А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовник под подозрением" (страница 17)

   Глава 12

   Спустя несколько часов после разговора с братом Уокер находился на тренировочной базе вместе с остальной командой в нескольких сотнях ярдов от административного здания. Тренировку отряда особого назначения назначили на час дня. В этот раз практиковались в ориентировании в пустотах разрушенных зданий, мостов, тоннелей и дорог.
   Медики, не присутствовавшие на вызове прошлой ночью, расспрашивали Уокера о том, как его спас бронежилет. Тирни подошел к нему, сообщив, что заложник выжил. Состояние его хоть и тяжелое, но стабильное.
   Уокер увидел, как Инман остановился у фонтанчика около входа в административный корпус. Попив воды, он вошел в здание.
   Без десяти час. Все уже прибыли, отсутствовала лишь одна Джен. Хоть она еще не опоздала, но обычно появлялась за пятнадцать, а то и за двадцать минут до указанного времени. Может, она уже поговорила с Инманом, попросив его ускорить свой перевод. А может, позвонила и отпросилась. Уокеру подходило и то и другое. Но почему так скверно у него на душе?!
   – Маклейн, твой наушник в порядке?
   Голос Тирни раздался в его микрофонном наушнике.
   – Десять-четыре, – ответил он. – А твой?
   – Слышу тебя громко и отчетливо.
   Тирни таким же способом проверил каждого члена команды, затем стал проверять обмундирование.
   Уокер слушал, как двое ребят рассказывали о рыбалке на Лейк-Аркадия.
   – Привет, Лоусон, – сказал Тирни.
   Уокер напрягся, когда Джен приблизилась и встала рядом. Ее аромат преследовал его сегодня весь день, и все из-за футболки, надетой им по ошибке этим утром. Даже то, что он швырнул футболку назад в кузов, не помогло.
   – Привет, ребята, – сказала она.
   Тирни взглянул на ее одежду:
   – Ты сегодня отдыхаешь?
   Краем глаза Уокер увидел, что Джен кивнула. Инман ему ничего не говорил, так что они с Джен все еще напарники. Он оглядел ее и увидел на ней слаксы цвета хаки и розовую блузку.
   – Мне нужно поговорить с тобой, – мягко произнесла она.
   Уокер повернулся к ней, тут же заметив на ее лице признаки волнения. Но ответил он так, как и собирался:
   – Не сейчас.
   Лицо ее вспыхнуло. Она поджала губы, отошла на несколько шагов и сказала:
   – Прошу тебя.
   Уокер с неохотой пошел за ней. Джен выглядела свежей и женственной. Он хотел сорвать с нее эту одежду и снова овладеть ею. Коллиеру он говорил, что между ним и Джен все кончено. Но почему после всего, что она сделала, он не переставал желать ее?
   – Думаю, я знаю, кто убийца. – Джен говорила тихо. – Если я права, это близкий тебе человек.
   – Господи! – Уокер быстро огляделся, затем указал на административный корпус, находившийся достаточно далеко, чтобы им не помешали. – Пойдем туда.
   Шли они молча, и Уокер последовал за ней, когда она направилась к торцу здания. Он заметил, что Джен смотрит поверх его плеча. Он оглянулся, увидев, что к группе направляется Инман. Занятие вот-вот начнется. Уокер нетерпеливо переступил с ноги на ногу.
   Джен отошла в тень и сразу перешла к делу:
   – Когда я говорила, что вот уже некоторое время не считаю тебя подозреваемым в убийствах мстителя, я не лгала. Поэтому и отправилась на кладбище после того, как мы… этим утром…
   – И что?
   – Имеются две записи камер наружного наблюдения «Пресли мемориал гарденс», на которых ты посещаешь кладбище. В каждый из этих вечеров совершалось убийство. По тайм-коду отчетливо видно, что этих двоих ты убить не мог.
   Ладно, пусть она верила, что он невиновен. И все же то, что она не сказала правду до того, как они очутились в постели, ему не нравилось.
   – Спасибо, что сказала.
   – Есть еще кое-что. Я провела утро, просматривая дела жертв мстителя. И в деле первого убитого, Керна, обнаружила фотографии двух девочек, которых он убил. Одна из них была сводной сестрой Инмана.
   – Инмана? – Уокера словно прошило током. – Я знаю его много лет, и он никогда не рассказывал о сводной сестре. Ни о каких сестрах не рассказывал.
   Я и не думала, что ты поверишь. Поэтому привезла дело с собой. Оно у меня в машине.
   Тихая боль в ее голосе заставила его сердце дрогнуть. Он провел ладонью по затылку:
   – Я тебе верю. Я вовсе не это имел в виду.
   Джен посмотрела на него, затем продолжила:
   – Однажды во время тренировки я подняла его шлем и заметила там фотографию маленькой девочки. Он сказал, что это фотография сестры. Это не показалось мне странным. В свое время я носила в шлеме фотографию Марка.
   Уокер знал, что у пожарных и полицейских существует такая традиция.
   – На фотографии в деле изображена та же девочка, Бет. Ее убили вскоре после того, как семья переехала в Оклахому.
   Уокер, хоть и ошеломленный такой новостью, старался сохранить выдержку. Голос его не дрожал.
   – А почему раньше этого никто не заметил? Спенсер и Дэйли наверняка хотя бы раз просматривали дело.
   – Фамилия девочки была Роберте. Согласно делу, отец Инмана женился на матери девочки. Но Бет оставили фамилию биологического отца, – пояснила Джен.
   – Я могу понять, почему Трою захотелось убить Керна. Но стать мстителем…
   – Доказать этого я пока не могу. Но все сходится.
   Сходится, понял Уокер.
   – Инман убивает мужчину, погубившего его сводную сестру и еще одну девочку. А затем начинает очищать улицы от других преступников, пока те снова не причинили кому-то вред, кого-нибудь не убили.
   Джен кивнула:
   – Потому я и решила просмотреть самое первое дело. Хотела проверить, что может связывать с убийцей его первую жертву. Керна по ошибке выпустили из-за сбоя в компьютере. Два дня спустя двенадцатилетнюю девочку нашли мертвой неподалеку от Оклахома-Сити. И на ней осталось ДНК того парня. Прежде чем его успевают арестовать, он становится первой жертвой мстителя.
   – Еще Инман имеет доступ к световым гранатам и к закрытой информации о том, кого освобождают досрочно. – Уокер глянул через плечо, дабы убедиться, что никого нет рядом. – И что теперь?
   – Отвезу дело обратно и узнаю, какие планы у Спенсера и Дэйли. Посмотрим, что они скажут насчет ордера.
   – Для ордера на обыск одной теории мало.
   – Робин и Джек решат, что делать. Я приобщила к делу записи с кладбищенских камер и оставила записку на столе Робин, для нее и Джека. В ней в общих чертах все указано. Как только они найдут ее, сразу мне позвонят.
   – Но если ты права, зачем Инману меня подставлять? Мы с ним друзья.
   – Между вами никогда не было ссор? Может, старая обида?
   – Нет. Наоборот, все эти годы у нас были прекрасные отношения, особенно после того, как убили Холли с ребенком.
   – Возможно, он не собирался тебя подставлять, но, как бы там ни было, я решила, что тебе стоит знать все.
   Джен смотрела на него с той же искренностью, которая присутствовала в ее глазах этим утром, во время их разговора. Возможно, он уже не так злился на нее, но и мнения своего менять не собирался. И уже не в первый раз Уокер подумал, не совершил ли он свою главную ошибку, уйдя от нее.
   Она повернулась, собираясь уходить.
   Уокер поймал ее за запястье, проведя большим пальцем по мягкой коже:
   – Куда это ты?
   – Обратно в отдел. – Джен мягко высвободила руку. – Я позвонила Инману и сказала, что на тренировку сегодня прийти не смогу. По личным причинам.
   Уокер понял, что причина в нем. Он все еще злился, но, глядя ей вслед, наблюдая за тем, как мягко покачиваются ее бедра, почувствовал глубоко внутри большой комок страха.
   То же самое он испытывал в ночь, когда погибли Холли с ребенком. Джен скрылась за углом здания, и Уокер вдруг обнаружил, что идет за ней следом.
   Он не был до конца уверен, что именно ей скажет. Знал только, что не может ее вот так отпустить.

   Джен медленно шла вниз по холму, глотая слезы. Она не знала, чего именно ожидала от их с Уокером встречи. Но только не этой… пустоты.
   Возможно, глубоко внутри она надеялась, что информация, которой она поделилась с Уокером, заставит его простить ее. Она ошиблась.
   Джен так поглотили мрачные мысли, что смысл происходящего впереди – рядом с ее джипом, к которому она приближалась, – дошел до нее не сразу. Мужчина – Инман – закрывал пассажирскую дверцу ее машины.
   – Что вы делаете?
   Он обернулся, выхватил свой девятимиллиметровый «глок». Ошеломленная Джен на миг остолбенела, лишившись дара речи. Ее собственный пистолет находился под сиденьем в машине. Во второй руке он держал дело, которое она привезла. Но как он узнал?
   Она видела, как он идет к группе. Должно быть, он заметил, что она говорит с Уокером, и подошел к ним, прячась за углом здания. Он подслушивал.
   – Вы не можете забрать эту папку, командир.
   Я не могу оставить ее вам.
   По всему было видно, что за папку он готов драться. Их учили сохранять хладнокровие в экстремальных ситуациях, и теперь на лице Инмана отсутствовала даже тень беспокойства. Присутствовало одно лишь раздражение. Джен чувствовала, как удивление мгновенно превратилось в боеготовность.
   Она сделала шаг в его сторону:
   – Я знаю о Бет. И знаю, что Керн сделал с ней.
   – Не подходите, Лоусон. – Он огляделся.
   Джен понимала, что Инман ищет пути к отступлению.
   – Все кончено. – Ноги ее дрожали, но она сделала еще один шаг. Я не единственная, кто знает о вас, Трои.
   – Я сказал, не двигаться!
   – Джен, постой! – крикнул Уокер, догоняя ее.
   Нет! Джен повернулась, чтобы предупредить его. Стоило Уокеру показаться из-за угла, как Инман бросился к Джен. Притянув ее за руку, он прикрылся ею как щитом, обхватив рукой ее горло.
   Уокер уже держал пистолет в руке, когда Инман приставил оружие к голове Джен.
   – Брось его! – одновременно крикнули мужчины.
   Уокер не моргнул.
   – Подумай, что ты делаешь, Трои. Ты направил пистолет на одного из своих подчиненных. Отпусти ее и объясни мне, что происходит.
   – Ты и так уже знаешь, что происходит. – В голосе его сквозила злоба. – Лоусон все рассказала тебе несколько минут назад. Положи пистолет и толкни его ко мне.
   – Выходит, это правда? – ровным голосом уточнил Уокер, слегка прищурившись. – Твоя сводная сестра была первой жертвой мстителя?
   – Это животное убило еще одну девочку. Забило до смерти, так же как Бетти. Его нельзя было отпускать.
   – Ты прав, – согласился Уокер. – Он получил по заслугам. Как и все эти ублюдки. Ты спас многих невинных людей, прикончив это отродье. Но ты не можешь продолжать в том же духе.
   Джен смотрела в лицо Уокеру, надеясь почувствовать, что хватка Инмана хоть немного ослабевает. Рука его все туже сжимала ей шею. Он душил ее, и в глазах у нее темнело. Ствол упирался ей в висок, и на миг показалось, что рука его дрогнула, но она не была в этом уверена.
   Ладони ее взмокли. Никогда еще она не испытывала такого страха.
   – Уокер прав, Трои. Ты должен остановиться.
   Она жалела, что не извинилась перед Уокером, когда еще могла это сделать. В сложившейся ситуации один из них вполне мог не выжить. А могли не выжить и оба.
   – Ты видела его дело, Лоусон, – произнес Инман. – Ты знаешь, что он сотворил с моей сестрой и со второй девочкой.
   – Да, и он должен был быть наказан, но не тобой. Не тебе казнить или миловать, – тихо произнес Уокер.
   – Какой-то компьютер зависает или вмешивается ловкий адвокат – и эти монстры снова на улице и снова убивают людей.
   Командир сжал руку сильнее, и Джен чуть не потеряла сознание.
   Уокер сделал шаг в их сторону:
   – Ты не можешь гулять по улицам, осуществляя свою версию справедливости.
   – Возможно, ты изменишь свое мнение, узнав, что я нашел убийцу твоей жены.
   Уокер застыл, изменившись в лице:
   – Что? Как?
   – Тот звонок прошлой ночью от владельца ломбарда. Я прослушал достаточно твоих разговоров, чтобы понять, о чем идет речь. Я отправился прямо туда, чтобы позаботиться о подонке. Этот выродок не заслуживает и минуты жизни. Я успел приехать в ломбард достаточно быстро, чтобы взять его след. И нашел этого бомжа. Он в даун-тауне, в кемпинге бездомных. Его фамилия Хендерсон. В тот раз я ничего сделать не смог, потому что вокруг было много народу, но теперь мог бы вполне.
   – Я хотел бы это обсудить, Трои. – Уокер говорил спокойно, без враждебности. – Но ты должен убрать оружие и отпустить Лоусон.
   – Не могу. – В голосе Инмана звучала обреченность.
   Его рука расслабилась достаточно, чтобы Джен могла сделать вдох. Она не представляла, как тяжко должно быть Уокеру воспринимать информацию об убийстве жены как предмет торга. Прельщала ли его возможность пойти на сделку с Инманом и заставить наконец убийцу Холли заплатить по счетам? Окажись на его месте, Джен не знала, как бы поступила она.
   – Как ты собираешься выкарабкаться? – спросил Уокер. – Обвинишь во всем меня? Ты пытался меня подставить?
   – Нет. Я и не думал тебя подставлять, и мне жаль, что так вышло.
   – И что теперь?
   Инман сделал шаг назад, увлекая за собой Джен:
   – Она увезет меня отсюда.
   Уокер стиснул зубы и шагнул вперед:
   – Не выйдет.
   Джен не сводила с него глаз. Кто-то в отряде уже наверняка заметил, что Инмана и Уокера нет, притом что тренировке, согласно расписанию, уже следовало начаться.
   Уокер мельком глянул в сторону, и Джен почувствовала, что сзади кто-то есть. Почувствовал это и Инман.
   Он стал ее разворачивать, и тут она, поджав ноги, уперлась ступнями в джип. Внезапная остановка отвлекла Инмана, и Джен оттолкнулась ногами от машины так сильно, как только могла.
   Инман попятился, Джен повернулась и ударила его ногой в грудь.
   Он отшатнулся, но устоял на ногах, поднял пистолет, и в течение двух страшных секунд Джен смотрела прямо в дуло. Уокер бросился на командира и сбил его с ног сильным ударом. Пистолет его очутился под джипом. Папка лежала на асфальте, под рукой Инмана.
   Джен изумленно наблюдала за тем, как весь отряд, ринувшись с холма, мгновенно окружил и скрутил командира. Когда они, перевернув Инмана на живот, заломили ему руки за спину и стали надевать на него наручники, Джен сообразила, что благодаря микрофону они слышали все, что говорил Уокер, через свои наушники.
   Уокер мрачно осмотрел ее:
   – Ты в порядке?
   – Да, а ты?
   – Все нормально. – Глядя вниз, на своего друга, он провел ладонью по затылку. – Проклятье…
   Инман, может, и был убийцей-мстителем, но еще он был хорошим другом и начальником.
   Вдалеке послышался вой сирен. Патрульные, а также полицейские машины въехали на стоянку. Джен посмотрела на Уокера, и тот пояснил:
   – Кто-то вызвал их, услышав, что я говорю, и поняв, что происходит.
   Она хотела обнять Уокера и никогда больше не отпускать, но его строгий взгляд остановил ее. Несмотря на все произошедшее, похоже, в их отношениях мало что изменилось.
   – Спасибо, что спас мне жизнь. – Она тихо улыбнулась.
   – Не за что.
   Джен любила его, хотела снова просить у него прощения, но свои карты она уже выложила на стол. Теперь дело за ним.

   Джен не разговаривала с Уокером с тех пор, как они ответили на вопросы полицейских. Затем, каждый в своей машине, они отправились в Полицейский департамент Пресли, где их показания должным образом зафиксировали. Покончив с формальностями, Джен пошла в отдельную комнату вместе с маршалом Берком, Джеком и Робин.
   Когда они с детективами докладывали о виновности Инмана, Джен почувствовала, что ей жаль своего командира, хоть тот и использовал ее как заложницу. Он перешел черту, но Джен не могла считать его злодеем. Тем более она видела, что Керн сотворил с сестрой Инмана и со второй девочкой.
   А вот жалости к Керну и к остальным жертвам мстителя она не испытывала вовсе. Без них мир, несомненно, стал лучшим местом.
   Ее переполняли смешанные чувства – удовлетворение и печаль, – когда она, закончив дела в участке, отправилась домой. Уокеру же предстояло еще ответить на вопросы отдела внутренних расследований, и раньше он освободиться не мог.
   Она зашла в кухню, налила себе бокал вина и взяла его с собой в спальню. Запах Уокера исходил от еще смятой с утра постели и от черной футболки, валявшейся на полу у кровати. Это стало последней каплей. Слезы хлынули из глаз, и она присела на кровать. В первый раз после получения утреннего сообщения по мобильнику Джен расплакалась. Уокер спас ей жизнь, но, возможно, никогда не простит.
   Через пару минут она вытерла глаза. Чувство потери и одиночества наполняло комнату. Боль утраты пронизывала ее до глубины души, и она понимала, что никогда не сможет забыть Уокера Маклейна.
   Ее задание окончено.
   Окончены и отношения с Уокером. Пора готовиться к переезду.
   Не видя смысла в том, чтобы оттягивать неизбежное, она достала коробки, использованные ею при въезде в квартиру, и стала собирать вещи.

   Уокер ответил наконец на все вопросы в полицейском управлении и теперь стоял перед дверью в квартиру Джен. Он все еще немного сердился, но уже не так сильно, как прежде.
   Наблюдая за ней, выходящей из здания полицейского управления, он испытал невероятное чувство потери. Она совершила ошибку. А кто их не совершал? Проще всего было бы продолжать держаться за свою злость, но Уокер не хотел идти простым путем. Он хотел Джен.
   Пока он убеждал Инмана отпустить ее, опустить оружие, ледяной ком ярости и боли в его душе начал таять.
   Глядя ей в глаза в те мгновения, когда никто из них не понимал, спустит ли Инман курок, Уокер увидел ее уязвимой как никогда прежде. Он увидел, какие чувства она к нему испытывает.
   И хотя Джен спала с ним, зная о стоящей между ними лжи, он знал, что во всем остальном она была с ним откровенна. Она не лгала, сказав, что занималась с ним любовью лишь потому, что ей этого хотелось. Он дорог ей, и он надеялся, что не просто дорог. Именно это он собирался выяснить.
   Глядя на ее футболку, сжимая ее во взмокшей от волнения руке, Уокер постучал в дверь. Он почувствовал, что на него смотрят, и отступил назад, чтобы она могла как следует разглядеть его в глазок. Мучительно долго тянулись секунды. Ему не хотелось вести разговор через дверь, но если придется, он это сделает.
   Наконец он услышал лязг цепочки, а затем щелчок замка. Дверь открылась, и Джен встала перед ним, в бледно-розовой футболке и потертых джинсах. Выглядела она усталой и неуверенной Взгляд ее упал на футболку в его руке.
   – Полагаю, ты пришел за своей. Я принесу.
   – Нет, я здесь не поэтому. Я хочу поговорить с тобой.
   Джен смутилась, не уверенная в том, о чем может идти речь:
   – Хорошо.
   Открыв дверь шире, она отступила, и Уокер вошел. Боже, как он нервничал! Когда она закрывала дверь, он заметил легкую припухлость под ее глазами. Несмотря на загар, она была бледной и старалась не встречаться с ним взглядом.
   Джен сунула руки в задние карманы джинсов:
   – Я поговорила с шефом Уитом о переводе. Он все устроит.
   Уокер напряженно вздохнул:
   – Собираешься начать где-нибудь новое внутреннее расследование?
   – Я подала рапорт об уходе из отдела внутренних расследований. Надоело лгать людям и… своим друзьям. – Она вынула руки из карманов и скрестила их на груди. Затем посмотрела ему в глаза. – Ты решил, что будешь делать с информацией об убийце, которую дал тебе Инман?
   – Я передал ее в полицию. – Уокер понял, что отдал Хендерсона полицейским только из-за Джен. Благодаря ей он мог позабыть о мрачных воспоминаниях и вспомнить о том, как они бывали счастливы. – Когда я уходил из полиции, дежурный сообщил мне, что двое патрульных задержали Хендерсона и везут его в участок. Удивительно, но цепочку Холли нашли у него.
   Джен ответила ему искренней, неподдельной улыбкой:
   – Полагаю, ее вернут тебе?
   Уокер кивнул. Он хотел вернуть не только это. Он хотел вернуть Джен.
   Именно в этот момент он увидел большую картонную коробку у стены напротив и уже почти пустую книжную полку. Вторая коробка стояла в дверях ванной, в конце коридора.
   Он напрягся:
   – Собираешь вещи?
   – Да.
   – Нет, не собираешь. – Мысль о том, что она уедет, наполнила сердце Уокера паникой и раскаянием. Неужели он потеряет эту женщину, благодаря которой начал снова смотреть в будущее и перестал жить прошлым? – Сначала ты меня выслушаешь.
   Держа руки на груди, Джен выглядела уязвимой и слабой.
   – Послушай, я понимаю, что ты, наверное, никогда меня не простишь за то, что я сделала. Но может, обсудим это еще раз?
   Может, она что-то и скрыла от него, но Уокер знал, что чувств своих она от него не скрывала. И она должна знать, что в это он верил.
   – Ты ушла из участка прежде, чем я успел поблагодарить тебя.
   – За что? – с горечью спросила она. – За то, что лгала тебе?
   – За то, что доказала мою невиновность. Особенно после многих сказанных мною вещей.
   В глазах ее мелькнула неуверенность.
   – Это моя работа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация