А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пышка с характером" (страница 29)

   Глава 37

   Маруся начала искать новую работу. Должность учителя физики ей осточертела. Надо было вписываться в новые условия, которые диктовала жизнь. Чтобы нормально одеваться, покупать красивые вещи и не жить от зарплаты до зарплаты, необходимо было идти работать в коммерческую структуру. Работа, связанная со знанием такой ценной науки, как физика, отпадала. Пройдясь по собеседованиям, Маруся быстро усвоила, что полнота не позволит ей быть ни секретарем, ни администратором. Кроме того, почему-то везде ее спрашивали, имеет ли она водительские права. Приняв это как руководство к действию, Маруся записалась на курсы вождения.
   Инструктор, одобрительно оглядевший новую ученицу, радостно потер руки и сказал:
   – Отлично! Договоримся.
   Что ему так понравилось и о чем он собрался договариваться, вскоре выяснилось. Маруся получила от Ефима Ильича циничное предложение расплатиться за экзамен натурой, сдобренное весьма сомнительным комплиментом про хорошего человека, которого должно быть много.
   – Групповуха, что ли? – мрачно поинтересовалась Маруся.
   – Почему? – обиделся инструктор. – Почему групповуха?
   – А как же, – насмешливо протянула она, – еще ведь гаишник будет.
   – Это не твоя забота, – пробубнил Ефим Ильич. – С ним я сам разберусь.
   – Какие жертвы! – съехидничала Маруся. – Вот прям так ему ради моих прав и отдадитесь?
   Он озадаченно поморгал, потом смачно высказался по поводу всех баб вообще и своей ученицы в частности.
   – Я ж к тебе по-людски, – обиженно протянул инструктор. – Понравилась ты мне! Да я, если хочешь знать, со всех деньгами беру, для тебя исключение сделал, а ты…
   – Неинтересно мне знать, как с вами расплачиваются! Я сама все сдам, без взяток.
   – Ну-ну, поглядим.
   – Вот и глядите!
   Заваливать ее на экзаменах в школе он не рискнул, а вот с ГАИ дело обстояло сложнее. Не сдав экзамены во второй раз, Маруся вышла из машины и расплакалась. Вытирая слезы, она побрела к остановке.
   – Девушка, кто вас обидел? – услышала сквозь судорожные всхлипывания. – Экзамен завалили, да?
   – Да, – обиженно промычала она, размазывая тушь.
   Сочувствующий оказался приятным мужичком средних лет, при погонах и любителем толстушек.
   Краткосрочный роман с сотрудником прославленной государственной автоинспекции, необременительный для обоих, закончился торжественным вручением Марусе свеженьких прав. Расстались мирно: на брачные узы Маруся не претендовала, поскольку благодетель был давно и прочно женат, о чем сразу ее проинформировал. Поэтому она радовалась временному вниманию, возможности сходить в кафе и торопливой безыскусной любви на ее территории, пока Максим находился в садике.
   Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Маруся снова осталась одна.
   Осенью сын пошел в школу, а она записалась на курсы. Выбрав из длинного списка завлекательных названий строчку «менеджер по кадрам», Маруся решительно принялась грызть гранит кадровой науки.
   Ее решение оказалось правильным. Правда, первое время собеседования оставляли на душе тоскливый тягостный осадок, формируя дополнительные комплексы. Марусю скептически оглядывали и откровенно пытались выпроводить. Она тихо зверела от подобной дискриминации, но вслух высказываться боялась. Полнота, как выяснилось, отталкивала не только мужиков, но и работодателей.
   Когда Маруся шла на очередные смотрины в новый бизнес-центр «Бриг», даже обычной дрожи в теле уже не ощущалось. Она решила, что это последнее унижение. Надо смириться и всю оставшуюся жизнь преподавать физику равнодушным к данному предмету оболтусам.
   Бизнес-центр не работал. Мебели не было, у входа на заляпанной краской табуретке сидел охранник. Поразглядывав Марусю сквозь стекло, он нехотя открыл и сурово крикнул:
   – Чего таким табуном все приперлись? Проходной двор прям! На собеседование? Четвертый этаж, по коридору, там увидишь.
   Вадим Сергеевич, пригласивший Марусю на собеседование, являлся директором заведения. Когда он вышел к претенденткам на должность начальника отдела кадров, барышни занервничали и принялись активно строить глазки. Шеф оказался сказочным красавцем – молодым блондинистым суперменом. Маруся, отвыкшая от мужского внимания и занятая только одной мыслью – не отпугнуть, съежилась в кресле, пытаясь казаться меньше. Еще четыре девицы-конкурентки выглядели настолько лучше ее, что бедная толстушка поняла: ей ничего не светит. Стройные эффектные девушки сидели в элегантных позах, демонстрируя длинные ноги и красивые изгибы холеных фигур. Периодически они обменивались презрительными взглядами, демонстрируя друг другу свое превосходство. Появление директора внесло некоторую сумятицу в это величественное молчаливое противостояние. Вадим Сергеевич удивленно заморгал:
   – Вы все ко мне?
   – Я, я к вам, – подскочила к нему высокая рыжая девица в умопомрачительной мини-юбке. Сапоги из кожи неизвестного пятнистого животного казались бесконечными на ее длинных тонких ногах.
   – Вы Марина Игоревна?
   – Нет, я Светлана, можно просто Светик!
   – Светлана, Светлана… – забормотал он.
   – Вы мне назначили на десять часов, но я не смогла, у меня были другие дела!
   – Жаль, но я не приму вас сейчас, – твердо ответил Вадим Сергеевич и окинул взглядом «цветник». – Кто из вас Марина Игоревна?
   Маруся трусливо покосилась на рыжую, буквально прилипшую к супермену. Если она подойдет, то контраст будет ужасающим.
   – Не пришла? – сам себя спросил Вадим Сергеевич.
   – Пришла, – пискнула Маруся и покраснела.
   Конкурентки удивленно посмотрели в ее сторону. Видимо, они даже в расчет ее не брали. Осторожно обойдя Светика, Маруся, стараясь не колыхать организмом, прошагала в кабинет.
   Директор взял у нее сертификат, выданный на курсах, придирчиво осмотрел его, минут пятнадцать задавал общие вопросы, после чего сказал, что о результатах собеседования ей сообщат по телефону.
   «Все ясно», – огорчилась Маруся, но виду не подала. Гордо вскинув голову, она объявила:
   – Считаю своим долгом предупредить вас, что у меня нет опыта работы. Скорее всего, я не подойду для этой должности.
   Вот так, пусть знают, что она не больно-то и надеялась!
   Выйдя на улицу, Маруся глубоко вздохнула, стараясь сдержать слезы.
   Сегодня у нее было всего два урока, но пришлось остаться в школе, поскольку на вечер назначили родительское собрание. Классное руководство она категорически отказалась брать, но пройтись по родителям двоечников было необходимо.
   Когда Маруся еле живая притащилась домой, мама огорошила ее новостью:
   – Тебе уже четыре раза звонил какой-то мужик!
   Перебрав все возможные варианты и дотошно выспросив у Валентины Макаровны про интонации, характерные приметы и фоновый шум, Маруся констатировала, что опознать звонившего не сумеет.
   Мысль «кто же это мог быть» изводила ее около часа. Едва она села есть, телефон требовательно запиликал. Вадима Сергеевича Маруся узнала сразу. От волнения она абсолютно ничего не поняла, и пришлось переспрашивать. С некоторым недоумением директор повторил:
   – Мы были бы рады, если вы приступили бы к своим обязанностям прямо с завтрашнего дня.
   – Завтра? – От счастья у Маруси сел голос. – Вы меня берете?
   – С радостью, если согласны!
   – Согласна!!! – гаркнула она. – Во сколько?
   – Марина Игоревна, вам ведь надо уволится с прежнего места работы, – осторожно напомнил новый шеф. – Трудовую книжку взять, у нас все официально.
   Маруся смутилась, сообразив, что директор объясняет ей вещи, которые начальник отдела кадров сам должен знать.
   – Простите, пожалуйста, – покаянно пробормотала она. – Я так обрадовалась, что про все забыла! Меня ж никто не брал!
   – Будем надеяться, что они ошиблись. До завтра!
   – До свидания.
   – Дура! – завопила мама, едва Маруся положила трубку. – «Меня никто не брал»! Курица безмозглая! И какую тебе теперь зарплату дадут, идиотка! В кого ты такая бестолковая, Маринка? Учишь-учишь тебя всю жизнь.
   – Но я же правду сказала!
   – А кто тебя про эту правду спрашивал? Тебе есть что рассказать, вот и вываливала бы все сразу!

   Утром Маруся чуть свет уже подкарауливала директора школы у кабинета. Услышав, что Брусникина увольняется, он расстроился, но распорядился немедленно отдать ей трудовую книжку. Отрабатывать две недели Марусю не заставили. Директор взял ее предмет себе.
   – Это к лучшему, – грустно произнес он. – И мне старику прибавка, и вам все дороги открыты.
   Получить расчет она договорилась позже. Мрачная бухгалтерша впервые за годы работы в школе улыбнулась ей и приветливо спросила:
   – Увольняетесь? А чего ж так?
   – На Север уезжаю, – брякнула Маруся. – У меня на здешний климат аллергия.
   «Зачем я такую чушь сказала?» – удивлялась она, пробираясь по лестнице сквозь толпу орущих школьников.
   Маруся вышла на крыльцо, посмотрела на мрачное сероватое небо и вдохнула полной грудью. Жизнь только начинается. Теперь все будет иначе!

   Глава 38

   Маруся расцвела. На работе ее уважали, денег хватало, Максимка радовал приличными оценками, под окнами стояло новенькое авто. Не было только личной жизни. Случилась у нее, правда, пара романчиков, один из которых и вспоминать-то стыдно. На новогодней вечеринке в бизнес-центре за ней начал ухаживать один из техников. Неизбалованная мужским вниманием, Маруся растаяла и поверила в красивые слова, невнятно нашептываемые подвыпившим мужичком. «Осчастливив» ее прямо на рабочем месте, Коленька тут же предложил ей руку и сердце. Поскольку Маруся выпила значительно меньше, скоропалительных решений она принимать не стала, а предложила узнать друг друга поближе. Коля ей нравился, но смущала разница в возрасте: он был на шесть лет моложе. К тому же Марусе было стыдно признаться в этом даже самой себе, несмотря на желание иметь семью, ее не устраивало материальное положение «новогоднего» жениха и то, что их отношения станет обсуждать весь дружный коллектив.
   Дина, которая всегда находилась в курсе последних событий, сразу расставила все по своим местам:
   – Он там кто?
   – Никто. В смысле, техник.
   – Это и есть – никто, а мальчик явно решил поскакать по карьерной лестнице.
   – Ты рассуждаешь примитивно. Я хоть и толстая, но не страшная! Почему ты не веришь, что меня можно полюбить?
   Откровенно говоря, Маруся и сама слабо в это верила, но так хотелось, чтобы Коленькины чувства оказались настоящими!
   – Можно, но не забывай, какая у тебя там должность. Он у нас где прописан?
   – В общежитии, – вздохнула невеста, стыдясь, что выучила личное дело кавалера почти наизусть. – Но это вовсе не значит…
   – Разумеется, нет! А ты ему скажи, что вы с Максимом переедете к нему в общагу, и посмотри на реакцию.
   – Дин, он же не идиот! Кто поверит в подобную чушь?
   – Ты, Маруська, боишься смотреть фактам в лицо.
   – Боюсь, – призналась Маруся. – У меня не жизнь, а сплошные факты и открытия. Меньше знаешь, крепче спишь.
   Дина опять оказалась права. После праздников Коля заговорил о повышении и прописке. У жениха не хватило ума и терпения выждать еще немного. Алчность его подвела. Маруся с треском выгнала альфонса, узнав о себе много нового и интересного от упаковывавшего вещички парня. По центру поползли слухи, которых она так боялась. Кроме того, кто-то с завидной регулярностью строчил на Марусю анонимные жалобы. Сначала дирекция заволновалась, но, поскольку по факту проверок оказалось, что все доносы ложные, на жалобы реагировать перестали. Посоветовавшись с Ларисой, Маруся решила не затевать расследований, тем более что, кроме испорченного настроения, эти кляузы никаких последствий не имели.
   – Это либо твой ремонтник пакостит, либо кто-то из уволенных. Плюнь и не обращай внимания. Такова уж наша начальническая доля, – утешила ее Лариса.
   И Маруся успокоилась.
   Через полгода за ней красиво и обстоятельно стал ухаживать Георгий Константинович, хозяин небольшой адвокатской конторы, занимавшей три комнаты на втором этаже. Это был полный одышливый мужчина слегка за пятьдесят. На самом деле он давно справил свой шестидесятилетний юбилей, но продолжал старательно молодиться и интересоваться женским полом. Ограничивался престарелый ухажер вздохами и цветами, присылаемыми с курьером. Поскольку вздыхал он прилюдно, а цветы заказывал через секретаря, все были в курсе начинающегося романа. Марусе льстили ухаживания, но сам Георгий Константинович совершенно не нравился.
   – Если в личной жизни полный штиль, – утешала ее Дина, – то и этот старый гриб для поддержания тонуса сойдет.
   – Дина! Какой от него тонус?
   – Моральный! У тебя что, аллергия на цветы?
   – Нет. Но это не может длиться вечно, в какой-то момент он перейдет к более активным действиям. И что мне тогда делать?
   – А ты не провоцируй. Не факт, что дед еще на что-либо способен.
   – Неохота мне проверять.
   – Не беги впереди паровоза, Маруся! Само устаканится.
   Георгий Константинович водил ее в театры и на выставки, создавая иллюзию некой общности, которая впоследствии могла их сблизить.
   Однажды, отвезя Марусю домой после очередной премьеры, адвокат пылко схватил ее руку и начал сбивчиво бормотать что-то, брызгая слюной.
   – Ты нежная, страстная, я знаю, я чувствую… – хлюпал кавалер, пытаясь привлечь ее к себе коротенькой толстой лапкой.
   Его лысина покрылась бисеринками пота, поблескивавшими в свете ночных фонарей. Маруся тоже взмокла. Затравленно стреляя глазами по сторонам, она соображала, как выйти из создавшегося положения с наименьшими потерями.
   – Один поцелуй, только один… – Георгий Константинович вытянул губы трубочкой и начал перемещаться к пассажирскому сиденью.
   – Только один, – криво улыбнулась Маруся трясущимися губами и, чмокнув сладко зажмурившегося адвоката в лоб, вылетела из машины, сильно стукнувшись головой.
   Почувствовав свободу, она с облегчением вздохнула и, чтобы сгладить напряженность ситуации, игриво помахала удивленному кавалеру ручкой. Посчитав процедуру прощания завершенной, Маруся развернулась и двинулась к подъезду, кокетливо повиливая задом. Адвокат от избытка чувств сполз по креслу, а вывалившийся из подъезда алкаш Семеныч восхищенно поцокал языком и выдал:
   – Классная ты баба, Маринка! Дай десятку до получки!

   Вскоре от болтливого молоденького дизайнера Мишани Маруся узнала, что весь центр хихикает над очередным приобретением адвоката. Похоже, дед готовился к атаке, поскольку очередной курьер доставил ему «Виагру». Маруся сбежала с работы якобы на деловую встречу и приехала к Дине.
   – Марина, ты не можешь прятаться вечно! Это глупо, ты не девочка.
   – Но и не бабушка! – запальчиво возразила Маруся.
   – Не делай скоропалительных выводов.
   – Да какие же они скоропалительные? Зачем он «Виагру» купил? Даже при полном отсутствии логики легко догадаться.
   – Можно и ошибиться.
   – Да, саперы тоже иногда ошибаются. Единоразово!
   – Ну ты, мать, загнула!
   На следующее утро, воровато оглядываясь, Маруся вышла из машины и побежала к входу, озираясь, как партизан перед диверсией. Не успела она взяться за ручку двери, как что-то крупное налетело на нее, ударив в грудь, и раздался визгливый крик:
   – Попалась, дрянь!
   Перед ней бесновалась незнакомая тетка, гремевшая многочисленными браслетами и сверкавшая украшениями, как новогодняя елка. Высокая, сухопарая, с коротким ежиком, окрашенным в интенсивно-фиолетовый цвет. Короткая юбка открывала костлявые коленки, обтянутые чулками в сеточку.
   – Да что он в тебе нашел? Кошмар, сало ходячее! Извращенец! Я бы еще поняла, если бы этот кобель променял меня на фотомодель или на школьницу, а тут такое чудовище! Да я бы удавилась на твоем месте!
   Маруся, решив, что если эта неизвестно откуда сбежавшая мадам немедленно удавится, то это ее вполне устроит, вслух хамить не стала, а, осторожно выставив перед собой руки, спросила:
   – Вы по какому вопросу?
   – По личному! – голосила безумная, пытаясь ткнуть Марусю крошечным зонтиком. – По самому что ни на есть личному!
   Через стеклянную дверь за поединком с интересом наблюдал охранник.
   «Уволю», – мстительно подумала Маруся, уступая натиску скачущей тетки и пятясь от спасительного входа. Из окон торчали головы любопытных сотрудников.
   Кто-то схватил Марусю за локоть. Вскрикнув, она шарахнулась в сторону.
   – Марина Игоревна, что здесь происходит? – раздался голос любимого директора.
   – Ой, Вадим Сергеевич, да что же это такое! Сумасшедшая какая-то набросилась, а охранник сидит, как пень, и даже не выходит. Мне на работу не попасть, – спихнула на него решение проблемы перепуганная Маруся.
   – Добрый день! – попытался вступить в переговоры шеф.
   – А, еще один! Да у вас тут гнездо! Бордель, вертеп…
   – Сударыня. – Он отпихнул от лица зонтик, которым тетка метила ему в глаз. – Вы вынуждаете меня пойти на крайние меры. Что вы себе позволяете в общественном месте?
   – Я всю жизнь с ним прожила! Да кем он был тридцать лет назад?! Ноль, ничтожество. Я его кормила, работала… А теперь? Все, в тираж меня? Мне пятьдесят два года, – вдруг зарыдала она. – Ходят тут всякие толстомясые! Молодая ты! – вдруг набросилась тетка на Марусю. – Ну и что? На все готовое захотела? Не получишь! Убью, гадину! А потом тебя, подлеца! – погрозила она кулаком куда-то в окна.
   Из дверей офиса выскочил Георгий Константинович и, смешно переваливаясь, засеменил к ним.
   «Еще не хватало, – испугалась Маруся. – Сейчас этот престарелый Ромео устроит тут корриду. Заступник нашелся! Надо прикрывать балаган».
   Но адвокат повел себя неожиданно. Схватив орущую женщину за руку, он умоляюще залопотал:
   – Жулечка! Ну что ты… Ну зачем ты… Что за фантазии! Как ты могла подумать? Ты ставишь меня в глупое положение перед сотрудниками.
   – Да? А тебе рассказать, в какое положение ты меня поставил? Знаешь, как оно называется?
   – Не надо!
   – Не на-а-адо?
   «Жена, – дошло до Маруси. – У этого виаграеда еще и супружница имеется. И об этом все знали, не зря же охранник не влезал в разборки. Ну, я опять в луже!»
   – Вы что? – возмутилась она. – Это клевета! Георгий Константинович как специалист вам объяснит, что я могу в суд на вас подать! У меня жених есть! Вы меня оскорбляете!
   – Нас с Мариной Игоревной связывают исключительно деловые отношения, – поддакнул адвокат.
   – А «Виагру» ты для кого покупал? – поперла на него Жулечка.
   – Сюрприз тебе хотел сделать, – проблеял припертый к стене муж.
   – Чего ж не сделал? Раньше сожрал?
   – Нет, – обрадовался он. – В ящике лежит. Могу показать!
   – Покажи!
   Злобно толкая низкорослого толстяка в спину, Жулечка двинулась в сторону офиса. Открыв двери, она смерила Марусю ледяным взглядом и процедила:
   – А к нашей беседе, милочка, мы еще вернемся.
   «Надеюсь, у нас не будет темы для разговора», – подумала Маруся и побрела за Вадимом Сергеевичем.
   Захлопали окна, сотрудники вернулись на рабочие места.

   – Нет, ну ты представляешь? Даже с этим стариком и то ничего не вышло! – Маруся сердито гремела тарелками, разбрызгивая воду. Дина меланхолично пережевывала еще теплое песочное печенье. – Не понимаю: откуда она узнала?
   – Да сядь ты! Я не могу разговаривать с твоей спиной, – сказала Дина, отправив в рот последнюю печенюшку. – Марин, не пора ли взяться за ум и заняться фигурой? Один раз у тебя получилось.
   – Как ты это представляешь? Я вечером не то что упражнения делать не могу, я перед телевизором еле сижу.
   – А ты не сиди, ты встань и маши ногами, приседай.
   – Ну хватит, мне не двадцать лет. Не верну я себе фигуру никакими приседаниями.
   – Можно сделать операцию, – пробормотала Динуля, глядя я окно.
   – Усыпить меня, чтоб не мучилась? – раздраженно пошутила Маруся, грохнув чайник на плиту.
   – Жир отсосать, кожу подтянуть, будешь как новенькая.
   – Конечно! Как штопаный носок.
   – Клиника хорошая есть. Я не настаиваю, а предлагаю.
   – Предлагает она, – шмыгнула носом Маруся. – Вся жизнь под откос. За что мне это? Девчонки хихикают, мужики не смотрят. А я хочу, как все! В кино по выходным, по-семейному. На дачу! В гости! Куда ни придешь, вечно сватать начинают: молодая, красивая, обеспеченная. А женихи не знают, как от меня сбежать!
   – Вот и похудей хирургическим путем. Дорого и быстро. Что у тебя, денег на эту ерунду не хватит?
   – Не в деньгах дело. Не верю я.
   – А ты поверь, – оживилась подруга. – Я тебя к такому доктору сведу. Гений скальпеля.
   – Ага, виртуоз пилы и топора. Он что, мужик?
   – Почему? Женщина. У тебя комплекс?
   – Нет у меня ни комплексов, ни счастья в личной жизни, ни перспектив.

   Через несколько дней Динуля волокла слегка упиравшуюся Марусю по нежно-кремовому кафелю дорогущей клиники.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация