А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наслаждение и месть" (страница 1)

   Кейт Уолкер
   Наслаждение и месть

   Глава 1

   Несмотря на хлеставший по лицу и почти застилавший глаза проливной дождь, Сейди быстро нашла здание фирмы, где на это утро ей назначили встречу. Едва она вышла из метро и повернула направо, ноги будто сами привели ее в нужное место.
   Впрочем, когда-то Сейди часто бывала здесь, но при совсем иных обстоятельствах. Прежде она брала такси или ехала в лимузине с водителем, услужливо открывавшим для нее дверцу. Когда-то фирма «Картерет инкорпорейтид», в которую она сейчас направлялась, принадлежала ее отцу. Теперь это был головной офис британского филиала компании. А ее владелец решил мстить семье Сейди за прежние обиды. Увы, в плане мести этот человек преуспел намного больше, чем предполагал.
   Жгучие слезы, смешиваясь с каплями дождя, текли по лицу Сейди, когда она буквально через силу подошла к громадным зеркальным дверям у входа в респектабельный дом и едва не споткнулась на пороге. Ее чуть не вывернуло наизнанку, когда двери открылись, а перед глазами появилась большая стеклянная вывеска с золотыми буквами на ней: «Константос корпорейшн».
   Разве может она здесь не вспоминать о своем отце, умершем более полугода назад? Человек, ненавидевший его, отобрал у их семьи многомиллионную корпорацию, созданную еще прадедом Сейди.
   Наконец, набравшись смелости, она тряхнула головой и шагнула в просторный вестибюль с мраморным полом. Пряди ухоженных темных волос взлетели вверх, зеленые глаза потемнели от желания исполнить задуманное. В черных лакированных туфлях на высоких каблуках она бесстрашно прошагала к столу секретаря.
   – Ни за что! – пробормотала Сейди себе под нос.
   Ни в коем случае она не позволит мучительным воспоминаниям лишить ее решимости. Не так-то просто было набраться мужества и прийти сюда. Сейди больше нечего терять, поэтому она здесь. У нее нет права пускать дело на самотек. Придется бросить вызов льву в его логове и упросить дать ее семье небольшую отсрочку. Если это не удастся, о последствиях для Сейди, ее матери и младшего брата лучше не думать.
   – У меня назначена встреча с мистером… Константосом, – обратилась она к модно одетой молодой секретарше и, прокашлявшись, повторила: – С мистером Никосом Константосом.
   Только бы секретарша не расслышала дрожи в ее голосе! Как же Сейди трудно произносить имя этого человека! Ведь именно Никоса Константоса она когда-то безумно любила и даже думала, что будет носить его фамилию. Она верила в его любовь, но потом поняла, что является всего лишь пешкой в омерзительной и жестокой игре за власть. Игре во имя мести, разрушившей множество судеб, включая ее собственную.
   – Ваше имя? – спросила секретарша.
   – Картер, – ответила Сейди и, покраснев, уставилась на свои руки. Она надеялась, что женщина не заметит, как нелегко ей врать. – С-с-сэнди Картер.
   Сейди знала, что, запишись она на прием к Никосу под своим настоящим именем, он не уделил бы ей и секунды внимания, отвергнув просьбу с безжалостной надменностью и категоричностью. Твердой уверенности в том, что он примет ее, нет даже сейчас. Но по меньшей мере секретарша, просмотрев в компьютере список посетителей, удовлетворенно улыбнулась, найдя фамилию, под которой представилась Сейди. Взглянув на назначенное время, она уточнила:
   – Вы пришли чуть раньше…
   – Не стоит беспокоиться, я подожду, – поспешно сказала Сейди, отлично зная, что пришла на встречу чересчур рано – более чем за полчаса до назначенного времени. Но если бы она не вышла из дому раньше, то из-за волнения пошла бы на попятный и отказалась от задуманного.
   – Не нужно, – уверила ее секретарша. – Первая встреча у мистера Константоса отменена, поэтому вы пойдете к нему прямо сейчас.
   – Спасибо, – только и произнесла Сейди.
   Раз решилась на этот разговор, значит, должна выдержать его. Но теперь, когда подошло время предстать перед Никосом в офисе фирмы, прежде принадлежавшей ее семье, Сейди почувствовала себя дурно. Сейчас она встретится с Никосом, которого не видела пять лет…
   – Может быть, мне… – промямлила Сейди. Решимость начала покидать ее. Еще не поздно сказать, что она передумала и у нее назначена еще одна встреча или вдруг позвонила ее мать… Она была готова придумать все что угодно, только бы убежать и спрятаться, пока ее не вызвали к нему.
   – Мистер Константос…
   Сейди не нужно было слышать голоса секретарши, потому что по выражению ее лица она сразу все поняла. Женщина широко раскрыла глаза и взглянула через плечо Сейди. Без лишних слов стало ясно, что упоминаемая личность тихо подошла к Сейди сзади.
   – Посетитель, назначенный на десять часов, прибыл?
   – Она уже здесь.
   Секретарша улыбнулась, указывая на стоящую перед ней Сейди. Женщина ожидала, что миссис Картер обернется, улыбнется и поздоровается. Но Сейди не могла пошевелиться, ее ноги будто приросли к месту, а из головы вылетели все мысли. Она лишь осознавала, что Никос Константос стоит прямо позади нее и уже в следующую секунду поймет, кто к нему пришел.
   И вот он заговорил. Услышав несколько слов, произнесенных чувственным, хрипловатым голосом, Сейди уже не могла думать ни о чем, а лишь ощущала, как по спине пробегает дрожь. О, этот тихий голос, который когда-то восторженно звучал в ночи, обещая ей райское будущее!.. Всякий раз, слыша такой сексуальный акцент, Сейди погружалась в мир наслаждений, наивно веря каждому его слову.
   Каждому его слову, оказавшемуся ложью!
   – Миссис Картер?
   Молчание Сейди затянулось и могло оказать не тот эффект, на который она рассчитывала. Господи, пусть уж лучше мраморный пол разверзнется и она провалится вниз, с глаз долой! Но вместо этого Сейди стоит не шевелясь и молчит. Озадаченная и смущенная секретарша хмурится и чуть кивает, чтобы обратить внимание Сейди на мужчину позади нее. Шеф, вероятно, не мог не заметить, что посетительница напряжена и неуклюжа, а ее поведение отнюдь не учтивое.
   – Это миссис Картер, – снова заговорила секретарша. – Ваша встреча на десять часов.
   Собрав волю в кулак и распрямив плечи, Сейди глубоко и резко вздохнула и повернулась на каблуках.

   Он, несомненно, сразу же узнал ее, несмотря на то что она определенно изменилась за эти пять лет. Сейди никогда уже не будет той, прежней – юной, беспечной и очень счастливой – девушкой, впервые встретившей Никоса. Но сомневаться в том, что он узнал ее, не пришлось. Она заметила, как переменилось выражение его лица, внезапно поджались губы, а во взгляде промелькнуло нечто дикое и устрашающее. У Сейди кровь застыла в жилах.
   – Ты! – только и выговорил Никос. Он вложил в единственное слово все свое отвращение, презрение и нескрываемую ненависть, отчего испуганная Сейди непроизвольно вздрогнула.
   – Я, – выдавила она неуместно дерзко, нервничая. – Привет, Никос.
   – Живо ко мне в кабинет! – Он повернулся на каблуках и пошел через вестибюль, даже не оглянувшись.
   Сейди ничего не оставалось, как подчиниться его поспешному и негромкому приказу.
   О злости Никоса говорила каждая клеточка его мускулистого тела, когда он прошагал к лифтам. Прямая спина и широкие плечи напряжены, а голова поднята так надменно и высоко, что кажется, будто он намного выше ростом, чем есть на самом деле. Впрочем, у него всегда была потрясающая фигура: широкая грудь, узкие бедра, длинные сильные ноги. Прежде Сейди редко видела Никоса в официальном костюме, делавшем его отчужденным и неприступным. В глубине души она с вожделением вспоминала Никоса, который был моложе, мягче и добрее.
   Во всяком случае, тогда он старался казаться мягче и добрее. Лишь спустя какое-то время Сейди поняла, каков Никос на самом деле.
   – Ты едешь?
   Резкий вопрос словно отбросил ее размышления в сторону. Сейчас Никос определенно не мягок и уж совсем не добр. К слову, он кардинально изменился. Вот он стоит в кабине лифта, прижав длинный палец к кнопке, удерживающей двери лифта открытыми, и холодно и свирепо смотрит в лицо Сейди. Она подскочила на месте и, почти бегом добравшись до лифта, вошла в кабину, забилась в угол.
   Никос резко отпустил кнопку, и двери лифта закрылись.
   – Я… – начала Сейди, но, удостоившись очередного ледяного и зловещего взгляда, замолчала на полуслове.
   Она уже и забыла, что при определенном освещении его глаза приобретают бронзовый тон. Они могут быть почти золотистого цвета, с оттенком меда. Когда-то он смотрел на нее приветливо… А сейчас… ничто не растопит лед в его взгляде, под которым у нее резко схватывает живот и мутит от страха.
   А Никос явно не собирался разряжать ситуацию. Прислонившись спиной к зеркальной стенке лифта, он скрестил на широкой груди длинные руки и принялся по-хамски пялиться на Сейди. Горящим взглядом он словно иссушил ее на месте. Непонятно, почему до сих пор она не превратилась в горстку пепла. Неловко переступив с ноги на ногу, Сейди заставила себя снова заговорить.
   – Я могу объяснить… – лишь произнесла она, а он резко и жестко взмахнул рукой, обрывая ее:
   – В моем кабинете!
   – Но я…
   – В моем кабинете, – повторил он не терпящим возражений тоном.
   – В кабинете так в кабинете, – пробормотала Сейди, решив не давать Никосу последнего слова, и с вызовом посмотрела в его сторону.

   «После такого взгляда одним разговором не отделаешься», – мрачно подумал Никос, удобнее упираясь широкими плечами в зеркальную стенку. Знай Сейди, что сейчас у него на уме на ее счет, быстренько отступила бы и отправилась восвояси.
   Никос понимал, что должен унять чувства. Его ошеломило, насколько эмоционально он отреагировал, обнаружив Сейди в здании фирмы. Выходит, десятичасовую встречу он назначил не кому-нибудь, а Сейди Картерет!
   Однажды эта женщина выставила его дураком, использовала, обобрала, едва не вогнала в гроб его отца, а затем бросила в день их предполагаемой свадьбы. Воспоминание об этом должно было разбудить в Никосе жгучую ненависть. Но вместо этого его охватило желание – обыкновенное, сводящее с ума и примитивное вожделение. Оно возникло сразу, едва он увидел ее со спины у стола своего секретаря.
   Он окинул взглядом высокую стройную женщину напротив, задержавшись взором на ее округлых бедрах и чувственных ягодицах, обтянутых темно-синей тканью юбки. Чрезвычайно соблазнительные формы, прикрытые одеждой, подобающей почтенной даме, возбудили Никоса так, что голова его пошла кругом. Он уже не сомневался, что желает как можно быстрее познать Сэнди Картер. Но потом женщина повернулась к нему лицом, и он увидел, что это не кто иная, как Сейди Картерет – та, которая пять лет назад разрушила его судьбу, а теперь вернулась.
   Зачем она опять появилась в его жизни?
   – Думаю, в твоем кабинете нам никто не помешает, – говорила она сейчас, приглаживая рукой волосы. – Я предпочитаю, чтобы о моих делах не знал никто. Думаю, тебе это тоже на руку.
   Да, Никосу больше не хотелось огласки. Сейди стремительно, подобно вихрю, ворвалась в его мир, а потом неожиданно бросила его, поставив все с ног на голову и вывернув наизнанку. Было не слишком приятно, когда финансовые газеты принялись публиковать почти восторженные статьи о крушении деловой империи Константоса. Вспоминая о том, сколько унижений он вынес, читая колонки светской хроники со снимками, сделанными папарацци, Никос вновь разъярился и почувствовал во рту горький привкус ненависти.
   – Мне тоже.
   Что-то в его тоне заставило Сейди сменить тактику, внезапно она опустила глаза и уставилась в пол.
   Итак, ей есть что скрывать от журналистов? Может ли он воспользоваться ее тайнами и унизить так же подло, как унизила его она?
   – По меньшей мере в этом мы пришли к согласию.
   Никос должен контролировать свои желания, если хочет разобраться, для чего Сейди пришла к нему. Она хочет войны? Он примет ее вызов. Как только они окажутся в его кабинете, он добьется от нее правды. Хотя Никос уже почти догадывался, что именно она скажет ему.
   Сейди пришла к нему из-за денег.
   Иначе зачем ей стучаться в его дверь? Разрушив империю ее отца, Никос лишил Сейди привычной жизни в роскоши. А теперь, когда Эдвин Картерет мертв, ей не к кому обратиться. Должно быть, она отчаялась, если решилась просить помощи у него. Отчаялась до того, что назвалась вымышленным именем. Она знала, что ей, Сейди Картерет, ни при каких обстоятельствах не позволят переступить порог его фирмы.
   Так с какой стати Никос везет ее в свой кабинет – вместо того чтобы вызвать охрану и вышвырнуть эту дамочку вон?
   Ответ прост – физическое влечение. Он и сейчас еле-еле сдерживается, находясь в тесном пространстве с высокой стройной женщиной, обладающей блестящими темными волосами и гладкой фарфоровой кожей, чей образ отражается во множестве зеркал кабины лифта. Каждое ее движение доносит до Никоса аромат ее кожи. Вот она тряхнула головой, и он почувствовал мягкий травяной запах ее волос, отчего его голова и вовсе пошла кругом. Никос даже передвинулся подальше, чтобы хоть немного успокоиться.
   К счастью, в это мгновение лифт остановился, двери открылись. Перед ними оказался коридор, ведущий в кабинет Никоса. Намеренно держась позади Сейди, он взмахнул рукой, указывая ей выходить первой. Когда она проходила мимо него, Никос заставил себя смотреть на ее макушку.
   – Налево! – отрезал он и больше не произнес ни слова.
   Впрочем, Сейди отлично знала, куда идти, ведь когда-то кабинет Никоса принадлежал ее отцу.

   Сейди машинально свернула налево – этот путь был ей слишком хорошо знаком. Она лишь радовалась тому, что идет впереди Никоса и он пару секунд не увидит выражения ее лица. Не следовало забывать, что теперь ей ничего здесь не принадлежит. Фирмой владеет Никос.
   Сейди не знала, какой Никос руководитель, но, вероятно, он отличается безжалостностью и высоким профессионализмом. Всего за пять лет он сделал «Константос корпорейшн» процветающей фирмой, несмотря на то что его отец, увлекшись бесконтрольными ставками на фондовой бирже, оставил все в плачевном состоянии.
   – Извини.
   Сейди постепенно сбавила темп, но он по-прежнему держался чуть позади нее справа. Никос находился к ней так близко, что она почти ощущала жар его тела. Вдохнув прохладный свежий аромат его лосьона, она подумала о чистом синем море, волны которого откатывали от берегов острова, когда-то принадлежавшего семье Константос. Этот остров был частью имущества империи, которую отобрал у них ее отец, Эдвин Картерет. Возможно, Никосу удалось вернуть остров себе, если только Эдвин не успел его продать.
   При мысли об этом Сейди стало немного совестно. Она знала, как любил этот остров Никос. Для него он был так же важен, как для матери Сейди – старый особняк «Терновники», принадлежавший семье Картерет. Никос наверняка догадывается, зачем Сейди приехала к нему.
   – Сюда!
   Ощутив, как Никос коснулся рукой ее предплечья, она остановилась у двери. Прикосновение было осторожным и быстрым, но даже через тонкую ткань костюма его пальцы словно опалили ее кожу. Сейди не забыла это прикосновение, как и то, с какой любовью и нежностью он ласкал когда-то ее разгоряченное обнаженное тело. Сейди помнила каждое его касание, каждую ласку, каждый поцелуй.
   – Я знаю! – выпалила она. Нетерпеливо, даже раздраженно отдернула руку, повернула дверную ручку и попыталась рывком открыть дверь.
   – Конечно знаешь, – мрачно и цинично отозвался Никос. Резкость его тона указывала на то, что Сейди перешла границу дозволенного. Он толкнул дверь. – Однако позволь мне…
   «Разве ему нужно что-то добавлять? Никос только что дал мне понять, кто хозяин в этом здании. Не стоит забывать об этом», – подумала Сейди, унимая расшалившиеся мысли. Ей нужно заручиться поддержкой Никоса. Только дурак будет злить и отталкивать его от себя, даже не рассказав о деле.
   – Благодарю. – Ей все-таки удалось ответить ему вежливо и осмотрительно.
   – Входи.
   Никос был по-прежнему подчеркнуто вежлив, но именно это служило для Сейди сигналом, что ей угрожает реальная опасность. Мрачный и грозный хищник поймал ее в ловушку, а теперь выжидает, чтобы сделать последний внезапный прыжок. И как только они окажутся в кабинете наедине, Никос заявит о своих намерениях. И никого, кто услышит их или сможет прийти Сейди на помощь, поблизости не окажется. Именно в этот момент Никос и решится атаковать.
   Размышляя об этом, она почувствовала, как ее ноги внезапно стали ватными. Проковыляв до середины кабинета, Сейди остановилась, не зная, что делать дальше. И вот она стоит, а мысли беспорядочно кружатся в ее голове. Ей хочется начать разговор и сообщить, для чего она пришла, а также попросить то, в чем остро нуждается.
   Никос прошел мимо нее к большому письменному столу, занимающему почти весь кабинет. Его движения резки и выверенны, а тело напряжено. Никос поворачивается к Сейди, и она видит мрачное выражение его красивого лица. У нее мучительно екает сердце, а душа уходит в пятки. Никос озлоблен. Черты его лица скованы леденящей яростью, золотистые глаза сверкают. Вдали от людских глаз и ушей он сбросил маску воспитанного и вежливого интеллигента.
   Перед Сейди предстал истинный Никос – угрюмый, необузданный и чрезвычайно злобный. Он не скрывает, что разъярен, и причина его ярости – Сейди Картерет.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация