А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пышка с характером" (страница 8)

   Глава 9

   Новый год они собирались встречать у родителей, но все сорвалось, поскольку Виктор вернулся с работы только в одиннадцать ночи, совершенно пьяный, и завалился спать. Маруся позвонила маме и дрожащим от обиды голосом попыталась изобразить радость:
   – Ой, мам, у нас планы поменялись, мы идем в другое место. Вы не обидитесь?
   Конечно, мама обиделась, о чем не преминула сообщить:
   – Если бы ты предупредила заранее, то мы тоже не сидели бы дома, как два старых валенка! Возмутительная беспардонность!
   – Мусик, давай не будем ссориться, – едва не разрыдалась Маруся. – Новый год ведь!
   Валентина Макаровна смягчилась, они обменялись дежурными поздравлениями и попрощались.
   Это был первый Новый год вне дома. Этот праздник Маруся всегда встречала с родителями. Ночь она сидела в пустой кухне и печально смотрела в окно. С улицы доносились хлопки фейерверков и радостные крики. В квартире густой пеленой повисла тягучая тишина. Телевизор находился в комнате, где спал Виктор, идти туда не хотелось. Маруся разогрела вчерашний суп и, сгорбившись, села за стол. Они планировали, что пойдут к родителям, поэтому холодильник был почти пуст. Елочки тоже не было.
   В тарелку с тихим плюханьем начали падать горькие тяжелые слезы. Маруся судорожно вздыхала, пытаясь остановить рыдания, но истерика набирала обороты, и заглушить ее не получалось.
   Утром произошла первая ссора. Маруся орала на Виктора, осыпая его оскорблениями. Он не остался в долгу, и скандал понесся, как разъяренный бык, круша хрупкие останки семейного благополучия и топча едва зародившиеся ростки надежды на счастье. Впервые Марусе захотелось ударить мужа. В какой-то момент они оба выдохлись и замолчали, тяжело дыша и с ненавистью глядя друг на друга.
   Маруся не выдержала первой. Всхлипнув, она убежала в ванную комнату и долго надрывно там плакала. Вскоре слезы закончились. Она еще некоторое время громко скулила в надежде, что пристыженный Виктор придет просить прощения. Наконец ей надоело сидеть на холодном бортике, и она вышла. Квартира встретила ее гробовой тишиной. Виктора дома не было. Маруся обалдело осмотрела вещи в прихожей, решив, что муж просто спрятался и сейчас выскочит откуда-нибудь, как черт из табакерки. Его куртка и ботинки отсутствовали. На всякий случай она проверила шкафы и заглянула за занавески. Супруг растворился в праздничной дымке первого дня наступившего года.
   Маруся принялась строить планы мести. Лучше всего, конечно же, покончить жизнь самоубийством. Она даже расплакалась от жалости к себе, представив гроб, усыпанный цветами, и рыдающего у могилки Виктора. Единственное, что вселяло сомнения, – отсутствие уверенности в том, что муж действительно будет скорбеть, как положено. В свете последних событий от него можно было ожидать чего угодно. Панихида могла превратиться в праздник души для нечуткого супруга. Кроме того, невозможность собственными глазами увидеть последствия своей безвременной кончины направила Марусины мысли в другое русло.
   «Надо его напугать, – решила она. – Пусть думает, будто я его бросила».
   Маруся схватила старую спортивную сумку и начала набивать ее своими вещами, воображая, как ужаснется Виктор, открыв шкаф и обнаружив пустые полки. Он начнет метаться, рвать на себе волосы и помчится ее искать. Но и тут мысль зашла в тупик, поскольку богатая Марусина фантазия отказывалась рисовать сцену примирения. Необходимо определить место, где это произойдет. Но такового места не было. Маруся вдруг поняла, что пойти-то ей, собственно, некуда! Эта квартира, по которой она сейчас металась, собирая вещи, являлась ее единственным убежищем. О том, чтобы поехать к родителям, не могло быть и речи. Представив мамино лицо и торжествующе воздетый к потолку указательный палец, Маруся сникла. Подруги жили с родителями. Единственная самостоятельная из них – Дина – жила с кавалером. Вряд ли ее ухажера устроит наличие Маруси на снимаемой жилплощади.
   Поразмыслив, она аккуратно разложила содержимое сумки по местам и принялась загружать ее вещами исчезнувшего мужа.
   «Я его выгоняю», – решила Маруся и стала увлеченно продумывать очередную картину примирения.
   Пойти Виктору некуда. Упав на колени, он повинится и будет умолять о прощении… Что-то не то. Получается, что он останется не из-за любви, а просто потому, что негде жить. Маруся внезапно похолодела, вспомнив, что у Виктора есть бывшая жена и ребенок. А вдруг он с ними общался, а она не знала об этом? Он ведь запросто может опять переехать туда. Маруся торопливо разложила уже упакованные для «изгнания» вещи по полкам и с растерянным видом присела на диван. Как ушат холодной воды, на нее обрушилась очередная догадка: «Он не просто ушел, а вернулся туда, к Веронике». Маруся разрыдалась, уткнувшись в шершавую спинку дивана.
   На улице стемнело. Год начинался кошмарно. Недаром говорится, как встретишь Новый год, так и проведешь!
   Ночью вернулся абсолютно пьяный Виктор. Свалив в прихожей вешалку, он добрел до кровати и, хрюкнув, как старый боров, грохнулся плашмя на затаившуюся Марусю. Вообще-то, ощущая неприятное чувство вины перед женой, которой он испортил Новый год, Виктор собирался реабилитироваться. Но его грандиозному плану не суждено было сбыться, поскольку на лестнице он наткнулся на свою старую знакомую, Нину. Девица ревела на подоконнике, а увидев Виктора, бросилась ему на шею, обмочив слезами и огорошив горестными взвизгиваниями о том, что без него жить не может. Возомнив себя рыцарем, за которого дамы готовы биться насмерть, Виктор поперся к Нине домой, утешать несчастную и кормить обещаниями. Процесс затянулся, поскольку любимая выставила на стол множество горячительных напитков. Уставший от избытка положительных эмоций, Виктор разомлел и вознамерился остаться на ночь, но Нина вдруг проявила понимание и начала выпроваживать его, причитая, что у нее сердце кровью обливается, как только она представляет, что чужая баба будет лапать любимого мужчину, слюнявить его и вообще заниматься всяческим непотребством, но семью рушить не может. Вот такая она положительная и принципиальная. Оценив ее жертву, Виктор окончательно загордился и с высоко поднятой головой, налетая на стены и углы, донес свой переполненный алкоголем организм до Маруси.
   Возмущенная жена предположила, что супруг вспомнил про супружеский долг, и начала обличительную речь, прерванную на кульминационном моменте богатырским храпом. С трудом она выползла из-под исходящей алкогольными парами туши и, глотая слезы, ушла на диванчик.
   В семейной жизни молодоженов образовалась трещина, она разрасталась с каждым днем. Маруся переехала в маленькую комнату. Они разговаривали лишь по необходимости. Иногда Виктор не приходил ночевать, но Маруся уже не сомневалась, что нет никаких секретных испытаний. Однажды, стирая свитер мужа, она нашла на нем несколько длинных черных как смоль волосиков. Сердце заколотилось так, что едва не выпрыгнуло. Одно дело – подозревать Виктора в измене, и совсем другое – получить доказательство.
   Виктор смотрел хоккей. Постояв в дверях, Маруся дрогнувшим голосом спросила:
   – Ну, как поживает твоя брюнетка?
   – Которая? – лениво усмехнулся он.
   – Длинногривая, – напряженно пояснила Маруся.
   – Отстань! Не видишь, я занят?
   – Передавай ей от меня привет, – с горьким ехидством произнесла она и вернулась в ванную комнату.
   Все было неправильно. Марусю трясло, как в лихорадке. Надо было не так сказать! А как? Она не поняла, подтвердил Виктор наличие любовницы или опроверг. Посоветоваться не с кем. Позвонив Ларисе, которую Маруся уже давно воспринимала как палочку-выручалочку, и в очередной раз наткнувшись на хамоватую девицу, сообщившую, что мама в командировке, она приуныла. На вопросы подруг Брусникина отвечала, что все хорошо, и каждый день придумывала новые подробности, подтверждающие безоблачное счастье молодой семьи. Если мама узнает хоть толику того, что происходит, Виктора можно будет хоронить под грустную музыку. Оставалась Дина.

   Глава 10

   Однажды Марусю разбудил телефонный звонок.
   – Малыш, надеюсь, твоя кикимора уже ушла? – поинтересовался нежный девичий голосок.
   – Кикимора на проводе! – рявкнула Маруся, ощущая, как голова наполняется тягучей тяжелой болью, накатывающей на глаза и выжимающей горькие злые слезы.
   – Ой… а мужа позовите, пожалуйста. Это с работы.
   – Да что вы говорите! – Маруся исходила желчью, надеясь, что ее яд уже достиг оппонентки и начал капать из трубки. – Малыш тоже… на работе! Уже должен был доползти, пошарьте там под столом!
   – Да, правильно он говорил, – понимающе протянула девица. – Гюрза бешеная.
   – Привет Малышу! Пламенный! Кстати, он уже укушенный, так что осторожнее, бешенство заразно!
   – Хамка базарная, Шапокляк! – радостно поддержала обмен репликами девица.
   – Давай-давай, крути пропеллером, Карлсон! Твой Малыш уже на подлете! – В бессильной злобе Маруся швырнула трубку и разрыдалась.
   Оказывается, этот мерзавец еще и обсуждает ее со своими пассиями, вот это номер! Почему это все происходит именно с ней?
   На лекции Маруся не пошла. К обеду она приехала в заведение, где работала Динуля. Потоптавшись перед вылизанным блестящим входом в валютный подвальчик, она собралась с духом и вошла. На всякий случай, чтобы не ударить в грязь лицом, Маруся взяла с собой всю скудную наличность, оставшуюся от стипендии. К ней тут же бросился молодой человек в форме швейцара, осветив сумеречный вестибюль белозубой улыбкой. Когда он разглядел вошедшую, улыбка его подувяла, а через мгновение погасла совсем.
   – Здесь только за валюту, – презрительно процедил он, перегородив дорогу. То, что он моментально распознал неплатежеспособность Маруси, было дурным знаком.
   «Здорово же я выгляжу, если меня даже в кафе не пускают», – подумала Маруся и, заикаясь, пролепетала:
   – Вы не подскажете, как мне найти Дину?
   Внезапно лицо парня преобразилось, и он снова приветливо улыбнулся.
   – Стой здесь, сейчас позову. Чего ж ты через парадный вход поперлась, надо было через черный.
   И он исчез в глубине причудливо оформленного коридора. Вернулся через минуту, обнимая за талию Дину и что-то шепча ей на ушко. Дина фыркала и стряхивала его руку.
   – О, Маринка! – радостно завопила она. – Никак ты разбогатела?
   Маруся покраснела и жалобно посмотрела на подругу. Ей было неудобно перед парнем, а очередной намек на финансовую несостоятельность больно полоснул по самолюбию.
   – У меня к тебе разговор. Ты когда заканчиваешь?
   Дина посерьезнела и внимательно вгляделась в Марусино лицо.
   – Отключи-ка локаторы! – бросила она швейцару.
   Тот подобострастно хихикнул и отошел в сторону.
   – Что случилось? Деньги нужны?

   Это был единственный Динкин минус. Надежный друг, честный и порядочный, но на деньгах ее клинило. Дина выросла в сильно пьющей семье, была младшей, третьей дочерью безалаберных родителей, всегда донашивала ветхие вещи сестер и плохо питалась. Валентина Макаровна подкармливала ее, ненавязчиво подкладывая куски побольше, и сокрушенно вздыхала, глядя, как девочка торопливо ест.
   – Ты не спеши, питаться надо правильно, пищу тщательно пережевывать, – пыталась она научить дочкину подругу.
   – Пока пережевываешь, остальные твою тарелку подметут, – бесхитростно поясняла Дина.
   Динуля всегда мечтала стать богатой и уйти из семьи. Нет, своих родных она любила, но жить хотела отдельно.
   – Тебе, Маринка, не понять, у тебя жизнь другая. И слава богу, – говорила она в редкие минуты откровений. – Я хочу ездить к ним в гости, понимаешь? Только в гости, но не жить там. – И, подумав, добавляла: – Но нечасто. А так, раз в месяц. Заехать, посмотреть на них, денег подкинуть и бежать…
   Дина давно повзрослела. Когда она появлялась в их старом дворе, шикарно одетая, благоухающая дорогими духами, бабки, как мухи оккупировавшие единственную уцелевшую на детской площадке лавочку, злобно шептались и строили догадки по поводу ее заработков.
   Услышав эпитеты, которыми ее награждали злобствующие пенсионерки, Дина лишь весело хохотала и показывала язык. Возвращаясь в дом, где она выросла, Динуля впадала в детство и вновь чувствовала себя девчонкой.

   Сейчас она стояла перед Марусей в расшитом коротеньком сарафанчике, подчеркивающем национальный колорит заведения. Высокая, красивая оформившаяся девушка с глазами умудренной жизненным опытом женщины в детском маскарадном костюме. В этом было что-то противоестественное. Да и вся жизнь оказалась какой-то вывернутой наизнанку. Совсем не об этом мечтали они в детстве.

   – Хотела поговорить, – виновато произнесла Маруся. – Я тебя подожду, ты только скажи, во сколько зайти.
   – Я через полчаса сменяюсь, погуляй пока, я выйду, – внимательно сверля ее взглядом, ответила Дина. – А в чем дело?
   – Дела семейные, – попыталась пошутить Маруся, но получилось так горестно, что она едва не расплакалась.
   – Ясненько, – печально поджала губы подруга. – Не кисни, сейчас все решим.

   Маруся вышла на улицу и начала бестолково метаться в поисках места, с которого можно будет сразу увидеть выходящую из ресторана Дину. Сначала она встала на узкий тротуарчик, тянущийся вдоль набережной, но ее задевали спешащие прохожие. Тогда она вернулась на противоположную сторону дороги и прижалась к стене дома: сверху капала вода. Задрав голову, Маруся увидела гигантскую сосульку, хищно нацелившуюся прямо на нее. Она в ужасе отпрянула к краю тротуара, где ее немедленно обрызгали проносящиеся мимо машины. Места не было.
   «Для меня вообще нет места в этой жизни», – тоскливо подумала Маруся, решив слиться с толпой и плыть по течению. Продефилировав пару раз туда-обратно, она дождалась Дину. Оказывается, Дина была на машине.
   – А кто за рулем? – Маруся испугалась, что с ними поедет очередной бойфренд подружки и поговорить не удастся.
   – Я наш штурман и рулевой, – радостно оповестила Дина. – Только ехать будем медленно, я права недавно получила, лихачить боюсь.
   Маруся опасливо села в новенькие красные «Жигули».
   – Ты точно умеешь водить? – на всякий случай спросила она подругу.
   – Ну как-то я ведь до работы доехала, значит, и вернуться смогу, – успокоила ее Дина. – В крайнем случае, руками ее оттолкаем до дома. – И она весело рассмеялась.
   Марусе не было смешно. Она уже готова была начать толкать драндулет сама, лишь бы не сидеть в салоне. Динулины водительские навыки ее не вдохновляли.
   – Дома поговорим, – посерьезнела Дина, – я за рулем не отвлекаюсь.
   Маруся судорожно кивнула, вцепившись руками в подвернувшиеся детали интерьера.
   – Слышь, мать, все не так плохо! Расслабься, – похлопала ее по руке юная водительша.
   – Да, все нормально, я и не напрягалась, – просипела Маруся, страдая от тяжелых предчувствий.
   – Тогда руки убери, – попросила Дина, снимая ее ладонь с рычага переключения скоростей. – Держись за что-нибудь другое.
   – Угу, – простонала Маруся и начала пристегиваться.
   – Это ты зря. У непристегнутых пассажиров в случае аварии есть шанс вылететь через лобовое стекло и уцелеть, – ободрила ее Динуля.
   Маруся немедленно прицепила ремень безопасности на место.
   – Или, наоборот, убиться насмерть.
   Позеленевшая пассажирка опять взялась за ремень.
   – Но лучше уж вылететь, чем ждать, пока тебя из этой покореженной консервной банки достанут!
   Маруся, обмякнув, расползлась по сиденью и жалобно проныла:
   – Давай на метро, а?
   – Никакого дезертирства я не допущу, – грозно сдвинув брови, рыкнула Динуля.
   Мотор долго натужно чихал, на короткое время подарив позеленевшей Марусе надежду на то, что тарантас все-таки не заведется и не помешает ей дожить до глубокой старости.
   Неожиданно двигатель взревел, разбив хрупкие мечты невольной пассажирки, и машина начала медленно пятиться. Маруся в ужасе смотрела на поток транспорта, несшийся мимо. Автобусы, грузовики, легковушки – все это неминуемо должно было смять жалкий маленький «жигуленок».
   Динуля, вывернув голову назад, сердито шептала, не прекращая движения:
   – Ну-ка, мужики, кыш с проезжей части, не видите, тетка разворачивается!
   Странно, но ей удалось вырулить. Ехала Дина аккуратно, соблюдая правила и трусливо прижимаясь к тротуару.
   Внезапно машина резко затормозила, и непристегнутая Маруся больно ударилась о лобовое стекло. В голове отчетливо зазвенело. Когда звон поутих, донесся голос Дины:
   – Урод, дальтоник! Зеленый же, чего тормозишь?
   – Простите, задумался. Тут стрелка только прямо, а мне повернуть надо, вот я и…
   – С ума сойти! – бушевала подруга. – Мы чуть не врезались! Если стрелка прямо, то и ехал бы по стрелке! Задумался он! Дома на горшке думать будешь, а здесь дорога! До-ро-га! – по складам повторила она.
   – Я возмещу ущерб, – жалобно проговорил мужской голос.
   – Если б ты нас «ущербнул», то я б тебя вообще сейчас убила!
   – Вы такая эмоциональная…
   – Похами еще! Попрошу без намеков!
   – Я в хорошем смысле…
   – Слушай, комплиментщик, мой тебе совет: пересаживайся на самокат, так безопаснее и для тебя, и для окружающих.
   – У самоката крыши нет, – серьезно произнес оппонент.
   – А ты с крышей купи, – посоветовала Дина. – Все, освободи дорогу, юноша, мы опаздываем.
   – Рискую показаться назойливым, но не дадите ли вы свой телефон?
   – Не давай, – очнулась Маруся и упала локтями на водительское место, пытаясь высунуть голову из машины. – Он тебе потом отомстит!
   – За что? – хором удивились спорщики, уставившись на лежащую поперек салона Марусю.
   – За хамство, – убежденно ответила она.
   – Слышь, Маринка, у тебя, похоже, сотрясение мозга. Да, дядя, ты прав, ущерб имеет место быть. Вон у барышни шишак какой наливается. С тебя бутылка!
   – Вы пьете? – расстроенно поинтересовался парень.
   Теперь Маруся смогла его разглядеть: невысокий, коренастый, интеллигентного вида, в очках и при галстуке.
   – Не, – усмехнулась Дина. – Мы колемся. Но у тебя же все равно дозы с собой нет. Так хоть бутылкой разживемся, правда, Маринка?
   – Смешно, – вздохнул очкастый. – Я вообще-то врач, может, стоит вас осмотреть? – Это уже было адресовано Марусе.
   – Ага, щас разденусь только, – буркнула она, отползая на пассажирское место.
   Телефон незадачливому эскулапу Дина все-таки оставила.
   – С ума сошла, – прошипела Маруся, когда подруга наконец уселась в автомобиль.
   – Перспективный юноша, – пояснила свои действия Дина. – Иномарку, знаешь ли, не каждый себе может позволить.
   Маруся затихла, потеряв интерес к скользкой теме.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация