А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наслаждение и месть" (страница 3)

   Глава 3

   Никос понимал, что ему не следует прикасаться к Сейди. Зря он погладил ее щеку. Ощутив нежность и аромат ее кожи, мягкость ее волос, он уже не смог сдержаться.
   Потребовалось сделать всего несколько шагов. Едва их руки соприкоснулись, он ощутил сильное возбуждение, которое всегда испытывал рядом с Сейди. Последние пять лет Никос старался не вспоминать о былом, не думать об этой женщине. И вот, едва ему удалось забыть вкус ее губ, как она снова оказалась рядом, волнуя, возбуждая и сводя с ума.
   Он, вероятно, свихнулся, иначе не позволил бы Сейди увлечь его в очередной раз. Лишь одно прикосновение – и его поглотил водоворот испепеляющей страсти. У него сдавило горло, бешено заколотилось сердце.
   Дьявол побери, нет! Он не намерен снова идти по той же опасной тропе.
   – Повторяю, – сказал Никос, изо всех сил стараясь сохранять самообладание, – тебе есть что сказать перед тем, как ты уйдешь?
   Голова Сейди шла кругом.
   Словно онемев, она никак не могла собраться с мыслями. Сейди могла думать лишь об объятиях Никоса и соприкосновении их тел. Ее сердце по-прежнему билось учащенно, на губах остался вкус его поцелуев, возбужденное тело жаждало услады.
   – Ну? – резко и нетерпеливо сказал Никос и снова недвусмысленно взглянул на проклятые часы.
   – Я…
   Сейди никак не могла отыскать слова. В отчаянии она слегка тряхнула головой. Заметив это, Никос зловеще нахмурился.
   – И что это значит? – отрывисто спросил он. – Ты отказываешься, тебе нечего сказать? Или ты не намерена уходить? Возможно, у тебя нет никаких планов, а у меня они определенно имеются. Через пятнадцать минут назначена очередная встреча, затем бизнес-ланч и дневное селекторное совещание. Я не могу тратить на тебя время и ждать, пока ты соберешься с мыслями и поймешь, что все сказала. Ты высказала свою просьбу и проиграла.
   – Проиграла? – тихим эхом отозвалась Сейди, вспоминая, для чего явилась к нему.
   – Я ни при каких обстоятельствах не продам тебе «Терновники», – произнес Никос, подтверждая худшие опасения Сейди, – и не сдам тебе дом в аренду.
   – Ох, прошу тебя! – перебила Сейди, решив сделать последнюю отчаянную попытку вызвать его сочувствие. – Не говори так, пожалуйста! Ты должен понять… Я смогу что-то сделать для тебя…
   – Что это взбрело тебе в голову? Мне от тебя ничего не нужно!
   Судя по тому, как решительно Никос пригладил волосы, он не собирался уступать ей. И давал понять, что их разговор окончен.
   – Тогда что же было минуту назад? Я уверена… – Она умолкла.
   – А что было минуту назад? – цинично переспросил Никос, оглядывая ее всю, от растрепанных волос до обутых в черные лакированные туфли ног. Под его мрачным и презрительным взглядом она вздрогнула, чувствуя себя чрезвычайно уязвимой, словно с нее содрали кожу. – Почему ты решила, будто это имеет какое-то значение?
   – Но ты. Я подумала. – У нее заплетался язык, она не могла говорить.
   – Что ты подумала? – отрезал Никос.
   – Я подумала, что… что… что, когда ты…
   – Когда я поцеловал тебя? – с насмешкой протянул Никос. – Неужели ты считаешь, что это было проявлением теплых чувств? Или, может быть. Черт возьми, неужели ты решила, что это была любовь?
   Сейди почувствовала, как густо краснеет.
   – Тогда сожалею… – продолжал издеваться над нею Никос.
   – Нет, не сожалеешь! – наконец выпалила Сейди, от злости обретя дар речи. – Ни о чем не сожалеешь. И я знаю, что это не было проявлением любви.
   О какой любви речь? Разве способен любящий человек так быстро сменять симпатию на ненависть?
   – Определенно не было, – холодно подтвердил Никос.
   – Тогда что это было?
   Демонстрация беспощадности? Гнусное испытание?
   – Разве непонятно? – тихо спросил Никос. – Я не сдержался.
   Он хотел удивить ее и удивил. Сейди рассчитывала совсем не на такой ответ. Никос понял, что добился своего, когда увидел, как она от изумления вздернула подбородок и широко раскрыла зеленые глаза. На красивых губах Никоса заиграла улыбка, которая ничуть не смягчила черты его лица и ледяной взгляд.
   Он молчал достаточно долго, ожидая, пока его слова окажут должное воздействие, затем решил добить Сейди.
   – Это была похоть, – без обиняков заявил он. – Ты всегда умела возбудить меня и по-прежнему возбуждаешь. Мне нелегко оставаться рядом с тобой равнодушным.
   – Считать это комплиментом? Если да, то тебе следует оттачивать свое мастерство.
   Однако ее язвительность и желание отплатить той же монетой никоим образом не задели его, по крайней мере, виду он не подал.
   – Похоть я сдержу, – продолжал он, будто не слыша Сейди. – Я умею управлять своими желаниями: либо уступаю им, либо нет.
   – И ты решил уступить им, когда лапал меня.
   – Я тебя не лапал, Сейди, – заметил Никос и покачал головой, будто сожалея, что она неверно расценила его действия. – Я вообще не привык лапать женщин. Если честно, я хотел проверить, не изменилась ли ты на вкус. Оказалось, что ты прежняя.
   – На вкус?!
   – Да, на вкус ты ничуть не изменилась. – Никос скривил губы. – Если раньше я этого не замечал, то теперь чувствую твой привкус лживости, хитрости и предательства.
   Сейди содрогнулась в душе, услышав брошенные ей в лицо слова. Жаль, что ей не удастся опровергнуть мнение Никоса. Ведь он прав. Ее заставили предать его. Но и он с расчетливой жестокостью планировал измену!
   – Все произошло не так, как ты думаешь. Но тебе вряд ли захочется говорить об этом, верно?
   – Ты чертовски права, не захочется. Кстати, я вообще больше не желаю слушать тебя.
   – Но дом… – в отчаянии произнесла Сейди не сдержавшись. Мысль о матери и младшем брате вынудила ее унижаться и дальше.
   – Да пропади ты пропадом! – Никос всплеснул руками, окончательно выходя из себя. – Сколько раз тебе говорить, что я не продам тебе «Терновники» и не стану сдавать в аренду ни за какие деньги!
   – Но мы должны найти какое-то решение! Я уверена, что могу что-то сделать для тебя, все что угодно.
   Увидев злобный огонек в его взгляде, она умолкла, понимая, что совершает непростительную ошибку.
   – Какие же услуги ты можешь мне оказать? Что именно ты предлагаешь?
   – Только не это! Никогда! – бросила она в ответ, понимая ход его грязных мыслей. – Если ты решил, что я продамся… Я скорее умру!
   – Несколько минут назад ты производила иное впечатление, – напомнил Никос мягким, вкрадчивым голосом. – Разве не ты только что так страстно постанывала?
   – И ты на это повелся, верно? – выпалила она, позабыв о разумности и безопасности. Сейди больше не могла выносить его безжалостные издевки. Почти каждое слово, слетающее с губ Никоса, было для нее оскорбительно. – Ты действительно считал, что тебе достаточно прикоснуться ко мне, поцеловать – и я стану делать все, что ты захочешь?
   – Именно так ты себя и вела.
   – Я притворялась. Тебя, оказывается, очень легко обмануть. Мне нужно было лишь позволить тебе поверить.
   Увидев, как резко и сурово он нахмурил черные брови, она умолкла на полуслове, и ее сердце беспокойно екнуло.
   – Однажды я, как дурак, поддался тебе, но не намерен снова засовывать голову в петлю!
   У Сейди возникло ощущение, будто она катается на «русских горках».
   «Сама во всем виновата. Зачем сказала ему, что притворялась?» – подумала она.
   Было ужасно неловко признаться в том, что в руках Никоса она становилась податливой, словно воск. От одного поцелуя и прикосновения Сейди словно теряла рассудок и погружалась в мир чувственности и страстных желаний.
   – Ты мстил нам пять лет. Неужели тебе мало?
   – По правде говоря, мало. – Никос продолжал холодно смотреть на нее.
   – Чего еще ты хочешь? У меня ничего не осталось. Мой отец умер, а его состояние и компания стали твоими. Тебе недостаточно?
   – Недостаточно. – Он мгновение смотрел в ее разъяренные глаза, затем отвел взгляд и опустил тяжелые веки. – Раньше я думал, что отомстил до конца, но сейчас считаю иначе. Я не получил желаемого удовлетворения. Мне нужно найти иной способ добиться его.
   Наконец Сейди поняла, что в действительности происходит. Никос Константос всегда хотел отомстить Эдвину Картерету за то, что тот разорил его семью! Прошедшие пять лет, пока Сейди не виделась с ним, Никос упорно добивался мщения. Он отобрал у семьи Картерет доброе имя, отнял бизнес, втоптал семью в грязь, лишив последнего, что у нее оставалось. И он готов отнять у Картеретов даже фамильный особняк и выбросить Сейди, ее мать и маленького Джорджа на улицу!
   Сейди совершила ужасную ошибку, решив просить Никоса о помощи. Своей мольбой она предоставила ему очередную возможность отомстить ей, члену семьи Картерет, ведь именно Сейди он ненавидел больше всего! На этот раз он беспощадно расквитается лично с ней, и только после этого его карательная миссия будет окончена.
   – Значит, ты решил сделать так, чтобы моей семье негде было жить. Тебя совесть не замучит?
   – Мне плевать. – Никос безразлично повел плечами. До страданий семьи Картерет ему не было никакого дела. – Тебе и твоему отцу тоже было все равно, когда вы разрушили мою жизнь и судьбу членов моей семьи.
   – Ты полагаешь, что имеешь моральное право мстить? Если я ничего не забыла, было время, когда ты и сам лицемерил.
   – Я не лицемерил, Сейди.
   Почти с печальным выражением лица Никос покачал головой, но Сейди нисколько не поверила ему. Пусть притворяется, в глубине души он восторгается возможностью мучить ее.
   – Поверь мне, я не шучу. Я совершенно серьезен.
   – Ах да, ты совершенно серьезно затеял эту бесконечную семейную вражду. Посмотри, к чему это привело. Твоя семья почти погибла…
   – Почти, – с резким акцентом отозвался Никос, – но мы с тобой выжили, верно? Значит, уничтожены не все. И теперь преимущество в других руках.
   – Это я отлично осознаю, – пробормотала Сейди.
   Не сказать ли Никосу о том, что во время вражды между семьями кое-кто уцелел только благодаря сделанному лично ею выбору? Вероятно, Никос никогда не поверит ей. Сейчас он в таком настроении, что не станет даже ее слушать.
   – Значит, это игра до полного поражения? Я не успокоюсь, пока ты не позволишь нам остаться в «Терновниках».
   – Этого не будет, – холодно и непреклонно сказал Никос.
   – Что же мне делать?..
   Он в очередной раз с безжалостным и категоричным видом пожал плечами.
   – Ты сказала, что готова пойти на все, чтобы получить желаемое, – злобно протянул он. – Используй свои уловки, которые ты опробовала на мне, с кем-нибудь другим. Возможно, тебе удастся провести того, кто тебя плохо знает.
   – Уловки? – негодуя, выпалила Сейди. Никос определенно решил, что она соблазняла его, чтобы добиться своего. – Как ты смеешь…
   Он игнорировал ее гневный выпад:
   – Найди себе нового богача и упроси его дать тебе шанс заработать на покупку дома. Возможно, твое предложение ему понравится. Не у всех мужчин такие высокие требования, как у меня.
   Сейди заскрежетала зубами и едва не залепила Никосу пощечину, чтобы стереть эту ледяную насмешку с надменного лица. Пощечина принесла бы ей временное удовлетворение, но сильнее разозлила бы Никоса.
   – Если я так и поступлю, то ты поднимешь цену на дом до заоблачных высот и будешь делать это постоянно.
   Никос одарил ее бездушной, дьявольской улыбкой:
   – Думаешь, что ты хорошо меня изучила, дорогуша? Тебе наверняка известно, что я никогда не меняю принятого решения, какими бы ни были соблазны. Ты отняла у меня в два раза больше выделенного тебе времени, поэтому я хочу, чтобы ты немедленно ушла! – Пройдя к двери, Никос открыл ее и с многозначительным видом стал ждать, когда Сейди удалится. – Уверен, что ни ты, ни я не хотим огласки, которая может возникнуть, если я вызову охрану.
   Сейди поняла, что проиграла. Оставалось лишь достойно принять поражение.
   Высоко подняв голову, выпрямив спину и расправив плечи, она заставила себя подойти к двери. Больше не произносить ни слова и не смотреть на Никоса. Она не покажет ему своей слабости! Однако, проходя мимо, Сейди вдруг остановилась и неохотно взглянула на его смуглое и красивое лицо, встретив ледяной взгляд золотистых глаз.
   – Выходит, что здесь мне делать нечего… – начала Сейди, понимая, что совершает ошибку. Заметив, как он мрачнеет, она отвела взгляд.
   – Нечего, – совершенно равнодушно сказал Никос. – Отправляйся домой и пакуй чемоданы. Я хочу, чтобы ты убралась из моего дома к концу этой недели!
   Никос нанес последний удар. Но его язвительный тон придал Сейди больше решимости.
   – Что ж, я так и сделаю, – бросила она ему.
   – Был бы тебе признателен.
   Сделав еще пару шагов, Сейди вышла из кабинета и зашагала по длинному безлюдному коридору, глядя прямо перед собой.
* * *
   Никос должен был признать, что Сейди выдержала его отказ спокойнее, чем он рассчитывал. Лишь на секунду он предположил, что она начнет обольщать его улыбками и поцелуями, чтобы добиться желаемого… А разве Сейди не добилась своего? Отчего так колотится его сердце и деревенеет тело?
   Черт бы побрал эту женщину! Неужели он снова позволит ей уйти из его жизни, как пять лет назад? Он по-прежнему ощущает вкус ее губ, а его тело до сих пор пребывает в страстно-мучительной агонии. Один-единственный поцелуй убедил Никоса, что Сейди нельзя отпускать. Почти пять лет он старался не вспоминать о ней, а теперь, проведя рядом с Сейди минут десять, понял, отчего не смог ее забыть.
   Никос по-прежнему хотел обладать ею.
   Ни одна женщина не привлекала его так, как Сейди. Его страсть к ней не смогли уничтожить ни ее мерзкое поведение, ни электронное письмо, в котором она за сутки до брачной церемонии отказалась выходить за него замуж, ни ее бездушные слова, брошенные ему с верхней площадки лестницы. Глядя на покачивание ее бедер, колыхание блестящих темных волос, когда она прошла мимо него, он едва не окликнул ее, чтобы предложить поговорить снова.
   После смерти Эдвина Картерета Никос решил, что окончательно расквитался с ненавистной ему семьей. Он отобрал у Эдвина все, что тому принадлежало, и удвоил свое состояние. Особняк «Терновники» был единственным имуществом, оставшимся у Картеретов. Но Никос решил отнять и фамильный дом, чтобы окончательно уничтожить эту семейку. Никос считал, что, забрав особняк, наконец-то успокоится.
   Однако он изменил свое мнение сразу, как только перед ним предстала богиня возмездия Немезида в образе обольстительной Сейди Картерет. Теперь понятно, почему последние месяцы он чувствовал себя так неспокойно. Прежде Никос слишком усердно трудился, не покидая кресла у письменного стола, не отрываясь от папок с материалами фондовых бирж, приобретая акции и вкладывая средства. Такая сумасшедшая работа помогла ему достичь теперешнего богатства. Но Никосу все было мало. Покончить с семьей Картерет окончательно – вот что ему надо было! По правде говоря, он думал не обо всей этой семейке, а лишь об одном из ее членов, нанесших ему личное оскорбление.
   Речь шла о вероломной обольстительнице Сейди Картерет.
   Явившись к нему сегодня, она подарила ему шанс, в котором он так нуждался!
   Сейди страстно желает сохранить старинный фамильный особняк? Почти так же страстно, как Никосу хочется снова затащить ее в постель? Ее реакция на его поцелуй не оставила у него никаких сомнений: Сейди по-прежнему испытывает к нему страсть, которая когда-то свела их вместе. Эта страсть разбудила тогда в Никосе чувственный аппетит, но так и не смогла насытить его.
   Сейди сказала, что готова на все ради сохранения «Терновников»? Теперь он понимает, как далеко она намеревалась зайти. Если дела пойдут так, как Никос запланировал, она получит этот чертов особняк, а он удовлетворится и окончательно выбросит Сейди Картерет из своей жизни! Он отомстит насладившись.
   Секунду он подумывал о том, чтобы позвонить Сейди, затем тряхнул головой и отказался от этой затеи. Если он отправит ей сообщение на лифте для руководства, то она получит его, еще не успев выйти из здания.
   Пинком закрыв дверь, Никос вернулся за письменный стол и взял авторучку и бумагу.

   Сдерживая жгучие слезы, застилавшие ей глаза, Сейди шла по длинному-длинному коридору. На этот раз она запретила себе оглядываться. Добредя до лифта, она вошла в кабину, тяжело прислонилась к стене, опустила голову, закрыла глаза. И только спустя какое-то время нажала кнопку первого этажа.
   Сейди сделала все, что могла. Увы, она проиграла. Ничто и никто не одолеет жуткой и жестокой ненависти, которую Никос взращивал в себе все эти годы. Он никогда не будет прежним Никосом, которого она любила пять лет назад и за которого собиралась выйти замуж.
   Резко тряхнув головой, Сейди решительно задрала подбородок, решив, что пора посмотреть правде в глаза.
   Хватит обманывать себя! Любимый ею Никос – фантазия, иллюзия, незнакомец, которого в действительности никогда не было. Он просто играл с ней, манипулировал ею, пока не добился своего. Если бы отец Сейди вовремя не вмешался, она пострадала бы больше!
   Лифт остановился, двери открылись, и Сейди заставила себя быстрее идти к выходу, чтобы поскорее выбраться из этой омерзительной атмосферы ненависти.
   Идя по мраморному полу вестибюля, Сейди услышала звуковой сигнал мобильного телефона. Она знала, от кого получила эсэмэску, даже не доставая телефона из сумочки. Увидев на дисплее надпись «Новое сообщение от мамы», Сейди едва не отключила телефон. Однако нельзя трусить. Ей придется встретиться с семьей и сообщить о своем провале. Глубоко вздохнув, она нажала кнопку и прочла: «Как дела? Хорошие новости? Мы остаемся?»
   Сейди оставалось только стоять в центре вестибюля и пялиться на дисплей телефона, пока тот не погас. Какие слова ей придумать, чтобы не причинять слишком сильные страдания матери?
   – Мисс Картерет?
   Лишь спустя пару секунд Сейди поняла, что к ней обращаются. Рядом стояла секретарша.
   – Извините, мисс Картерет, у меня для вас сообщение.
   – Сообщение? – Сейди безучастно уставилась на сложенный лист бумаги, который протягивала женщина. – От кого?
   Впрочем, ответ напрашивался сам собой – это сообщение ей мог прислать только один человек. При мысли о Никосе у нее задрожали руки.
   Взяв лист бумаги, поблагодарив и подождав, пока секретарша отошла в сторону, Сейди развернула листок. На ней не было ни обращения, ни подписи, но этого и не требовалось. Она сразу узнала четкий, размашистый почерк Никоса, которым было торопливо нацарапано всего пять слов: «„Камбрелли“, восемь вечера. Будь там».
   Итак, ей отдали явный приказ, которому следует подчиниться, если только Сейди не хочет осложнений.
   Боже правый, этот мужчина умеет причинять боль! «Камбрелли» был небольшим итальянским ресторанчиком, куда Никос повел Сейди в их первое свидание.
   Сейди вознегодовала в душе. С какой стати этот человек отдает ей приказы и ждет от нее покорности?! Крепко вцепившись пальцами в листок бумаги, Сейди едва не скомкала его и не выбросила прочь. Будь она проклята, если…
   Однако рассудок приказал ей остановиться. Неужели она решила бросить вызов самому Никосу Константосу? Сейчас в его руках все козыри. Он ведь четко заявил, что не станет ей помогать. Так зачем это послание?
   Разгладив записку, Сейди перечитала ее.
   Неизвестно, что задумал Никос, но, кажется, он решил бросить ей спасательный круг. Отказавшись, Сейди окажется в дураках…
   Секретарша по-прежнему стояла недалеко от Сейди, очевидно ожидая ее ответа. Посмотрев на дисплей телефона и снова прочитав сообщение от матери, Сейди глубоко вздохнула и приняла решение:
   – Скажите мистеру Константосу, что я встречусь с ним в условленное время.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация