А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вкус желания" (страница 7)

   – Я хочу, чтобы ты стала моей любовницей, – почти нежно произнес он.

   Глава 8

   Джессика смотрела в невероятно голубые глаза Сальваторе, по-прежнему прижатая к матрасу его телом, и думала, не ослышалась ли она.
   – Твоей любовницей? – чуть запоздалым эхом откликнулась она, потому что в том мире, где жила она, так не говорили. – Ты ведь не женат? – Она вспомнила, как всего несколько минут назад Сальваторе говорил о том, что возьмет в жены только девственницу.
   – Нет, я не женат, – с легкой усмешкой подтвердил он и, забавляясь, пояснил: – Но для того чтобы стать любовницей мужчины, вовсе не обя зательно, чтобы он был женат. Это слово всего лишь означает женщину, играющую в жизни мужчины некоторую роль и при этом не забывающую, что в их отношениях нет будущего. Вот и все.
   – Вот и все?!
   – В общих чертах, думаю, да. – Сальваторе коснулся ее щеки. – И я хотел бы, чтобы ты согласилась на эту роль. Мне кажется, ты справишься с ней просто отлично.
   Сальваторе закончил последнее предложение почти шепотом, слегка касаясь ее подбородка губами и вызывая трепет в теле Джессики. Нет, она была не в состоянии противиться искушению в лице Сальваторе Кардини! Непонятно только, как ей реагировать на это предложение. Должна ли она чувствовать себя оскорбленной, или это уже не считается чем-то дурным?
   – Я не слышу ответа, – напомнил Сальваторе, лаская ее лицо.
   Показалось ли ей, что в его голосе было удивление? Он что, ожидал, что она с радостью согласится на его предложение? Может, к этому его приучили все те женщины, которые так же, как она, отлично справлялись с этой ролью?
   – Просто для меня это все непривычно. Мне нужно подумать.
   Например, почему он вообще заговорил об этом? Почему бы просто не сходить куда-нибудь с ней и потом снова заняться любовью? К чему эти непонятные вопросы, когда вполне можно обойтись без них и просто продолжать наслаждаться общест вом друг друга, если, как Сальвторе утверждает, ему нравится быть с ней?
   Сальваторе нагнул голову и прижался к ее губам в долгом чувственном поцелуе. Джессика пыталась не отвечать на него, но ее тело – и, наверное, ей нужно было начать привыкать к этому – имело мнение, отличное от ее. Джессика вздохнула и сдалась. К чему лукавить? Ее тело хотело Сальваторе не меньше, чем она сама.
   – Как хочешь, – сказал он неожиданно грубоватым голосом, входя в нее.

   Чуть позже они лежали в объятиях друг друга. Сальваторе рассеянно гладил ее влажное от пота тело, вдыхая ставший таким знакомым запах клубники, но его мысли были заняты другим: он до сих пор не понимал, почему Джессика пока так и не приняла его предложение. Она как будто взвешивала его с серьезностью, как он мог бы взвешивать плюсы и минусы сделки, принимая деловое решение. Это совершенно не укладывалось у него в голове. Любая светская красавица отдала бы душу дьяволу, лишь бы услышать от него такие слова!
   – Спишь? – спросил он, легко касаясь губами ее плеча.
   Джессика приоткрыла глаза. Да, она устала, тогда как Сальваторе, казалось, был неутомим.
   – Дремлю.
   – Мы даже не поужинали, – заметил Сальваторе.
   – Верно.
   Джессика села. Взгляд Сальваторе сразу же опустился на ее грудь, и в эту минуту она кое-что поняла. Сальваторе видел в ней лишь тело, которое можно желать. Ее тело могло утолить его сексуальный голод так же, как еда утоляла голод. Пока она об этом помнит, ее сердцу ничто не угрожает.
   – Поужинаем? – улыбнулась она. – И тогда я могу уйти.
   Сальваторе застыл:
   – Уйти? Куда?
   – Домой, разумеется, – пожала плечами Джессика.
   Сальваторе опешил. Такого раньше с ним не случалось. А ведь обычно он предугадывал, что женщина скажет или сделает. Или его связь с Джессикой Мартин относится к разряду тех, когда «все когда-нибудь случается в первый раз»? Со всеми – может быть, но не с ним! В висках у него запульсировала кровь. Если Джессика таким образом надеется укрепить свою власть над ним, то напрасно старается!
   – Почему домой? – шелковым голосом спросил Сальваторе.
   – Потому что уже поздно, а завтра у меня рабочий день.
   Сальваторе откинулся на подушки:
   – Не вижу проблемы. Ты можешь переночевать у меня, а завтра мой водитель отвезет тебя на службу.
   Джессика не удержалась от улыбки. Понятно. С точки зрения Сальваторе Кардини, это самый очевидный выход. Как говорится, просто и гениально. Ему даже в голову не пришло, какие это вызовет пересуды на ее работе. Да ей же проходу не дадут, изведут вопросами, а когда узнают, в чем дело, станут завидовать, а после этого злые языки уже не остановить!..
   – Очень любезно с твоей стороны, Сальваторе, но, боюсь, это не самая удачная идея, если не сказать наоборот.
   – Почему же? – нахмурился он.
   – Ну, для начала у меня нет с собой подходящей для работы одежды.
   – Интересно, почему? – протянул Сальваторе. – Или ты не предполагала, что наш вечер закончится именно так, в постели? Если скажешь «нет», я не поверю.
   Джессика спокойно встретила его сердитый взгляд:
   – Да, я предполагала, что наш вечер закончится именно в постели.
   – Тогда какого черта ты не захватила с собой одежду? Зубную щетку? Что там еще?.. – потребовал Сальваторе.
   – Неужели ты не понимаешь? Или, по-твоему, мне было бы приятно таскать повсюду сумку с вещами? Это все равно что прибить к себе табличку: «Сегодня вечером я буду заниматься сексом». – Она наклонилась и поцеловала его. – Давай не будем портить этот вечер, выясняя, почему да как, хорошо? Мы поужинаем, а затем я поеду домой. В любом случае это будет гарантией, что мы оба проспим остаток ночи, верно? – улыбаясь, закончила она.
   На щеках у Сальваторе заходили желваки.
   – Таким тоном со мной могла бы говорить моя няня, да и то когда я был маленьким, – процедил он.
   Джессика не хотела вступать ни в какие споры, поэтому шутливо сказала:
   – Хорошо, что я не твоя няня, потому что, боюсь, я бы повела себя с тобой отнюдь не профессионально. – И уже более серьезно добавила: – Мы оба устали. Нам надо отдохнуть.
   Сальваторе не мог отрицать, что Джессика говорит разумно, но это не мешало ему чувствовать себя не в своей тарелке, что случалось крайне редко. К тому же в такую ситуацию, когда он слушает женщину, а не она жадно ловит каждую его фразу, он вообще попал впервые. Сальваторе даже покачал головой. И это – уборщица его офиса?!
   – К чему это кокетство? Или ты меня просто дразнишь?
   – По-моему, поздновато уже дразнить, – заметила Джессика, отрывая одну виноградину и кладя ее в рот. Другую ягоду она протянула ему. – Так мы ужинаем или нет?
   Сальваторе убрал ее руку, все еще пылая негодованием. Джессика пожала плечами и встала с постели. Сальваторе недоверчиво следил за ней взглядом. Неужели Джессика исполнит свою угрозу?
   – Ты правда уходишь?
   Джессика, стараясь забыть о том, что стоит перед Сальваторе голой, кивнула:
   – Да.
   Она надела белье, колготки.
   – Ты больше не наденешь эти колготки, по крайней мере, когда ты со мной!
   Джессика оторопела:
   – Почему?
   – Потому что женщина должна носить лишь кружевные чулки и пояс с подвязками. Кто бы ни изобрел колготки, его следует пристрелить.
   Джессика посмотрела на себя, подавила рвущийся наружу смех и со значением кивнула:
   – Я учту.
   По-прежнему чувствуя устремленный на себя взгляд, она надела платье, раздумывая, сообщить ли Сальваторе, что в жизни не носила чулок с подвязками.
   – Надеюсь, – сказал он холодно.
   Шелковое бордовое платье, облегающее и подчеркивающее изгибы фигуры Джессики, было вполне ничего, за исключением одной детали.
   – Почему ты носишь такие длинные платья? – лениво спросил Сальваторе.
   – А что, это преступление?
   Взгляд Сальваторе поднялся от ступней к бедрам и задержался на них.
   – Для женщины с твоими ножками это действительно преступление. Ты прячешь одно из своих лучших женских достоинств. Такие ноги нужно выставлять напоказ, заставлять мужчин любоваться и восхищаться ими.
   Джессика заколебалась: говорить или нет? Может, сказать ему правду, как говорится, без всяких прикрас, кто она и что она?
   – Это платье не мое, – медленно произнесла Джессика. – Мне одолжила его Уиллоу.
   – Уиллоу? – нахмурился Сальваторе.
   – Одна из девушек, с которой я снимаю квартиру и которую ты видел в моем доме, – напомнила Джессика и вдруг почувствовала прилив необъяснимой радости. Неужели Сальваторе не запомнил ее потрясающую соседку-блондинку? – Она выше меня.
   Сальваторе вдруг расслабился. Оказывается, все обстоит даже лучше, чем он мог предполагать. То, что Джессика вынуждена одалживать платья у подруг, развязывает ему руки: теперь он может купить то, что ему хочется видеть на Джессике!
   «Ну и задачку она мне задала, – усмехнулся про себя Сальваторе. – Вот и гадай теперь, был ли ее туалет продуман таким образом, чтобы заставить меня подарить ей что-нибудь? А может, Джессика со мной честна?»
   Сальваторе допил шампанское, поставил бокал и направился к Джессике. Она не отрываясь смотрела, как он приближается. Зрачки ее глаз расширились от желания, но на лице появилась легкая настороженность. Остановившись перед ней, Сальваторе поднял обе ее руки и поцеловал каждый пальчик в отдельности.
   – Я не хочу, чтобы ты одалживалась у кого бы то ни было, – твердо произнес он.
   Джессика открыла рот, чтобы сказать, что это не так-то просто, потому что в ее гардеробе нет таких вещей, в каких можно показаться в местах, которые обычно посещает Сальваторе, но он опередил ее:
   – Я догадываюсь, что ты хочешь мне сказать. Что на твою зарплату не купишь хороших вещей.
   – Совершенно верно, – спокойно сказала Джессика.
   – Так вот, одно из преимуществ любовницы богатого мужчины в том, – чуть ли не промурлыкал Сальваторе, – что он может себе позволить дарить ей дорогие вещи.
   – Нет! – не колеблясь ни секунды, тут же возразила Джессика.
   – Почему нет? – Сальваторе приложил палец к ее губам. – Послушай меня, милая. Во-первых, твои протесты ничего не изменят. Во-вторых, – он понизил голос, – мне доставит невероятное удовольствие купить что-нибудь для тебя. Если бы только знала, как неприятно мужчине видеть такие безвкусные, уродливые вещи, как твое нижнее белье, на женщине, которая ему желанна.
   Джессика стиснула зубы.
   – Если тебе неприятно, что я ношу такое белье, то почему бы не сделать проще: найти женщину, чей выбор нижнего белья удовлетворит твой взыскательный вкус?
   – Потому что сейчас я хочу тебя, – коротко сказал Сальваторе. Склонив голову набок, он задумчиво произнес: – Я вот думаю, не потому ли я тебя хочу, что ты напоминаешь мне деревца во фруктовом саду на Сицилии, за которыми сначала нужно поухаживать, прежде чем они начнут давать богатый урожай? Иди ко мне. – Он рывком притянул ее к себе.
   – Сальваторе… – выдохнула Джессика, но больше ничего не успела сказать, чувствуя горячее мужское тело, его растущее возбуждение.
   – Ты все еще хочешь уйти?
   Джессика закрыла глаза. Как легко сказать «нет», потому что это было бы правдой. Как приятно, если бы эти опытные руки снова сняли с нее одежду, еще раз заставив испытать невероятное блаженство. Но это значило бы поддаться слабости, показать Сальваторе, что она ставит его желания выше своих и готова удовлетворить их по первому требованию. Нет, это недопустимо. Он должен ее уважать хоть чуть-чуть.
   – Я должна идти, – сказала Джессика, мягко отталкивая его от себя.
   Сальваторе посмотрел на нее долгим взглядом и разжал руки:
   – Хорошо. Так и быть. Я позвоню водителю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация