А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пышка с характером" (страница 25)

   Доктор неожиданно сник и промямлил:
   – Ничего нельзя было сделать… Когда бригада приехала на вызов, уже… того. Все.
   – Что? – Стас вцепился в накрахмаленные лацканы его новенького халата. – Что с ней?
   Почему-то он представил портрет Златы с черной ленточкой в углу. Это видение было настолько страшным и неожиданным, что у него подогнулись колени.
   Врач метнулся куда-то в угол и поставил перед ним мензурку, остро пахнущую спиртом. Стас одним махом опрокинул ее в себя, хватанул ртом воздух и с шумом вздохнул.
   – Спасти не удалось, – бубнил виноватый голос рядом. – Это часто случается. Вы молоды, все впереди, год-два, и все забудется.
   – Замолкни, – прохрипел Стас. – Я хочу ее видеть.
   – Пойдемте, – вздохнул дежурный и двинулся в темный коридор.
   Стас не представлял, как он подойдет к каталке, накрытой белой простыней, откинет… Нет, он не сможет. Нелепо. Почему?
   Злату еще не перенесли из палаты, она лежала на кровати, освещенная полосой света, падавшего из коридора. Стас, глухо всхлипнув, повалился на пол, приникнув лбом к холодному каркасу больничной койки.
   – Я пойду, – прошептал доктор. – Не буду вам мешать.
   Скрипнула дверь, и послышались торопливо удаляющиеся шаги.
   В окно ударяли порывы морозного ветра, на стекло налипали смятые снежинки, таяли и скатывались мутными каплями вниз. Так и жизнь Стаса в одно мгновение смяла судьба, налетевшая бессмысленным злобным ветром. Остались лишь слезы и бессилие…
   Девушка тихо вздохнула и повернулась к стене. Стас машинально поправил сбившееся одеяло, молча посмотрел на затылок со спутавшимися золотыми волосами. Ужас затопил его, парализовав каждую клеточку организма. С тихим воем он выкатился в коридор.
   – Ох ты, пьянь, а ну пошел отсюда! Кто пустил? – Над привалившимся к стене Стасом возвышалась громадная тетка.
   – А… – махнул он рукой в сторону палаты.
   – Господи, ну совсем мужики стыд потеряли! – хлопнула себя по бокам тетка. – Как тебе не совестно, ей и так плохо, а тут ты еще, дрянь поддатая!
   – Она живая, – пробормотал Стас, едва шевеля онемевшими губами.
   – Да уж, – качнула головой тетка. – Мы тут мертвых не держим, слава богу. Покойники в морге, ступай туда, может, протрезвеешь.
   – Убью! – взревел он, вскочив. Промчавшись мимо отшатнувшейся медсестры, он понесся в ординаторскую.
   Доктор задумчиво полоскал в старой кружке пакетик чая. Увидев влетевшего Стаса, он сразу подобрался.
   – Ты, ты… Убью урода! Она живая! Кого ты там потерял, Айболит фигов!
   – Конечно, живая, – попятился врач. – А с чего ей умирать? Вы что себе позволяете…
   – Ты… сказал… что потерял… Кого ты потерял, а ну говори, – Стас схватил со стола тяжелое пресс-папье и попер на забившегося в угол доктора.
   – Да, ребенка, ребенка! Что вы с ума сходите! У нее будут еще дети, будут! Я понимаю, травма. Психологическая. Но возьмите себя в руки!
   Травма у него действительно была. И именно психологическая: за пять минут похоронить любимую жену и увидеть воскресшую покойницу – удовольствие не для слабонервных.
   Устало махнув рукой, Стас вышел из ординаторской и поплелся к выходу.
   «Приеду утром», – подумал Стас, осознав, что Злате ничего не угрожает. То, что она потеряла ребенка, волновало его только с той точки зрения, что жене будет тяжело это пережить. Ему было все равно. Он даже не успел захотеть этого малыша, почувствовать себя отцом… Ну нет так нет. Все к лучшему: он успеет закончить институт, встать на ноги. Злата вернется к учебе. Хотя ему было спокойнее, когда она сидела дома.

   После выписки семейная жизнь дала трещину. Никакие ужины по вечерам Стаса больше не ждали, Злату он почти не видел. В институт она не вернулась. Теперь, возвращаясь поздно ночью домой, Стас пил чай с бутербродами и ложился в пустую постель. Злата ночевала то у одной подруги, то у другой. Когда они по выходным сталкивались в кухне, как два соседа в коммуналке, говорить было не о чем. Стас не знал, о чем спрашивать, боялся задеть неловким вопросом, напомнить о недавней трагедии. Но и молчать дальше было невозможно. Они все больше отдалялись друг от друга.
   – Послушай, нам надо расстаться, – однажды сказала Злата, сосредоточенно глядя в чашку с дымящимся кофе.
   За окном орали воробьи, почувствовавшие наступление весны, и дворничиха, обнаружившая мусор в неположенном месте. Март. Стас надеялся, что весной жизнь изменится. Он загадал: переживем зиму, а потом все решится. Вот и решилось.
   – Почему? – тихо спросил Стас, боясь увидеть ее лицо.
   – Эта свадьба была ошибкой, понимаешь. Нам нечего делать вместе.
   – Я же люблю тебя, Злата.
   – Нет, тебе просто кажется, что любишь. Гормоны, и ничего больше. У нас несходство характеров, интересов и жизненных принципов.
   – При чем здесь принципы? Мы же оба медики…
   – Это ты медик, я уже нет. Я не медик, а женщина. Ты, похоже, забыл об этом!
   – Нет, помню. Но тебя вечно нет дома, а я…
   – Ты пытаешься себя оправдать! – перебила его Злата.
   Наверное, так. Стас просто пытался удержать ее, но она ускользала. Золотая рыбка. Свободная. Ничья.
   – Ты меня выгоняешь? – Стас не мог осознать происходящего. Слишком неожиданно и слишком больно.
   – Нет. Я же не говорю, что ты должен немедленно собрать вещи. Уходи, когда тебе будет удобно.
   Его все-таки выгоняют. Пинком под зад. Девочка наигралась.

   Глава 33

   Развод они не оформляли. Стас пытался забыться в работе. Через полтора года, когда у него это почти получилось, он на недавно купленном «Опеле» едва не попал в аварию. Из машины выскочила хорошенькая темноволосая девушка и стала ругаться. Стас был виноват и спорить не собирался. Взглянув на «жигуленок», он едва не захлебнулся морозным воздухом: на пассажирском месте склонила голову золотоволосая блондинка… Нет, ему показалось, просто светло-русые волосы отливали золотом. Когда девушка подняла голову, мираж окончательно рассеялся: это не Злата. Сердитая девушка, назвавшаяся Диной, оказалась беззаботной и нетребовательной. Но легкий романчик, который впоследствии мог перерасти в нечто большее, внезапно разрушили обстоятельства.
   Про Штраля и его молодого ассистента по городу ходили легенды. Стас работал как каторжный, продолжая совершенствоваться, Лев Аронович был им невероятно доволен. Его мечты медленно, но верно сбывались. С клиникой пока не получалось, но надежда оставалась. Они продолжали работать в отделении, ведя там же частную практику. С администрацией больницы, изобразившей легкое недовольство развитием событий, Штраль договорился легко. Частная практика разрасталась.
   И однажды к Стасу, который вел прием, явилась Злата. Она придумала откровенно нелепый предлог: ей требовалась консультация по поводу подтяжки лица. Едва только она вошла, Стас почувствовал озноб и слабость. Ничего он не смог забыть. Мелькнуло и сразу пропало легкое чувство вины перед Диной.
   – Стас? – ненатурально удивилась Злата, но он не уловил фальши.
   Она говорила и говорила: про возраст, про операцию, а он смотрел на ее нежную фарфоровую кожу, идеальный профиль и чувствовал, как мозг затапливает кипящая лава оживающих чувств.
   – Я скучала по тебе, – внезапно сказала она.
   «Нет, она не смеет так обращаться со мной. Я сам себе хозяин. Она вышвырнула меня из своей жизни, а теперь по неизвестной причине решила подобрать».
   – Как ты живешь, любимый? – Ее глаза были так близко.
   – Нормально. – Стас попытался ответить спокойно.
   – Нормально хорошо или нормально плохо? – пошутила Злата.
   – Просто нормально. Я думаю, подтяжка тебе пока не нужна, – перешел он к делу. – Не понимаю, что за блажь взбрела тебе в голову. Подожди лет десять, а потом вернемся к этому вопросу. За консультацию я с тебя не возьму, поскольку никакой консультации не было. Счастливо. – Стас с деловым видом принялся перебирать многочисленные лохматые папки, грудой сваленные на столе.
   Злата не шевелилась. Он чувствовал, что краснеет, руки начали подрагивать. Стас поднял голову и вопросительно посмотрел на Злату:
   – Что-то еще?
   – Ты злишься?
   Нет, ну какова нахалка! Злится ли он? Да он просто в бешенстве!
   – Ты о чем, не понимаю? – Стас наморщил лоб, изобразив мыслительный процесс.
   – Делаешь вид, будто забыл? Я твоя жена, загляни в паспорт.
   – А-а, это… Чистая формальность. Мы ее в любой момент можем исправить. Тебе нужен развод? Я совершенно не возражаю. Подпишу все, что надо. Замуж собралась?
   Последнюю фразу он еле выдавил, отведя взгляд в сторону. Нет, ему было не все равно. Ему было плохо и морально и физически.
   – А у тебя как с личной жизнью? – поинтересовалась Злата.
   – Отлично, просто отлично, – пробормотал Стас, боясь встречаться с ней взглядом.
   Злата налегла на стол, он чувствовал ее теплое дыхание, глаза уперлись в глубокое декольте. Нет! Он не безмозглый павиан, чтобы покупаться на такую дешевку.
   – Ты прости, у меня сейчас времени нет. Давай как-нибудь позднее пересечемся, поболтаем.
   – Ты назначаешь мне свидание?
   – Да ты что, нет, конечно! – Надо же было так превратно истолковать его слова. Действительно, женщины слышат то, что хотят услышать. – Просто сейчас у меня прием.
   – Не оправдывайся и не пытайся меня обмануть. – Злата встала и насмешливо посмотрела на него сверху вниз. – Я не хочу с тобой встречаться. И не уговаривай! – Она развернулась и гордо процокала каблучками на выход.
   – Вот и славненько, – пробормотал Стас. Последнее слово осталось за ней, а он, как обычно, ощущал себя идиотом.
   Вечером Стас чувствовал вину перед Диной и пытался загладить свое моральное дневное дезертирство.
   – Ты ведешь себя как нашкодивший котяра, – усмехнулась Дина. – Давай колись, чего натворил?
   – Да ты что, я… я просто хотел предложить… – Стас никак не мог сообразить, как выкрутиться, и внезапно выпалил редкостную чушь: – Давай устроим романтический ужин при свечах, я почитаю тебе что-нибудь…
   – «Камасутру!» – весело воскликнула Дина.
   – Можно и «Камасутру». – Стас вздохнул с облегчением. С Диной всегда все решалось предельно легко.
   Но до чтения «классической литературы» не дошло. Романтический ужин прервал звонок в дверь.
   – Это кто? – удивилась Дина.
   Ее глаза мерцали в отблесках пламени трех рождественских свечей, лицо казалось загадочным и прекрасным. Захмелевший Стас авансом возненавидел неизвестного визитера: романтизм момента был нарушен.
   Сердито распахнув дверь, он едва не упал от неожиданности. На пороге стояла Злата.
   – А… ты… чего тут? – обалдело спросил Стас и попытался оттеснить ее от входа.
   – О, пьешь с горя? – понимающе качнула она головой и, оттолкнув хозяина, впорхнула в квартиру. – А я передумала! Считай, что ты меня уговорил. Что стоишь, как пень, прими шубу!
   – Я не уговаривал, ты что-то спутала. – С тоскливой безнадежностью он покосился в сторону комнаты.
   – Ой, да хватит держать марку, глупо выглядишь.
   В этом Стас не сомневался: куда уж глупее. Злата прошествовала в комнату и включила свет.
   Стас трусливо затягивал процедуру запихивания шубы в шкаф. Он чувствовал себя героем «бородатого» анекдота про жену, вернувшуюся из командировки.
   – Та-ак, – громко протянул женский голос. – Ты кто?
   – А тебе чего здесь надо?
   – Пошла вон!
   – Сама пошла!
   Никогда в жизни Стас не разнимал дерущихся женщин. От ужаса он не смог даже погордиться тем фактом, что за него бьются две прекрасные дамы.
   Победила Злата. Пока Стас пытался отнять у нее тяжеленный латунный подсвечник, Дина успела покинуть поле битвы. Услышав, как хлопнула дверь, Злата внезапно разжала руку и обмякла. Пара килограммов литых завитушек грохнулись на ногу Стаса, ошпарив острой болью. Заорать он не смог: победительница закрыла ему рот долгим профессиональным поцелуем.
   Утром Стас хлопотал в кухне, готовя завтрак. Начинался новый медовый месяц.
   Дина получила от него колечко с бриллиантом и корзину цветов. Это незатейливое извинение было благосклонно принято. Динуля не стала делать из случившегося проблему, они расстались друзьями. А через пару недель ее новый ухажер предложил Стасу организовать клинику. Стас, ничего не понимавший в бизнесе, свел Михея со Штралем. Старый профессор едва не свихнулся, оценив открывающиеся перспективы. Он постоянно бормотал про перст судьбы и награду Всевышнего. Весной клиника со скромным названием «Олимп» начала свою работу. Стас стал ее полноправным совладельцем.
   Злата отрывалась вовсю, тратя деньги в салонах красоты и магазинах. Но по вечерам она всегда ждала Стаса дома, как примерная жена. Он, помня об ошибках прошлого, старался их не повторять.

   На Первое мая для сотрудников клиники в актовом зале решили устроить грандиозный фуршет. Стас, начитавшийся западной литературы, следовал советам коллег во всем. Идея о том, что работники должны ощущать себя единой семьей, ему очень понравилась. Он ходил по залу, чувствуя себя королем светских приемов, на руке у него висела довольная Злата. Стас был горд: почти своя клиника, красавица жена и талант хирурга. Ему еще нет и тридцати, а он уже достиг вершины благополучия.
   – Стас, я очень рад за тебя. Златка, ты все такая же красавица! – Генка, взятый в клинику терапевтом и дававший общие консультации, радостно улыбался, демонстрируя близость к начальству. – А я и не знал, что вы вместе! Надо же. А как твой француз?
   – Какой француз? – нахмурилась Злата. – Ты что-то путаешь…
   Генка, твердо решивший вжиться в роль друга семьи, уперся и непременно хотел доказать свою осведомленность.
   – Ничего я не ошибся! Вольдемар этот, за которого ты замуж собиралась. Ты всем уши прожужжала тогда, что в Париж уедешь! Не получилось?
   – Гена, ты что-то спутал, – с нажимом произнесла Злата, наступив болтуну на ногу.
   – Ой, ты мне ногу отдавила! – шарахнулся Генка.
   – Пойду посмотрю, как там Лев Аронович, – очаровательно улыбнулась Злата. – Ген, пошли со мной, поболтаем о студенческой молодости, давно не виделись. – Она вцепилась в рукав его пиджака и попыталась оттащить терапевта от Стаса.
   Стас задумчиво посмотрел вслед удаляющейся паре. Он был наивным, но не дураком. Найдя в толпе Леночку, которая безуспешно строила ему глазки еще в институте, Стас решил выяснить подробности:
   – Лен, а кто такой Вольдемар, что-то имя в голове крутится, а вспомнить не могу.
   – А к нам преподаватели из Франции приезжали на четвертом курсе, помнишь? По нему все девчонки сохли, такой черненький, красавчик, из наших эмигрантов. У него клиника своя под Парижем. Хотя что ты можешь помнить… Я в него тогда почти влюбилась, да не судьба. – Лена вдруг осеклась и тревожно посмотрела на шефа: – Почему ты вдруг спросил?
   – Что у него со Златой было?
   – У него? Ничего… Не знаю. Отстань. Что за глупости, кто тебе сказал? – Она покраснела, подтвердив подозрения Стаса.
   – Да я просто спросил, что ты распереживалась?
   – Я? Распереживалась? Перестань, тебе мерещится. – Лена торопливо отошла в сторону.
   Через пару минут она уже шушукалась с регистраторшей. Стас зигзагами добрался до диванчика, на котором устроились девушки, и попытался подслушать.
   – Ужас, откуда он узнал?
   – Да ничего он не знает, сплетни это, может, и не было ничего!
   – Да точно было, на кафедре еще тогда скандал разгорелся, мне Галка-секретарша рассказывала. Златка прибежала в слезах, требовала его адрес, а они же не имеют права давать. На фига ей адрес французкого профессора? Ну погуляла с ним, поспала, сама виновата. Какая любовь, если знала, что он только на несколько месяцев по обмену. Размечталась, парижанка, тоже мне! Всегда искала, где послаще! Я бы Стасу обязательно глаза открыла. Но тогда никто не знал, что они поженились. А теперь чего уж? Не мое дело. Гадина она все-таки. Такую истерику тогда закатила. Прикинь, она от него залетела и орала, что он должен признать отцовство. Папаша ее скандал замял, всем велел молчать в тряпочку. Слухи поползли по институту. Только Стасик наш не в курсе был. Наивный он. Хороший мужик. Надо же, столько лет от всех скрывал, что она его жена. Взял беременную, не побрезговал. Повезло ей. Представляешь, как любит…
   У Стаса потемнело в глазах. Господи, какой идиот! Женился на беременной бабе, она его использовала! Зачем? Аборты давным-давно официально разрешены. За что она с ним так? Вот почему Злата бросила его после выкидыша. Беременности нет, и муж-прикрытие уже не нужен. А сейчас? Может, она опять беременна? Нервно хохотнув, Стас бросился к выходу. Ярость слепила его. Все знают! За его спиной обсуждают его личную жизнь! Какая мерзость!
   Злата вернулась ночью. Она ворвалась в квартиру, в бешенстве хлопнув дверью.
   – Ты спятил? – заорала она с порога. – Я ехала на такси. Какого черта ты меня бросил одну?
   Стас, просидевший в темноте несколько часов, беспомощно щурился и молчал. У него не было сил на этот разговор.
   – Я тебя спрашиваю? В чем дело?
   – Почему ты вернулась ко мне? Тебя не было полтора года, почему ты вернулась ко мне опять? Только не смей врать!
   – Ты свихнулся? Я тебя люблю!
   – Или мои деньги? А может, тебе нравятся владельцы собственных клиник? А? Или ты опять беременна от какого-нибудь Вольдемара и собираешься вешать мне лапшу, что я счастливый отец? Дрянь! Шлюха!
   – Даже так? Ну ладно. Ты думаешь, что интересен кому-то сам по себе? А кто ты такой? Без денег, без машины, без клиники? Жалкий докторишка, книжный червь, с которым можно сдохнуть от тоски! Да, я была беременна, я тебя использовала, потому что другого такого идиота, как ты, мне не подвернулось!
   – Ты могла элементарно сделать аборт, а не городить тут…
   – Не могла! Он должен был признать ребенка и забрать меня к себе. Он меня любил, хотел жениться на мне! Должен был вернуться, я обязана была сохранить беременность. Это был мой пропуск в нормальную жизнь! А что мне мог дать ты? У тебя даже квартиры своей не было, ты жил у меня. Скажи спасибо, что я тебя пустила к себе! Дала попользоваться своим телом, ты же этого добивался! Ты пускал слюни и трясся от вожделения. Я тебя облагодетельствовала! Будь благодарен мне за это, понял! А то так и жил бы до сих пор девственником!
   – А сейчас я тебе зачем? Для чего ты опять влезла в мою жизнь?
   – Да про вашу клинику весь город говорит! А ты считал, из-за твоих красивых глаз я вернулась? Ты тупой жирный урод! Посмотри на свое брюхо! Скоро к операционному столу не подойдешь! А в постели? Ты же ноль! Ничтожество!
   – Пошла вон, – прошептал Стас, отвернувшись к окну. Он не хотел на нее смотреть. Ему было омерзительно видеть это холеное, перекошенное ненавистью лицо.
   – Ты еще приползешь ко мне на своем толстом брюхе и станешь умолять вернуться! Да-да! Никто, кроме меня, на тебя и не посмотрит! Кому ты нужен? Ни одна баба не выдержит тебя рядом с собой! – Злата визжала и топала ногами.
   Стас молча накинул куртку и вышел. Ночевал он у тетки.
   Утром Злата позвонила и, не дав ему вставить и слова, железным тоном объявила:
   – Если ты извинишься за вчерашние оскорбления, я, вероятно, прощу тебя. Тот ушат помоев, который ты вчера умудрился на меня вылить, я могу списать только на алкоголь и усталость. Надеюсь, что подобная возмутительная истерика не повторится. Я не намерена жить с психопатом! Я слишком молода, чтобы гробить жизнь на борьбу с твоей ревностью…
   – И не трудись! – оборвал Стас ее гневный монолог. – Посвяти свою жизнь кому-нибудь более достойному.
   Он бросил трубку и перестал подходить к надрывающемуся телефону. Тетка одобрительно кивала, мышью шмыгая мимо звонящего аппарата.
   Стас сам подал на развод. Клиника гудела и перешептывалась. Женская часть коллектива резко озаботилась своим внешним видом. Дина, до которой тоже дошли слухи об изменениях в его личной жизни, решила взять бразды в свои руки.
   – Стасик! – колокольчиком звякнул в телефонной трубке ее веселый голосок примерно через неделю после события. – Ты как? Киснешь в одиночестве?
   – Желаешь меня осчастливить? – вяло поинтересовался он.
   – Ха, размечтался! Не желаю. Но помочь могу.
   – Динуль, спасибо, я в помощи не нуждаюсь.
   – Еще как нуждаешься. Не фига тут гордиться, не тот случай. Помнишь Марусю?
   – Нет. Ты решила меня сосватать? Я пока не разведен.
   – Не поняла! Намекаешь, что еще не все решено?
   – Я намекаю, что не желаю более связывать себя узами брака. Мне бы с этими цепями распрощаться.
   – Да уж, отступной твоя щучка попросит еще тот! Не сомневаюсь.
   – Дин, это не твой вопрос. Давай закроем тему.
   – Нет. Не закроем. Я не собираюсь тебя женить. Просто предлагаю…
   – Путану? На вечер?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация