А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Каникулы в раю" (страница 10)

   – Кто знает? – Марко проницательно взглянул на нее. – Иногда то, что лежит на видном месте, заметить гораздо трудней, чем то, что спрятано.
   – Но у меня их нет! – запротестовала она.
   Он пожал плечами:
   – Ты права. Их здесь быть не может. Именно поэтому мы и должны тут все проверить.
   – Хорошо, мы обыщем мое жилище. – Саммер подняла руки в знак капитуляции. – Чтобы ты был спокоен. Пойдем. – Она стала открывать шкафы, двигать мебель. – Мне нечего скрывать от тебя.
   В то же время она лихорадочно перебирала в памяти содержимое своих шкафов. А вдруг какая-то вещь заставит его что-то вспомнить? Может, ей действительно надо спрятать что-то, прежде чем он увидит это. Тест на определение беременности? Он лежал в ванной комнате. Конечно, Марко не зайдет туда. Но на всякий случай ей надо опередить его и пойти туда первой.
   Болтая без умолку, она провела его в библиотеку, а сама отправилась в спальню, чтобы проверить шкафы и заглянуть под кровать. Марко было поручено осмотреть главную часть дома.
   Обыскав каждый уголок, он задумчиво оглядел комнату. Может быть, в доме есть кладовка? Вряд ли.
   Марко почувствовал, что ему почему-то очень хочется осмотреть ее полки. Его неодолимо тянуло к ним. И хотя большой портфель на них явно не поместится, но, возможно, какие-то эскизы или записи затерялись между страницами книг и милых безделушек. Он полистал несколько книг, но ничего не обнаружил. Внезапно его взгляд упал на фотографию в рамке, стоявшую на самой верхней полке.
   На ней была изображена женщина лет тридцати, с девочкой лет пяти-шести. На фото не было подписи, но Марко моментально узнал маленькую девочку. Ее лицо почему-то показалось ему странно знакомым. Потянувшись вверх, он вытащил фотографию из рамки и, как только она оказалась у него в руках, почувствовал сильное волнение. Взглянув на обратную сторону фото, Марко заметил подпись. Она была очень бледной, он едва различил слова, но это уже не имело особого значения. Он понял вдруг, что наступил решительный момент и это фото изменит все.

   Глава 9

   Прочитав надпись, Марко, потрясенный, застыл на месте. Будто небо мгновенно очистилось и на землю хлынул яркий свет. Несколько ярких воспоминаний, одно за другим, вспыхнули в его голове. Он заморгал, мотнув головой, гадая, не снится ли ему это, и будто увидел себя, стоявшего здесь же, в этой самой комнате, четыре недели назад, с этой же фотографией в руках. Тогда Марко точно так же читал надпись на обороте и снова переворачивал фото, чтобы еще раз взглянуть на маленькую девочку, изображенную на нем. И тогда он с изумлением понял, кто такая на самом деле была Шайна.
   Воспоминания нахлынули на него. В этот момент Марко услышал шаги. Он быстро убрал фотографию в рамку и поставил ее на место. Затем, повернувшись, увидел Шайну. В руках у нее была желтая гавайская рубашка с большим красным попугаем на груди. Вот она снова у него перед глазами, протягивает ему рубашку и говорит, чтобы он надел ее, а совсем недавно она спасла его от маленьких пузырьков-медуз. На долю секунды ему показалось, что его ударило электрическим током. Поразительно! Ее отец был его самым солидным клиентом.
   В обществе о ней ходили слухи, но он не обращал на них внимания. Марко пытался вспомнить, что слышал о ней, но картина прояснилась лишь после того, как он позвонил в Нью-Йорк своему знакомому, который был в курсе всех событий в высшем свете, и тот объяснил ему, что молодая женщина пропала.
   – А почему ты спрашиваешь? – спросил он.
   Марко не ответил. Интуиция подсказала ему, что Саммер прячется здесь. А если она не хочет раскрываться перед ним, он не будет настаивать на этом.
   Марко был обескуражен обстоятельствами, в которых оказался, но был уверен лишь в одном: как только женщина узнает, что он работает на ее отца, она тут же покинет его. А он с самого начала не хотел с ней расставаться. Уже много лет он не испытывал такого притяжения к женщине. И боялся все испортить.
   Кроме того, Марко сам находился здесь инкогнито и тоже не хотел, чтобы люди узнали, кто он такой. Но ведь он чуть не разрушил их отношения, таясь от нее. И поклялся больше никогда этого не делать.
   Поставив фотографию на полку – так же, как он сделал это тогда, – Марко застыл на месте. Что ему делать теперь? К нему вернулась память, и он хотел сказать ей об этом. Но как это отразится на их отношениях? Она все еще была в своей спальне – искала чертежи.
   Внезапно он понял, что портфель меньше всего его волнует. Все его мысли и чувства были направлены на любимую женщину. Как она отнесется к тому, что он скажет ей?
   Выйдя из спальни, она со вздохом выразила сожаление о том, что ничем не может ему помочь. Марко лихорадочно соображал. Сказать ей сейчас? Но не сбежит ли тогда она от него? Может, ему стоит выждать время?
   Саммер все еще говорила, но слова замерли на ее губах, когда она увидела его лицо.
   – Что случилось? – спросила она.
   Он молча достал с полки фотографию и протянул ей. И кровь, казалось, отхлынула от ее лица, когда она увидела фото.
   Женщина потрясенно уставилась на фотографию. Она была сделана почти двадцать пять лет назад. Не мог же он узнать ее в этой маленькой девочке! Саммер медленно перевернула фото. На обратной стороне была надпись. Изящный почерк едва читался. Ее мать подписала это фото для тети Вероники, а та вернула карточку Саммер после смерти матери.
   Она взглянула в глаза Марко, и надежда, что он не увидел этой подписи, мгновенно улетучилась. Он все понял. И похоже, вспомнил, что между ними было.
   – Шайна, – сказал он, протянув ей руку.
   Женщина резко отпрянула.
   – Ты ведь знаешь мое настоящее имя, – резко сказала она, и в глазах ее мелькнуло отчаяние.
   Марко сделал шаг вперед:
   – Да. Твое имя – Саммер Хадсон.
   Она так быстро отвернулась, что волосы хлестнули по ее щекам.
   – Ты знаешь мое имя, зато совсем не знаешь, кто я такая. – Женщина снова взглянула на него. – Уже почти год все зовут меня Шайной.
   – Шайна… – снова начал он.
   – Ты меня совсем не знаешь, – твердо сказала она. – Ты ведь до сих пор не помнишь, что делал здесь две недели назад, и…
   – Я надеюсь, что память вернется ко мне… постепенно, – мягко произнес он.
   Марко хотел обнять ее, но она держала себя так отчужденно, что он сдержался.
   – Мне кажется, я наконец понял, что произошло между нами в тот день. И хорошо помню, как ты разозлилась на меня, когда, увидев чертежи, догадалась о том, что я работаю на твоего отца. Никогда не забуду те обвинения, которые ты бросила мне в лицо.
   Саммер медленно кивнула, но глаза ее были пустыми, бесчувственными.
   Опустив руки, он сжал кулаки.
   – Шайна, твой отец не посылал меня сюда. Он ведь даже не знал, куда я поехал и приезжал ли на этот остров.
   – Неужели? – Она явно не верила ему.
   Марко покачал головой.
   – Почему ты решила, что он прислал меня за тобой? – спросил он.
   – Это очевидно. Как только ты появился на острове, как сразу же оказался в моей бухте. И мы начали общаться.
   Марко застонал.
   – Шайна, Шайна, разве любой нормальный мужчина не захочет с тобой сблизиться?
   – Ты сразу назвался вымышленным именем. Скрывал от меня, кто ты такой, чтобы я не смогла сделать никаких выводов. – Саммер пожала плечами, лицо ее было печальным и строгим. – Когда я поняла, что ты работаешь на моего отца, я первым делом подумала, что он послал тебя сюда, чтобы ты уговорил меня вернуться в Нью-Йорк.
   – На самом деле я приехал сам по себе. Помнишь те огромные фотографии, которые висели в кабинете твоего отца? Каждый раз, когда я приходил к нему, я любовался видами островов. Эти образы преследовали меня. Я мечтал о том, чтобы поплавать здесь на яхте.
   Женщина нахмурилась – озадаченно, но по-прежнему подозрительно.
   – Тогда почему же ты представился Марко Смитом?
   – Я хотел поработать здесь в тиши инкогнито. – Он криво усмехнулся, взглянув на нее. – Я ведь тоже немного знаменит, знаешь ли.
   Минуту она обдумывала его слова, затем сказала:
   – Но ведь ты знал, кто я такая, да?
   – Сначала – нет. – Марко кивнул на фото в рамке, которое она все еще держала в руках. – До тех пор, пока не наткнулся на фото и не прочитал надпись на обороте. Разве ты не помнишь? Это было в первый день. Ты ушла, чтобы найти для меня рубашку, и, пока ты ходила, я увидел фотографию.
   Женщина помнила это.
   – Значит, когда я вернулась с рубашкой…
   – Я уже знал, что тебя зовут Саммер. Это было как гром среди ясного неба. Я подумал, что это довольно странное совпадение, и позвонил одному своему знакомому в Нью-Йорк, чтобы выяснить, в чем дело. Он рассказал мне, что тебя разыскивают.
   Глаза ее тревожно расширились.
   – Ты сказал ему?..
   – Я не сказал ему ничего, даже то, где я нахожусь.
   – О!
   – Шайна… – Он шагнул к ней, и она снова попятилась.
   – Нет, – сказала Саммер, и глаза ее по-прежнему были полны тревоги. – Оставь меня, Марко. Мне надо обдумать все это.
   Бессильно уронив руки, мужчина кивнул.
   – Знаешь что, – сказал он. – Я пойду прогуляюсь по пляжу. Мне тоже надо кое-что обдумать.
   – Хорошо. – Повернувшись, она прошла в свою спальню. Секунду он смотрел ей вслед, потом вышел из дома и направился к пляжу.
   Саммер бросилась на кровать, ожидая, что сейчас расплачется. Но глаза ее оставались сухими. А что, если он сказал ей правду?
   Это был лишь один из многих вопросов, которые мучили ее, пока она лежала на кровати, пытаясь рассуждать разумно. А если он снова покинет ее, как тогда? Или появится ее отец? Тогда ее размеренной жизни придет конец.
   «Все! Пора прекратить думать об этом!» Решительно встав с кровати, Саммер прошла в ванную комнату, привела себя в порядок, освежила макияж и отправилась на пляж искать Марко. Он стоял на берегу и бросал камешки в воду, серебрившуюся в лунном свете.
   – Привет, – сказала она, встав позади него.
   Обернувшись, он взглянул на нее, не веря своим глазам. Не привиделась ли она ему? Саммер улыбнулась. Марко улыбнулся ей в ответ и крепко прижал к себе. Она подняла лицо для поцелуя, и его губы нежно и сладко коснулись ее губ.
   – О чем ты думаешь? – спросила Саммер, когда они шли вдоль берега.
   – О многом. Я начинаю вспоминать, Шайна.
   Он прижал ее к себе, обхватив за плечи.
   – Мне не надо было покидать тебя, – сказал Марко, и голос его дрогнул. – Когда я понял, что ты подозреваешь меня, я должен был остаться и разобраться с этим. Но я подумал, что сначала должен вернуться в Италию, решить некоторые деловые вопросы, а затем приехать назад на остров. А после этого произошел несчастный случай, и у меня возник провал в памяти.
   Она взглянула ему в глаза:
   – А что ты помнишь?
   Он приник к ее уху, втянув ноздрями воздух.
   – Я помню твой восхитительный запах и ощущение твоего изумительного тела.
   Саммер рассмеялась, оттолкнув его.
   – Расскажи мне подробно, – потребовала она. – Я хочу знать, как происходит восстановление памяти.
   Склонив голову набок, Марко задумался, подыскивая подходящие слова.
   – На самом деле этот процесс очень медленный. Вряд ли его можно назвать озарением. Это больше похоже… на календарь Рождественского поста – большую цветную карточку с маленькими пронумерованными «окошками». Каждый раз, когда я открываю новое «окошко», мне вспоминается что-то новое, и постепенно – шаг за шагом – возникает целостная картина.
   – И это началось с того, что ты прочитал мое имя на обороте фотографии?
   Он кивнул.
   – Хотя у меня возникали вспышки воспоминаний целый день. Но они были очень смутными.
   Саммер вздохнула.
   – Ты вспомнил о том, что Эдди любит красные леденцы, – сказала она.
   – Ах да. – Он усмехнулся. Малыш Эдди. Теперь он вспомнил случай, который укрепил их дружбу. Но об этом, кажется, не знала даже Шайна.
   – Мне кажется, ты правильно сделал, что принес их ему, – медленно сказала она. – Мне очень понравилось это.
   Марко повернулся к ней. Он не был в этом уверен так, как она, но знал одно: Эдди нужна была любовь и забота.
   Долгие годы Марко считал, что не слишком любит детей. Они не были частью его жизни. И вдруг – бах! – малыш Эдди. Марко вспомнил, как в первый раз увидел мальчика, и сердце его дрогнуло. Это случилось утром, на второй день его пребывания на острове. Он шел к дому Шайны, потому что хотел снова увидеть ее и поблагодарить за то, что она спасла его от этих агрессивных «португальских корабликов» – отвратительных маленьких медуз. По крайней мере, это был предлог, чтобы снова прийти к ней.
   Марко шел сквозь рощу кокосовых пальм, как вдруг услышал крик мальчишек: «Прыгай, Эдди, прыгай!»
   Он обернулся и увидел неподалеку группу мальчишек лет девяти-десяти, столпившихся вокруг маленькой хижины, по крыше которой медленно сползал малыш лет трех-четырех. Он не плакал, не кричал, но так крепко сжимал зубы, что лицо его казалось квадратным. Маленькие пухлые ручки цеплялись за крышу изо всех сил, но было ясно, что долго он так не продержится.
   – Все нормально, ребята. Разойдитесь.
   Мальчики расступились, уставившись на взрослого дядю, внезапно возникшего перед ними.
   – Эдди, не бойся, – спокойно сказал Марко. – Можешь падать вниз. Я тебя ловлю.
   Малыш молчал. Он только еще крепче вцепился ручками в крышу, едва взглянув вниз.
   – Эдди, я поймаю тебя. Поверь мне.
   Наконец мальчик взглянул вниз – и встретился глазами с Марко. Малыш заморгал. Сначала он смотрел на него с недоверием, но пару секунд спустя разжал пальцы и упал с крыши прямо в его руки.
   – Вот молодец. А что ты делал там, наверху? – спросил Марко, ставя малыша на землю.
   Эдди слегка пошатнулся, затем, встав прямо, взглянул на него.
   – Ничего, – сказал он, заморгав, и стал пятиться назад. – Кажется, меня зовет Джилли, – добавил мальчик и, повернувшись, побежал домой.
   Марко рассмеялся, глядя ему вслед. Это и было началом их дружбы.
   Здесь, на острове, дружеские отношения устанавливались очень быстро. Жаль, что ему не хватало времени пообщаться с людьми, потому что он во что бы то ни стало должен был найти этот чертов портфель.
   – Странно, но я до сих пор не могу вспомнить, где мои чертежи.
   – В самом деле? – Они сели на старое бревно, выброшенное на берег, и стали смотреть на прибой. – Ты не можешь вспомнить, что произошло после того, как я покинула твой номер в отеле?
   – Нет, я помню. Я сложил чертежи в портфель и поехал в аэропорт.
   – А что произошло с копиями, которые хранились в картонном тубусе?
   Марко потянулся.
   – А вот этого я не могу припомнить. Портфель уже не найдешь. Но тубус… – Нахмурив брови, он покачал головой. – Я не помню, чтобы относил его на почту, как обычно.
   – Это неудивительно. Наша почта работает только по средам и пятницам. А ты уехал в воскресенье.
   – Ах да. Значит, я отправил тубус в пятницу или попросил кого-то отправить его мне?
   Саммер покачала головой, и оба ненадолго замолчали.
   – Ничего не вспомнил? – спросила наконец она.
   – Ничего.
   Женщина вздохнула:
   – Ну, все равно ты уже значительно продвинулся вперед. Поэтому совсем скоро ты все вспомнишь. – Саммер встала, стряхнув с себя песок. – Пойдем в дом. Поедим мороженое и немного поспим. Завтра рано вставать – утром поедем к Джиджи.
   Они пошли назад, рука об руку, болтая глупости и смеясь. Саммер сияла от счастья. Ведь именно об этом она мечтала всю жизнь. Чтобы рядом с ней был человек, с кем можно было бы разделить горе и радость, который мог бы рассмешить ее… кто любил бы то же, что и она, и мог бы разжечь в ней страсть. Что могло быть лучше?
   Они сидели за столом в ее маленькой кухне, ели мороженое и тихо беседовали. В конце концов Марко затронул неприятную для нее тему:
   – Скажи мне, Шайна, почему ты так боишься, что отец разыщет тебя?
   Она вздрогнула, но мгновенно взяла себя в руки.
   – Потому что… потому что он хочет вернуть меня в Нью-Йорк.
   Марко нахмурился, не совсем понимая ее.
   – Тебе вовсе не обязательно возвращаться домой. Ты ведь больше не маленькая девочка, а взрослая женщина. И живешь собственной жизнью. Отец не имеет права давить на тебя.
   Саммер взглянула на него своими огромными глазами, и он увидел, что она боится даже подумать о том, что отец может явиться сюда.
   – Это не так, – тихо сказала она. – Ты совершенно не знаешь его.
   Протянув руку, мужчина дотронулся до ее щеки.
   – Я знаю его. И понимаю, о чем ты говоришь. Он сильный человек. И обладает такой харизмой, которая редко встречается у людей. Он может заставить людей делать то, что они совсем не хотят, лишь силой своей личности. Но я не совсем тебя понимаю, – сказал Марко. – Разве это не глупо – скрыться здесь и пойти работать в кафе, которое посещают туристы? Ведь ты не хотела, чтобы тебя обнаружили?
   Вздохнув, женщина облокотилась о стол: ей вдруг очень захотелось спать.
   – Да, действительно не хотела. Поэтому я постриглась и сделала еще кое-что, чтобы перестать быть похожей на Саммер Хадсон. Я подумала об этом с самого начала. Мне нужно было найти убежище и заняться чем-нибудь, чтобы зарабатывать деньги. – Она лукаво улыбнулась ему. – Не думаю, что рыбная ловля помогла бы мне в этом.
   – У тебя недостаточно денег? – Марко был изумлен. Не было такого человека, который бы читал газеты и не знал о том, какое положение занимала ее семья.
   Она покачала головой:
   – Я взяла с собой лишь небольшую сумму. – Саммер взглянула ему прямо в глаза. – Ведь я приехала сюда, чтобы жить как обычный человек. Разве я могла бы стать такой, если бы у меня была куча денег?
   Слова ее звучали убедительно. И он взглянул на нее с еще большим уважением, окончательно поверив в то, что она действительно хотела добиться своей цели – стать самостоятельной целостной личностью.
   – Я представляла себе, как кто-нибудь из посетителей кафе, заметив мое сходство с Саммер Хадсон, скажет: «Эй, она похожа на ту, которая не сходила со страниц журналов еще несколько месяцев назад».
   Горечь в ее голосе потрясла его. Марко видел, как омрачилось лицо женщины, услышал страдание в ее голосе, и ему стало больно за нее. Он не хотел, чтобы она возвращалась к прежней жизни, которая причиняла ей такую боль. Мужчина хотел стать ее защитником, крепко обнять и больше не спускать с нее глаз.
   – Ты так боишься, что отец тебя найдет! – Марко покачал головой. – Шайна, ты все еще смотришь на него глазами маленькой девочки, а ведь ты давным-давно выросла и повзрослела. Поговори с ним откровенно.
   Саммер с недоверием взглянула на него. Ей безумно хотелось спать. Было уже очень поздно.
   – Нет, Марко, я не могу. Когда он говорит мне, что надо делать, я делаю это. Так было всегда. И я не могу ничего изменить.
   Марко притянул ее к себе и поцеловал в теплые губы.
   – Ты, наверное, не замечаешь этого, но ты смогла подчинить себе даже меня.
   Она засмеялась, припав к его груди. Вот так она и хотела бы жить, если бы только… О боже, да что об этом мечтать!

   На следующий день, рано утром, они с трудом выбрались из своих теплых кроватей. Жалуясь на недосып, оба дошли до кухни, чтобы позавтракать, а затем Марко, взяв ее скутер, умчался в предрассветную мглу. Она, сладко зевнув, вернулась в спальню и снова улеглась в постель. Саммер была уверена, что впереди их ждет напряженный день, и ей надо было хорошо отдохнуть, насколько это возможно. Уснув безмятежным сном, она проснулась в девять часов утра.
   В десять, как она и ожидала, явился шериф Джо. Он заявил о себе громким стуком в дверь, а затем оперся о дверной косяк, приняв выразительную позу «крутого парня».
   – Привет, Шайна, – сказал он, оглядывая ее с головы до ног. – Полагаю, ты мне сейчас все объяснишь.
   – Кто – я? – невинным голосом воскликнула она, округлив глаза. – Не понимаю, о чем ты.
   Он уверенно, с важным видом, прошел в дом.
   – Насколько мне известно, ты дружишь с одним типом, подозреваемым в совершении преступления.
   Взглянув на него, Саммер заморгала:
   – Что?
   Шериф нахмурился, явно недовольный тем, что она не поняла его с полуслова.
   – Вчера тебя видели в обществе Марко ди Санто, когда-то приезжавшего сюда под именем Марко Смита. Правильно?
   Она улыбнулась. И сделала все возможное, чтобы очаровать его. Налила ему кофе. Угостила печеньем. Рассказала все, что было, – когда, где и почему. Без утайки, чистосердечно. Но шериф был непреклонен.
   – Злоумышленник Марко ди Санто, он же Марко Смит, должен быть посажен в тюрьму, чтобы осознать преступность своего поведения, – категорично заявил он. – Ты знаешь, где он находится?
   – Понятия не имею, куда его понесло.
   Джо подозрительно взглянул на нее, но Саммер лишь улыбнулась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация