А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пышка с характером" (страница 5)

   – Марусь, – крикнула она, – а чего это у тебя тут квасится?
   Марина приняла этот легкий тон и так же весело ответила:
   – Это обмылки, ими стирать удобно.
   Хорошо, что она не видела маминого лица. Валентина Макаровна окаменела и растерянно посмотрела на радужный студень в банке. Скрипнув зубами от бессильной ярости, она вытерла руки затрепанным дырявым полотенцем и вернулась в кухню. Решение непременно дождаться проходимца созрело мгновенно.
   Время шло, но Виктор так и не появился. Они сидели в гостиной и смотрели какой-то бестолковый шумный фильм. Когда по экрану поползли титры, мама наконец отважилась спросить:
   – Как ты думаешь, где он может находиться? Скоро уже транспорт ходить перестанет.
   – Наверное, сегодня опять испытания, – беззаботно улыбнулась Маруся.
   – Что? – Валентина Макаровна пошла пятнами.
   – Иногда у них проводят секретные испытания, – бесхитростно пояснила дочь. – Заранее не предупреждают во избежание утечки информации. Звонить домой, естественно, тоже запрещено.
   – И часто у него эти испытания? – Мама начинала тихо звереть. Мерзавец обманывал даже не жену, а невесту. Конечно, чего еще можно ожидать от мужика, который бросил ребенка и променял жену на малолетнюю девчушку. Свежатинки ему захотелось, людоед поганый!
   – Марина! Ты сама себя слышишь? Что за чушь! А если он тебе заявит, что поехал на пару недель в экспедицию на Луну, а потом вернется с южным загаром, ты тоже поверишь?
   – Нет, – серьезно произнесла Маруся. – Не поверю. Ты пытаешься очернить его в моих глазах, да? Я всегда знала, что ты ненавидишь Виктора. Ты специально говоришь гадости о нем, чтобы поссорить нас. Сама подумай, зачем ему кто-то еще, когда у него есть я, молодая и красивая? Если бы я была таким толстым старым чучелом, как его жена, тогда, возможно, он бы и начал мне изменять. Ты ведь на это намекаешь? Посмотри на меня, мам! Чего во мне не хватает, с какой стати ему искать других женщин?
   Валентина Макаровна в замешательстве смотрела на дочь. Абсолютно детская логика. Но не объяснять же ей, что такой, как Виктор, всегда будет смотреть налево. Чего в ней не хватает… Да хоть через край всего будет, природу кобеля уже не переделаешь! Мама затосковала. Пора было собираться домой. Ночевать здесь нельзя ни в коем случае. Когда утром с «испытаний» вернется этот придурок, она может не сдержаться, и тогда отношения с Марусей окончательно испортятся.
   – Ты говоришь глупости! – Дочь отвлекла ее от неприятных мыслей в тот момент, когда Валентина Макаровна со сладостной дрожью представила, как гоняет Виктора по квартире, молотя по загривку шваброй.
   – Я говорю глупости, – повторила она, потирая виски. – Мариночка, пойду я, поздно уже. Как раз на последний троллейбус успею.
   – Может, останешься? – неуверенно спросила Маруся. – Темень-то какая…
   Но по тону Валентине Макаровне сразу стало понятно, что дочери хочется поскорее ее выпроводить. Видимо, Маруся чувствовала, что встреча мамы с Виктором может закончиться плачевно.
   Семейный совет с мужем не дал ничего. Кроме готовности переломать кобелю ноги, никаких иных конструктивных предложений от Игоря Борисовича не поступило. Мысли лихорадочно скакали по замкнутому кругу. Выхода не было.

   Глава 4

   Через несколько дней позвонила Маруся и звенящим от счастья голосом сообщила, что они подали заявление. Рука, которой Валентина Макаровна держала трубку, моментально вспотела, закололо сердце, сбилось дыхание.
   – Он ведь женат, – с трудом выдавила мать, заранее предугадав ответ.
   – Нет! Уже свободен! – залилась Маруся счастливым смехом. – Свадьба двадцатого октября.
   Надо полагать, что это было приглашение.
   – Поздравляю, – прошептала без пяти минут теща.
   – Ты не рада? Не рада?
   – Это я от неожиданности. – Голос сел, прозвучало зловеще.
   – Так я и знала, – обиделась дочь и бросила трубку.
   Перезванивать Валентина Макаровна не стала. Она просидела до самого вечера в темной прихожей, безвольно опустив руки и впав в забытье. Очнулась от звонка в дверь: вернулся с работы Игорь. Когда муж вошел, она даже не смогла ничего объяснить, а лишь горько расплакалась, прижавшись к его широкой груди.
   – Что, что? – бестолково засуетился он, одной рукой обняв жену, а другой безуспешно пытаясь дотянуться до выключателя. – С Марусей?
   – С Марусей, – всхлипывая, подтвердила Валентина Макаровна.
   – Где она? В больнице? – Отец заорал так, что любопытная соседка оторвалась от просмотра нового зарубежного сериала и прижалась ухом к стене, в надежде уловить подробности разгорающегося скандала.
   – Хуже. Эта дура выходит замуж!
   – Валя, – Игорь Борисович схватился за сердце, сердито отпихнув подвывающую жену, – у тебя самой-то ум есть? Ты хоть соображаешь, что чуть до инфаркта меня не довела? Эко горе, замуж девка выходит! Тоже мне, неожиданность! Да они уже год вместе живут, мы ж сами им квартиру отдали.
   – Не год, а три месяца, – прогундосила мать, выхватив из его кармана чистый носовой платок и трубно высморкавшись. – В том-то и дело! За кого она выходит, за эту пакость, за это ничтожество, которому ты, кстати, собирался переломать ноги!
   – Ну мало ли чего я собирался, – философски проворчал Игорь Борисович, с ожесточением дергая запутавшийся шнурок. – Теперь он наш зять, надо принимать его таким, каков есть.
   – Принимать? Этого развратного фавна?
   – Валя, уймись! Не надо театральщины! Не один, так другой рано или поздно женился бы на Маруське. Тебя бы никто не устроил, я в этом даже не сомневаюсь!
   – Лучше другой, и лучше поздно! – убежденно заявила Валентина Макаровна, терзая платок.
   – Угу. – Игорь Борисович наконец справился с узлом на ботинке и распрямился. – Лучше в старости. Нашла б себе солидного деда и вязала ему носки. Я, между прочим, внуков хочу понянчить.
   – Не смей так говорить! – замахала руками жена. – Мысль материальна, еще накаркаешь. Придумал же, дети от этого урода, кошмар!
   – Наши внуки – дети нашей дочери, если ты забыла, – наставительно произнес Игорь Борисович. – А уж кто у них отец – не наше дело!
   – Как не наше?
   – А вот так! Маринка – девка взрослая, сама решит, с кем детей клепать!
   – Идиот старый, а родители на что? Мы должны помочь, подсказать…
   – Ох ты, подсказывальщица нашлась! – развеселился отец. – Ты к ним что, третьей лечь собралась, действия координировать? Это тебе не на работе! Ты в своей лаборатории командуй, а в их жизнь не лезь. Без тебя разберутся. Ты, мать, как теща из анекдотов! Лучше б спросила у молодых, где свадьба да на какие шиши. У моей дочери все должно быть на высшем уровне, чтобы всю родню позвать, по-людски. А то сейчас модно, понимаешь, студенческие свадьбы устраивать. Опозорят еще перед знакомыми!
   – Зять ваш, папаша, давно вышел из студенческого возраста, – язвительно напомнила Валентина Макаровна. – Интересно, а кто Маруське фату понесет? Вот здорово будет, если он дочку свою притащит.
   – О, – обрадовался папа, – точно, она ж у него маленькая! Если фату понесет, красиво получится…
   – А заодно с ней и мама придет в качестве сопровождающей, молодых поздравит…
   – Да.
   – Со сковородой, – закончила мысль будущая теща. – Она Маринку в тот раз не догнала, так хоть сейчас наверстает!
   – Хватит! – разозлился Игорь Борисович. – Все равно они без нас разобрались уже.
   – Ты только пообещай мне, что сам деньги на свадьбу предлагать не станешь, – жалобно попросила Валентина Макаровна.
   – Почему? У них же нет ни копейки, сама говорила…
   – Вот я и хочу, чтобы этот огрызок пришел и покланялся.
   – Зачем? – недоумевал отец.
   – Хочу я так! – рявкнула Валентина Макаровна.
   – Ладно, я подумаю, – пошел он на попятную. – Как скажешь. Ужинать будем?
   – Я подумаю, – пообещала жена оскорбленным тоном и двинулась в гостиную.
   – Думать-то долго будешь? – игриво бросил ей вслед Игорь Борисович.
   – Столько же, сколько и ты.
   – Тогда я уже подумал. Мы, подкаблучники, люди неупрямые. Как скажешь, так и будет.
   – Не ерничай! – сурово сдвинула брови жена, проходя мимо него в сторону кухни. – Иди руки мой!
   – Бегу!
   Соседка расстроенно отлипла от стены: и серию пропустила, и драка не возникла. А так хорошо и громко Игорь завопил вначале-то, так многообещающе. Но не беда. Про деньги говорили, пропивает небось получку. Удовлетворившись этой мыслью, она вернулась к телевизору.

   Глава 5

   Маруся жила в состоянии предпраздничной эйфории. Вся группа была в курсе событий. Девчонки отчаянно завидовали. Мрачный Антон продолжал решать за нее лабораторные и давал списывать на контрольных. Он почти перестал разговаривать с ней, и Маруся решила, что приглашать его на свадьбу не стоит. Портить себе настроение созерцанием недовольной физиономии она не собиралась. Впереди ждали приятные, восхитительные хлопоты. Подруги приняли деятельнейшее участие в обсуждении свадебного торжества. Были задействованы все знакомые, знакомые знакомых и совсем посторонние люди. Уже нашлась портниха для пошива свадебного платья, вычислили недорогое, но приличное кафе, определили список гостей. Виктор в подготовке участия не принимал, Маруся взяла все на себя, решив, что, как только план будет окончательно готов, она представит его на одобрение дражайшей половине.
   Валентина Макаровна терпеливо ждала, когда ее привлекут к процессу, но Маруся лишь таинственно хихикала и многообещающе цокала языком. Мама недоумевала: денег молодые не просили. Отец нервничал и приставал с вопросами:
   – Звонила? Что говорит? Вот попомни мое слово: раз денег не просят, устроят пикник на природе, и все. На горячее чай из термоса, на сладкое – ириски. Надо предложить свою помощь.
   Мама возмущенно трясла головой и сердито шипела:
   – Только попробуй!
   Гром разразился после Марусиной поездки к портнихе. Записав на бумажке стоимость работы и материала, выбранного на квартире мастерицы, невеста понеслась домой. Требовалось внести залог, а она даже не догадалась взять с собой более-менее приличную сумму. Договорились, что расплатится завтра.
   Когда Виктор вернулся с работы, Маруся прямо в прихожей налетела на него с радостным криком:
   – Я платье заказала! Сколько у нас отложено на свадьбу?
   Виктор с безразличным видом стряхнул с себя будущую супругу и поинтересовался:
   – А сколько отложила лично ты?
   – Я? – растерялась Маруся. – Нисколько.
   – Вот! – Он наставительно поднял указательный палец. – Ты еще не стала женой, а уже демонстрируешь завидную готовность транжирить мои деньги. Тебе не приходило в голову, что жизнь в гражданском браке обошлась бы нам намного дешевле? Если захотела праздника, то, будь любезна, оплати его сама. Меня вполне устроит просто поход в ЗАГС. Если ты забыла, напоминаю: я уже имел счастье потратиться на одну свадьбу, и невеста в белом платье у меня была. С этим связаны довольно тягостные воспоминания. Надо учиться быть более тактичной с ближними. – Увидев, что у Маруси затряслись губы, Виктор решил не перегибать с воспитательным процессом и великодушно добавил: – Ладно, не куксись. Отложил я на твою свадьбу, иди, возьми в «Агате Кристи», над телевизором.
   Маруся радостно взвизгнула, повисла у него на шее, потом сорвалась и улетела в комнату.
   На самом деле Виктор рассчитывал, что основные расходы возьмут на себя родители невесты. Его мать обещала привезти солений и маринадов для закуски, а еще гарантировала десять литров отличного самогона для застолья. Приехать она должна была накануне свадьбы, чтобы успеть познакомиться с Марусей. Раиса Гавриловна отнеслась к новости без энтузиазма. Развод сына с прежней женой она не одобрила. Несмотря на лютую ненависть к бывшей невестке, с которой у них однажды произошла дуэль на граблях, внучку, маленькую Дианочку, она обожала. Девочка гостила у нее каждое лето, и теперь Раиса Гавриловна переживала, что ей не дадут видеться с ребенком.
   Из комнаты вернулась растерянная Маруся.
   – Витя, здесь даже на платье не хватит!
   – Ну, дорогая, – хмыкнул он, – там еще не хватает на золоченую карету и бриллиантовое ожерелье.
   Маруся растерянно смотрела на него.
   – Но я же не могу без платья!
   – Я, например, буду жениться в своем старом костюме, – огорошил ее Виктор. – Нам, между прочим, дали талончик на скидку в магазине для новобрачных. Вполне могла бы не таскаться к своей эксклюзивной портнихе, а подобрать что-нибудь обычное!
   – Но я не хочу обычное! Замуж я выхожу один раз, это должен быть особенный день!
   – Да будет, будет этот день особенным! Вовсе необязательно покупать для этого особенную тряпку. Куда ты ее потом денешь?
   – Оставлю на память.
   – Нам это не по карману, – категорично заявил Виктор.
   – Что же делать? – скорбно заломила руки несчастная невеста. – А кафе, лимузин? Я уже всем рассказала.
   – Ну, во-первых, незачем было хвастаться, а во-вторых, не в мишуре счастье. Главное, что мы вместе.
   Возразить было нечего. В философском плане мысль звучала предельно ясно, но Марусе отчаянно хотелось именно мещанской мишуры и завистливых взглядов подруг.
   – Что же делать? – трагическим шепотом повторила она и приготовилась зареветь.
   – Ну… Ты можешь попросить деньги у родителей, – подсказал дальновидный жених.
   – У мамы? – вздрогнула Маруся, представив, как обрадуется будущая теща, узнав о финансовой несостоятельности жениха. Бальзам на душу.
   – Нет, – решительно заявила она.
   – Ну нет так нет, – усмехнулся Виктор. – Я тоже считаю, что можно обойтись скромным торжеством в узком семейном кругу. – И подавил приступ хохота, представив, как они в тесном семейном кругу будут приговаривать десять литров самогона под мамины огурчики. Раиса Гавриловна подшофе отличалась оригинальным и непредсказуемым поведением.
   Всю ночь Маруся крутилась с боку на бок, решая сложнейшую задачу – просить или не просить у родителей деньги. Проблема выбивала ее из колеи и не давала уснуть. Пару раз она получала увесистые пинки от возмущенного ее возней жениха.
   – Марин, мне на работу завтра, что ты крутишься, как юла, – злобно проговорил Виктор, когда она в очередной раз села взбивать подушку.
   Маруся покорно плюхнулась на свою половину кровати и затихла. К утру проблема была решена.
   – Пойду сдаваться, – тяжело вздохнула Маруся и стала собираться к родителям.
   Разговаривать на эту тему по телефону не хотелось. Было ужасно стыдно. Она понимала, что мама заведет длинную и нудную нотацию на тему «я всегда оказываюсь права» и станет вспоминать все ее мелкие и крупные прегрешения. Но пышная свадьба важнее. Придется потерпеть.
   Валентина Макаровна, сообразив, зачем явилась дочь, засияла, как медный самовар. Когда Маруся озвучила просьбу, мама с победным видом ехидно спросила:
   – А что ж мужчина твой не приехал кланяться? Чего ж он тебя послал?
   – Он не хочет, чтобы была свадьба. Ему платье не надо, – призналась Маруся, стыдливо глядя в пол.
   – Ага, если это надо тебе, то его не интересует! Так получается? Свои проблемы решай сама. Достойно, достойно. Да… заботливый у тебя будет муж! – Далее последовало выступление на обычную тему: «Я же тебе говорила».
   Когда речь подошла к концу, Маруся уже почти засыпала. Поскольку мама довольно часто упражнялась в риторике, все, что она скажет, было известно заранее. Спина затекла, а рот раздирала зевота, с которой скрючившаяся на стуле невеста боролась из последних сил. Если зевнуть, то можно сбить весь пафос с оратора, тогда мама точно обидится, и свадьбы не будет. Что бы Валентина Макаровна ни говорила, какие бы доводы ни приводила, Маруся осталась при своем мнении: Витя – самый лучший, самый порядочный, самый замечательный. А в маме срабатывает рефлекс тещи. Се ля ви. Бывают проблемы и посерьезнее.
   Вскоре Валентина Макаровна повеселела.
   – Ну, давай, рассказывай. Сначала про платье…
   Когда пришел отец, деятельная мама уже вместе с Марусей съездила к портнихе, внеся коррективы в фасон свадебного платья, потом заглянула вместе с невестой в кафе и обсудила подробности с директором. К приходу отца с работы они были абсолютно вымотаны и лежали валетом в гостиной на диване, даже не разобрав его. Зато прояснилась итоговая сумма, которую отцу предстояло потратить на проведение мероприятия. Список гостей скорректировали в узком семейном кругу. Планировалось пригласить человек сорок: тридцать со стороны невесты и десять со стороны жениха.
   – А почему с его стороны только десять? – удивилась Маруся.
   – А потому, что он вообще не собирался праздновать! Пусть радуется, что мы все оплатим. Дареному коню в зубы не смотрят.
   Спорить Маруся не стала. Десять так десять. Главное, что будет роскошное платье и шикарная машина. Девчонки лопнут от зависти.
   Виктор тоже не возражал. Все произошло, как он и планировал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация