.
   Девушка сидела верхом, на поводу держа коня Т’ьелха и кобылку Катерины.
   – Лошадь забираем? – уточнила знахарка.
   – Нет. – Эльф помолчал. – Хорошо, я должен буду тебе услугу. Ни больше и ни меньше.
   Он опустил нож и запрыгнул на коня.
   Катерина повернулась и посмотрела на него.
   – И девушка тоже, – добавила она, потирая горло.
   Т’ьелх покачал головой. Ива положила ладонь на его руку:
   – Это справедливо, милый.
   – Это Глава клана кошек. Ты не представляешь, насколько это коварное существо.
   Знахарка посмотрела на Катерину.
   – Если это Глава клана, то она, несомненно, знает, где грань, которую не стоит переходить. К тому же могу тебя уверить, что скоро тебя, Катерина из рода Властителей, ждут ой какие большие проблемы. И война будет не самой страшной из них. Это я тебе как ведунья говорю. Мы задолжали тебе услугу, а ты нам право соглашаться или нет на нее.
   Кошка покачала головой:
   – А ты не такая уж дурочка, как сначала кажешься.
   – Помни об этом, – усмехнулась Ива.
   – Хорошо. Я согласна. Я не буду считать вас врагами, не буду мстить. Но вы должны будете мне услугу… с правом выбирать.
   Все трое синхронно кивнули. В следующее мгновение ни Т’ьелха, ни Ивы на поляне не было.
   Катерина вновь потерла горло и, сев прямо на землю, задумалась. «Жаль, откровенно жаль. Но… может, это и к лучшему. Негоже начинать новую жизнь и новое правление с принуждения».

   Кони несли седоков в ночь, прочь из Города Мертвых. Т’ьелх заранее составил маршрут, так что сейчас уверенно ориентировался. Звезды помогали, так что скоро путники выбрались с роскошного кладбища.
   Казалось, даже лошади облегченно вздохнули.
   Дорога была хорошо накатанной, что позволяло двигаться с приличной скоростью, не опасаясь за ноги скакунов.
   Прошло немало времени, прежде чем Т’ьелх объявил привал. Они забрались подальше в лес и, не разводя костер, улеглись в обнимку.
   – А теперь расскажи мне, почему все-таки ты напал на Катерину, – попросила Ива.
   – А ты не поняла?
   – Я хочу услышать твою версию.
   – У нее была Алисия. Вернее, четвертая часть артефакта.
   – Интересно откуда?
   – Катерина – Глава клана кошек. Та самая, от которой эффективно избавился Анкел.
   – Ты понял, что он сделал? – тут же отвлеклась будущая волшебница.
   – Не уверен, но могу поделиться догадками.
   – Будь добр – поделись.
   – Я подозреваю, что он убил ее и в тот краткий миг, что возникает между смертью и новым воплощением… если помнишь, Глава кошек возрождается в том же теле… закинул ее тело в другой мир. Изящно и эффектно. Сущность кошки хоть и нашла ее тело, но полностью возродиться не смогла. Судя по тому, что мы видели до попадания обратно в этот мир, Катерина даже не помнила, кто она такая. Память понемногу возвращается, но возможности ее все еще ограниченны, иначе так легко бы с ней не справились. Сила кошки не только в магии. Они необычайно ловки, подобно их тотему. Она вывернулась бы только так. И лежать бы нам двумя трупиками. Нет, это я, конечно, преувеличиваю, но могло быть и так. Я рисковал тобой, мое счастье, прости меня. Единственное мое оправдание в том, что по моим расчетам кошка еще не так опасна, как будет, войдя в полную силу.
   – Но как ты догадался?
   – Я с самого начала подозревал. Во-первых, как она подобралась к эльфам. Совершенно незаметно. А ты можешь представить себе что-то, чего эльф, стоящий в дозоре, может не увидеть?
   – С трудом.
   – Вот и я тоже. Кстати, не самый мудрый поступок – это сразу насторожило их, – хотя очень типичный для кошек. Они очень любят вот так играться, иногда совершая необдуманные действия только в силу того, что заигрались. Кроме того, они любят чувствовать опасение, страх по отношению к себе других существ. Во-вторых, Катерина убила кроуля. Он почуял в ней нечеловеческую кровь, потом, она опередила его, а быстрее кроуля мало есть тварей на свете. Человек не смог бы тут справиться. В-третьих, помнишь, как она отреагировала на вой кошек, что мы услышали в избушке Ямиги? У нее на лице было написано, как ее это потрясло. Я думаю, что именно с того момента она начала понимать, кто она такая. Не представляю, что она чувствовала в этот миг, но мне кажется, это было нечто очень сильное. Они звали ее, и она не могла не услышать. Четвертое – это то, что мы, вернее ты, видели в день первой ночевки в Городе Мертвых. Это очень походило на общение Главы клана с теми, кто был ранее ее подданными. Кстати, очень похоже, что те группы «охранников» были выставлены именно против нее. Очевидно, Анкел ждал ее появления – кроуль с группой наемников, эти «охранники». Эх, где моя серебрушка теперь? Думаю, у последних были какие-нибудь амулеты, с помощью которых они должны были определить кошку.
   – Почему же не определили?
   – Наверное, из-за того, что она еще не полностью вернула свое прежнее могущество. Или на ее ауру наложил отпечаток другой мир.
   – Может. А почему он направил людей именно к храму?
   – Думаю, не только к нему. Но наверняка это как-то связано с психологией, историей кошек. Мне кажется, сам храм что-то очень важное дал Катерине. К примеру, память. Но насколько я знаю Аня и Вера, скорее всего, они указали ей путь, по которому надо двигаться. Она же явно вспомнила про Алисию только после посещения святыни. Кстати, именно в храме мне пришло понимание. И мне очень ясно подсказали, кто приведет меня к амулету.
   – Но откуда же он у кошек?
   – Украли где-нибудь. Не знаю, милая. А откуда он у Мнишека? Эти проклятые кусочки разлетелись по миру как осколки по комнате – гоблин все соберешь! Но надо сказать, я уверен: у кого-кого, а у кошек артефактов хватает. Они всю свою историю только и делали, как тащили к себе все, что более или менее имеет ценность. А если еще и с магией!..
   – Т’ьелх, а почему все-таки ты напал на нее? Ведь можно было договориться полюбовно.
   – Мы и договорились.
   – Только сначала ты приставил ей нож к горлу.
   – А по-другому было нельзя. Иначе нам бы не сторговаться, поверь мне. Кошки – это не те существа, с которыми можно разговаривать не с позиции силы, в данном случае физической. Моя девочка, можно было только так. Иначе неизвестно, во что бы это нам вылилось.
   – Это и так нам вылилось… Не знаешь, что она может запросить?
   – Не знаю. Но поверь, немало. Только это все равно лучше, чем иметь в числе врагов Главу клана кошек. Кстати, ты молодец. Лихо ты придумала насчет права выбирать и отказаться.
   – Это не я придумала. Я вычитала о подобном случае в книге Торна, той самой, про весь род которая. Там описывалась ситуация, когда один из его предков вынужден был пойти на подобную сделку, и вот так он выкрутился. Ты же знаешь – половина легенд на этом построена – всегда просят невозможного.
   – Да уж. Я всегда думал, когда слушал сказки, ну что ему, этому дуболому, стоит отказаться. Ну подумаешь, пообещал. Повзрослев, понял, конечно, что – как это ни печально – просят обычно о той услуге, которую должны только тогда, когда она действительно нужна. Попробуй тут отказаться, да и магия слова, которое дал, тоже не позволит.
   – Не переживай. Сам мне говорил, что проблемы надо решать по мере их поступления. Сейчас выкрутились – и хорошо. А потом… потом разберемся.
   Утро выдалось для Т’ьелха необычным. Хотя бы потому, что к моменту его пробуждения Ива была не только на ногах, но уже и завтрак приготовила.
   Она сидела к нему вполоборота и смотрела на варящееся на огне зелье.
   – Милая, – улыбнулся он.
   Девушка повернулась. Оглядела взъерошенного полусонного эльфа, отметила его лукавую улыбку.
   – Выспался, любимый?
   Он хмыкнул и вновь повалился на одеяла. Знахарка налила из стоящего рядом котелка остывающий травяной настой в чашку, поднялась, подошла к эльфу и протянула ему. Тот с благодарным кивкомв принял, перекатился в полулежащее положение и с довольным мурлыканьем пригубил.
   – О чем задумалась, малышка?
   Ива обернулась. Глаза эльфа были темны и участливы. Он выглядел счастливым и таким уютным. А еще – таким родным.
   – Дай мне все части Алисии.
   – Что-то придумала? – заинтересовался Т’ьелх.
   – Нет, но на пути. Так дашь?
   Эльф покопался в одном из внутренних карманов (надо заметить, что покрой эльфийской одежды так и остался для ведуньи загадкой. Все их одеяния обладали бесчисленным множеством карманов, от самых маленьких до поистине огромных. Однако сколько бы в них ни валялось всякой всячины, внешне это никак не проявлялось) и протянул девушке искомое.
   Она приняла маленькие деревянные пластиночки из его тонких ловких пальцев, повертела в руках, потом сжала их в кулачке и прикрыла глаза. Эльф потягивал напиток, ожидая результатов.
   Наконец Ива шумно выдохнула, открыла глаза и прижалась лбом к плечу полулежащего друга. Тот взял чашку в другую руку и прижал любимую к себе.
   – Что-нибудь почувствовала? – поинтересовался он.
   Знахарка, не отрываясь, покачала головой.
   – Надо подальше отъехать, а лучше вообще убраться с земли кошек. Местная магия каким-то образом мешает мне. А мне, – она кивнула на котелок над костром, – надо посмотреть в воду.
   – А чем тебе здешняя вода не нравится? – опешил Т’ьелх.
   – Я же сказала – местная магия мне мешает.
   – А вода-то тут при чем?
   Травница расхохоталась. Протянула руку и потрепала его по растрепанным волосам.
   – Какой ты смешной! – Она поднялась и, раскинув руки, подставила лицо ласковому утреннему солнцу, жмурясь от удовольствия. – Погадать хочу.
   – И?
   – И мне нужна вода. Какой-нибудь чистый ручей, протока, а совсем хорошо было бы, – замечталась ведунья, – слияние трех речек или ручейков.
   – Я знаю неподалеку такое место. Как раз из земель кошек выберемся самым коротким путем – к закату, если не спешить, будем.
   – Отлично. Не будем спешить. Все равно я только на рассвете буду гадать. Кстати, не вздумай подсматривать.
   – А что, ты раздеваться будешь?
   – Дурной! – захихикала Ива. – Просто все испортишь.
   – Что испорчу?
   – Во-первых, гадание не получится.
   – Это почему же?
   – Именно для этого гадания нужно одиночество. И потом… ты мужчина.
   – И что? Раньше тебе это нравилось.
   – Мне и сейчас нравится. Просто я женщина, и вода, она тоже как бы женщина. Понимаешь? Это вроде как не гадание, а разговор двух подружек.
   – А вы с ней подружки?
   – Именно так я ее всегда воспринимала.
   – Ладно. А во-вторых?
   – Что во-вторых?
   – Ты сказала, во-первых, гадание не получится. Значит, было и «во-вторых».
   – А, да, было. Не подглядывай, потому… всякая дрянь может вылезти, или увидишь что-нибудь не то.
   – Как в зеркале после заката?
   – Ну типа… Вода – это тоже грань. Но… она как бы к нам более дружелюбно настроена, если чтить ее и не обижать. Вот поэтому-то дурочки всякие от незнания и собственной глупости гадают по зеркалам, а умные знахарки, как твоя возлюбленная, «смотрят в воду». Так что поднимайся, лентяй, поехали к твоему заветному месту с тремя ручьями!

   Как ни стыдно было Иве признаваться, но путешествовать вдвоем с эльфом ей нравилось определенно больше, чем втроем. Вернулась магия их любви – той самой, которая так мешала им передвигаться с нормальной скоростью из-за постоянных остановок ради самой любви. Так что к заветному месту они подъехали к самому закату.
   Надо сказать, он был роскошен. Где-то около получаса влюбленные пробирались по лесу, чтобы выехать на его опушку. С той открывался чудесный вид на полный цветов луг. Все цвело, и запах растений пьянил. Жара уже спала, и воздух был полон приятной предвечерней свежести. Ива завороженно застыла на грани леса и луга.
   – Т’ьелх!
   Лучи солнца залили все вокруг. Казалось, мир купается в закатном злате.
   – Да, моя милая? – Его ладони скользнули по ее талии.
   Каждая травинка, каждый цветок были здесь на своем месте. Будто сама богиня Земля отдыхала, любуясь собственной красотой.
   – Как чудесно!
   Эльф улыбнулся. Что ни говори, а Ива принадлежала этому миру – лугам и полям. Знахарка видела и роскошные города, и величественные замки, и совершенные гробницы Города Мертвых, и много всего другого, но ее сердце принадлежало таким вот местам. Т’ьелх чувствовал это всей своей натурой. Его самого тянуло к этой девушке не только из-за любви, что так внезапно вспыхнула между ними, но это будто требовала вся его сущность эльфа, которые были детьми природы в большей степени, чем люди. Именно из-за этого свойства и светлые и темные эльфы легче всего находили общий язык с дриадами и друидами. Какая-то часть девушки принадлежала лугам и полям, и ее тянуло к ним, как тянет на родину.
   – Идем, я покажу тебе ручей, как ты просила.
   Она покачала головой:
   – Покажи мне просто направление. Я лучше сама.
   Вечерний воздух был сладок. Т’ьелх сидел у костра и ждал свою возлюбленную. Его сердце знало, что она уже рядом еще до того, как чуткий слух уловил ее шаги. Ведунья вошла на поляну совершенно бесшумно. Эльф давно заметил, что когда его милая задумывается о чем-то, она как-то очень органически вливается в окружающий мир. Правда, это правило действовало только на лоне природы. А та и рада была этому: деревья раздвигали ветки перед знахаркой, трава сама стелились ей под ноги, вода лилась в руки. Трудно объяснить. Может, эльф был просто влюблен до такой степени, что возлюбленная казалась ему почти богиней.
   Знахарка подошла к костру и тут же уселась к нему на колени:
   – Я хочу тебя. Сейчас. Немедленно.
   Эльф немного подивился этому заявлению. Обычно девушка либо намекала о своих желаниях, либо обходилась без слов. Уже принимая ее поцелуй, он, заглянув в темные глаза, понял, что сейчас слышал магию своей любимой. Ива явно много колдовала, и магия все еще плескалась в ее крови и жаждала выхода. Он уже знал, как опасна призванная, но не использованная Сила. А любовь – это тоже волшебство.
   Т’ьелх припал к этим сладким губам и понял, что в него вливается Сила. Она не была оформлена, поэтому так и пьянила и без того едва сдерживающегося мужчину. Одним движением он опрокинул возлюбленную на одеяло и запустил руки под ее одежду. Прохладная ткань пахла луговыми цветами и чистой водой, а кожа девушки ласкала его губы так, что невозможно было оторваться. Т’ьелх порывисто вздохнул и подумал, что пропал.

   Восход солнца Ива почувствовала всей кожей. Она открыла глаза и осторожно выбралась из объятий любимого. Немного полюбовалась на него. Потом потянулась и тихонько рассмеялась.
   Ее ждало колдовство, и это наполняло ее счастьем не меньше, чем проведенная в любви ночь.
   Девушка тихонько переоделась в льняное платье и, захватив все необходимое, отправилась к присмотренному вчера местечку.
   Надо отметить, что лучше места для колдовства выбрать было нельзя. Полянка была совсем небольшая, но за деревьями проглядывал давешний луг. Два маленьких ручейка подбегали к выходу одного подземного источника, расположенного прямо под молодой ивой. Ее длинные ветки склонялись к воде так, что казалось, она о чем-то шепчется с ней. Травы вокруг были сочные и мягкие, а цветы большие и яркие. Ручейки, сливаясь, превращались в один большой, далее образуя маленькую речушку. Первые лучи солнца несмело касались длинных ветвей ивы. Вода тихонько журчала. Девушка всей кожей чувствовала волшебство, разлитое в воздухе. Оно было в самой природе, ею созданное и ни капельки ей не чуждое.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация