А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Квартира со всеми неудобствами" (страница 16)

   – И по этому поводу ты предлагаешь довольствоваться малым? – сурово прищурившись, улыбнулась я.
   – Нет, Адель. Я намеревался пригласить тебя в одно симпатичное местечко, – в тон мне ответил Вадим. – И к слову сказать – приглашаю! Соберется небольшой, но весьма дружный коллектив своих, проверенных людей.
   – Ну я, пожалуй, так и быть… приму твое приглашение, – небрежно бросила я. – Интересно будет взглянуть на твоих проверенных друзей.
   – Премного благодарен за доверие, – улыбнулся Вадим. – Тогда нам стоит поторопиться. Праздник уже начался! И люди собрались. Поехали?..
   – Успеем. Мне же нужно привести себя в порядок. Я не собираюсь представать перед твоими друзьями черт-те как!..
   – Адель… – Он очаровательно улыбнулся и внимательно посмотрел на меня, давая понять, мол, ты и так хороша. Ну, это, положим, я и так знаю. Однако не нарядиться я ведь тоже не могу.
   – А кстати, ответь-ка мне, мой друг… Что ты тут делал один, и к тому же в квартире Веры Анатольевны?
   – Ну, во-первых, я ждал тебя. А во-вторых, осматривал наши с тобой владения.
   – Ах вот оно что!.. Осматривал, стало быть?!
   – Ну, разумеется! Нам ведь нужно срочно начинать тут ремонт. А чего ждать? Сразу же после праздников, я думаю, приступим. Адель, какой ты хочешь видеть нашу с тобой квартирку?
   – Вадим?! Как можно начинать ремонт, когда здесь еще остались жильцы?!
   – Никто не остался! – категорически заявил он. – Только ты и я!.. Как я и обещал.
   – А вот и нет! – презрительно улыбнулась я. – Кое-кто остался! Для меня самой, правда, это было настоящим открытием Америки, когда мы с Женькой вдруг обнаружили их! Да где еще!
   – Милая Адель, этого быть не может! – засмеялся Вадим. – В квартире никого нет. Мы с тобой одни!
   – А вот и есть! Я голову даю на отсечение, что есть!.. Хочешь убедиться?
   – Хочу!
   – Тогда пошли!
   Мы вышли в коридор, и я уверенно повела его в самый дальний уголок нашей квартиры, в общую кладовку, за которой недавно нам с Женькой открылось сокровенное обиталище Катьки с Андрюшей.
   – Заодно и познакомишься с приятными людьми. Мы с Женькой сами изумились несказанно! Сейчас изумишься и ты!.. И зачем было только спорить?! А между прочим, на что мы с тобой поспорили? – Я лукаво прищурилась.
   – На желание, естественно, – самоуверенно ответил Вадим. – И даже можно на два.
   – Заметано! Ловлю тебя на слове! – очень обрадовалась я. – Итак, мы с тобой поспорили на два желания? Так?
   – Абсолютно верно.
   Меня всегда умиляли люди, легко и беззаботно затевающие спор и при этом совершенно не имеющие никакого понятия о его предмете. Не зная броду, лезут в воду. Это о них. А Вадим… всегда такой рассудительный и осмотрительный!.. Но вот вам пожалуйста! И на старуху бывает проруха! Ведь мало ли что я могу теперь пожелать? Опасно, верно же?
   – Знаешь ли, Вадим? – заметила я по ходу. – А если я захочу телефон Vertu Ascent? Прикольный такой телефончик.
   – Без вопросов…
   – Или нет. Лучше ты купишь мне девяносто третий Nokia! Обещаешь, если я выиграю?
   – Ты выиграй вначале, – улыбнулся Вадим.
   Ну, это само собой. Уж в победе я не сомневаюсь. Сейчас сделаем ему сюрпризик, потом я быстренько приведу себя в надлежащий вид, чтобы предстать перед его друзьями во всем блеске великолепия, то есть я надену свои широкие атласные брюки, серебряную блузку… И мы поедем за телефоном!
   Стойте, или лучше надеть черное беспроигрышное платье? А на шее будет тонкая ниточка сапфировых бус – подарок моей бабушки. Я никогда их не надевала, потому что они больно уж старомодные. Но сейчас бабушкины бусы придутся в самый раз. Пробил их звездный час!.. Или в этом во всем я буду смотреться как учительница начальных классов, первый раз вышедшая в люди?.. Точно. Придется одеваться, хочешь не хочешь, по первому варианту. Но тогда у меня нет к брюкам нормальных туфель!.. Значит, моим вторым желанием будут… малиновые лаковые туфли с серебряными пряжками! Или, думаете, не лаковые?
   Мы свернули за угол, миновали общественный туалет и вошли в кладовку.
   – Но все-таки я очень сомневаюсь, – радостно улыбался Вадим, – что здесь кто-то еще остался.
   Смейся, смейся, подумала я и решительно вступила в знакомую нишу. Тут было кромешно темно и глухо. Узкой полоски света под дверью почему-то не оказалось. Я толкнулась в запертую дверь.
   – Странно, – пробормотала я. – Наверное, они уже спят…
   – Так постучи и разбуди их, – посоветовал невидимый во тьме Вадим. – Чего же в праздник спать?!
   – Ну, точно! – догадалась я. – Они наверняка куда-нибудь уехали. Зачем им тут сидеть на Новый год?!
   – Вот это ближе к делу…
   Вадим зазвенел около меня ключами, и вдруг дверь раскрылась.
   – Ой, мамочки!.. – ахнула я.
   В неверном зыбком свете уличного фонаря, светившего в окно, передо мной предстала леденящая душу картина. Я с ужасом отпрянула… Господи!.. По всей комнате какие-то безобразные уроды и выродки замерли в причудливых позах. Казалось, они застыли только сейчас, в самый момент раскрытия двери. А на полу что-то медленно продолжало копошиться среди больших черных луж.
   У меня подкосились от слабости ноги. Было ясно, что сейчас вся эта жуткая нечисть хлынет наружу, на меня… На нас с Вадимом!
   – Вадим же!.. – пролепетала я и вцепилась в него.
   Если бы я не ухватилась за Вадима мертвой хваткой недавно наманикюренных ногтей, то свалилась бы на пол. Точно вам говорю! Я почувствовала рядом Вадима, и мне стало немножко легче. Но все-таки!.. Некоторые уродцы переменили позы – они придвинулись ближе к нам!.. А один страхолюд, с длинным тонким телом, повернул в нашу сторону свою крохотную, рассеченную надвое головку. Привалившийся к стене изуродованный скелет толчком распрямился.
   Вадим обнял меня за плечи и нежно поцеловал в щечку, дескать, ничего не бойся, я с тобой. Но я, вся сжавшись, гипнотически наблюдала за перемещениями нелюдей. Прижимая меня к себе, Вадим осторожно пошарил по стене, нашел выключатель и зажег в комнате свет…
   Господи боже ты мой! Какая я же дуреха!.. Ха-ха. Совершенно ничего страшного. То, что я приняла за страховидные химеры и чудовища, оказалось на деле всего лишь навсего переломанной мебелью. А по полу была разбросана изорванная одежда. В куче хлама, сваленного у порога, я без труда узнала Андрюшину подростковую курточку. Ее рукав лежал отдельно, рядом с Катькиными джинсами, прожженными в нескольких местах.
   Перешагивая через обломки мебели, Вадим вошел в комнату. Я в изнеможении опустилась на перевернутый диван.
   – Господа Головачевы позавчера съехали отсюда, – озадаченно проговорил он, озираясь. – Но что тут у них было под конец? Мамаево побоище?! Непонятно…
   Вадим… Мой милый заступник… мой нежный и неустрашимый мужчина. Что бы я без тебя делала?! Сколько бы я так простояла в полнейшем оцепенении? Наверняка до самого утра следующего года. А вернее всего, меня бы просто хватил удар. Как Тошика недавно.
   Из всей обстановки в комнате чудом уцелела лишь одна картина на стене: уплывающий в розоватую дымку пароход с летящими над ним, точно ненужные воспоминания, воздушными шариками и дамскими перчатками. Я опять вспомнила про наш с Женькой прикольный круиз по Волге. И он сейчас, как и эти старые перчатки, показался мне ненужным и даже неуместным.
   Вадим присел рядом и бережно взял мою руку.
   – Я проиграла, Вадим, – устало переведя дух, призналась я. – Какие будут два ваши желания?
   Прощайте туфли с телефоном!
   – Желания ты знаешь… – Он любовно провел рукой по моим волосам. – Ты обещала подумать и дать мне ответ. Я жду.
   – Ну, раз ты победил… – сморенно улыбнулась я. – Мне ничего теперь не остается… Я не могу сказать «нет»…
   – Следовательно – «да»! – констатировал Вадим.
   Он вынул из бокового кармана пиджака и надел на мой безымянный палец обручальное колечко. Ха! Вот вам, пожалуйста, – сюрприз так сюрприз! Я подняла правую руку, сжала ее в кулак, разглядывая, как она смотрится теперь с колечком. Потом медленно разжала руку и растопырила пальцы… По-моему, прекрасно. Французский маникюр как нельзя лучше и естественней подходит сюда… Как все просто оказалось! Да, если чего-нибудь сильно захотеть, то обязательно сбудется. Получилось все очень даже естественно. И пускай мой милый Вадимчик и дальше думает, что он победил. А что я почувствовала в тот сладостный миг, когда Вадим надел мне обручальное колечко?.. Я подумала: а что было бы, если здесь мы обнаружили бы Катьку с Андрюшей? И я выиграла бы спор? Тогда бы я довольствовалась утешительным призом – телефоном с туфлями.
   – А телефон мы тебе все равно купим, – сказал вдруг Вадим. Он словно прочел мои мысли! А раз он такой телепат, то мне нечего скрываться от него. Точно же?
   – Нет, правда?! – Я сделала вид, словно изумилась несказанно.
   – Ну, конечно…
   – Вадим, а туфли?
   Если бы он хоть чуточку только догадывался, как они мне необходимы сейчас! И это вовсе не моя прихоть, а наша общая насущная необходимость. Вадим же не хочет, в самом деле, чтобы я предстала пред его друзьями в виде школьной училки с глупым сапфировым ожерельем на шее?!
   – И туфли… – великодушно улыбнулся он. – Но, Адель, нам нужно спешить. Уже одиннадцать часов! Мы опаздываем чудовищно!.. Мне так не хочется никуда ехать теперь. Но я обещал, что мы с тобой непременно появимся…
   – Тогда пошли скорей! – Я быстро встала и, отпихнув с дороги искалеченный журнальный столик, за которым мы с Женькой и Катькой недавно пили виски, направилась к выходу.
   Вадим погасил в комнате свет.
   – Но только, Вадим… – я взяла его под руку, чтобы не налететь на что-нибудь в темноте, – нам нужно еще, как ты и обещал, по пути сделать небольшой крючок и заехать за туфлями и в салон связи. Ладно? Заедем?
   – Хорошо, – кивнул он. – Только нужно делать все очень быстро.
   Мы скорым шагом вышли в коридор.
   – Я согласна с тобой! Вадим, ты ведь можешь здесь любую дверь открыть?
   – Естественно.
   – Тогда открой мне сейчас три двери! Эту, эту и вон ту! Я всегда сгорала от любопытства, что там, за этими дверями. Только три.
   – Ну, Адель!.. Нет же времени! Мы сюда приедем после праздников и спокойно, без суеты, все посмотрим. Подумаем насчет ремонта…
   – Ну, пожалуйста, Вадимчик, давай сейчас?! Я только одним глазком взгляну. И мы тут же отбудем!.. А?! – Я погладила его по руке, и на моем пальце блеснуло обручальное кольцо. Вадим улыбнулся.
   – Но только одним, – кивнул он.
   Вадим быстро шел по коридору, раскрывая все двери подряд, а я с интересом заглядывала в соседские квартиры. Вот здесь, например, жило одно престранное семейство – муж, жена и ребенок, мальчик шести лет. Мало того что они своего сынишку всегда рядили под девочку, у них постоянно гостили одинокие женщины сомнительного вида, и даже пары! Причем всегда разные, неповторяющиеся! Чем они там все вместе занимались? Неизвестно. Остается только догадываться.
   А вот в этой громадной комнате с эркером, прямо за стенкой веселого семейства, жил интеллигентный старичок со сварливой старушкой. С ними проживала еще их внучка Наташа, которая была одних лет со мной, но чувствовала себя абсолютным ребенком.
   Вадим отпер все двери и теперь стоял у выхода, нетерпеливо позванивая ключами. Он что, и в самом деле считает, что я поеду на встречу с его друзьями прямо так, как есть?! В свитере и джинсах?! Вот смех-то!.. Я дошла до Ольгиной двери, которую Вадим не открывал, потому что она и так стояла распахнутая.
   – Ой, Вадимчик!.. – вдруг вспомнила я. – А какую я тебе чудесную, романтическую историю расскажу сейчас!.. Закачаешься!..
   – Только давай в машине!..
   – …Про одну пианистку и военного моряка!..
   – Аделаида!
   – Идем, идем! Только ты обещаешь, что летом мы обязательно поедем в Кронштадт?
   – Торжественно клянусь.
   – Здорово! Ты ведь у нас тоже военный моряк?
   – Некоторым образом. – Он мельком глянул на часы. – У меня есть яхта. Правда, она стоит на Клязьме.
   – Где стоит?
   – На Клязьменском водохранилище.
   Класс! Своя яхта – это сейчас очень даже актуально! При случае надо будет взглянуть на нее.
   – А из этого водохранилища можно как-нибудь проплыть в речку Яузу?
   – В Яузу?.. Ну, если постараться, то можно, наверное.
   – Тогда все! Решено! Поехали сейчас… ко мне на дачу?!
   Вадимчик попытался что-то буркнуть про своих друзей, про какой-то вымороженный щитовой домик в занесенных снегом садовых товариществах. Смешной какой! Он что, думает, я совсем уже плохая?! Я тут же перебила его. Новая идея полностью овладела мной.
   – Совсем нет же! Нет!.. Там так здорово! Только представь себе… большущая нарядная елка в заснеженном саду! Теплый зимний дом! Его построил еще мой дедушка! И ехать совсем рядом, – тараторила я. – И моя мамуля нас очень звала к себе на Новый год! И я ей дала честное слово! Правда!
   – Нас звала? – переспросил Вадим. – Нас с тобой?
   – Ну да! Я ей рассказывала про тебя! Ты ей безумно, просто ужасно понравился! И она хочет с тобой познакомиться… И папулик тоже!
   – Ах, вот как! – улыбнулся Вадим.
   – Вот именно! Чуешь, как замечательно получится?! Посидим все вместе, поговорим в семейной обстановке. Поедем?
   – Адель, ну что ж ты раньше-то молчала?
   – Так ты мне слова не давал сказать. Ну, едем туда?
   – С пустыми руками мы не можем заявиться. Тогда сейчас нужно куда-то заезжать и что-то покупать… кроме телефона и туфель.
   Я метнулась к себе, сгребла в охапку черное платье и все остальное, отыскала сапфировые бусы и кинулась в дальнюю комнату переодеваться. А туфли с телефоном никуда не убегут от меня и преспокойно подождут немного. Сейчас мамуле сделаем новогодний сюрприз! Я еще раз взглянула на свою руку с кольцом. Просто блеск!
   Вадим нетерпеливо мерил шагами большую комнату.
   – Вадимчик, ты так и не рассказал, – крикнула я ему через дверь. – Что же у тебя произошло? Грозился, но новость заиграл. Скажешь?.. Или опять будешь вилять?
   – Скажу… – Он остановился. – Четыре дня назад Галина совершила очередную подставу. Но неудачно. Глазомер и реакция ей изменили разом. А вероятнее всего, потому, что накануне была сильная оттепель, а за ночь хорошо подморозило. Образовалась ледяная корка. Слышишь?.. Одним словом, Галина промахнулась… Машине почти ничего, а ее сразу насмерть… Адель, ты слышишь меня?
   Я так и застыла с просунутой в вырез платья головой. Вот это да!.. Сенсация!.. Выходит, Галины нет? И нет уже четыре дня подряд… Все это время Вадим мне звонил и пытался поведать об этом. А я-то, идиотка, его и слушать не хотела! Но стоп!.. О покойниках или хорошо, или никак. Правильно люди говорят? Поэтому я лучше промолчу. А что?.. Галина, при ее-то скоростях, наверняка уже достигла райских врат и наслаждается сейчас всеми благами тамошней цивилизации… Все-все, молчу-молчу!..
   Переодевшись, я с тихим видом вышла из дальней комнаты. Вадим стоял у окна, как в наш первый сказочный вечер, даже на том самом месте, когда он пришел сюда с риелтором Николаем. Вадим задумчиво глядел на мигающие малиново-желтые огоньки вокруг входа в ювелирный магазин.
   – Готова?.. – вздохнул он, поворачиваясь ко мне, и вдруг изумленно охнул: – И это тоже ты!.. О боги!.. Das ist phantastisch![1] Ты просто неотразима!
   – Все шутишь, – улыбнулась я.
   – Адель!.. Нет слов!.. Ты совершенство!.. Сказка!.. Beautiful!!![2]
   Да, именно так. Я знаю. В черном платье, в старинных бусах я смотрюсь очень даже интригующе и заманчиво. А тем более сейчас.
   – Ну что, Вадимчик, в путь? – сказала я мило и немного снисходительно, как и полагается женщине в подобных ситуациях.
   И тут затренькал телефон. Продолжая очаровательно улыбаться, я подняла трубку и… у меня остановилось сердце… Там, в трубке, явственно, точно он находился где-то совсем близко, в соседней комнате, вещал голос!.. О, жуткий ужас!.. Невозможно выговорить кого… Мои недавние страхи в Катькиной комнате показались сейчас смешными детскими ужастиками…
   Короче, за полчаса до Нового года мне позвонил Колумб! Понятно теперь мое состояние? Мне определенно виделось, как все, что было вокруг, вначале поплыло, а потом вдруг стремительно разлетелось в черном холодном пространстве. Вадим, моя квартирка, туфли, платья, телефоны, кольца, елки – все осталось по ту сторону добра и зла. А я по эту, один на один с Колумбом.
   – Аделаида Сергеевна? – сказал Колумб под звон бокалов и женский смех.
   – Да. Это я, Игорь Игоревич… – пролопотала я.
   – Вначале я хочу вас поздравить с наступающим Новым годом. И пожелать вам, чтобы и в следующем году вы оставались таким же инициативным, умным и… предприимчивым сотрудником!..
   Все ясно, издевается, сразу поняла я. Это так похоже на него. Сначала поиграет как кошка с мышкой, а потом… Так уж заведено в колумбарии!
   – Спасибо, Игорь Игоревич, – промямлила я. – Я вам желаю того же, только в двойном размере.
   – Прекрасный ответный тост кстати! – залился Колумб счастливым смехом, заглушив даже женский визг. – Краткость сестра таланта! Я вас искал, Аделаида Сергеевна. Но вы болели.
   – Я и сейчас не очень…
   – Не нужно меня огорчать, Аделаида Сергеевна. Поправляйтесь в экстренном порядке. В новом году вас ждут великие дела!
   Я грустно выдохнула в трубку. Напрасно я надеялась, что он все забудет.
   – Кккак?!! – взорвался Колумб. – Вы ничего еще не знаете?!
   – А что я должна знать?
   – Нннет?!! Ну так и замечательно! Тогда я вам сейчас сделаю новогодний подарок!.. Внимание… С Нового года вы назначаетесь начальником отдела! Вместо Стаса. Поздравляю!
   По-моему, он далеко зашел со своими играми. Это уже глупо. Плоско, и больше ничего. Я была о Колумбе лучшего мнения.
   – А Стасика куда? В архив?
   – Вы угадали! Туда ему и дорога! Нам не нужны истеричные обскуранты в последней фазе гомеостаза.
   Господи, что он такое порет? Какие фазы? Я ничего не соображаю!.. А вы? Но по его изменившейся, свирепой интонации я лишь почувствовала, что он вовсе не придуривался.
   – Мы оценили ваши инициативы, – продолжал между тем Колумб. – Я все прекрасно знаю, Аделаида Сергеевна! Вам было ох как несладко с этим Стасом. Но последний ваш с ним конфликт, где вы сыграли, прямо скажем, крайне рискованно, расставил все по своим законным местам. Вы выиграли! И поэтому по праву – начальник теперь вы!.. А Стаса мы сдали в архив! Аха-ха-ха. Ваш смелый ход, ваш пассионарный поступок, заслуженно войдет в анналы нашего предприятия как образец!.. Золотыми буквами на белом мраморе будет высечена подробная история с вашей фантастической фурой!..
   Что он хочет этим сказать?.. На что он намекает, а?! На надгробную плиту, что ли?! Бред какой! Это уже ни в одни ворота не лезет!.. А может, Колумб просто напился? Вот и гонит туфту?
   – …Ваш непосредственный руководитель Стас, будучи близоруким стратегом, посылает фуру с тушенкой в Рязань, – гнал дальше Колумб. – Но вы, являясь его подчиненной, математически точно рассчитали, что не в мясной Рязани, а в Тюмени образовался временный дефицит мяса. И под свою ответственность совершаете поистине героический рывок… Направляете фуру в Тюмень! В прекрасный город, где нашел свою смерть хан Тохтамыш. Где когда-то пролегала граница Синей Орды, сидевшей на всей территории от Тюмени до Мангышлака. А сейчас это город нефтяников, остро нуждающихся в мясной пище. Фура благополучно миновала Уральский хребет, достигла места своего назначения, гениально указанного вами, – и тут все консервы ушли с неслыханной, баснословной прибылью! Ваш полный триумф! Я поздравляю вас с победой, Аделаида Сергеевна! От всего нашего сплоченного в боях коллектива мы подготовили для вас ценный подарок!.. С новым назначением вас! И с Новым годом!..
   Когда я положила трубку, Вадим по-прежнему смотрел на меня с обожанием, держа мою куртку. Я была вся взмокшая.
   – Вадимчик, а кто такой… – спросила я, вытирая испарину. – Или что такое обскурант в фазе гомеостаза?
   – Ну, это очень плохой, совсем никудышний сотрудник, – улыбнулся он, раскрывая передо мной куртку.
   – А что означает пассионарный?
   – Это наоборот – энергичный, смелый, дельный.
   – Вот это как раз обо мне!
   – Не сомневаюсь!..
   Я сунула руки в рукава галантно поданной мне куртки, и мы вылетели под кружащий новогодний снег.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация