А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пышка с характером" (страница 26)

   – Девушку, которой ты устроил сотрясение мозга. Наутро.
   – Я ее бил? – усмехнулся Стас.
   – О, ожил! – обрадовалась Дина. – Помнишь, как мы познакомились?
   Еще бы. Так вот кто эта таинственная Маруся.
   – Дин, ничего не выйдет. У меня теперь стойкая аллергия на стройных блондинок.
   – Потрясающе! – Ничто не могло сломить Динулиного напора. – Она шатенка и не очень стройная.
   – В смысле?
   – Ну, она такая…
   – Беременная? – хохотнул Стас. – Спасибо, уже проходили.
   – Не перебивай, нахал. Никакого воспитания! Как ты с дамой разговариваешь? – захихикала Дина. – Почему сразу беременная? Обжегся на молоке, теперь на воду дуешь? Она уже не беременная. У нее есть сын, Максимка, полгода. Жилплощадь тоже имеется, так что жить можешь у нее, не понравится – уйдешь.
   – Дина, Дина, остынь! Ты уже мои вещи перевезла, я чувствую. Я не готов.
   – А ты готовься, у Михея через две недели открытие ресторана намечается, вот и повод познакомиться.
   – Дина, что за бред? Если я пойму, что мне нужна женщина, я сам…
   – Ой-ой-ой, а что, ты сомневаешься? И давно это у вас, больной? Естественно, я могла бы подыскать для тебя смазливого мальчика, но мне как-то спокойнее, когда ты с дамой. Все-таки нас кое-что связывало!
   – Нет! – уперся Стас.
   – Передать Михею, что на открытие ты не придешь?
   – Ты что? – испугался он. – Приду, но знакомиться ни с какими Марусями не стану.
   – Она тебе не понравилась тогда?
   – Мне тогда вообще показалось, что это Златка. Не сомневайся, я твою подругу до сих пор вспоминаю!
   – С дрожью?
   – Да.
   – И в каком месте дрожит?
   – Дина!
   Звонко расхохотавшись, она бросила трубку.

   Глава 34

   И вот знакомство состоялось. Стас даже не ожидал, что Маруся произведет на него такое сильное впечатление. Он жалел, что она ушла, но не навязываться же ей в женихи. Сватовство не удалось. Не судьба, наверное. Хотя обидно, конечно.
   Утром его разбудила телефонная трель.
   – Алло, – промычал он, пытаясь принять вертикальное положение.
   – Стасик, подъем! – объявила Дина.
   – А сколько времени?
   – Много. Чуть счастье свое не проспал! Давай шевелись, не мычи!
   Стас наконец разлепил глаза – десять часов:
   – Дина, ты с ума сошла! Сегодня же воскресенье, – простонал он, упав на подушку.
   – Вот именно, у тебя только один день – сегодняшний. Завтра ты опять утонешь в своей работе и найдешь тысячу отговорок.
   – Каких отговорок? – осторожно поинтересовался Стас. – Что, еще одна невеста?
   – Не, та же самая, не бойся.
   – Нет, я тебя именно боюсь. Ты хочешь гнать невесту на меня, как зайца, а я должен ее ловить и насильно доказывать свою мужскую привлекательность? Девушка достаточно ясно дала понять, что я ей неинтересен.
   – Зануда, – вздохнула Дина. – Ввел девушку в заблуждение. Она, бедняжка, решила, будто ты мафиози. Пришлось ее разубеждать. Теперь она мается от стыда, надо ей помочь.
   – Ну что за ерунда, с какой стати ей было так думать? Дин, ты темнишь. Не люблю, когда из меня делают идиота.
   – Стечение обстоятельств: ты построил Коляна, познакомил ее с Гошей. Она, кстати, решила, что он киллер, – рассмеялась Дина. – Я помню, как первый раз к нему с больным зубом пришла. Ну и публика вокруг была соответствующая. И вообще, чего ты привязался? Девушка впервые за год в люди вышла. Ну не просекла обстановку.
   – Да? – с сомнением произнес Стас. – Как-то это все неправдоподобно.
   – Короче, вы сегодня идете в театр. Я облегчила вам задачу, встретитесь прямо в зале. Ты заберешь билет у Михея, он в своей ресторации с утра сидит, а я Маринке сама отвезу.
   – Дин, ты когда билеты успела купить? Не ври…
   – Ой, какой ты подозрительный стал. Неудачный брак испортил твой характер.
   – В мой добрачный период мы с тобой еще не были знакомы, – напомнил Стас.
   – Билеты куплены давным-давно, и не для вас с Маруськой. Только Михею теперь не до культурной жизни, так что жертвую, цени!
   – Оценил, – покорно согласился Стас.
   – Ни пуха ни пера! – напутствовала его Дина.
   – К черту! – с чувством ответил Стас и лег досыпать.
   Разговор так взбудоражил его, что заснуть не получалось. Он вертелся с боку на бок и вспоминал Марусю. Окончательно разволновавшись, Стас поплелся умываться.

   Маруся носилась по квартире, натыкаясь на углы. Она то хватала вещи, то клала их на место. Все валилось из рук, грохот стоял невероятный. Валентина Макаровна затихла с Максимкой в спальне, посчитав, что лучше пересидеть землетрясение в безопасном месте.
   – Мама, – распахнула дверь дочь, вытаращив безумные глаза, – мне же нечего надеть!!! Совершенно! Я что, пойду в театр в сарафане?
   – Девушку красит не тряпка…
   – Ага! Душа ее красит. Вот в нее-то я и замотаюсь. Нет, это невозможно! Вся жизнь рушится из-за какого-то платья, которого нет!
   – Может, попросишь что-нибудь у Дины? – неудачно посоветовала мама и сразу осеклась под гневным взглядом Маруси. Да уж, ничего глупее в голову не пришло. – Мариш, да он и не помнит небось, в чем ты была. Мужики, они такие.
   – Какие? – со слезами крикнула Маруся. – Откуда тебе знать, какие сейчас мужики, мама? Те недоразумения, которые шныряют по твоему НИИ, не мужики, а их жалкие подобия.
   – Ну уж и все, – обиделась Валентина Макаровна. – Попался тебе сморчок, будешь теперь стричь всех под одну гребенку!
   – Странно, мамуля, но мне почему-то нормальные вообще не попадаются! Может, это у нас семейное? Типа проклятия.
   – Не мели языком. Отец, конечно, не подарок, но уж…
   – При чем здесь папа?
   – Если решила заняться теорией, то позволь напомнить, что мне попался именно твой отец!
   – Ну, не знаю. А почему у меня одни придурки на жизненном пути?
   – Да у тебя их было-то! – презрительно махнула рукой Валентина Макаровна.
   – Ты на что намекаешь? Что я никому не нужна? – Маруся собралась заплакать. – Я и так это знаю, без твоих подковырок!
   – Я намекаю, что ты плохо ищешь! Не там и не то!
   – И не в том! Что мне надеть? – вернулась Маруся к актуальной теме.
   – У тебя есть выбор?
   – Нет, лишь сарафан. Из приличного.
   – Солнышко, вот в нем и иди.
   – Я была в нем вчера. Он подумает, что я не переодевалась.
   – Да, в нем спала, в нем и душ принимала. Ты, Марин, успокойся, а то если и ему такую чушь будешь говорить, то ничего у вас не получится.
   – Я дура, ты это хочешь сказать?
   – Я хочу сказать, что тебе надо взять себя в руки. Психопатство тебе не поможет. Сядь, подумай о хорошем, настройся на удачу.
   – Он разглядит меня, и все закончится, – заламывала руки Маруся.
   – Если я правильно поняла, он разглядел тебя еще вчера. Поэтому сегодня вы и идете в театр.
   – Я вела себя как идиотка. Что он мог разглядеть? Изображала пьяную. Бездарно и пошло.
   – Хватит нагнетать. Дина все уладила. Он приглашает тебя в театр, понимаешь?
   – Да не он! Это Динкины билеты.
   – Ну хорошо, он согласился пойти с тобой, это уже добрый знак.
   – Не надо мне одолжений!
   – Не ори на мать, психопатка! Не хочешь – не ходи!
   – Хочу, но мне не в чем, – опять заныла Маруся.
   – В сарафане! Все. У тебя жуткий характер, ни один мужик такую не выдержит…
   Они пререкались до самого вечера.
   К театру Маруся приехала за час. Заняв свое место, она поерзала минут пять, а потом трусливо сбежала, спрятавшись за колонной.
   Стас появился перед третьим звонком. Последние полчаса он наблюдал за прилипшей к стене Марусей. Ему хотелось, чтобы она заняла место первой. Но, похоже, невеста избрала аналогичную тактику. Пришлось пойти и сесть. Маруся пробиралась уже в темноте. Разговаривать, когда она плюхнулась рядом, было неприлично, поскольку занавес открылся и действие началось. Оба усиленно делали вид, будто не замечают друг друга.
   Маруся тихо сходила с ума. Сначала ей казалось, что она слишком громко дышит, затем зачесалось колено. Минут двадцать Маруся мучилась, потом наконец нагнулась и почесала. Звук шкрябанья ногтей по капрону получился ужасным. Она вздрогнула и покосилась на Стаса. Как выяснилось, кавалер тоже не смотрел на сцену, а, слегка повернув голову, разглядывал предполагаемую невесту. Оба смутились и с преувеличенным вниманием принялись следить за действием.
   Маруся в страхе ждала антракта. Ей хотелось, чтобы спектакль никогда не заканчивался. Стас, наоборот, желал немедленно объясниться. Высиживать второе действие дикой современной постановки он не собирался. Не за этим он, собственно, сюда пришел. Едва в зале зажегся свет, он немедленно повернулся к Марусе, которая сидела не шевелясь, уставившись перед собой. Щеки ее пылали.
   – Ну как? Нравится? – завязал светскую беседу Стас.
   – Очень! – с воодушевлением ответила Маруся, по-прежнему не поворачиваясь к нему.
   – Что вы там высматриваете? – недовольно поинтересовался Стас и попытался проследить за ее взглядом.
   – Узор на занавесе.
   – Какой узор? Занавес однотонный, – обиделся он, решив, что Маруся издевается.
   – Да? – Голос у нее был растерянный. Она повернулась и жалобно посмотрела на Стаса.
   – А давайте сбежим отсюда? – внезапно предложил он.
   Маруся молча встала и начала протискиваться к выходу.
   «Может, обиделась? – размышлял Стас, наблюдая за деформацией линии ее бедер, протаскиваемых по узкому проходу между креслами. – Роскошная женщина, потрясающая. Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».
   Вскочив, он двинулся за Марусей.
   Как выяснилось, гениальность постановки не сумели оценить многие зрители. У гардероба виновато маялась очередь. Старушка-гардеробщица неодобрительно хмурилась, выдавая плащи и куртки.
   В дверях произошла небольшая заминка: Стас, попытавшийся галантно придержать дверь, едва не был сметен мощным бюстом невесты, осторожно протискивавшейся мимо него.
   «Жаль, что я на машине, – нахально подумал он. – Сейчас бы в троллейбус…»
   Поймав его взгляд, Маруся покраснела и едва не расплакалась. Стас ей нравился, но как себя вести в подобной ситуации, она не понимала. Маруся мечтала, чтобы он оказался настоящим рыцарем.
   Стас старался, но из последних сил. Завтра понедельник, снова работа, абсолютное отсутствие свободного времени. Жаль тратить вечер на платонические ухаживания.
   – Давайте погуляем по набережной? – робко произнесла Маруся.
   Ей не хотелось, чтобы он успел предложить что-нибудь банальное: ресторан, ужин. Сидеть друг напротив друга и жевать – не лучшее начало для романтических отношений. Хотелось неба, звезд и свежего ветра. В груди нарастало мучительное щемящее чувство то ли тоски, то ли счастья. Может, и у нее все еще будет. Прижаться бы сейчас к нему и идти, идти… Вдоль ажурных решеток, под шум степенно текущей реки, слушать в сгущающихся сумерках отголоски музыки, крик чаек и ни о чем не думать. Стас взял Марусю под руку, и тихое счастье начало затапливать тело. Он не такой, как все, он чуткий, тактичный, воспитанный.
   – Мариночка, буду с вами откровенен.
   – Да?
   – Я чувствую в вас родственную душу.
   – Я тоже. – Ей хотелось быть его эхом, его вздохом, его музой…
   – Мне кажется, мы так хорошо понимаем друг друга, мы с вами на одной волне. Мне никогда еще не было так легко и приятно.
   – Да…
   Может, он сейчас ее поцелует? Сердце заколотилось, перед глазами поплыли радужные круги: мы на одной волне, как одна струна… Маруся представила Стаса в костюме мушкетера. С гитарой. Преклонив колено, он стоял под ее окном…
   – Этот вечер нас сблизил, Мариночка! Эта ночь, эти звезды… – Стас смотрел на нее, и его несло. Он сам себе удивлялся. Раньше у него получалось нормально складывать слова только при формулировке диагноза. – Давайте перейдем на «ты», чтобы стать еще ближе.
   – Давайте, – покорно прошептала Маруся. Точно, сегодня он обязательно поцелует ее. И она утонет в водовороте его любви.
   – Поехали ко мне? Я тебя утром домой отвезу, если не захочешь остаться.
   Даже если бы Стас сейчас спихнул ее с набережной в реку, она и то чувствовала бы себя менее ошарашенной. Звезды помутнели, запахло гнилыми водорослями и выхлопными газами. Вот и вся романтика. Он отвезет ее утром домой! Какая наглость. А то, что она захочет остаться на ночь, не обсуждается. Вот уж утром, если она пожелает…
   «Ударить его, что ли?» – оскорбленно подумала Маруся.
   Стас понял, что поторопился, и попытался оправдаться:
   – Марина, мы взрослые люди: у меня работа, у тебя ребенок. На данном этапе мы оба одиноки.
   Выступление напоминало ее любимого Евстигнеева из старого фильма: изменять ты мне не будешь, потому что кто на тебя польстится!
   – Да с чего ты взял, что я одинока? – возмутилась Маруся. – Да я… Да у меня…
   – Конечно, не одинока, у тебя есть сын, я все понимаю.
   – При чем здесь сын? Что ты о себе возомнил? Ты что мне предлагаешь?
   – Сойтись и посмотреть, вдруг у нас что-нибудь получится.
   – Сойти-и-ись! – задохнулась Маруся. – Это теперь так называется? А я не желаю сходиться! Я хочу любить и быть любимой! Нет, ну какая наглость!
   – Я ничего такого не сказал, – пожал плечами Стас. – Ну, слово подобрал неверное. Суть от этого не меняется. Ты хочешь, чтобы я заламывал руки и валялся на грязном асфальте, вымаливая поцелуй?
   – Да! – с вызовом воскликнула Маруся. – Хочу! Слов красивых хочу, романтики!
   – Но я уже поговорил красиво! Мало, что ли? Про ночь сказал, про звезды, про душу. Давай ближе к делу! Не дети же мы, церемонии разводить. Это молодые вон на улице обжимаются, а нам от родителей прятаться не надо. Как что делается, мы тоже знаем. Чего тянуть?
   – Какая гадость! – вырвалось у Маруси. – Как ты можешь! Я тебе что – девка уличная?
   – Ну почему сразу уличная? Я же тебя не в подъезд зову, а домой. Не умею я красиво говорить, не умею! Я и так норму перевыполнил.
   – Понятно, – констатировала Маруся. – Тогда получи устную благодарность за выполнение плана! Не провожай, домой сама доберусь. Не маленькая, как ты изволил заметить.
   «Как с бабами тяжело, – устало вздохнул Стас, глядя в быстро удаляющуюся Марусину спину. – Зачем слова? Женщина любит ушами… Что же получается: наплети ей с три короба, и она твоя? А если я не умею? Могу любить, беречь, носить на руках, а красиво рассказать про это не могу, то что? Мне не светит? О, носить на руках…»
   – Мариша! – Стас сайгаком поскакал за ней по набережной, догнал и схватил за локоть. – Я еще могу носить тебя на руках, вот!
   Если и этого мало, то придется отступить. Он с испугом заметил, что ее щеки покрылись жутковатыми темными полосами.
   «Тушь, – дошло до него. – Она плакала. Я идиот!»
   Стас схватил ее и прижал к себе с такой силой, что Маруся ойкнула и попыталась вывернуться. Он ослабил хватку, но не сильно, чтобы больше не пришлось за ней гоняться.
   – Я боялась, что ты не догонишь, – всхлипнула Маруся и приникла к его груди, с наслаждением пачкая остатками косметики белоснежную рубашку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация