А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пособие для начинающей ведьмы" (страница 19)

   Т’ьелх улыбнулся тоже и пропел ей на ушко:

Кто не был на море,
Тот света не видел…

   Знахарка пригубила вино и покачала головой. Музыка пленяла. Она не рождала никаких ассоциаций как музыка бардов, она дарила наслаждение в чистом виде. Девушка чуть наклонила бокал, чувствуя, как пальцы обволакивает магия. Сама по себе она смешивалась с вином, вечером и музыкой. Ива ощущала рождение волшебства и в других существах, находившихся в зале. Эта магия ничего не забирала у своих владельцев, не несла в себе никаких заклинаний. Она являлась плоть от плоти их души, их восхищения, их любви, всех тех положительных эмоций, что рождала музыка. Чародейство окутало башню и устремилось ввысь, поднимаясь к небесам, делая мир чуточку лучше.
   – Он гений, – прошептала Ива.
   Т’ьелх наклонился к ней поближе.
   – А когда-то его высмеивали за стремление играть. Ну как же – минотавр, ему бы бой, наемником, крушить головы и ломать хребты. А он – играть.
   Девушка внимательно оглядела спутника – от неровно подстриженных темных волос с множеством тоненьких косичек, заколок и других украшений, смугло-загорелого лица с ехидным выражением и до серебряных пуговиц на камзоле (больше ничего не было видно из-за столика).
   – А ты как здесь оказался?
   – Я знал Марино и Ференцу еще до того, как они открыли это заведение. И потом, разве я такой уж обычный? – лукаво усмехнулся он.
   Ива решила не поддаваться на провокацию:
   – И что же в тебе такого необычного?
   Эльф ничуть не смутился:
   – Ты много видела эльфов – морских капитанов?
   Поскольку до сего вечера девушка видела эльфов только на большом расстоянии, то вопрос становился риторическим.
   – Я слышала, что все эльфы под конец жизни уплывают на Запад. Значит, есть и капитаны.
   – Нет. Только один капитан.
   – И он справляется?
   – А ты думаешь, эльфы так часто умирают?
   – Ну например, во время битв.
   – Те времена, когда эльфы вели широкомасштабные войны давно прошли. Теперь – слава звездам! – у плывущего на Запад мало попутчиков.
   – Слушай, меня всегда интересовало: ну ладно, с теми, кто уплыл на Запад, все более-менее понятно – они там в ажуре – а если эльф умер, не успев взойти на корабль, на чужой земле?
   – Ну и что? Рано или поздно его дух придет в Гавань, и он уплывет к предкам.
   – А вот скажи, если вы точно знаете, что после плавания на Запад вас ждет вечное счастье и блаженство, то зачем вы вообще живете?
   – Странный вопрос. Впрочем, вы, люди, вообще забавные существа. Одни ваши религии чего стоят. Мы живем, потому что это интересно.
   Ива кивнула. Она как-то никогда не рассматривала жизнь в этом ракурсе. Эльфы, похоже, видели в жизни забавную игру. «Поживи, это интересно», словно «Поиграй в эту игру, почитай эту книгу». А знахарка жила в самой этой игре, воспринимая все созданные искусным мастером препятствия и приключения всерьез.
   – Так, значит, эльф на море – это необычно?
   – Да. Если еще он занимается торговлей, добычей и прочим разбоем.
   – Кошмар! – засмеялась девушка. – Как это пережили твои родные?
   – С трудом, – заулыбался эльф. – Но они не оставляют надежды, что я вернусь на путь истины.
   – А ты их разочаровываешь? – Еще одна улыбка.
   – Увы, – притворно вздохнул красавец.
   – Как нехорошо!
   – Как ты права! – с патетическим надрывом провозгласил он, и оба совсем не по-светски заржали. – Как тебе десерт?
   – А как ты думаешь?
   – Когда я в первый раз его попробовал, я подумал – лучше только секс.
   – А как же море? – не преминула поддеть «синьорина».
   – Это запрещенный удар, – отпарировал он.
   – Восхитительный десерт, синьор. Благодарю за этот вечер. Это действительно познавательно.
   – И восхитительно, – на этот раз съехидничал Т’ьелх. – А знаете, что еще входит в программу вечера?
   – Нет, – расплылась она в улыбке, предчувствуя продолжение игры.
   – Танцы. – И как в начале «вечера», он протянул ей тонкую кисть с двумя золотыми кольцами на среднем пальце и еще одним на указательном.
   Поддаваясь на задор в его глазах, Ива вложила свою ручку в его ладонь и, поднявшись, спросила:
   – Танцы? Под это?
   Музыка совсем не располагала к подобному времяпрепровождению.
   – Не беспокойся. Насколько я знаю Марино, сейчас будет что-нибудь более романтичное.
   И действительно, стоило им вступить в круг для танцев, мелодия сменилась, и тут же на площадку высыпали пары. Наткнувшись взглядом на огромного тролля в элегантном серебристом камзоле под ручку с ведьмой в остроконечном колпаке, Ива сочла за лучшее не смотреть по сторонам – себе дороже. Т’ьелх наклонился к ней и шепнул:
   – Впечатляет, да?
   – Чувствую себя провинциалкой, – поворачиваясь к спутнику, как того требовал танец, тихонечко произнесла она.
   Эльф поднял другую ладонь, и девушка вновь оказалась в положении, когда ничего поделать нельзя, и остается лишь подчиниться. Ее пальцы скользнули в его ладонь, и она тут же сомкнулась, подарив ей ощущение чужой воли, которой не хочется и нельзя сопротивляться. Вторая ее лапка уютно устроилась на его груди. Как там говорил Торн? Закрой глаза, и музыка все сделает за тебя. Дурацкий совет. Вернее, он хорош, когда не надо вдыхать аромат зеленого чая, соленого моря и вина, когда не чувствуешь теплой ладони у себя на спине и когда музыка не так романтична. «Банальное совращение, – попыталась проанализировать знахарка. – Причем он даже не особо старается. Просто остается собой, а я теряю голову от эльфов». Ива подняла глаза и тут же наткнулась на понимающий серьезный взгляд. Ведунья мысленно тряхнула головой и сладенько улыбнулась в эти темные озера.
   Музыка сделала новый виток, закружив их по залу. Не было в ней ничего пассивного, умирающего и меланхоличного. Она томила страстью, дрожала желанием и искрилась радостью.
   Эльф наклонил голову, и Ива услышала первые строчки песни:

Я молю богов за тебя,
Эту ночь, эти звезды…

   Через мгновение эти слова повторил звенящий голосок феи. И снова волшебство разлилось в воздухе, только оно не имело никакого отношения к предыдущему, а возникло для одной известной нам пары, когда их губы коснулись друг друга. Нежно, едва-едва, смешивая дыхание, томя предвкушением.
   По-хорошему в этом месте надо было бы оставить наших героев наедине, в пряной темноте комнаты, на льняных простынях, наслаждающихся друг другом. Не стоило бы тревожить их в такие минуты, когда даже звезды и луна, заглядывающие в сладкую тишину, являются нежеланными свидетелями, – такое мгновение принадлежит только двоим и даже рассказывать о нем – преступление. Ночи, при воспоминании о которых что-то внутри томно сжимается, а губы мгновенно разъезжаются в улыбке, – такие ночи – это сокровище, которым не разбрасываются, а хранят как бесценный дар богов.
   Но мы вынуждены нарушить уединение молодых. И только потому, что в момент, когда Ива почувствовала обнаженной спиной прохладу простыней, случилось то, что навсегда изменит их дальнейшую жизнь. Итак…
   За стенами играла музыка. Фея и минотавр продолжали творить волшебство, пары кружиться в танцах, компании распивать прекрасное – и не очень – вино. Где-то вдалеке заливались лаем собаки, звезды подмигивали в небе, и луна щедро дарила свой прекрасный свет миру, уставшему от жаркого солнечного дня.
   В один из моментов этой колдовской ночи чернокудрый эльф заглянул в глаза своей новой знакомой. Его рука отвела мягкие пряди ее волос с нежной шеи. Ива подняла ладонь, коснулась его щеки, погладила плечо, провела по руке, и их пальцы сплелись.
   И оба пропали. Навсегда…
   Незаметно для них нежно-зеленая магия эльфа скользнула в бирюзу ее волшебства, и цвета начали сливаться, как сливались губы и тела влюбленных. С этого момента рваное кружево их душ стало целым. Эта ночь подарила им самое большое сокровище на свете – самих себя…

   А утром Ива проснулась усыпанная цветами. Где их в таком количестве добыл Т’ьелх, так и осталось загадкой. В тот момент девушку волновали только руки любовника, бесстыдно блуждающие по ее телу, и губы, которых так не хватало ее устам. И ночь продлилась еще ненадолго.
   Потом Т’ьелх поил ее соком и кормил с ложечки пирожными, а она смеялась и уворачивалась… Наконец он прижал ее к себе, не в силах отпустить хоть на мгновение, зарылся лицом в ее волосых, скользя по ним губами, пока не наткнулся на ушко. На миг застыл и, до боли боясь отказа, прошептал:
   – Тебе же все равно куда идти. Пойдем со мной к морю.
   Ива застыла, спрятавшись на его груди и стараясь скрыть переполняющую ее радость, но, не выдержав, она подняла к нему лицо, и счастье брызнуло из ее глаз.
   Ближе к обеду счастливая парочка отбыла из гостеприимного приюта. Ференца и Марино долго махали им вслед, потом переглянулись и рассмеялись. Минотавр прижал ее покрепче к себе. Все складывается хорошо.
   – Слушай, – уже когда они заходили в башню, спросила его возлюбленная, – а ты заметил, что у этой девочки есть природные магические способности?
   – То есть? Природная магия есть только у не-людей, а она чистокровный человек.
   – Вот то-то и оно.
   – Ты уверена? Не путаешь с обыкновенным магическим даром? Или может, кто-то из прабабушек грешил на стороне?
   – Я не чувствую в ней нечеловеческой крови, но природная магия есть, а она бывает только у не-людей. Сама в растерянности.
   – Да-а, загадка…
   Выехав за город, Ива, наконец, нашла в себе силы перестать пялиться на спутника, сияя от счастья белозубой улыбкой. Впрочем, последняя, похоже, прочно обосновалась на ее лице и, хотя знахарка того не знала, делала ее во много раз красивее. Настолько, что путники мужского пола еще долго выворачивали шеи ей вслед, а на кавалера смотрели с откровенной завистью.
   Однако ни девушка, ни эльф не замечали этого. Мир казался таким прекрасным, таким волшебным, полным, совершенным, настоящим. Счастье переполняло их, выплескиваясь в улыбках, сияя в темных глазах полуденным солнцем. Казалось, так было всегда. И так же будет… Им просто невозможно было не дотрагиваться друг до друга, не смотреть, а целоваться через каждую пару минут стало просто жизненной необходимостью. Иве даже пришлось перебраться на коня Т’ьелха. Правда, движение от этого только замедлилось, потому что выносить такую близость спокойно не мог ни один ни другая. Впрочем, от этих «проволочек» молодые люди (да простят меня эльфы!) нисколько не страдали.
   – А куда мы вообще едем? – под конец дня спохватилась травница.
   Эльф ласково ей улыбнулся, отметив, как восхитительно играют закатные лучи в ее волосах, о чем тут же не преминул ей сообщить, заслужив поцелуй, и ответил:
   – К моим друзьям. К сожалению, их сейчас нет. Но мне нужно дождаться в их доме одного человека. Заодно и отдохнем.
   – Отдохнем? От чего? – съехидничала Ива, подставляя губы под поцелуй.
   – От посторонних людей, – отрываясь от сладкого плена ее уст, пояснил он, неопределенно мотнув головой в сторону путников на обочине, с любопытством глазеющих на забавную парочку.
   Дом друзей Т’ьелха оказался идеальным убежищем для двоих влюбленных. Стоял он на границе леса и луга, одинаково закрытый и от того, и от другого. Деревенька была поблизости, но не рядом, зато и за молоком, и за свежими булочками или другой какой провизией вполне можно было смотаться.
   Сочетание дикого камня и дерева, из коих было выстроено это двухэтажное чудо архитектуры, вызывало ощущение, что именно такой домик путники всю жизнь искали. Овитый плющом и виноградом, он стал им родным уже до того, как они соскочили с лошадей. В таком уголке, казалось, не было места ссорам и неприятностям. Было видно, что здесь живут лишь счастье и радость, может, еще смех, удовольствие и покой. Пахло травами и хвоей. А заходящее солнце окрашивало стены золотистым, отчего темно-серый камень первого этажа вспыхивал маленькими звездочками, а капельки медовой смолы на дереве второго этажа искрились крошечными подобиями дневного светила.
   Девушка засмеялась от восторга. Т’ьелх подхватил ее на руки и прижал к телу, как будто и не было этого наполненного восторгами дня и восхитительно страстной ночи. Счастье переполняло его. Под радостный смех любимой он внес ее в дом и, не задерживаясь внизу, поднялся в спальню.
   Стоит ли говорить, что уснули молодые люди только под утро, которое благополучно проспали.
   Несколько дней прошли в каком-то нереальном неземном состоянии. Ива рассказывала другу, за что она так любит травы, как их надо собирать и какие чудесные зелья можно из них приготовить. Т’ьелх вещал о жизни эльфов в лесах, о море и магии, представление о которой имеют все Перворожденные, даже если в них волшебства – только то, чем наделила природа вместе с длинными ушами. Как известно, каждый остроухий – чуточку волшебник. Но лишь немногие знают, на какую именно «чуточку». Они обменивались разными забавными историями, гуляли по лесу, купались в речке, катались по округе, ездили в деревню за продуктами, собирали травы, читали книжки, коих оказалось множество в доме, вместе готовили обеды и ужины. И, конечно же, любили друг друга.
   Тем утром Ива проснулась от холода – Т’ьелха рядом не оказалось. Как всегда в состоянии между сном и явью, знахарка очень легко переходила на ощущение реальности через магию. Вот и сейчас она без каких-либо усилий «почувствовала» дом. Он еще спал. Было слишком рано. Даже птицы и те не все проснулись. Т’ьелх спустился во двор. Солнце еще не ласкало зарею горизонт. Старый абрикос тоже еще не был готов его встретить, однако около дерева девушка услышала любимый голос. Совершенно не собираясь следить за возлюбленным, Ива в полусне не смогла удержать подсознание. Оно приласкалось к шершавому стволу дерева, проникло в его кровь-сок и повисло на кончиках листьев, под которыми стояли два эльфа. Один был тот, кто столько ночей делал ее счастливой. Второго знахарка не знала. Не знал его и старый абрикос, но он был светлым. Не имея глаз, дерево его не могло видеть, но аура была настолько сильной, что сомнений в этом не оставалось.
   Мелодичный голос светлого дрожал от раздражения, впрочем, Т’ьелх отвечал ему тем же. Ива прониклась какой-то почти необъяснимой радостью от ощущения, что ее эльф кажется старше и мудрее.
   – Эта реликвия много лет принадлежала нашей семье! – горячился пришелец.
   – Ты прекрасно знаешь – Пресветлая завещала мне ее. Значит, она – моя!
   – После смерти Пресветлой ты два десятка лет не предъявлял на нее претензий!
   – …Что не дает вам никакого права считать ее своей!
   Светлый обиженно сопел, видимо, исчерпав все аргументы, но не желая расставаться с милой сердцу вещицей. Наконец, он справился с собой и тоном, очевидно, призванным передать торжественность слов, изрек:
   – Пресветлый Хранитель просил тебя о великодушии…
   Т’ьелх отмахнулся:
   – Передай Пресветлому Хранителю, что, к моему величайшему сожалению, не смогу удовлетворить его просьбу… Передай ему… так: я забираю реликвию вашего дома не из прихоти. И если моя теория не подтвердится, верну ее вам. Всё! Давай ее сюда и отправляйся…
   А потом… Ива уснула и окончание разговора проспала, хотя, скорее всего, ничего примечательного в нем уже не было.
   Много позже травница проснулась. И вновь в одиночестве. Но о том, что ее ждут внизу, ей на этот раз сообщил нюх: по дому разливались совершенно восхитительные запахи жарящегося мяса, овощей и свежего хлеба.
   Желудок жалобно сообщил девушке, что любовь это, конечно, хорошо, но организм надо и подкармливать, чтобы он и дальше был способен на подобные подвиги.
   Ива завернулась в простыню и быстренько отправилась на поиски как любви, так и пропитания. Объект вожделения обнаружился на кухне за делающим мужчину невероятно сексуальным действием – приготовлением завтрака.
   Эльф порхал по кухне от жаровни к разделочной доске и далее – к ведру с водой.
   Знахарка застыла в дверях, кутаясь в простыню и подогнув одну ногу, в состоянии, близком к выпадению в астрал, – помимо всего выше описанного эльф был еще и почти обнажен. На нем, кроме коротенького фартучка, ничего не было. Но поскольку возлюбленный стоял к ней спиной, Ива видела только завязочки сей детали туалета, которые игриво перемещались из одной стороны в другую в такт пританцовываниям эльфа. Ива закрыла глаза, силясь хоть чуточку справиться с этим напевающим что-то «высокоэльфийское» наваждением, – не удалось.
   Завтрак пришлось отложить.
   Много позже перемазанные в чем-то, название которого травница не запомнила, но с огромным количеством помидоров, они, смеясь, обсуждали планы на ближайшее будущее.
   – Мне наконец-то привезли то, что я ждал, и можно двигаться дальше. Скажи, душа моя, – его пальцы скользнули по ее губам, и восхитительно сочная вишенка попала девушке в рот, – ты хотела бы увидеть Город Златых мостов?
   Ива нахмурилась, потом аж вскрикнула:
   – Ты про Златославу?!
   – Угу, – ухмыльнулся он.
   – Хотела бы! Конечно, хотела бы!!!
   Эльф рассмеялся, рывком притянув ее к себе, уткнулся в ее волосы:
   – Тогда поехали…

   Златослава – город, о котором пели менестрели, писали в толстых фолиантах летописцы, грезили маги всего континента. В него приезжали не за воинской славой, не за богатством, даже не за свободой, в этом городе жили знания, волшебство, а также легкость, беззаботность и радость. Это город, сотканный, казалось, из закатных лучей – самый прекрасный, самый мудрый, самый колдовской. В нем не воевали, не искали правды или лжи, не страдали, а просто наслаждались… золотым пивом, струящимся солнцем, шелковыми косами юных дев… жизнью, свободой, радостью…
   Как и многих путников и до и после них, Город Златых мостов принял Иву и Т’ьелха с распростертыми объятиями. Знахарка и эльф ехали мимо белых статуй, мимо чуточку обшарпанных домов с черепичными крышами и корзинами цветов на балконах, мимо разлапистых вечно золотых кленов. А впереди был Тринай, неспешно несущий свои воды в далекие прекрасные страны, великий голубоволный Тринай, со своими знаменитыми на весь мир мостами. Они не были золотыми в привычном понимании этого слова, но когда заходило солнце и его золотистые лучи начинали плясать на кованых узорах и в складках одежд древних статуй, мосты преображались. И злато разливалось вокруг: по реке, на огненных листьях кленов, по булыжным мостовым, по бокалам не менее знаменитого пива, в глазах приезжих и хозяев.
   Остановились наши герои в маленькой гостинице, где все было так уютно, что Ива мгновенно влюбилась в это место. Да и как можно было им не очароваться: цветы в плетеных кашпо, вышитые занавески, клетчатые скатерти.
   Ужинали здесь же. Прежде чем сделать заказ, эльф долго и с упоением объяснялся с хозяйкой в забавном белом фартучке и чепце. Они усердно перебирали богатое меню и с очевидным взаимным удовольствием обсуждали достоинства тех или иных блюд. Ива смотрела на это с умилением любящей матушки. Результатом столь неторопливого выбора было восхитительное мясо в горшочках, повергшее знахарку в шок обилием различных приправ. Профессиональным взглядом, вернее, вкусом она насчитала их более двенадцати, причем не все были ей знакомы. После этого открытия познание местной кухни стало у травницы навязчивой идеей. Так что когда Т’ьелх, рассыпавшись в извинениях, убежал по каким-то своим эльфийским делам, Ива, занятая беседой с хозяйкой, почти не заметила этого. Ее спутник давно научился подмечать этот плотоядный взгляд, что появлялся в глазах любимой, когда речь заходила об обожаемых травках, так что оставлял девушку без каких-либо угрызений совести, зная, что в ближайшие часы она вряд ли вспомнит о его существовании.
   Так и случилось. Когда он появился в таверне через пять часов, Ива только начала недоумевать, где можно так долго шляться. Поцеловав любимую в ушко, эльф увел ее, наконец, из зала.
   – Ты какой-то грустный, – полувопросительно произнесла девушка. Сама она выглядела как утащившая всю хозяйскую сметану кошка.
   – Да? – притворно удивился он. – Тебе кажется.
   – Что-то не получилось? – не попалась на удочку она.
   – Всё-то вы, женщины, знаете. Всё-то вы чувствуете, – вздохнул возлюбленный. – Помнишь, я говорил, что мне привезли вещь, что я ждал?
   – Да, конечно, душа моя.
   – Это древняя реликвия моего рода… вернее, одной из ветвей моего рода. Во время своего последнего путешествия я натолкнулся на очень похожую безделушку. Меня это очень заинтересовало, так как мои пресветлые, – с невыразимым ехидством передразнил он, – родственники все века кичились тем, что все артефакты у них уникальны.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация