А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Каникулы в раю" (страница 8)

   Марко притворился, что задумался, а Саммер вновь попыталась высвободиться из его рук – и снова вскрикнула. Но сопротивлялась она недолго. Порывисто наклонившись, он осыпал ее шею горячими поцелуями, и она мгновенно растаяла. Вздохнув, Саммер выгнулась ему навстречу, откинув голову и закрыв глаза, и Марко приник к ее губам. Он целовал Саммер, погрузившись в ее завораживающее тепло, и она отвечала на его поцелуи. Женщина целиком открылась ему – и приняла со страстью, которую не испытывала ни к одному мужчине. Каждая клеточка ее тела дрожала от возбуждения. На краткую секунду они были единым целым, и только это имело значение.
   Крик, донесшийся снизу, заставил их прийти в себя – они словно очнулись ото сна, – и, хотя кричали совсем не им, стало ясно, что появился кто-то еще. Отпрянув, Саммер заглянула в его темные бездонные глаза, но он не разжимал рук. Марко все крепче прижимал ее к груди, и она слышала бешеный стук его сердца. В этот момент Саммер почувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.
   Она взглянула на водопад. Возможно, Марко и не волновали такие вещи, но не ее. Саммер восхищалась этим потрясающим зрелищем: тропические цветы, растущие по бокам, мощный поток, устремляющийся с вершины вниз, капли воды, искрящиеся в воздухе, солнце, переливающееся на мокрых уступах скалы, красно-зеленые попугаи, кричащие на деревьях, белые бабочки, порхающие над скалами. Это место, как и пляж, было для нее олицетворением острова. Она любила эту тишину. Когда Саммер смотрела с вершины вниз, внутри у нее все трепетало. Ей даже нравилось это чувство опасности. Она любила все в Ранаи. Это место спасло ей жизнь. И сейчас она, как никогда, была наполнена решимостью никогда не покидать его.
   Откинув голову, Саммер вгляделась в красивое лицо Марка.
   – Должна признаться, я только теперь поверила в твою амнезию.
   Улыбнувшись, он внимательно вгляделся в нее, словно пытаясь что-то вспомнить.
   – Почему?
   – Если бы ты помнил этот подъем, то ни за что не согласился бы взобраться сюда во второй раз. Не так ли?
   Он чуть не рассмеялся.
   – Все правильно. – В конце концов Марко отпустил ее, покачав головой. – Автомобили все же придумали не зря, Шайна.
   Она рассмеялась, продолжая наслаждаться счастьем, которое он ей подарил.
   – Пойдем, – сказала она, вспомнив о том, что им надо спускаться вниз. – Нас ожидает гавайский пир.

   На остров уже спускалась тьма, но уличные фонари ярко освещали длинную и извилистую подъездную аллею, которая вела к вершине холма. Они услышали звуки музыки – еще до того, как заглушили мотор.
   – Что будем делать? Могу я рассказать, что ты потерял память? Или ты будешь расхаживать среди гостей и притворяться, что всех знаешь? – спросила Саммер.
   Марко кивнул.
   – Давай сделаем так. Ты намекнешь людям, что мне надо кое-что напомнить, а я буду слушать во все уши.
   На газонах перед особняком расположились гости. Казалось, алкоголя было гораздо больше, чем еды, хотя с кухни доносились аппетитные запахи. Громко звучала гавайская национальная музыка. Высокие темнокожие мужчины, в большинстве своем полинезийцы, били в барабаны и пели высокими голосами, а перед ними на сцене выступали танцоры, исполняя танец хула. В лучах низкого закатного солнца волны океана переливались дивными красками. Атмосфера была сказочной. На остров опускалась еще одна чудесная ночь.
   В течение часа Марко проговорил со множеством гостей, ни одного из которых он не помнил. Но разговор был легким, непринужденным, и никто, казалось, не замечал, что временами он отвечает невпопад. И все же один раз Марко чуть не попал впросак, когда неожиданно столкнулся с матерью Эдди.
   – Мистер Смит, здравствуйте. Я слышала, что вы вернулись.
   Марко, повернувшись, увидел перед собой красивую молодую женщину с большими испуганными глазами. В руках она держала поднос с закусками. Он машинально взял фаршированный шампиньон, хотя меньше всего хотел это делать.
   – Привет, – сказал он, слегка запинаясь. Он понятия не имел, кто она такая. – Э-э… рад тебя снова видеть.
   Улыбнувшись, женщина предложила ему тост, украшенный креветкой.
   – Вот, – с хрипотцой прошептала она. – Лучше съешьте это. Поросенка еще только начали готовить, и вы не скоро сможете как следует поесть.
   – О да, конечно. – Он неловко взял крекер и замер в нерешительности, потому что в другой руке держал бокал.
   Женщина взглянула на него, но не сделала никаких попыток ему помочь, пока креветка не стала сползать с крекера. В конце концов, когда она уже стала падать на пол, та ловко поймала ее в воздухе рукой. Молча, не говоря ни слова, она запихнула креветку ему в рот, будто это было самой естественной вещью на свете.
   – Хотите еще? – спросила она.
   Он молча кивнул, стараясь прожевать креветку как можно скорее.
   – А почему бы тебе не съесть такой же крекер? – спросил он, когда проглотил угощение.
   Она покачала головой:
   – Нельзя. Официантам не разрешается есть вместе с гостями. – По глазам ее было видно, что она голодна, а голос у нее был такой печальный, что он не смог сдержаться.
   Развернув сервировочный столик, Марко взял с подноса крекер с креветкой и засунул ей в рот, прежде чем женщина успела его остановить.
   – О! – засмеявшись, воскликнула она, но, украдкой оглядевшись вокруг: не видит ли кто, быстро прожевала крекер. – Это у меня обед, – счастливо сказала женщина.
   Марко усмехнулся. Она была очаровательна, но кто же это такая, черт возьми?
   Когда, махнув Марко рукой, женщина отправилась обслуживать других гостей, он увидел, как к нему подошла Шайна.
   – Ну, и как ты нашел Лейлу? – спросила она. – Эта женщина берется за любую работу, которую ей предлагают, лишь бы прокормить детей.
   – Лейла! – Конечно. Как же он сразу не догадался? – Так вот кто это!
   – А ты разве не понял? – Саммер удивленно взглянула на него.
   – Нет. Она красивая, да?
   – Да, конечно. – Саммер почувствовала, как сжались ее губы, и тут же засмеялась над собой. Это была типично женская реакция. «Если какая-то женщина удостаивается комплимента, это не значит, что она конкурирует с тобой!» – напомнила она себе.
   Они подошли к импровизированной сцене и стали смотреть зажигательные таитянские танцы. Танцоры энергично изгибались в такт ритмичной музыке, зрелище было захватывающим, и им наслаждались все, кроме Марко. Он напряженно думал о том, зачем они приехали сюда.
   – Здесь есть кто-нибудь, кто мог бы хоть что-нибудь рассказать обо мне? – спросил он Саммер, и в голосе его прозвучало нетерпение.
   – Элмо, – сказала она. – Кстати, именно он устраивает эту вечеринку.
   – Хорошо. И какое отношение этот человек имеет ко мне? Что он мог видеть?
   Скривив губы, Саммер задумалась.
   – В прошлый твой приезд вы с ним ездили на рыбалку. Ты приехал воодушевленный, но без единой рыбки. – Она, будто школьная учительница, пригвоздила его к земле строгим взглядом. – По всему было видно, что ты прекрасно провел время.
   – Сдается мне, у него была моторная лодка? – отметил Марко.
   – Да. Оснащенная всем, что требуется для ловли рыбы в открытом море. Но у меня сложилось впечатление, что вы совсем забыли о рыбалке. Вы сидели в лодке, пили пиво и рассказывали друг другу всякие рыбацкие истории. Хотя я могу ошибаться. – Саммер забавно вздернула носик. – Но ведь ты все равно не помнишь.
   Она так очаровательно дразнила его, что ему захотелось ее поцеловать. Но расслабляться было нельзя.
   – Отведи меня к нему, – сказал Марко, немного жалея о том, что не стал ее целовать, но надо было заниматься делом. – Посмотрим, что он скажет.
   Элмо – большой грузный мужчина – приехал сюда из Дании еще подростком и наладил здесь свою жизнь. Он стал строить дома для богатых клиентов, занимающихся торговлей, и скоро его перестали воспринимать как «пляжного юношу», без дела шатающегося по курорту. И он любил устраивать вечеринки.
   Элмо с радостью вспомнил Марко, и сразу посыпались шутки-прибаутки насчет пива и выловленных рыб. Но когда тот попытался заговорить с ним о потерянных чертежах, Элмо погрустнел.
   – Время от времени ты делал какие-то записи, – признался он. – Но я никогда не придавал этому значения.
   Еще один тупик. Элмо кто-то позвал, и Марко, обернувшись, снова увидел рядом с собой Лейлу, с очередным подносом в руках.
   – Устрицы, запеченные в тесте, – прошептала она. – Попробуйте.
   Устрицы действительно были необыкновенно вкусными. Марко взял две порции.
   – Надеюсь, Джилли и Эдди не свели вас с ума, – сказала Лейла, перед тем как уйти. – Последние два дня меня почти не было дома…
   – Ну что ты, – сказал он. – Они замечательные дети.
   – О, спасибо вам, – ответила она, и голос ее дрогнул. – Они очень славные. Сейчас они дома, и Джилли готовит им обед. – Лейла тяжело вздохнула. Видно было, что больше всего на свете ей сейчас хотелось оказаться дома с детьми, а не на этом приеме. – Надеюсь, эта вечеринка не затянется надолго, – пробормотала она больше себе, чем ему.
   В этой женщине была какая-то тайная печаль, и Марко, против воли, был заинтригован ею. Она казалась такой мужественной и в то же время уязвимой, и ему безумно захотелось чем-то помочь ей.
   – Лейла, мне очень жаль твоего мужа.
   – Да. – Глаза ее вспыхнули, когда она взглянула на Марко. – Он исчез в районе Сангрийских островов.
   – И не осталось никаких следов?
   Она колебалась.
   – Ну, спасатели обыскали Сангрию и два маленьких близлежащих острова. Потом я сказала им, что он часто ездил на остров Григос, куда его еще ребенком возил дед. Его искали там, но… – Лицо ее на секунду окаменело. – Я не думаю, что они тщательно все обыскали. Поэтому я пытаюсь заработать немного денег, чтобы нанять лодку и самой отправиться на поиски.
   Да, это была действительно отважная женщина. Он одобрительно кивнул:
   – Молодец, Лейла. Даже если ты ничего не найдешь, тебе будет спокойнее.
   Она ответила:
   – Вы знаете, мистер Смит…
   – Зови меня Марко.
   Улыбка ее слегка дрогнула.
   – Хорошо, Марко. – Лейла вздохнула, и взгляд ее затуманился. Затем в нем вспыхнула тревога. – Я знаю, что вам, наверное, говорили о Тони. О том, что у него появилась подружка и он специально спрыгнул с лодки, имитируя свою гибель, чтобы… уйти от меня к ней, – сказала она, и голос ее сорвался. – Но это неправда. Да, он очень красивый и всегда увлекался женщинами. – Она взглянула на Марко, и он увидел, что глаза ее наполнились слезами. – Но люди не могут понять одного: он любил меня и своих детей, и он бы ни за что не оставил нас. Никогда.
   Лейла умоляюще взглянула в его лицо, будто он мог чем-то ей помочь, и Марко растерялся.
   – Я… я убежден, что он вернется, – произнес он неуверенно.
   Она натянуто улыбнулась и, повернувшись, исчезла в толпе. Он посмотрел ей вслед, и сердце его больно сжалось. Марко знал, что ничем не может ей помочь. Он никогда не чувствовал себя таким растерянным. Если бы можно было хоть что-нибудь вспомнить…
   Вечер сменился ночью. Быстро исчезли последние лучи заходящего солнца. И вдруг, совсем неожиданно, он вспомнил об Эдди. Марко бросился искать Шайну. Ему не сразу удалось найти ее.
   Она стояла возле декоративного пруда, в котором лениво плескались серебристые карпы, окруженная толпой гостей. Саммер сама не ожидала того, сколько знакомых здесь встретит. А ведь она жила на острове всего лишь год. Каждый обращался с ней как со старым добрым другом. И здесь ей было хорошо. Она чувствовала себя частью этой жизни. А лучше всего было то, что ей не надо было ничего, чтобы возбуждать интерес толпы и постоянно напоминать о своем существовании, чем она занималась всю свою жизнь, пока не приехала сюда. Здесь, на острове, люди принимали ее такой, какая она есть. Без прикрас.
   Конечно, и здесь не все было совершенным. Иногда ей встречались ревнивые женщины, которые защищали своих мужей так, будто опасались, что она уведет их. Были и мужчины, которые пытались обольстить ее. Но она четко дала понять им, что отношения подобного рода ее не интересуют.
   Здесь, на Ранаи, Саммер была счастлива. Единственное, о чем она тосковала, – это о том, что у нее не было семьи. Близкого человека. И малыша. Но теперь она была уверена, что ребенок у нее будет: спасибо прежнему Марко.
   А теперь в ее жизни появился новый Марко. И правда заключалась в том, что Саммер обожала их обоих. А скоро в ее жизни появится малыш. Если бы только она могла рассказать об этом Марко! Она собиралась стать матерью, а точнее, матерью-одиночкой. Что ждет ее малыша, когда он родится?
   Саммер направилась к террасе, когда Марко нагнал ее. Едва успев осознать, что делает, она бросилась к нему и тесно прижалась к груди.
   – Cara mia, в чем дело? – воскликнул он, приподняв ее голову за подбородок, чтобы заглянуть в глаза. – Что случилось?
   Женщина покачала головой, не в силах заговорить, потому что слезы готовы были хлынуть из ее глаз. Он нежно поцеловал ее в губы, она тихо и жалобно пискнула, как котенок, затем судорожно выдохнула, когда его руки крепче обхватили ее. И в этот момент у нее возникло небывалое ощущение защищенности и спокойствия. Но разве может быть так, чтобы тот, кого она боялась, был тем же человеком, который сейчас держал ее в объятиях? Нет, это невозможно.
   – Прости, – сказала Саммер, вырываясь. – Я веду себя как ребенок.
   – В чем дело, Шайна? – спросил он, хватая ее за руку. – Тебя что-то испугало?
   – Ничего. – Ей удалось изобразить беззаботную улыбку, и она поздравила себя. – Правда, ничего. А ты хотел мне что-то сказать?
   Нахмурившись, Марко пытался понять, что ее так расстроило. Он был рад, что она так трогательно бросилась к нему. Но больше всего его поразила собственная реакция. Чувства Марко были такими глубокими и бурными, будто он готов был сделать все, что мог, лишь бы вернуть ее улыбку.
   – Шайна…
   – Ш-ш-ш, – сказала она, качнув головой. – Ничего не случилось. Я просто думаю. Меня волнует Эдди.
   Марко быстро кивнул:
   – Именно о нем я и хотел с тобой поговорить. Нам надо ехать. Ведь я ему обещал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация