А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наслаждение и месть" (страница 6)

   Глава 6

   Лучшее время года для поездок в Грецию – май. Пригревает солнце, но температура воздуха не так высока, как летом. В прошлый раз Сейди была в Греции в жару, которую переносила с трудом. Но тогда они с Никосом провели в Афинах всего пару ночей, а потом отправились на крошечный остров Икарос, принадлежавший многим поколениям семьи Никоса. Оказавшись на острове, Сейди радовалась дуновению морского ветерка, который помогал переносить этот палящий зной.
   Но остров Икарос больше не принадлежал семье Константос. Об этом позаботился отец Сейди.
   – Как чувствуешь себя сегодня утром?
   Услышав голос Никоса, она нервно вздрогнула, отвлекаясь от размышлений. Он прошел через гостиную на широкий балкон, где Сейди изо всех сил старалась притвориться, что завтракает. Стол был накрыт на самом солнцепеке.
   – Полагаю, что ночь была приятной.
   – Зависит от того, что ты понимаешь под приятной ночью, – пожала она плечами.
   Оказавшись на родине, Никос оделся непринужденнее: мягкая белая рубашка и широкие бежевые брюки подчеркивали его привлекательность и смуглость кожи. Он был босиком – загорелые ступни выделялись на белом каменном полу балкона. Передвигался Никос легко и бесшумно, словно кот, каждое его движение было грациозным и ловким.
   – Тебе не понравилась комната? – Подойдя к столу, Никос взял гроздь винограда, отщипнул одну ягоду и бросил ее в рот.
   – Понравилась, и тебе это известно. Это красивый дом.
   Ему не нужно было рассказывать Сейди о том, каких успехов добилась семья Константос после того, как пять лет назад оказалась на грани разорения.
   Вилла оказалась удивительно красивой. Это был лучший из домов, которыми владел Никос. Пять лет назад он привозил Сейди в большую квартиру в районе Колонаки, с окнами, выходящими на пантеон. Квартира оказалась роскошной, но не могла сравниться с виллой Агнанти, на которую они приехали вчера. Огромное белоснежное здание располагалось на склоне холма. Вилла имела несколько этажей, каждый из которых находился на разных уровнях над основной дорогой. С самого нижнего уровня, через задние ворота, можно было выйти на пляж, где всего в нескольких метрах на берег накатывали кристально чистые воды Эгейского моря. В каждой спальне был балкон с видом на океан.
   Однако усыпить Сейди прошлой ночью не сумел даже мягкий шум плещущихся волн, набегающих на песчаный берег. Она так и пролежала всю ночь не сомкнув глаз, задаваясь вопросом, во что вляпалась и как теперь ей жить дальше.
   – Здесь есть все, что нужно, – довольно бесстрастно произнес Никос.
   – Но ты должен понимать, что я не смогу как следует отдохнуть, если не буду знать о происходящем у меня дома.
   Отойдя от балюстрады, Сейди повернулась и уперлась спиной в стену, выложенную из белого камня. Она посмотрела прямо в мрачное, непроницаемое лицо Никоса, ощущая, как утреннее солнце греет ее затылок.
   – Ты звонила в «Терновники» перед ужином. Тогда там все было в порядке.
   – Но поговорить мне удалось всего пять минут.
   В течение пяти минут, пока Сейди разговаривала по телефону, дверь в комнате была открыта. Снаружи ее ждал Никос, он, несомненно, слышал каждое слово из ее разговора. Она казалась себе пленницей, которую тщательно стерегут. Ей удалось обменяться всего несколькими фразами с матерью, которая не сдерживала восторга по поводу представившейся возможности беззаботно пожить в «Терновниках» какое-то время.
   Сара вряд ли до конца понимала, что рано или поздно ей придется покинуть особняк. Радость в голосе матери стала очередным ударом для израненного сердца Сейди. Ее мать, вероятно, считает Никоса чрезвычайно и неправдоподобно щедрым, верит, что останется в особняке навсегда, но Сейди известно истинное положение дел. То, как Никос вел себя во время полета, отобрал телефон и компьютер – единственные средства общения Сейди с внешним миром, – и по-прежнему хранил у себя, не оставило у нее сомнений в том, что он не намерен быть щедрым, а будет безжалостно гнуть свою линию, пока ему не надоест. А потом. Что будет потом?
   По правде говоря, Сейди не знала, что ее ждет. Что произойдет, когда ее пребывание в Греции закончится, она выполнит условия сделки и организует свадьбу Никоса? Возможно, он позволит ее матери и брату жить в особняке, пока она работает на него? А что потом? Сейди не верила, что после окончания работы он разрешит им остаться в «Терновниках».
   – Этого было достаточно, чтобы удостовериться, что с твоей матерью все в порядке. Ты приехала сюда работать.
   – Так дай мне возможность поработать! Без компьютера я ничего не могу сделать. И, пока не встречусь с твоей невестой.
   Последняя фраза прозвучала из ее уст более категорично, чем ей хотелось. По правде говоря, при одной мысли о том, что Никос женится на другой женщине, Сейди становилось не по себе.
   – Какое-то время моя невеста будет отсутствовать. Тебе не удастся с ней поговорить.
   – Но как я могу планировать твою свадьбу? Я не знаю, кто она и что ей понравится. Мне нужно с ней поговорить.
   – Ты поговоришь с ней.
   Никос положил в рот еще одну виноградину, прожевал ее и проглотил. Сейди наблюдала за движениями мускулов на его худой шее оливкового оттенка. Она почувствовала, как у нее пересохло в горле, и сглотнула.
   – Я сообщу тебе все, что ты должна знать.
   – Ты? – Сейди не узнала собственного голоса. Она подошла к столу, взяла бокал с апельсиновым соком и жадно выпила его, чтобы сглотнуть тугой ком в горле. – Свадьба – особенный день в жизни женщины. Уверена, твоя невеста захочет идеальной свадьбы, абсолютно безупречной церемонии.
   – Так и будет, – спокойно и надменно ответил Никос, впиваясь острыми белоснежными зубами в очередную виноградину. Крошечная капля сока попала на его губы, и он слизнул ее.
   Сейди заставила себя смотреть на сок в бокале, будто он мог дать ей ответ на жизненно важный вопрос. Ей нужно было сделать все, чтобы отвлечься от возникших мыслей. Глубоко в душе она боролась с необузданным и безумным желанием наклониться вперед, прижаться губами ко рту Никоса в том месте, где недавно была капелька виноградного сока, и ощутить ее сладость, смешавшуюся с неповторимым вкусом его губ.
   Она по-прежнему боролась с чувственной жаждой, крепко сжимая пальцами бокал, когда Никос снова заговорил:
   – Я прослежу за этим.
   При виде его равнодушно-решительного лица чувственные фантазии Сейди развеялись так же быстро, как возникли. На мгновение она позволила себе забыть о том, каким властным и жестоким может быть Никос. Забывать такое не рекомендовалось.
   – Ты считаешь, будто все делаешь безупречно? Ты никогда не ошибаешься?
   – Нет. Ошибаюсь.
   Отодвинув стул, Никос присел на него и вытянул перед собой длинные ноги, скрестив их в лодыжках. В таком положении тело должно было казаться более расслабленным, но почему-то получилось наоборот. Он больше походил на охотящегося тигра, лениво развалившегося и наблюдающего за добычей, решающего, стоить атаковать или нет. Рука, в которой Сейди сжимала бокал, задрожала. Она торопливо поставила его на стол, чтобы не пролить сок на каменный пол балкона.
   – Что до ошибок, то, будь у меня к ним иммунитет, я никогда не связался бы с тобой.
   – Но ты не можешь таким образом контролировать жизнь другого человека. Я никогда тебе этого не прощу… Что? – удивленно спросила она, когда в ответ на ее вспышку негодования Никос тихо рассмеялся.
   – Об этом мне слишком хорошо известно, дорогая моя. Как ты думаешь, почему я предпочитаю держать тебя при себе, пока мы планируем свадьбу?
   – Еще неизвестно, женишься ли ты на этот раз.
   Произнеся это, Сейди сразу пожалела, что не сдержалась. Слова прозвучали слишком резко, чересчур едко и демонстрировали намного больше личных переживаний, чем ей хотелось. Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы Никос думал, будто она переживает по поводу их несостоявшейся свадьбы. Она ведь уже забыла о прошлых обидах, верно?
   – Сомневаешься?
   – Как иначе? Я на собственном опыте научилась, как много для тебя значит предложение руки и сердца.
   Никос едва заметно скривил губы:
   – Я всегда хотел жениться на тебе.
   – Разве?
   Отпив кофе, Никос поморщился:
   – Уже холодный, но не важно. – Отодвинув стул, он снова поднялся на ноги. – В любом случае мы уезжаем.
   – И куда же?
   – Ты говорила, что хочешь больше узнать о свадьбе. Почему не начать с осмотра места, где я намерен устроить церемонию? Иди и собери необходимые вещи. Отправляемся через десять минут.

   «Денек выдастся не из легких», – подумал Никос, смотря вслед Сейди, когда она, чувственно покачивая бедрами, направилась к балконным дверям.
   Утреннее солнце уже пекло вовсю. Где-то внизу, у подножия утеса, беспрестанно ревел прибой.
   Этот звук гармонировал с беспокойными мыслями Никоса. Он начал задаваться вопросом, как долго ему удастся притворяться, будто он желает поработать с Сейди над планированием свадьбы.
   Выйдя на балкон и увидев ее стоящей там, Никос едва сдержался, чтобы не подойти, не схватить ее и, крепко прижав к себе, не начать целовать. Целовать до тех пор, пока оба не обезумеют от желания, а под натиском вспышки страсти из головы не вылетят все мысли.
   Солнце придавало блеска ее темным волосам, золотило бледные плечи. На Сейди было красное платье без рукавов, с черными пуговицами. Именно эти пуговицы почему-то сводили Никоса с ума. Ему хотелось осторожно и медленно расстегнуть их, обнажая ложбинку между ее мягкими и нежными грудями. Эта ложбинка будет теплой и чуть влажной. Аромат ее кожи усилится, когда тело разгорячится, а ложбинка между грудей будет то вздыматься, то опускаться от прерывистого дыхания Сейди.
   Затем его руки скользнут ниже, к ее талии, спуская платье на бедра. Наконец платье спадет вниз, открывая жадному взору Никоса тело Сейди, которое…
   Нет! Резко тряхнув головой, он отмахнулся от образов, не дающих ему покоя. Сейчас он обязан думать о другом.
   Но мысли снова потекли не туда, куда приказывал Никос.
   Если бы тогда подошел к ней, взял бокал из ее руки и припал к ее губам, Сейди не протестовала бы. Если и протестовала бы, то недолго. Этот эпизод походил бы на тот, что произошел в его кабинете. Они тогда кинулись друг к другу, не в силах скрыть желания.
   На его губах играла едва приметная улыбка, когда он вошел в дом вслед за Сейди. Ему нравилось наблюдать, как она борется с вспыхивающей между ними страстью.
   Никос еще немного подразнит ее. Результат, когда он наконец отпустит ее, стоит ожиданий.

   – Вот мы и на месте! – объявил Никос пятьдесят минут спустя, и Сейди вздохнула с облегчением.
   Вообще-то она не любила летать на вертолетах. С тех пор как Никос вывел ее из дома и повел к сверкающему вертолету, похожему на огромную черную стрекозу, Сейди была вне себя от волнения. Беспокойство усиливалось из-за того, что кабина была небольшой и Сейди пришлось во время полета сидеть близко к Никосу.
   Он сам управлял вертолетом. Наблюдая за каждым движением его загорелых, мускулистых рук, за тем, как он держит рычаги сильными пальцами, Сейди чувствовала, как от переживаний у нее пересыхает в горле. Ее крепко сцепленные руки лежали на коленях. И она почувствовала облегчение, когда увидела землю. Последние двадцать минут они летели над мерцающим голубым морем. Теперь земля становилась ближе, вертолет пошел на снижение.
   – Где мы? – спросила она, когда они наконец приземлились.
   Никос выключил двигатель и уже выбрался наружу. Наклоняясь, чтобы не попасть под останавливающиеся лопасти винта вертолета, он обошел его, чтобы открыть дверь со стороны Сейди. После прохлады кабины ее охватил горячий поток воздуха. Оглядевшись, она все поняла. Сейди узнала эту рваную береговую линию и крутые, вздымающиеся над морем утесы. Вдали виднелся низенький белый и неожиданно простенький дом, где однажды она провела пару волшебных дней…
   – Это Икарос!
   Она знала, что выглядит глупо. Резко подняв голову, Сейди посмотрела в холодные золотистые глаза Никоса и поняла, что он ждал от нее именно такой реакции.
   – Ты вернул себе остров?
   Никос отрывисто кивнул:
   – Да, я вернул остров.
   – Ох, я так рада!
   Он прищурился в искреннем неверии:
   – Ты?
   – Конечно! Я знаю, как много значит этот остров для твоей семьи.
   В маленькой часовне на этом острове венчались отец и мать Никоса, его бабушка и дедушка, а также все его предки, которых он помнил. Никос был человеком традиций. Его сестренка, умершая еще ребенком, была похоронена на кладбище у часовни.
   – Твой отец расстарался. – В голосе Никоса было столько ярости, что Сейди даже вздрогнула и отпрянула назад, будто от удара в лицо. – Он не зря продал этот остров вместо того, чтобы оставить его себе. Он получил от продажи прибыль, а я – дополнительную проблему на случай, если захочу его себе вернуть. Мне пришлось бы вести переговоры с другим владельцем, а твой отец явно рассчитывал поразвлечься, наблюдая за этим.
   Сейди вздрогнула и от ледяного тона Никоса, и от стыда, который испытывала, вспоминая, как вел себя ее отец. Остров стал одним из средств, которое Эдвин ловко использовал. Сейди отказывалась верить, будто Никос на самом деле ее не любит. Но отец тогда сказал, что если бы это был брак по любви, то она обвенчалась бы с Никосом в маленькой часовне на острове, как принято в семье Константос. Эдвин много еще наговорил такого, что Сейди ничего не оставалось, как поверить ему.
   Боже, как ей хотелось отвергнуть все доводы своего отца! Она не желала думать обо всем с такой циничностью. Но Эдвин был настолько одержим местью семье Константос, что ни о чем не хотел слышать. Эта ненависть в конце концов и свела его в могилу. Причина этой вражды неизвестна Сейди до сих пор.
   – Ты знаешь, что послужило началом этой дикой вражды? – импульсивно спросила она, не задумываясь об осторожности. Ее отношения с Никосом могли еще больше усложниться, ведь она ворошила старые горькие воспоминания, которые лучше было бы похоронить.
   – Наши семьи всегда конкурировали в вопросах бизнеса. Но личная вражда началась с тех пор, когда невеста моего деда сбежала к твоему деду. Мой дедушка никогда этого не забывал и не простил. Он сделал все, чтобы Картереты поплатились за это. С той поры и началось…
   Никос отошел от вертолета и направился к краю утеса, где остановился и стал смотреть на море. Его рослая фигура резко выделялась на фоне синей бескрайней глади.
   Внезапно на Сейди нахлынули мучительные воспоминания о тех днях, когда они были вместе. Пять лет назад, увидев Никоса стоящим на утесе, как сейчас, она подошла бы к нему, обняла его узкий торс и коснулась ладонями плоского живота. Она опустила бы голову на его мускулистую спину, ощутила бы жар его тела через рубашку и вдохнула сильный и сокровенный запах его тела…
   Именно так Сейди поступала в прошлом. В каком бы расположении духа ни был Никос, ей всегда удавалось изменить его настроение, успокоить и заставить снова улыбаться. Чаще всего он оборачивался к ней, крепче прижимал ее к себе и жадно целовал до тех пор, пока ее голова не шла кругом от счастья и наслаждения.
   Именно в один из таких дней они впервые стали близки до свадьбы.
   Собрав волю в кулак, Сейди запретила своим мыслям двигаться в этом направлении. Нельзя позволять себе вспоминать, как хорошо ей было когда-то. Слишком жестокие и чересчур мучительные мысли. Да и в действительности ничего такого не было. Сейди жила в иллюзорном мире, проглатывая каждое лживое заявление Никоса и веря, что встретила любовь всей жизни.
   – Помимо этого было еще кое-что. – Она решила продолжить разговор, чтобы отвлечься от мучительных мыслей. – Относительно недавно произошло нечто, усложнившее ситуацию. Мой отец был воплощением одержимости. Он никогда не прекращал враждовать с твоей семьей в вопросах бизнеса. Очередное происшествие еще сильнее обострило его ненависть к семье Константос. Он решил раз и навсегда уничтожить ее.
   – И ты не знала, в чем дело?
   – Нет, – выдавила Сейди, пристально смотря на горизонт. – Но я в конце концов поняла, что месть не принесла отцу никакого удовлетворения. Он отстранился от семьи и друзей, потому что не хотел знать ничего, кроме мести. Он разбил сердце моей матери. Позже я узнала, что у моей матери… был любовник. Это погубило их брак. Но я уверена, что она поступила так только из-за того, что чувствовала себя забытой, брошенной.
   Намного легче говорить, когда Никос стоит к ней спиной. Так Сейди не видит его смуглого красивого лица, холодного презрительного взгляда, поджатых восхитительных, чувственных губ.
   – Мы можем это остановить, – сказала она, внезапно теша себя надеждой. – Мы могли бы прекратить вражду здесь и сейчас и.
   – И что? – спросил Никос и вдруг повернулся к ней лицом. – Что, дорогая моя Сейди? Хм? Мы прекратим это сейчас и… станем близкими друзьями? – Никосу не нужно было объяснять, как он относится к ее словам. Отвращение играло на его красивом лице. Скривив губы, он бросал резкие слова прямо в лицо Сейди.
   – Нет, не друзьями. Мы никогда не будем ими.
   – Не друзьями, – повторил Никос брезгливо. – Потому что друзья никогда не выгоняют друзей из их дома. Потому что друзья не берут с друзей арендную плату, они отдают им очень дорогой дом даром.
   – Нет! – Сейди так резко тряхнула головой, что ее темные волосы буйно разметались по плечам, искрясь под ярким солнцем. – Ничего подобного! – Неужели он в самом деле решил, что она предложила ему прекратить вражду, чтобы он простил ей долги и сдал ей «Терновники» за грошовую арендную плату? – Ты прав! Мы никогда не станем друзьями. Я и не захотела бы этого. Я лишь предлагаю положить конец бессмысленной вражде и пойти разными дорогами. Нам даже не придется снова встречаться друг с другом.
   При мысли об этом Сейди затаила дыхание. Последние пять лет она жила, запрещая себе даже думать о Никосе, пресекая любые воспоминания о нем. На это ушло слишком много сил, но она справилась. Что ж, теперь придется пройти этот путь снова.
   – Что до меня, то чем скорее это произойдет, тем лучше, – сказала она.
   Предполагалось, что Никос как-то отреагирует. Сейди даже помолчала какое-то время, ожидая его ответа, но он был подозрительно молчалив, лишь пристально смотрел на нее горящим, немигающим взглядом, оживлявшим суровое, словно каменное лицо.
   Сейди решила, что должна воспринимать его молчание как согласие. Она желала, чтобы он сказал хотя бы что-нибудь. И, чтобы нарушить беспокоящее и напрягающее нервы молчание, затянувшееся слишком долго, она сказала:
   – Давай лучше приступим к работе, чтобы я убралась отсюда поскорее и вернулась к своей жизни.
   Сейди решила проявлять профессионализм, даже если это убьет ее. Только так ей удастся пройти через испытания. Она все сделает по высшему разряду, ни разу не ошибившись, и тогда у Никоса не будет причин придраться к ней. У него не будет основания отказаться от данного им слова и запретить ее матери жить в «Терновниках».
   Но одно дело – принять решение, другое – взяться за работу здесь, где каждый уголок хранит воспоминание о том времени, когда они были вместе. Каждая тропинка, бухта, даже каждая скала напоминали о счастливом времени, когда Сейди радовалась любви. И пусть эта любовь оказалась огорчительно иллюзорна и не так прекрасна, как думала Сейди.
   Фактически получалось так, словно Никос прочел ее мысли. Он знал, что она испытывала, когда была вместе с ним на Икаросе несколько лет назад, а теперь использует ситуацию, чтобы помучить ее. Ведь на этом острове он женится на другой женщине, которую любит.
   Когда они перешли деревянный мост, ведущий с основного острова на высокий мыс, где находилась часовня, Сейди поняла, что больше не выдержит. Резко остановившись, она повернулась к Никосу и отвела от лица пряди темных шелковистых волос, которые нещадно трепал ветер.
   – Зачем я здесь? – спросила она, забыв о благоразумии.
   Никос посмотрел на нее так, будто она окончательно свихнулась. Неужели ему придется все объяснять по слогам?
   – Ты устроитель свадеб. Мне нужно организовать свадьбу.
   Он произносил слова с преувеличенной четкостью и медлительностью, будто объяснял нечто совсем простое человеку с замедленной реакцией.
   – Но ты можешь нанять кого угодно. Более известных, успешных, модных устроителей свадеб.
   – Мне нужна ты.
   Что такого было в его тоне? Почему у нее по телу пробежала дрожь, а от недоброго предчувствия кожа покрылась мурашками? Сейди засомневалась, хочет ли знать больше того, что ей известно сейчас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация