А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наслаждение и месть" (страница 9)

   Глава 9

   Итак, Сейди выставили прочь.
   Очутившись в коридоре у двери кабинета и не до конца понимая, как оказалась здесь, Сейди не могла решить, то ли ей взорваться от ярости, то ли расплакаться от унижения. В ее ситуации были уместны оба варианта.
   На секунду ей в самом деле захотелось развернуться, войти в кабинет и посмотреть в лицо Никосу, обошедшемуся с ней таким образом. Выхватить бы телефон из его руки и швырнуть куда-нибудь подальше! Она уже почти повернулась, приготовившись действовать именно так, однако, подумав о последствиях поступка, сдержалась. Ноги понесли ее в направлении, которое представлялось самым безопасным: подальше от его кабинета, в свою спальню, где спокойно и безопасно.
   Сейди решила поторопиться. Хуже нет, если кто-нибудь из прислуги увидит ее в столь ужасном виде. Помятое платье расстегнуто, обнажая грудь, нижнего белья на Сейди не было. Посмотрев на порванные трусики, которые держала в руке, она с отвращением вздрогнула при виде них и при мысли о том, как безумно она вела себя с Никосом…
   И самое ужасное то, что винить за произошедшее она должна только себя.
   Разве можно говорить, что Никос в чем-то виноват? Она подала ему себя на тарелочке с голубой каемочкой, даже не удосужившись подумать о последствиях.
   Дойдя до спальни, Сейди поспешно скользнула внутрь, с треском захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной, когда последние душевные силы оставили ее.
   Она вся дрожала. Что же теперь делать? У нее не хватило здравого ума настоять даже на том, что они должны предохраняться! Более безрассудного поступка Сейди совершить не могла. Пять лет назад, будучи двадцатилетней девчонкой, она вела себя намного благоразумнее. Так что незачем жаловаться на то, будто Никос обращается с ней как с легкодоступной женщиной. Очевидно, он находит ее именно такой.
   Сейди сама позволила ему считать себя такой!
   Вскрикнув от омерзения и ужаса, она швырнула разорванные трусики в корзину для мусора, не обращая внимания на то, что их половинка пролетела мимо корзины и приземлилась на золотистый ковер. Секунду спустя Сейди сняла с себя платье и решительно отшвырнула от себя. Ей хотелось как можно скорее избавиться от этих свидетелей ее позора. От одной мысли о том, что когда-нибудь ей придется снова надеть их, ее чуть не вывернуло наизнанку.
   Никос предложил ей принять душ? Он чертовски прав! Сейди примет душ. Ей нужно смыть его запах со своего тела и губ.

   «Жаль, что так же легко не удастся смыть с себя воспоминания», – думала Сейди, стоя под душем. Горячие струи лупили по ее голове, стекая по телу. Она тщательно вымылась, дважды намыливала голову шампунем, но все равно не избавилась от ощущения, что ее использовали, а затем недолго думая вышвырнули прочь, как использованную тряпку.
   – Будь ты проклят!
   В конце концов Сейди вылезла из душа и принялась с ожесточением вытирать волосы полотенцем.
   – Будь он проклят, проклят, проклят!
   Ей очень хотелось вернуться в его кабинет, переодевшись. Но, поступив так, она даст Никосу понять, насколько ее расстроило его поведение. Кроме того, Сейди вспомнила, что до тех пор, пока она не доведет дело до логического конца, о беззаботном пребывании ее матери и Джорджа в «Терновниках» говорить не придется. Одна ошибка, единственный неверный шаг – и Никос, несомненно, исполнит свою угрозу и вышвырнет их на улицу.
   Впрочем, он может поступить так при любом развитии событий. Сейди перестала вытирать голову и уставилась на свое отражение в зеркале. Она с беспокойством смотрела на то, как быстро бледнеют раскрасневшиеся от горячего душа щеки.
   Каковы будут дальнейшие действия Никоса?
   Он привез ее сюда под ложным предлогом, заявив, что ему необходимо запланировать и организовать собственную свадьбу. Однако никакой свадьбы устраивать не требовалось. Никос снова лгал ей, причем с самого начала. Неужели это было запланировано? Он решил снова затащить ее в постель, что у него и получилось. Впрочем, как только он впервые поцеловал ее в лондонском офисе, она упала в его объятия, как созревший плод на ладонь. Должно быть, это послужило ему знаком к дальнейшим действиям. Хотя вряд ли ему нужны были какие-то ее знаки. Вот Никос и выстроил свою схему: он в последний раз атаковал семью Картерет и лично расквитался с Сейди.
   «Я уверена, что могу что-то сделать для тебя, все что угодно…»
   Вспоминая собственные слова, Сейди покраснела с головы до ног. Теперь она осознала, как выглядела, говоря подобное. Потому-то Никос и расценил по-своему ее предложение.
   «Какие же услуги ты можешь мне оказать? – бросил он ей тогда. – Что именно ты предлагаешь?»
   Она определенно заронила в него надежду, и он решил, что по-настоящему Сейди расплатится с ним за пребывание своей семьи в «Терновниках» именно таким образом. Будь в ней хотя бы капля здравого смысла, она умчалась бы отсюда прочь! Паспорт при ней. На счете банковской карты вроде бы достаточно средств, чтобы купить билет на самолет.
   Жаль, что у Сейди нет ни здравого ума, ни выбора. Она, вне сомнения, сбежала бы от Никоса – после того, что недавно произошло. Слезы навернулись на глаза Сейди при одной мысли о том, что ее мать вышвырнут из дома после того, как она с восторгом восприняла новость об отсрочке отъезда. Сейди не удастся даже сообщить в полицию о том, что Никос похитил ее. Ведь он верно заметил, что ни к чему ее не принуждал – она добровольно полетела с ним в Грецию. И если бы полиции стало известно о том, что совсем недавно произошло в кабинете Никоса…
   Сейди в ловушке, но это не означает, что она будет сидеть сложа руки и принимать подачки от Никоса. Взглянув на часы, она заметила, что с тех пор, как он бесцеремонно выдворил ее из кабинета, будто ненужный хлам, прошло немало времени. В любую минуту Никос может начать искать ее. Не хватало еще, чтобы он заявился к ней в спальню, подумав, что она ждет его здесь, сидя на кровати!
   Он предложил ей принять душ или поплавать? Именно так она и поступит!
   Быстро подойдя к гардеробу, Сейди достала купальник, который бросила в сумку в самый последний момент, нисколько не предполагая, что им придется воспользоваться. Поспешно надела купальник. Когда Никос придет в спальню, то ее здесь уже не будет! Сейди будет плавать в бассейне и нежиться на солнце, не думая ни о чем. Она даже на миг не вспомнит о том бесстыдстве, что произошло в его кабинете…

   Все случилось почти так, как Сейди и предполагала. Припекающее голову солнце, чистая и прозрачная вода, размеренные взмахи рук во время плавания успокоили ее расшалившиеся нервы. Ей в самом деле удалось изгнать из головы беспокоящие мысли и сосредоточиться на своем занятии. Но так было до тех пор, пока темная фигура не заслонила ей солнце, а затем не раздался всплеск. Она мельком увидела большую тень, красиво нырнувшую в бассейн. Несколько секунд спустя Никос вынырнул, вытер воду с лица и пригладил мокрые волосы:
   – Так вот где ты прячешься!
   – Едва ли я прячусь, – с деланой беззаботностью ответила Сейди. – Сегодня жарко, и я не намерена отказываться от великолепной возможности поплавать в бассейне.
   Она уповала на то, что Никос воспримет ее охрипший голос как результат усталости от плавания, а не как непроизвольную реакцию на его близость. Его мускулистая грудь и плечи возвышались над водой, смуглая кожа была покрыта черными волосками. Он осторожно балансировал в воде, его сильные мышцы напрягались.
   – В конце концов, я не каждый день вижу такой бассейн, как этот. И я очень люблю плавать.
   Несмотря на все усилия, в голосе Сейди послышались тоскливые нотки. Уже несколько лет ей не удавалось отдохнуть так, как сейчас. Болезнь матери и необходимость заботиться о Джордже отнимали у Сейди все свободное от работы время.
   – Ты должна была остаться со мной пять лет назад. – Никос пригладил руками влажные темные волосы. Его широкие скулы были по-прежнему покрыты капельками воды, сверкнувшими на солнечном свете, когда он повернулся к ней. – Тебе следовало остаться со мной, дорогая моя, – насмешливо повторил он, – тогда бы плавала в таком бассейне каждый божий день.
   – Судя по твоим планам, я бы не вышла за тебя замуж и пять лет назад!
   Она говорила резко, вспомнив, как Никос заманил ее в ловушку, заставив поверить в то, что он собирается жениться на другой женщине. И не важно, что Никос многозначительно сказал, будто единственная женщина, которую он хотел взять в жены, – Сейди. Она понимала, что такое невозможно, но по-прежнему проигрывала его слова в мозгу. Сейди заставила себя взглянуть правде в глаза: в момент слабости, когда Никос поцеловал ее, она позволила несбыточной надежде поселиться в ее душе. Неужели она и вправду поверила в сказанное Никосом? Ведь вера в правдивость его слов отчасти подействовала на то, что она слишком легко поддалась страстному искушению.
   – Ведь тогда у тебя не слишком хорошо шли финансовые дела. Иначе зачем тебе связываться со мной?
   Уголки чувственных губ Никоса поднялись вверх в полуулыбке. Сейди не могла не подумать о том, как его губы сводили ее с ума, когда он жадно целовал ее тело, пока она лежала на столе в его кабинете.
   – Разве то, что произошло ранее, не дает ответа на твой вопрос? – тихо протянул он. – Тебе нет никакой нужды прикидываться скромницей.
   – Я не прикидывалась, – парировала Сейди, – и не изображала скромницу. Я просто вела себя естественно и честно. Жаль, что ты не можешь быть таким же. Дело в том, что, не будь я дочерью Эдвина Картерета и наследницей его состояния, ты ни за что не обратил бы на меня внимание!
   – Я… – начал было Никос.
   – Ты должен быть по меньшей мере честен со мной, Никос.
   Какое-то время он смотрел на нее в упор. «Наверняка прокручивает в мозгу возможные варианты ответа и принимает решение», – догадалась Сейди.
   – Хочешь по-честному? – наконец сказал он. – Мой ответ – да. Не будь ты дочерью Эдвина Картерета, я никогда не искал бы с тобой встречи.
   Если бы Никос протянул к ней руки, обхватил за плечи, рванул к себе и с силой потянул бы ее на дно бассейна, она и в этом случае удивилась бы меньше. «Будь честной сама с собой, – упрекала Сейди свой доверчивый ум. – Неужели ты ожидала иного ответа? Рассчитывать на то, что Никос ответит по-другому, глупо. Вожделенная фантазия, которая никогда не станет реальностью…»
   – И… да, я лгал тебе. Вернее, скрывал от тебя тот факт, что финансовое состояние семьи Константос было отнюдь не благополучное. Но кто мог осудить меня, если я уже имел неоспоримое доказательство того, что твой отец старается разорить нашу корпорацию?
   – Ты мог бы рассказать об этом мне, довериться мне.
   – Довериться! – презрительно бросил Никос, откидывая темноволосую голову назад. – Ты осмеливаешься говорить мне о доверии, хотя все это время сама являлась участницей заговора своего отца. Пока я сражался за свою жизнь и судьбу моей семьи, ты ждала момента, чтобы воткнуть мне нож в спину.
   Сейди больше не могла этого выносить. Да, в прошлом она оказалась вынуждена играть по коварным правилам своего отца, молчать обо всем, что происходит, чтобы ее мать и еще нерожденный брат были в безопасности. Теперь по меньшей мере часть проблемы позади. Отец Сейди умер и больше никому не причинит зла.
   – Если бы я поступила иначе, ты бы остался ни с чем.
   – Что?!
   Никос пристально посмотрел на нее, внезапно сощурившись. Жаль, что Сейди не удастся нырнуть и скрыться от него. Однако отступать уже некуда. Никос вряд ли позволит ей молчать.
   – Что ты хочешь этим сказать?
   Набравшись храбрости, Сейди посмотрела в его лицо через разделявшую их чистую, сверкающую водную гладь. Горделиво выпрямив спину, она с вызовом вздернула подбородок.
   – Ты заговорил о спасении судеб членов своей семьи, но для тебя оно заключалось лишь в сохранении части фамильного состояния.
   Похоже, Сейди кое-чего не учла. Увидев внезапный блеск его удивленных глаз, она поняла, что не владеет всей информацией. Но вот взгляд Никоса постепенно стал прежним; он в очередной раз надел на себя маску, полную внешнего лоска, за которой скрывал правду. Но Сейди не могла не задуматься, что бы это означало. Пока Никос вроде бы полностью контролировал ситуацию, но в одном вопросе он определенно не разобрался, и она намерена прояснить суть дела.
   – Если бы я поступила иначе, ты потерял бы все. Но пять лет назад у тебя, по крайней мере, осталась «Атлантида».
   Сейди знала, что попадет в точку, упомянув один довольно захудалый отель, оставшийся у Никоса и его семьи от целой финансовой империи. Никос отреагировал так, будто получил пощечину. Его тело напряглось, взгляд стал отсутствующим, выражение лица – непроницаемым.
   – И как много тебе известно об «Атлантиде»?
   Сейди оробела. Она больше не могла видеть его безжалостный, словно прожигающий насквозь взгляд.
   – Достаточно, – только и произнесла она. Увидев, как он нахмурился и открыл рот, чтобы потребовать разъяснений, Сейди сдалась окончательно. Слегка погрузившись в воду, она отвернулась и как можно скорее поплыла к противоположному краю бассейна.
   Никос тут же последовал за ней, быстро нагнал Сейди и схватил ее в тот момент, когда она собиралась подняться по лестнице. Притянув Сейди, он развернул ее к себе лицом, вынуждая смотреть ему в глаза.
   – Объяснись! – прорычал он приказным тоном, не сомневаясь, что ему подчинятся.
   Но у Сейди сдавило горло, она не могла вымолвить ни слова. Девушка лишь в отчаянии качала головой, отчего разметались ее мокрые волосы и брызги полетели во все стороны. Он резко тряхнул головой, отмахиваясь от брызг, отказываясь выпускать Сейди из объятий. Вместо этого Никос лишь крепче прижал ее к себе и чуть встряхнул.
   – Объяснись, – снова потребовал он, но уже не так враждебно. – То, что ты говоришь, бессмысленно. Твой отец решил разрушить «Константос корпорейшн», и ему это удалось. Мы думали, что он отнимет у нас лишь корпорацию. Только потом, после того как… – Он снова умолк, словно в очередной раз обдумывал слова, что-то скрывая от Сейди. – Впоследствии я выяснил, что Картерету так и не удалось забрать у нас все. Остался крошечный филиал корпорации. Он не захотел с ним связываться, потому что счел неперспективным.
   Замолчав, Никос пристально посмотрел в глаза Сейди.
   – Это был отель «Атлантида», – сказала она.
   Никос мрачно кивнул, не сводя взгляда с ее лица.
   Сейди почувствовала, как он слегка ослабил объятия.
   – Ты могла знать об этом только в одном случае: если оказалась каким-то образом причастной к тому, чтобы отель остался у моей семьи. Ты позаботилась о том, чтобы он не достался твоему отцу. – Его слова прозвучали не вопросительно, а утвердительно. Судя по его тону и суровому взгляду, изучавшему ее лицо, он знал ответ, но хотел услышать его из уст Сейди.
   – Да. – Кивнув, она внезапно ощутила прилив гордости и решительности. – Да, я была к этому причастна. Я могла бы спасти для тебя и остров. Отец предлагал мне на выбор и его, и я поначалу размышляла об этом. Но тогда решила выбрать небольшой отель, который он также предлагал мне. Отель намного практичнее сентиментальных воспоминаний, связанных с Икаросом. Я ведь оказалась права?
   Никос неторопливо кивнул. Выражение его лица было невозможно разобрать. Он скрывал от Сейди свои истинные переживания.
   – Права.
   – Кто бы сомневался? И в то же время я была ужасно глупа. Зная тебя, я выбрала «Атлантиду», давая по меньшей мере крошечный шанс, позволяющий удержать «Константос корпорейшн» в одном шаге от окончательного разорения. Я сделала выбор, что дало тебе возможность возродить империю. Конечно, я не знала, сколько времени и сил на это потребуется. Я не догадывалась, что ты обратишь все заработанные тобой деньги против моей семьи. Что ты станешь мстить…
   – Я мстил твоему отцу, – вставил Никос.
   Однако Сейди словно не слышала его. Боль и горечь нахлынувших воспоминаний поглотили ее.
   – И потом, когда тебе удалось вернуть все, что ты потерял, и даже более, когда ты отомстил моему отцу, именно в этот момент судьба действительно подбросила тебе козырный туз. Потому что, приобретая «Терновники» в собственность, ты рассчитывал вышвырнуть нас на улицу. Ты хотел лишить нас фамильного особняка и больше никогда не видеть этих проклятых Картеретов. И мне ничего не оставалось, как прийти в твой офис, умолять позволить остаться в доме, предлагая сделать все что угодно. И вот… – Ее голос надломился, и Сейди с трудом продолжила: – И вот ты решил, что сможешь окончательно расквитаться с нами. У тебя есть наши деньги, бизнес, особняк. Отомстив лично мне, ты бы наконец получил полное удовлетворение.
   Никос опустил руки, освобождая Сейди. Не в силах далее выносить его близость, она отпрянула в сторону и с трудом сглотнула, чтобы сдержать подступившие к горлу слезы.
   – Ну, ты наконец получил все, что хотел, Никос. Все, до последней капли. Два дня назад ты сказал, что не удовлетворился местью. Черт побери, теперь ты наверняка удовлетворен. Иначе и быть не может, ведь, честно говоря, тебе больше нечего у меня взять.
   Ей нужно уйти. Если она останется чуть дольше, то выдаст себя окончательно. Слезы жгли ей глаза, затуманивая взгляд. Каким-то образом ей удалось разглядеть лестницу в бассейне и начать подниматься по ней.
   – Нет! – Никосу хватило нескольких секунд, чтобы выбраться из воды и догнать Сейди. Он резво схватил ее и развернул к себе лицом. – Нет, ты ошибаешься! Мести пришел конец.
   – Разве?
   – Да. Все действительно началось с мести, но с тех пор многое изменилось.
   – Например?
   Никос едва заметно скривил губы и на мгновение отвел от Сейди золотистые глаза.
   – Я предпочел променять ее на нечто намного более важное.
   – Важное? Скажи, что может быть важнее мести?
   Никос не ответил. Впрочем, ему и не требовалось говорить. Посмотрев в его глаза, Сейди поняла, что именно он имеет в виду.
   Что может быть важнее мести? Вожделение, физическое желание, сексуальная страсть. Именно это двигало Никосом с самого начала и по-прежнему являлось первопричиной всего, что он делал. Сильное, иссушающее физическое влечение, затмевающее все другие желания. Сейди понимала эту силу. Потому что она ощущала то же самое – всякий раз, когда Никос прикасался к ней.
   – Итак… – Пересохшее горло саднило, голос надломился. – Итак, вся эта история с невестой?..
   – Я говорил тебе. Это выдумка от начала и до конца. Иначе и быть не могло. – Опустив голову, Никос коснулся лбом лба Сейди; его горящие глаза были совсем рядом с ее глазами. – Как я мог жениться на другой женщине, если не переставал думать о тебе? Ты уничтожила меня как потенциального мужа для любой иной женщины. Ты овладела моими мыслями, я никогда не избавлюсь от тебя.
   – Другой женщины нет? – На Сейди нахлынули такие сильные неожиданные чувства, что у нее голова пошла кругом.
   – Разве я целовал бы тебя так… – Никос припал к ее губам в неторопливом и чувственном поцелуе, мгновенно приводя Сейди в возбуждение. Она качнулась, едва держась на ногах, – будь у меня другая женщина? Разве я ласкал бы тебя?..
   Если его поцелуй был чувственной пыткой, то его ласки – то, как он касался руками ее тела, – можно было сравнить с бросанием зажженной спички в сухой хворост. Мгновенно Сейди словно опалило огнем, сердце учащенно забилось, дыхание сбилось.
   – Разве могу я думать о другой женщине в моей постели, если та, которую я всегда желал, прямо передо мной?!
   «Единственная женщина, которую я когда-либо хотел взять в жены, – это ты».
   Слова, произнесенные Никосом в кабинете, вернулись к ней, искушая и терзая. Они искушали Сейди, поскольку она хотела, чтобы они оказались правдой. Терзали, потому что она с трудом верила, что он действительно говорит правду.
   Мир в самом деле стремительно вращается вокруг нее, или ей это кажется? Неужели Сейди перегрелась на солнце? Или сказанное Никосом правда? Но как такое может быть?
   И Никос, наклонившись, снова поцеловал ее. Внезапно, в глубине души, она с полной уверенностью осознала, что ей на все наплевать. Все, что ей было нужно, чего она желала больше всего на свете, находилось прямо перед ней в образе этого мужчины. В него она влюбилась пять лет назад, и с тех пор ей так и не удалось освободиться от этого безрассудного увлечения.
   Она все глубже погружалась в океан наслаждения, дарованного Никосом, в очередной раз забывая обо всем.
   Никос согревал руками ее тело, ласкал трепетавшую плоть, прикрытую скромным черным купальником. Эластичный материал почти полностью высох на солнце, но дневной зной не мог сравниться с бушующим в груди Сейди испепеляющим пламенем, которое так легко пробуждал в ней Никос. Обхватив широкой ладонью ее грудь, он принялся нежно поглаживать ее сосок. Сейди непроизвольно вздрогнула, чувствуя, что сейчас рухнет к ногам Никоса. Животом она ощущала его возбужденную плоть и испытывала возрастающее волнение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация