А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фальшивая убийца" (страница 24)

   – Не знаю, – пожала я плечами. – Может, два часа, может, больше… А вообще мне позвонить надо. Я ушла из дома на полчаса. Начнут тревожиться, поднимут шум…
   И, не дожидаясь позволения, набрала номер Непонятного Дома. Троица снова следила за каждой цифрой. Услышав в трубке голос Клементины, засюсюкала, затрещала, изображая глупую проказливую девочку:
   – Ой, Клементина Карловна, это Алиса. Я встретила тут друзей у магазина и поехала к ним. Вы не могли бы передать Ирине Владимировне, что у меня все в порядке, я буду… может быть, к вечеру. Хорошо? Передадите?
   Клементина Карловна не поднимала бизнес в период дефолта. Но у нее и задачи были другие – дословно передать хозяйке мое сообщение. Алиса у друзей. Встретила их у магазина.
   До вечера ее не тронут. Не убьют.
   А вечер близко.

   На улице стемнело. Я и жуткая «бабулька» рядком стояли у неосвещенного окна и смотрели во двор.
   Дети перекидывались снежками. Катались с горки. Девушка выгуливала добермана.
   К подъезду подъехал затрапезный жигуленок, и из него вышел стройный паренек. Поправил «дворники», облепленные снегом, вошел в подъезд под нами.
   Чуть позже прикатила машина скорой помощи. Из нее вышли врач и фельдшер с большим железным чемоданом. Минут через десять за ними отправился и шофер с носилками под мышкой.
   «Бабулька» отлепилась от окна, потопала в прихожую…
   «Она здесь всех знает!! – заполошенно подумала я, так как решила, что это спецназ в одежде врачей подтягивает силы. Уже пора. Все адреса пробиты, личность «бабульки» и прочих жильцов установлена, не удивлюсь, если в носилках, которые нес под мышкой шофер, припрятан автомат. – Сейчас откроет дверь, выйдет в подъезд и отправится узнавать, к кому приехала «скорая»!!
   А глазок на ее двери хороший. «Рыбий глаз» с обзором в сто восемьдесят градусов, от такого в угол и по стенкам не спрячешься!
   Но за «бабулькой» я не пошла. Не стала проявлять видимую тревогу – ведь все нормально! – осталась возле окна, настроив уши, как локаторы.
   В прихожей щелкнули замки. Тихонько скрипнула дверь – раскрылась нешироко, на длину цепочки, – секунд тридцать в квартире стояла тишина.
   Маркел и Митяй, играющие на кухне в нарды, перестали бросать кости, я забыла, как это – дышать.
   – К Семеновне приехали, – раздался голос тетки. – У Паши снова приступ. Сейчас обколют и повезут.
   Я шумно выдохнула и пошла на кухню, разбивать возникшее вдруг напряжение пустяковой просьбой:
   – А молоко у вас есть?
   Озабоченная просьбой «любимой-дочки-мешка-денег», хозяйка раскрыла холодильник:
   – Да, вроде было…
   И тут в прихожей раздался дребезжащий, бьющий по ушам и нервам звонок.
   «Бабулька» закрыла холодильник, пошла в прихожую, я, не давая ей сосредоточиться и одновременно мешая поднявшемуся Маркелу, засеменила следом, бормоча:
   – Мне надо принять витамины. А у меня от них болит желудок. Мне надо молока, запить!
   «Старуха» глянула в глазок.
   – Антоновна! Открой! – раздался из-за двери голос. – Опять Николаевых топишь!
   – Сантехник из ЖЭКа, – объяснила «бабка». Отлепилась от глазка, защелкала засовами и…
   Дверь отлетела в сторону, ударив тетку в грудь. «Старуха» охнула и впечаталась спиной в стену. Я мигом присела на корточки, и первый же спецназовец, ворвавшийся в квартиру, упал, перелетев через меня.
   Но упал ловко. На приготовившегося дать ему по черепу Маркела.
   Второй спецназовец меня уже перешагнул, пребольно треснув коленом по загривку, наступил на возившихся на полу противников и понесся вперед.
   – Второй на кухне! – напутствовала я. – Налево!

   Захват бандитского логова прошел без единого выстрела. Обошлись тумаками.
   Уже через минуту я рыдала на груди полковника ФСБ; за окнами, словно огромные пауки, висели парни в бронежилетах и с автоматами. Наблюдали обстановку.
   Но стекла бить им не пришлось.

   Всем сестрам по серьгам

   Десятого января в доме Вяземских был праздник. Но не совсем обычный. Торжество открывалось пресс-конференцией.
   Слухи, плодившиеся и множившиеся в течение почти двух недель, обрастали самыми невероятными подробностями. Умирал наследник состояния или нет? Проводилась ли спецоперация, связанная с фамилией Вяземских, или все это бредни и вымысел? Существует ли беременная горничная, или она – агент экономической контрразведки и Мата Хари в полный рост?!
   В общем, так и не обуздав темперамент желтой и слегка пожелтевшей в целом прессы, Вяземская отступила от правил и назначила рандеву с газетчиками за полчаса до начала официальных мероприятий. Причем не в офисе, а в доме. Поскольку среди гостей, приглашенных поздравить Артема, слухов гуляло больше, чем где-либо. И каждый гость был волен выбирать – явиться точно к назначенному времени или побывать на конференции и утолить любопытство.
   Приехали, кажется, все, получившие пригласительные открытки. Не слишком перемешиваясь с журналистской братией, гости стояли вдоль стен в большом парадном зале на первом этаже и перешептывались.

   Меня поставили на трибуну за спиной Ирины Владимировны чуть слева. Бармалей купил мне платье – Версаль, фонтаны Петергофа! – я чувствовала себя шикарно, прилично и удобно. Хотя мерзла. Скорее от волнения, чем от сквозняков.
   Сам Вася, кусая губы, стоял за спинами переднего журналистского ряда и пытался приободрить меня глазами.
   – Добрый день, господа, – сказала с три буны хозяйка дома, и ее поприветствовали жидкими хлопками. – Позвольте поблагодарить вас…
   Минуты три Ирина Владимировна расшаркивалась с прессой и потом подвела речь к повестке дня так ловко и незатейливо, что я только диву далась.
   (Как можно после этого верить хотя бы одному интервью?!)
   Вяземская ненавязчиво перемешала вымысел и правду:
   – Да, в интересах нашей семьи силами спецслужб проводились мероприятия по задержанию опасной криминальной группировки. По совету руководства правоохранительных органов пришлось спрятать моего сына и ради его же безопасности объявить больным.
   – Вашему сыну угрожала опасность? – выкрикнул кто-то из зала.
   – Да, угрожала, – серьезно кивнула Вяземская. – Но теперь все позади. Преступники задержаны.
   – А кто угрожал вашему сыну?
   – Без комментариев, – с легкой, как будто извиняющейся улыбкой произнесла Ирина Владимировна. – Увы, я не могу разглашать эту информацию. Идет следствие. – И пока не посыпались наводящие и каверзные вопросы, бросила журналистам кость. Меня. – А теперь позвольте вам представить главную героиню этой истории – Алису Ковалеву! Алиса – ваша коллега, господа, именно она и распутала весь этот невероятный клубок преступлений!
   И захлопала в ладоши, освобождая место у микрофона.
   Признаюсь, овации я не ожидала. Смутилась, покраснела, словно букет маков, и к микрофону пошла, только когда Артем подтолкнул меня в спину.
   (Вася, увидев этот ласковый тычок, побелел от ревности! И мне было приятно это видеть.)
   – Алиса, в какой газете вы работаете?
   – В чем ваша роль?
   – Вы на самом деле невеста Вяземского?! Кость получилась жирной. Вопросы сыпались без остановки со всех сторон.
   Ирина Владимировна, видя мою растерянность, пришла на выручку. Склонилась через мое плечо к микрофону и, перекрикивая журналистов, сказала:
   – Открою вам тайну. Алиса пишет роман, основанный на этих событиях!
   Боже, что тут началось!! Все мигом забыли о каком-то там Артеме Вяземском и угрожавшей ему опасности. Вопросы поменяли направленность и били по новой цели:
   – А вы уже заключили договор с каким-либо издательством?!
   – Когда выйдет ваш роман?!
   – А много ли в нем правды?!
   Ай да Ирина Владимировна, ай да умница!
   Бросила наживку и, по большому счету, ни в чем не обманула. (Роман я на самом деле пишу. Преступников последовательно вычислила: сначала Сергея, потом всю банду…) Куда мне до нее. Ушла от микрофона и оставила меня на растерзание прессе… Причем, хочу заметить, терзали меня уже больше не по поводу семейства Вяземских…

   Фуршет для журналистов был в правом крыле дома на первом этаже, гостей кормили в левом. Карманы Васиного смокинга распухли от визиток, передаваемых мне в огромном количестве. Рука устала писать номер сотового телефона на чужих визитках, поскольку свои закончились через две минуты после того, как я спустилась с трибуны в толпу.
   Выбраться из правого крыла нам удалось только через час после окончания пресс-конференции. Казалось, почти каждый брат журналист вознамерился представиться и выпить с новой – пока откровенно темной – звездой.
   Как тут не загордиться?
   Вяземской я была благодарна за рекламу. Первый страх прошел. Слова легко слетали с языка. Работу я могла уже выбирать: обещала подумать, позвонить, туманно намекала на круто закрученный сюжет романа… И в довершение всего ушла на закрытый для прочей прессы прием.
   Начало моего выступления получилось так себе – не внятным. Зато каков был финал!

   Гости левого крыла уже поднялись из-за столиков, накрытых в банкетном зале, рассредоточились по огромной гостиной, дожидаясь перемены блюд и начала шоу-программы. Я попросила Васю принести мне шампанского и быстрым шагом пошла к Ирине Владимировне, беседующей с господином в отличном смокинге и его спутницей, полной дамой, увешанной бриллиантами.
   – Простите, – проговорила я тихо, – Ирина
   Владимировна, можно вас на минуточку?
   Вальяжный господин и его спутница кивнули благосклонно и удалились, оставив нас наедине.
   – Ирина Владимировна, – быстро зашептала я, – а откуда вы узнали, что я пишу роман?
   – Клементина сказала, – улыбнулась Вяземская. – Она нашла тетрадь, когда переносила твои вещи на третий этаж, и показала мне. Ты сердишься?
   – Нет. Вы его читали?
   – Проглядела. Хотя почерк у тебя, детка, неважный.
   – И почему тогда сказали – роман основан на реальных событиях?!
   – Ах, Алиса, – вздохнула Вяземская, – неужели ты думаешь, что меня интересует правда?
   – Но ведь там все не правда!
   – Нет, чуть-чуть совпадений есть.
   – И как мне быть? Переписывать все заново?! Как было на самом деле…
   – Алиса, – пристально глядя мне в глаза, сказала Ирина Владимировна, – я дала тебе шанс. Пиши как хочешь. Только грязью нас не обливай.
   – Да что вы! Какой грязью?!
   – Вот и договорились. Ты заслужила право быть знаменитой. Не за скандал, за правое дело. Как еще я могла тебя отблагодарить?
   Онемев, смотрела я на эту фантастическую, невероятную женщину и начинала понимать, что только сейчас смогу оценить ее до конца. Она собрала воедино в своем всегда закрытом доме знаменитых гостей и прессу, которую многие из этих гостей не жалуют, и предоставила мне трибуну при полном стечении народа…
   – Так эта… конференция была собрана… – пролепетала я.
   – Дерзай, моя девочка, – улыбнулась Вяземская. – Теперь все в твоих руках. Я представила тебя половине Москвы.
   Я оглянулась на «половину Москвы», сверкающую каменьями и жемчугами, и лишилась дара речи.
   Если бы Ирина Владимировна сделала попытку предложить мне деньги за спасение сына, я бы обиделась. Я тоже выполняла миссию – мстила за Людмилу, – вознаграждение здесь не уместно. Но Вяземская нашла иную возможность отблагодарить. Мне улыбались. Меня узнавали. И репутация у меня была – стараниями Ирины Владимировны – просто с ума сойдешь от зависти к самой себе!
   – Спасибо, – едва не заплакав от полноты чувств, прошептала я.
   Как говорится, дай голодному удочку. Пусть ловит рыбу сам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация