А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть в наследство" (страница 5)

   Ника, переждав шторм ее появления, усаживания, заказа, первого глотка чая, сразу приступила к делу:
   – Мила, меня преследуют какие-то аферисты.
   – Да ты что?! – вытаращив от любопытства глаза, воскликнула Милка. – А что они хотят? Это из-за квартиры бабушки?
   – Не знаю.
   – Господи, а что же еще?! – засверкав загоревшимися от любопытства глазами, возроптала Милка.
   – Мне надо разобраться, и как можно быстрее. Ты помнишь, когда у Костика были неприятности, ему помогли какие-то люди?
   – Конечно помню!
   – Ты можешь взять у Кости их координаты?
   – Могу. Сейчас позвоню и спрошу! – Она стала ковыряться в своей необъятной сумке в поисках трубки.
   – Не надо звонить, – остановила активное изыскание сумочных недр Ника. – Он офис не поменял?
   – Нет.
   – Тогда сходи прямо сейчас и возвращайся, я буду ждать.
   – Правильно! Я поеду, я на машине.
   – Не надо ехать, – вздохнула немного тягостно Вероника, – здесь через переулок, пешком пять минут.
   – Точно! – радостно согласилась Милка и тут же возмутилась в стомиллионный, неизвестно какой раз: – Былинская, мне всегда было обидно, что ты такая умная!
   Обычное, ставшее привычным и неизбежным, как утро следующего дня, Милкино нытье на тему «Какая я дурочка» и прилагающиеся к нему рассуждения, почему такие умные, как Ника, дружат с такими дурочками, как Милка.
   Ну, дружат и дружат, кто его знает, почему так сложилось. Обычно эти рассуждения обострялись в моменты очередного неудачного романа или с началом отдыха от поиска себя, поэтому Ника спросила:
   – Ты что, уволилась с работы?
   – Нет, но подумываю над этим. У руководства неправильное цветовое видение современной обстановки, – изобразив смирение, проныла Милка.
   – Ясно. Иди! И не говори Косте, что это для меня, скажи, что у твоего «неправильного» руководства проблемы. Придумай что-нибудь, ты же умеешь.
   – Поняла, поняла! Я мигом. А ты потом мне все расскажешь!
* * *
   На визитной карточке, которую Ника держала в руке, значилось: «Кнуров Сергей Викторович», два номера офисных телефонов, один мобильный и больше ничего – ни названия, ни логотипа, полагающегося фирме. На обратной стороне рукой Костика был написан еще один номер мобильного телефона.
   – Не хотел давать, еле уговорила, – трещала Милка рядом, понизив голос. – Понимаешь, они берутся только за очень непростые дела, как правило связанные с большими деньгами, потому что, как говорит Костик, эти дела и есть самые непростые.
   – Что значит большими? – уточнила Ника.
   – Ну, не знаю, миллионы долларов, наверное.
   – Они что, криминальная структура?
   – Да нет! Что ты! Совсем даже наоборот! Вполне легальная фирма, они все из бывших, не то гэбистов, не то ментов.
   – Бывшие-то как раз сейчас самые криминальные, – усмехнулась Ника.
   – Но не эти, точно! Так Костик сказал.
   – Значит, мальчики работают только с олигархами?
   – Ну, Костик-то наш пока что далеко не олигарх, а они с ним работали. Он мне сейчас про них рассказывал, аж расчувствовался. Значит, мужики там хорошие, Костика не обманешь.
   – Так они, может, за мое дело и не возьмутся, у меня миллионов нет.
   – Вот! – чему-то обрадовалась Милка. – Костик пояснил, что, собственно, дело не в зеленых нулях, главное, чтобы интрига была позаковыристей!
   «Куда уж заковыристей! – подумала Ника. – Разве что золото партии искать!»
   – Насколько все сложно, я пока не поняла.
   – Так, давай рассказывай! – возмутилась Милка.
   – А дорого они берут? – ушла от вопроса Ника.
   – Костик сказал, что гонорар зависит от конечного результата. Если все благополучно разрешается, то они берут какой-то процент от чего-то, я не поняла, а если нет, то клиент оплачивает только текущие расходы. А вот эти расходы у них очень большие, они используют всякие высокие технологии и еще много чего. Так что ты подумай, нужно ли тебе это.
   – Я подумаю.
   И, зная, что сейчас последует, попросив мысленно прощения у Милки за обман, воплотила в жизнь план побега от ее вопросов.
   – Ой, Милка, что-то мне плохо, голова сильно заболела. Мне срочно надо домой.
   – Пошли, Никочка, я тебя отвезу! – засуетилась Милка. – Ты даже позеленела вся!
   – Нет, я лучше на метро – из центра в центр, всего три остановки, а на машине мы час в пробках простоим.
   – Ты опять права! Ну давай, хоть до метро довезу!
   – Тишина, метро в пяти метрах. А ты лучше иди, ищи в себе дизайнера, а вдруг найдешь?
   – Думаю, вряд ли, – вздохнула Милка.
   – Спасибо тебе большое за помощь! Кстати, а что это за телефон Костик написал? – Она указала на визитку.
   – Ой, я забыла, Костик предупредил, что по этому номеру можно звонить только в крайнем случае. Я его так уговаривала, придумала крутого мужа с неприятностями у своей начальницы.
   – Спасибо. Мила, ты никому не рассказывай про наш разговор, если расспрашивать начнут, придумай что-нибудь.
   – Кто начнет? – не поняла Милка.
   – Не знаю, какие-нибудь люди, незнакомые тебе.
   – Былинская, ты с ума сошла! Что у тебя происходит?! Немедленно признавайся! – перепугалась вдруг всерьез Милочка Тишина.
   – Я же сказала, что пока и сама не знаю.
   – Ника. – Милка ухватила ее за руку и придвинулась поближе. – Поживи пока у меня или вон у Костика, за городом, тебе не надо одной оставаться!
   – Спасибо, Мила, но в этом нет необходимости.
   – Ладно, иди, «интеллигентная пуговица», но я буду все время тебе звонить! – припугнула Милка.
   Пока Ника добиралась домой, она уже продумала план дальнейших действий.

   Сергей Викторович Кнуров пребывал в полном блаженстве, близком к нирване.
   После жаркой баньки, в которой они с мужиками провели неспешные два часа, потягивая горьковатый морс, приготовленный Диной, Мишкиной женой, облаченный в теплый банный халат, он, в компании самых близких друзей, сидел на плетеном диване, находящемся на веранде дома четы Ринковых.
   – По-моему, пора заняться шашлыком? – прервал общее умиротворенное молчание Антон.
   – Шашлычок сейчас, да под водочку, в самый раз! – поддержал дельное предложение Мишка.
   Стол накрыли на летней террасе, солнышко припекало, и только легкий прохладный ветерок напоминал, что все-таки еще не лето.
   Жарить шашлык Антон не доверял никому, поэтому, передав жене в руки дочку Машку, стоял у мангала. Ната тут же перекинула Машку Сергею и включилась в суету накрывания стола. Маша и Саша были годовалыми близнецами семьи Ринковых, радовавшими родителей и близких необыкновенной сообразительностью, жизнерадостностью, почти полным отсутствием капризности.
   Мария, будучи барышней энергичной и общительной сверх какой бы то ни было меры, с таким бездарным времяпровождением, как спокойное сидение на руках, была категорически не согласна, и посему господину Кнурову пришлось попотеть, поспевая за ней, стремительным ползком передвигающейся по всей террасе. Ее брат Саша, куда более спокойный парень, занимался настоящим серьезным мужским делом – сидя в манеже, который поставили здесь же, на террасе, сосредоточенно сопел, разбирая на запчасти большую пластмассовую машинку.
   Пришла Дина и усадила к Саше в манеж Ивана, их с Михаилом сына.
   – Они мальчишки спокойные, деловые, это не Машка шалопутная, с полчаса тихо посидят, пока машинку не разберут, потом начнут характер показывать, – сказала она Сергею, явно забавляясь его вынужденной ролью няньки.
   Промычав что-то невразумительное, Кнуров, стоя на коленях, вылавливал за ногу Машку под столом. Машка хохотала, хрюкала от удовольствия и брыкалась.
   Еще бы – так весело!
   Она уже успела перепачкать свой желтый комбинезон, потерять ботиночек и схватить огурец со стола к тому моменту, когда Сергей, наконец выковыряв дитя из-под стола, поднял на руки.
   – У этого ребенка генератор тока внутри? – ворчал вконец запарившийся Кнуров.
   – Хуже, врожденное любопытство и море энергии, – веселилась, глядя на него, Наталья, она же счастливая мать энергичного чада.
   – Ната, не мучай Матерого, выпусти ее на траву. Пусть гуляет, – предложил Антон, не отрываясь от шкворчащего шашлыка, мангал с которым установили рядом с террасой.
   – Она будет тянуть в рот всякую гадость!
   – В нашей траве нет гадости, – успокоил ее Антон.
   – Машка найдет! – рассмеялась Ната. – Ничего, Сереж, потерпи, им всем уже пора спать, минут через пятнадцать Машка точно уснет и Амалия Леопольдовна их всех заберет в дом.
   – А где сейчас эта няня? – понемногу сатанея, спросил Сергей, ловко перехватив Машку, собравшуюся сделать кульбит головой вниз.
   – Она занята, у нее дневной чай, – сделав серьезное лицо, ответила Ната. – Чай по расписанию, когда дети спят, сегодня дети не легли вовремя, но чай пострадать от этого не может.
   Машка уснула, когда все сели за стол, разлили в рюмки ледяную водочку, и Антон принес первую порцию горячего, издающего дурманящий запах шашлыка.
   – Давай я ее отнесу в дом, – предложила Ната.
   Он не успел ответить, у него в кармане куртки зазвонил сотовый. Сергей торопливо стал его доставать, испугавшись, что Маша проснется.
   – Не волнуйся, – успокоил его Антон, – ее теперь даже артобстрел не разбудит.
   Сергей кивнул и нажал кнопку ответа:
   – Да, Кнуров! – ну очень, очень недовольно представился.
   – Здравствуйте. Меня зовут Вероника Былинская. Ваш телефон мне дал Константин Тишин, он сказал, что вы специалист и можете помочь.
   Сергей сразу вспомнил Костика Тишина – дельный мужик, не истерик, с ним приятно было иметь дело, и проблема у него оказалась непростой тогда. Кстати, Костик определенно знал, что это экстренный номер, все звонки делались в офис или на другой мобильный, который Сергей специально выключил и оставил в машине.
   – Константин знает, что вы звоните мне по этому номеру? – спросил он холодно, желая отделаться от звонившей как можно скорее.
   Она промолчала.
   Эта Вероника Былинская вообще разговаривала интересно, странно и необычно – тщательно выговаривая слова, с каким-то легким придыханием, делая паузы, как будто обдумывала каждое слово, и тембр голоса у нее был необыкновенный, Сергей никак не мог подобрать определения.
   – Нет, он не знает, что я вам звоню.
   – Откуда вы знаете Константина?
   – Он родной брат моей подруги. – Она помолчала. – Я попросила ее взять у Костика ваши координаты, сказав, что они нужны для ее начальницы.
   – Значит, вы с подругой его обманули?
   Пауза.
   – Да, Милу я тоже не посвятила в суть своих проблем, я не хочу, чтобы пострадал кто-нибудь из моих друзей.
   Вишня! Он понял, что звучание ее голоса похоже на спелую вишню, пожалуй, в шоколаде и немного в коньяке. Вкус такой – сладко горьковато-терпкий, он даже почувствовал его на языке.
   Впрочем, это ничего не меняет!
   – Уверен, что вместе с номером телефона вы узнали и то, что я не занимаюсь проблемами, связанными с бытовыми разборками, какого бы уровня стоимости эти разборки ни оказались, – холодно отшивал он навязчивую дамочку. Холодно и с явным намеком на предостережение.
   Пауза. Легкое придыхание.
   – Да, я знаю, но эта проблема не имеет никакого отношения к бытовой. – Молчание. – Кроме, конечно, того, что моя жизнь превратилась в странный детектив.
   Ему совсем не хотелось именно сейчас вникать в ее проблему, да и чьи-либо проблемы вообще.
   Ему хорошо, разморенно-уютно, после жаркой баньки, ледяной рюмочки и вкуснейшего шашлыка. На руках у него спала Машка, мирно посапывая, умотанная собственной необузданной активностью. Еще большой вопрос, кто кого укатал – Сергей даже не подозревал, что годовалый ребенок – это вам покруче любой полосы препятствий.
   Он не собирался выпадать из этого замечательного состояния, когда душа умиротворяется под неспешную, задушевную беседу с друзьями, в принципе братьями, а тело нежится и благоговеет.
   Какого черта!
   Не будет он работать, какой бы легкий звон ни вызывал в нем голос девушки, похожий на вишню в коньяке, – такой же насыщенный, терпко-сладкий, слегка горьковатый. Девушки с красивым именем Вероника, говорившей тихо, с длинными паузами и интригующей все мужские инстинкты в нем.
   Нет уж!
   Вероник много, а такого отдыха и праздника встречи с мужиками, когда никуда не торопишься и отодвинул все дела, не выпадало ему уже миллион лет!
   Он уже решил отказать ей или, ладно, завтра вечером, так и быть, он встретится с ней в офисе, пусть поведает, что у нее там случилось на ниве, скорее всего, любовно-квартирных переживаний.
   – Хорошо! Завтра вечером подъезжайте ко мне в офис и все расскажете.
   Она недолго помолчала.
   – Сергей Викторович, завтра, скорее всего, уже будет поздно.
   – Что, – раздражаясь и повышая голос, спросил он, – вопрос жизни и смерти?
   Повисла тишина.
   Не только в телефонной трубке, где, он чувствовал, она обдумывает правильный ответ, но и за столом.
   До сих пор мужики, разговаривавшие вполголоса, чтобы не мешать ему беседовать, замолчали и дружно, как по команде, посмотрели на Сергея.
   – Я не знаю, – наконец ответила она, – насколько жизни и смерти, но думаю, покалечить меня могут.
   Вот черт! Твою ж мать!
   Ее голос и манера честно отвечать, без попыток соврать, обмануть, чтобы добиться результата, – не окрашенный эмоциями тон, словно она читала доклад об очередном пленуме Политбюро, а не о криминальных проблемах говорила, и что-то еще, непонятное ему самому, не давали сделать то, что очень хотелось, – послать барышеньку куда подальше!
   – Объясните в общих чертах, о чем идет речь? – спросил он, понимая, что уже сдался. Вот же засада! А ведь, скорее всего, придется бросать эти посиделки и куда-то ехать.
   – Я так поняла, – подбирая слова, ответила она, – что речь идет о каких-то документах, скорее политических, чем финансовых, и… – пауза, – слитках золота или платины.
   Очень ровным, без эмоций и тоновых модуляций голосом, тщательно обдумывая каждое слово! Нет, ну какова! А?!
   Вот так просто! Слитках золота!
   – Скажите номер вашего телефона, я перезвоню через пару минут. – Ему надо было подумать, перевести настроение с раздраженного в рабочее.
   – Вы не можете мне перезвонить. Я звоню от соседки, потому что уверена: мой телефон прослушивают. Соседка сейчас вернется от консьержки, и я уже не смогу говорить.
   – Почему вы решили, что он прослушивается?
   Черт! Пауза!
   – Это долго объяснять.
   – Хорошо, подождите секунду!
   Он, прижав пальцем микрофон телефона, посмотрел на мужиков, внимательно слушавших его разговор.
   – Ринк? – спросил он, зная, что не надо больше никаких вопросов.
   – Конечно, Матерый!
   Сергей кивнул, соглашаясь и благодаря одновременно.
   – Вероника?
   – Да, я слушаю!
   – Вам придется приехать за город. Запишите, куда и как добраться.
   – Сейчас, подождите. – Она повозилась, видимо ища ручку и бумагу. – Записываю.
   Он продиктовал адрес и объяснил, как лучше добираться.
   – Как долго вам ехать до вокзала?
   – Я живу в центре, минут через двадцать буду на вокзале.
   – Значит, через час-полтора будете здесь.
   – Еще одно! – на этот раз быстро проговорила она. – Вы не объясните мне, как… как уходить от хвоста?
   – За вами следят? – позволив себе первый раз за весь разговор выказать заинтересованность, спросил он.
   – Да, двое, они не прячутся, просто ходят везде за мной и ездят.
   – А как вы планировали уходить, чтобы встретиться со мной?
   – У меня есть ключ от чердака, войду в нашем подъезде, а спущусь в последнем. Там нет замка на двери, я проверяла, и тот подъезд не видно с того места, где стоит их машина. Но что делать, если они все-таки меня увидят?
   – Думаю, перехода через чердак будет вполне достаточно! – непроизвольно улыбнулся Кнуров. – Но чтобы подстраховать вас, мы сделаем вот что. У вас есть мобильный?
   – Нет.
   – Ну ничего. Сядете в первую же электричку, идущую в этом направлении, в средний вагон, он останавливается напротив выхода с платформы. Постарайтесь выйти первой. Вас будет встречать… – Он спросил у компании: – Чья машина всех подпирает?
   – Моя, – ответил Пират. – Встречу!
   Сергей назвал Веронике номер, цвет и марку машины.
   – Такой бритый наголо, здоровый мужик, не пугайтесь! Вы с платформы бегом, садитесь в машину, а дальше мы сами. Справитесь?
   – Я постараюсь! Спасибо, до свидания.
   – До свидания, – ответил Сергей.
   Он нажал кнопку отбоя, убрал телефон и откинулся на спинку скамейки. Пришла няня забрать Машку. Сашу с Иваном, тоже уснувших, еще раньше отнесли в дом любящие папаши. Он осторожно передал ребенка из рук в руки, няня всем своим видом и поджатыми губками выказала недовольство нарушением распорядка дня и, забрав Машку, ушла.
   Все молчали.
   – Ну что, бить или сам расскажешь? – спросил Антон.
   – А что рассказывать, я пока не в теме! – улыбнулся от всей, так сказать, души Кнуров.
   – Значит, бить! – пригрозил Мишка.
   Он дословно пересказал разговор с загадочной барышней Вероникой Былинской.
   – Так, по одной! – сказал Антон. – Кроме Пирата, ему даму встречать и нанизывать следующую порцию.
   Когда новая порция шашлыка уже шипела на мангале, у Сергея снова зазвонил телефон.
   – Да, Кнуров!
   – Сергей Викторович, это Вероника. Я взяла телефон у попутчицы. Я в электричке, и мы уже проехали первые две станции.
   – Хорошо! Делайте все, как мы договорились. До встречи.
   – До встречи, – ответила она, не забыв сделать паузу.
   Шашлык готовился, все вернулись за стол, по умолчанию, не сговариваясь отказались от выпивки, рассказывали анекдоты, шутили, не возвращаясь к теме неожиданной гостьи.
   А что обсуждать? Все они, сидящие за этим столом, не простые мальчики и обсуждением чего-либо, когда недостаточно информации, не баловались.
   Сергей почти не слушал общего разговора, он поймал себя на том, что внутри у него начинают тихо звенеть колокольцы азарта, интриги, которые он давно уже не слышал.
   Все последние дела, которые они вели с ребятами, попадались малоинтересные – трудные, сложные, рискованные, но не интересные – не было загадки, которую всенепременно надо разгадать. Не хватало той игры умов между противниками, которая заставляет скрипеть от напряжения шарики в мозгу и разгоняет адреналин в крови.
   Его интуиция обещала, подсказывала, что дело, которое предложила девушка, не просто интересное, а захватывающее.
   И еще!
   Ему интригующе любопытно, как может выглядеть девушка с таким вишнево-шоколадным голосом.
   По-мужски любопытно!
   Он прекрасно знал, что, как правило, портрет человека, составленный мысленно по его голосу и манере говорить по телефону, не совпадает с внешностью. Обладатель густого, насыщенного баса может оказаться хлюпким коротышкой, а звонкий молодой голос и смех принадлежать старушке под восемьдесят.
   Как нормальный мужик, которого заводит все, что связанно с незнакомой, заинтересовавшей его женщиной, особенно если она еще и загадочна, а эта Вероника не просто загадочна, с ней связана опасная загадка – вообще убойный для мужского воображения коктейль, – он представлял себе, как же она может выглядеть.
   Посмеиваясь над собой, Кнуров одергивал свое расшалившееся воображение, готовое дойти до эротических сцен, чему немало способствовала природа вокруг, банька, пара рюмок водочки в родной компании.
   «Остынь! Она может оказаться какой угодно и совершенно не интересной! Ничего, что бы зацепило, кроме голоса!»
   Но никакие резоны не могли остановить предощущение, некое ухарство, которое ударило в кровь, делая праздник сегодняшней радостной встречи с друзьями более замечательным, добавляя в него искристости.
   Да и мужики, невзирая на сдержанность, чувствовалось, завелись в предощущении чего-то интересного, азарта.
   Ната, заметив их многозначительные переглядывания, в момент поняв их настроения, предупредила мужчин:
   – Так, господа офицеры! Сбавили обороты, а то девушку напугаете своим напором, а она, как я поняла, и так напугана. Поэтому призываю вас всех сначала девушку накормить, успокоить и только потом расспрашивать! Договорились?
   – Конечно, Наточка, тут же все джентльмены! – успокоил ее Антон.
   – Ну да! А ваши пушки, лежащие в сейфе, в доме, – это лайковые перчатки, я просто перепутала!

   Вернувшись домой после разговора с Милкой, Ника постояла немного в прихожей, собираясь с духом, перекрестилась и как в ледяную купель ухнула – решительно приступила к осуществлению задуманного.
   А!.. Как Бог даст! Получится так получится, а нет…
   Пунктом первым стоял телефонный звонок еще одной бабулиной знакомой. Ника была уверена, что ее телефон прослушивают, вот пусть и убедятся, что она всерьез озабочена поисками. Весь разговор она продумала до мелочей, пока ехала в метро.
   К телефону долго не подходили, но, когда она уже собралась положить трубку, ей ответили:
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация