А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фальшивая убийца" (страница 21)

   Склеп для догадливой золушки

   Жуткий, нечеловеческий – человеческое горло просто не в состоянии извергнуть подобный звук – вопль прорезал тишину ночного дома. И сразу послышался звон разбитого стекла.
   Я подскочила на постели, включила прикроватную лампу: часы на стене напротив показывали половину третьего. Я только-только начала засыпать…
   Из коридора донеслись хлопки дверей, испуганные голоса, какие-то то ли всхлипы, то ли причитания.
   Набросив на пижаму пеньюар – очередной подарок Ирины Владимировны, – я вышла из комнаты.
   В левом, хозяйском, крыле дома, почти скрываемые полумраком, толпились люди: Ирина Владимировна в длинной ночной рубашке, Виктор Андреевич в полосатой пижаме и Нана, растрепанная и заспанная, она обнимала за плечи бледного, словно мертвец, Георгия.
   Двоюродный брат Артема выглядел ужасно. Пухлые щеки обвисли, посеревшие губы почти беззвучно хлопали, вытянутый вперед палец указывал на разбитое зеркало.
   – Там… там… – расслышала я. – Там был Артем… Тетя Ира, звоните в больницу… Тетя Ира, звоните в больницу… Вдруг он умер?! И это была его душа?!
   – Георгий, успокойся! – повелительно произнесла Ирина Владимировна. – Тебе померещилось!
   – Нет! – выкрикнул племянник. – Он там был!! В зеркале!! Белый, с костылем!
   – Ну миленький, – молила Нана, – ну хорошенький, успокойся, Жоржик… Тебе приснилось…
   – Я пошел в курительную за сигарой, – обиженно, совсем по-детски лепетал Георгий. – А там… в зеркале… Артем…
   В курительную, судя по всему, Жоржик пошел с бутылкой коньяку. И что удивительно, бутылка эта не разбилась, когда он запустил ее в зеркало, и сейчас валялась среди осколков целая и невредимая.
   Цирк, честное слово. Уверена, Артем решил пробраться в свою комнату, чтобы закрыться в ней и выспаться с удобствами, но ему не повезло. В зеркале его встретил братец. (На костылях даже от нетрезвого свидетеля запросто не побегаешь, не увернешься.)
   Не замеченная никем, я вернулась в свою комнату. Сейчас всем Вяземским не до меня. До первых петухов будут реанимировать беднягу Жоржа, отпаивать валерьянкой, потом Ирина Владимировна еще и сына пойдет учить уму-разуму и прятать обратно в бункер. Не до меня ей сейчас, ох не до меня. Суета, одним словом. Смешение жанров: трагедия обернулась фарсом.
   Проснулась я поздним утром. Ночные бдения окончательно сбили и без того нарушенный новогодним праздником режим. Солнце весело светило в окна, комната казалась прелестной кукольной спальней с оборками, рюшами, кружевами и невесомой игрушечной мебелью.
   Настроение, невзирая на погоду и прелесть интерьера, было паршивым.
   Я почистила зубы в небольшой сверкающей ванной, привела лицо в товарный вид и, связав волосы в тугой пучок, отправилась к Ирине Владимировне. Или к Артему, это уж как повезет.
   Принц открыл дверь-шкаф, едва я вошла в комнату.
   Я тоже тянуть и рассусоливать не стала, сказала «доброе утро» и протянула телефон Кристины:
   – Ты знаешь, чей это номер?
   Артем взглянул на строчку, выделенную по дисплею синей полосой, нахмурился и кивнул:
   – Да. Это номер Сергея.
   – Число видишь?
   – Вижу.
   – А время? На этот раз Артем ничего отвечать не стал.
   Он так же, как и я, не один раз мысленно возвращался в тот день и время, обозначенное рядом с номером, помнил отлично.
   – С днем рождения, кстати, – желая подсластить пилюлю и нарушить затянувшееся молчание, проговорила я.
   Артем снова ничего не сказал. Сидел на стуле загипсованным истуканом и смотрел на свою руку, сжимающую телефон.
   – Это ничего не значит, – произнес, наконец, он и положил мобильник на стол.
   – Значит, Артем, значит, – твердо сказала я. – Знаешь, почему я вчера стащила этот телефон? – Принц не выразил заинтересованности, пришлось пробивать его убедительными речами. – Я хотела показать тебе фотографию, где Сергей снят в магазине на фоне голубого костюма с оранжевыми вставками, и спросить: а не в такой ли экипировке был негодяй, столкнувший тебя в пропасть? Если подобный костюм легко купить в ближайшем магазине, у Сергея была такая возможность. Переодеться, надеть лыжную маску – и перед тем, как «уехать» с курорта, сбросить тебя со склона вниз. Могло быть так? Чего ты молчишь?!
   – Это ничего не доказывает, – еле слышно выговорил Артем.
   – А то, что фотографии уничтожены?! То, что вчера все утро Кристина твердила мне – «мы»?! «Мы с Сергеем», «наши фотографии». Она давно объединила себя с любимым в единое целое. Артем, очнись! Твоя сестра говорит о себе и Сергее как о паре! Они заодно, они что-то скрывают!
   – Ты бредишь… Кристина не способна на подлость…
   – А давай спросим у Муслима Рахимовича? Способна или нет?
   – Это ничего не значит, – тупо повторил Артем. Но его остекленевший, невидящий взгляд говорил об обратном. Он тоже перестал верить другу. Но не сестре.
   – Артем, – мягко проговорила я, – Муслим Рахимович может ничего не знать о втором телефоне Кристины. Ему надо сообщить об этом звонке.
   – Муслим и мама уехали, – глядя в стену, произнес мой бедный, бедный наследный принц. – Якобы ко мне в больницу.
   – И когда вернутся?
   – Не знаю. Поздно. – Артем говорил как пономарь. Не вслушиваясь в смысл произносимых фраз, он думал о чем-то важном.
   – А позвонить? Пусть выяснит…
   – Алиса! – перебил он. – Хватит, не гони! Мне надо подумать!
   – О чем?! – Я развела руками, показывая на комнату, тесный бункер, в котором он оказался по милости «друга». (Реакция Артема слишком зримо подтверждала обоснованность моих догадок.)
   – Отстань! Оставь меня в покое! – выкрикнул бедняга и повернулся к мониторам.
   Я надулась, сложила руки на груди и уперлась попой в стену. Такие нервные принцы не достойны носить корону.
   – Прости, – проговорил развенчанный наследник. – Прости, я… мне… надо подумать.
   Иди, пожалуйста, к себе…
   Я фыркнула, оттолкнулась от стены, извиваясь всем телом, и, ни слова не говоря, застыла перед закрытой дверью, спиной к Артему.
   – Ах да, – опомнился опальный принц и на жал на кнопочку.
   Дверь щелкнула замком и поплыла навстречу мне.

   Выйдя из спальни Ирины Владимировны, я направилась в «английскую» гостиную. Взлохмаченный и бледный Жора пил там кофе и кушал что-то бледно-розовое из прозрачной креманки. Все еще переживая вчерашнее происшествие, на меня он почти не смотрел. Буркнул: «Доброе утро» – и виновато отвел глаза.
   – Кристина уже вернулась? – спросила я.
   – Да. Она спит, – кивнул Жоржик и положил в рот полную ложечку.
   Я налила себе чашку кофе, нагрузила большую тарелку вкусностями и, пожелав Георгию приятного аппетита, пошла в свое кукольное купе. Завтракать в обществе телевизора, показывающего шикарные новогодние программы.
   На данном этапе компания телевизора была для меня наиболее предпочтительна.

   Через полтора часа на мой мобильник пришло сообщение от Артема: «Не могу позвонить. По телефону болтает Нана. Будь добра, принеси, пожалуйста, из винного погреба бутылку коллекционного шампанского. Есть повод кое-что отметить!»
   Прочитав сообщение, я усмехнулась. Представила, как обруганный за ночную вылазку Артем высовывает из-за шкафа руку с мобильником, отправляет мне сообщение – и тут же прячется обратно. Не хватало еще, чтобы разгуливающий по дому Жора услышал из спальни Ирины Владимировны тихий голос ее сына, беседующего с кем-то по телефону. Второго испытания призраками психика Жоры точно не выдержит!
   Я легко соскочила с кровати, пробежала по этажам до подвала, спустилась еще немного вниз и, нашарив на стене выключатель, открыла массивную деревянную дверь винного погреба.
   В лицо ударили прохлада и специфический пыльный запах. Ряды стеллажей, заложенных винными бутылками, заполняли обширное пространство погреба; небольшая, облепленная паутиной лампочка – как же здесь без паутины, антураж, как-никак! – скудно освещала винные боезапасы.
   Невзирая на стилизованно-средневековый антураж запустения и тлена, на незнакомый запах, обстановка чем-то напоминала близкую моей книжной душе библиотеку. Те же тишина и божественное уединение…
   Дверь за моей спиной, не скрипнув ни единой петлей, медленно закрылась. Это я почувствовала только по движению воздуха: свисающие всюду паутинки качнулись, дернулись – и тут же замерли.
   – Эй, что это за шутки?! – Вскрикнув, я метнулась к двери и ударила в нее всем телом. – Откройте!
   Бесполезно. Из-за толстой деревянной двери не доносилось ни звука. Вино не переносит не только смену температур, но и шум.
   Я барабанила по двери. Орала так, что все вино должно было скиснуть. Этот крик помогал мне справиться со страхом. Тот накатил чуть позже, когда, отбив кулаки и пятки, я сползла по двери вниз, села на корточки и приготовилась тихо скончаться от слез. Угрюмые каменные стены и сводчатый потолок уничтожали меня своей массивностью. Пыльные ряды бутылок намекали на долгие годы одиночества в подземелье…
   Нет! Меня найдут! И скоро! Сегодня день рождения Артема, и близкие поднимут тост за его здоровье! Кто-то спустится в подвал и…
   Ой, Артем.
   Совершенно книжный штамп «догадка пронзила мою грудь», как оказалось, очень точно передавал ощущение от внезапного мысленного озарения. Мне даже показалось, что жуткое предположение возникло не в голове. Оно взялось из ниоткуда, шарахнуло по сердцу, заставило его замереть на некоторое время.
   Артем. Он жив?!?!
   Я подскочила вверх, ударила по двери…
   Сергей убил Артема. Мой принц не выдержал неизвестности, не смог справиться с мыслью о предательстве друга – и вызвал его к себе для решающего разговора.
   Сергей убил Артема… Огрел его костылем по голове… Или пустой бутылкой из-под шампанского… Взял его сотовый телефон и отправил меня сюда.
   Но почему-то не убил. Пожалел. Не стал брать на душу дополнительного греха…
   – Арте-о-о-ом!!! – завыла я. – Арте-о-о-ом!!
   Слезы текли по лицу, я машинально полезла в карман, как будто в нем был носовой платок, и пальцы наткнулись на сотовый телефон.
   Ну что за идиотка?!?! Мне надо позвонить!!
   Утирая ослепшие от слез глаза, я нажала кнопочку и… На дисплее высветилась строчка: «Связь отсутствует».
   Конечно. Конечно отсутствует! Иначе зачем бы меня заперли в этом каменном мешке?!
   Но я не сдалась. Вытянув руку вперед и вверх, обошла весь погреб, пока не убедилась, что строчка «связь отсутствует» остается неизменной. Я даже прыгала, подносила трубку к дверному косяку, но более чем пятиметровая толща земли надежно блокировала сигнал.
   Меня замуровали в каменной преисподней. Лишили связи. Но… не выключили свет.
   Представив, как бы я перенесла заточение в этой чертовой винной могиле еще и без света, чуть было не сказала Сергею «спасибо». Он мог бы быть и более жесток.
   А так… если бы не мысли об Артеме, сие злоключение с заключением я выдержала бы браво. Меня бы согрела мысль – я догадалась, кто злодей. Не ФСБ, а я, Алиса Ковалева, вычислила негодяя, и если бы… Если бы Артем меня послушал! Сейчас бы не я мерзла в каменном каземате, а дизайнер трясся перед следователем!
   А может быть, он пожалел Артема? Ударил, оглушил, связал… Меня ведь он не тронул! Даже свет оставил!
   А мог. Что ему стоило огреть меня бутылкой по маковке, спрятавшись за винными полками? Это ему раз плюнуть. Спортсмен. Лыжник. Прирезал бы осколком бутылки и уехал…
   Развлекаясь подобными мыслями, я слонялась по неширокому проходу между стеллажами и начинала мерзнуть. Тонкий домашний костюм совсем не согревал, страхи леденили грудь.
   За два с лишним часа я успела наприседаться и напрыгаться, гоняя кровь по венам, успела вспомнить добрым и недобрым словом близких и далеких, поплакать и позлиться.
   …Толстая, полукруглая сверху дверь тяжело раскрылась.
   Я замерла, готовясь к крику…
   Вошедшая в погреб Верочка, кажется, испугалась больше меня.
   – Ой! – вскрикнула она. – Алиса! Ты здесь… откуда?
   И оглянулась на дверь, украшенную с обратной стороны щеколдой.
   – Кто-то пошутил, – неопределенно пробор мотала я.
   – А я… это… – все еще пребывая в некотором испуге от неожиданности, бормотала горничная, как будто оправдываясь, – Ирина Владимировна позвонила. Попросила принести в ее спальню бутылку розового муската. С нижней полки…
   Вера прошла мимо меня, нашла нужную бутылку…
   – Ирина Владимировна позвонила? – задумчиво переспросила я и взяла из рук бывшей коллеги мускат. – Я сама его отнесу.
   – Спасибо! – крикнула вдогонку Верочка.

   Заледеневшие в подвале ноги промахивались мимо ступеней. Холодную бутылку коллекционного муската я несла за горлышко на манер гранаты (или «коктейля Молотова»). И успевала думать: «Надо взять ножницы… Артем может быть связан… Потом вызвать «скорую»…»
   Нисколечко не связанный Артем сидел на фортепьянном стуле. Живой и без единого синяка. В глаза мои он глянул только мельком – и тут же отвел взгляд. Опустил голову и принялся раскачиваться на руках, поставленных на стул между бедер.
   – Ты… – прошептала я, – это ты?! Ты его отпустил?!
   Вот случаются в жизни дни сплошных озарений. Мне хватило одной секунды понять: не Сергей, а Артем прислал сообщение, отправившее меня в подвал. Это его решение. И хоть запер меня в погребе Сергей, сделал он это с позволения бывшего друга. Бывшего, судя по всему, для себя, а для меня тем более.
   – Ты… – тихо выдавила я, – как ты мог?!
   – Алиса, – тоже едва слышно произнес Артем, – я не смог… Прости. Я тоже виноват, все так запутано…
   Он поднял голову и прямо посмотрел в мои пылающие негодованием очи.
   – Сядь, пожалуйста, нам надо поговорить.
   – О чем?!
   – Сядь, прошу, – поморщился в конец опальный принц.
   – А где Ирина Владимировна?! Где Муслим?!
   – Они скоро приедут. Сядь, нам надо поговорить.
   Но прежде чем успокоиться на складной табуретке, я вынесла уточняющий вопрос:
   – Это ты попросил маму отправить Веру в подвал?
   – Да. Позвонил и попросил. Ты очень испугалась?
   Я не ответила. На узком столике под мониторами стояла бутылка виски и два недопитых бокала. Красноречивый натюрморт: проказники мальчишки пили мировую и каялись в грехах.
   Усмехнувшись, я села.
   – Я тоже виноват, Алиса, – тихонько при ступил к покаянию Артем. – Если бы я не был так категоричен, так узколоб и упрям, ничего бы этого не было…
   Судя по тяжело льющемуся вступлению, поведать Артем собрался о вещах по меньшей мере некрасивых.
   Но я была слишком рассержена для выражения сочувствий.
   – Не знаю, как начать, – поморщился Артем.
   – Начни с главного. С начала.
   Артем взял один из недопитых бокалов и вылил остатки виски в горло. Скорчил болезненную гримасу и кивнул:
   – Кристина всегда была влюблена в Сергея. Но он не замечал. Точнее, замечал, но не делал попыток сблизиться. Они не пара.
   – Почему?
   – Не пара, и все. Я это знаю и сказал Сергею – приблизишься к моей сестре… прикончу. Уничтожу.
   – Убьешь? – удивленно спросила я.
   – Нет. Уничтожу. Есть много способов убрать человека с дороги, если у тебя деньги и связи. Перекрыть кислород…
   – Но почему?! Ведь он твой друг! А Кристина – твоя сестра!
   – Да! – выкрикнул Артем. – Мой друг – бисексуал и сестра – «цветок предгорий»!! С кучей родственников-гомофобов!
   – Сергей… гомосексуалист?! – поразилась я.
   – Нет, – сморщился Артем, – он бисексуал. Любит и женщин, и мужчин… Точнее, они его любят. Серега такой дурак… вечно новых впечатлений ищет…
   – И?.. – протянула я.
   – Несколько месяцев назад он уложил сестру в постель. Или она его уложила… Сережка же, – мучительно усмехнулся Артем, – такой болван. Сначала делает, а потом думает.
   Аттестация отлично вписывалась в модель поведения ландшафтного дизайнера. Порхает мотыльком с цветка на цветок, везде хоботком отметится, но о завтрашнем дне совершенно не задумывается…
   – А когда протрезвел, понял, что наделал. Кристина девственница. Была до той ночи. Ему пришлось пообещать на ней жениться.
   – Но ты им запретил.
   – Нет! – выкрикнул Артем. – Я ничего не знал! Догадывался, точнее, предположил, когда Кристина приехала кататься на лыжах. Но Серега струсил – нет, нет, сказал, мы не любовники. Ну… я и врезал – дотронешься до Кристины, уничтожу.
   – Но ведь это не твое дело!! Они взрослые люди!!
   – Ты ничего не знаешь!! – не хуже меня взревел Артем. – Ты не видела родню Наны! Ее братья не говорят – плюют. – Артем скривил лицо. – «Кругом сплошные педерасты!» Они даже не могут вставить «голубые», «гомики», «педики» или «секс-меньшинства»! Для них все они – педерасты! Грязь! И только так! Не говорят – рычат!
   – Но… но ведь сейчас…
   – Да им плевать, что, где сейчас! Они б Серегу на ленточки порезали! В мешке утопили!
   «Сестру опозорил». «Чужую невесту грязный педераст обесчестил!» Убили бы и глазом не моргнули!
   – Каменный век какой-то. – Я зябко передернула плечами. – А ты не преувеличиваешь?
   – Нет, – грустно усмехнулся Артем, – я приуменьшаю. Поверь. Сплошные гомофобы. Сергей погубил бы не только Кристину, он обесчестил бы всю родню.
   – Артем, прости… а ты… с ним…
   – С ума сошла?! – отпрянул бывший принц. – Я узнал об этом совсем недавно! За стукал полгода назад в Германии с любовником…
   – И как? Как после этого стал к нему относиться?
   Артем опустил голову, помолчал какое-то время. Потом вскинул на меня глаза – совсем больные! – и сказал:
   – Сергей мой друг. Дурак, но друг. Ему хочется, чтобы все вокруг его любили. Не важно как, не важно за что, главное – чтобы любили… Понимаешь? Потребность у него такая.
   – А о том, что Сергей – бисексуал, знаешь только ты?
   – В России, пожалуй, да.
   – А промолчать об его наклонностях ты бы не смог? Кристина так его любит…
   Артем посмотрел на меня, усмехнулся и выдал:
   – А что это изменит? Я промолчу. Но этот… идиот! Он же краев не знает – попадется!..
   – Но почему он все же решил тебя убить?! За что?!
   – А это просто. Я ему сказал – уничтожу. А бизнес его отца на большую половину – наш. Точнее, мой. Я им деньги на развитие давал.
   – И он решил…
   – Да, – вздохнул Артем и потянулся, – этот идиот решил, что я выполню обещание. Разорю его отца, ему самому перекрою кислород… Он прямо с курорта связался с наемниками и оплатил заказ. Со страху.
   – А откуда у него взялся телефон этих киллеров? Их в газетах с объявлениями не больно-то печатают…
   – У Сергея друг один был. Собутыльник из бывших зэков. Он ему этот телефончик и шепнул.
   – Понятно. Разносторонний у нас парень Сережа… Но почему сразу убийцам звонить?! Неужели он не мог с тобой поговорить?!
   – Сережа? Поговорить? – усмехнулся Артем. – Он избегает столкновений, он любит. Ему проще купить новый костюм и столкнуть друга в пропасть; убить, но не лишиться его любви.
   – Боже, да он больной!
   – Согласен. Потребность в любви у него болезненная.
   – И все же я не понимаю. Почему заказ на твое убийство он четко привязал к твоему дню рождения?
   – Это из-за Кристины. Она знала, что мать будет против Сергея, у них с Гиви все давно обговорено… И Криська решила на моем дне рождения, при большом стечении народа, объявить о разрыве помолвки с прежним женихом и представить в этой роли Сергея. Тогда бы Нана не отважилась на громкий скандал, проглотила бы пилюлю…
   – Ты это серьезно? – усмехнулась я. – Все это замыслили ради того, чтобы матушка не от таскала дочку за кудри? – Артем не ответил. До тянулся до бутылки с виски и хлебнул из горлышка. – Ты что-то недоговариваешь. Почему
   Сергей решил тебя убить? Ведь не из-за родни же Кристины в самом деле. Никуда бы они не делись: приняли б родственника, Кристина – девушка упрямая и своевольная.
   Артем отер губы тыльной стороной ладони, сгорбился.
   – Все дело в деньгах, – сказал он чуть слышно. – Сергей собирался перед убийством занять у меня крупную сумму. А срок контракта был оговорен не «до», а, так скажем, максимально пролонгирован. «Торпеду» просто внедрили заранее, но убить она должна была по сигналу, когда деньги были бы получены. На носу праздники, я мог быть занят, Сергей боялся не успеть обговорить условия и детали…
   – Обрадовался, когда узнал, что сборище в этом доме отодвинуто на десятое января, – безжалостно закончила я. Все встало на свои места. Муслим Рахимович был прав, говоря, что по телефонной переписке Алины невозможно понять условия и детали контракта. Четко там обозначался, как мы думали, только крайний срок. Но все оказалось проще и гаже. Убийством друга Сергей преследовал две цели. Обеспечивал тайну своих сексуальных пристрастий и – главное – получал от покойного друга деньги. А это серьезный мотив. Вряд ли Ирина Владимировна стала бы забирать у нового родственника субсидии, полученные от покойного сына…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация