А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Квартира со всеми неудобствами" (страница 13)

   – Аделаида!.. – услышу я ужасно желанное, но виду не подам. Я не дура. Мое имя Вадим произнесет, как всегда, спокойно, но сейчас я уловлю в его интонациях посторонние аберрации. Это признак взволнованности, обычно не свойственной ему… Но сегодня у нас совершенно необычный день. Вадим разорвал всяческие отношения с Галиной и теперь ждет, волнуясь как школьник, моего «да» или «нет».
   А я нарочно тяну время. Спрашиваю его о погоде. Как он доехал вчера? И даже как там Галина?! Как она отреагировала на предложение об официальном разводе? Так легко? И дальше мы начинаем обсуждать детали нашей скорой свадьбы… Кого позовем… Я – Тошика! Шучу. В какой церкви пройдет венчание. А что? Я совсем не против. Во-первых, это сейчас модно, обалденно красивый обряд. А потом, говорят, это приносит счастье. Только представьте себе… Мы с Вадимом входим в церковь. Кругом тысяча огней, ослепительно всюду сверкает золото, по мягкой ковровой дорожке, усеянной лепестками роз, мы направляемся в глубь собора, а там на возвышении стоит величественного вида священник с восхищенно воздетыми руками. На мне… нет, не белое платье. Я не люблю белый цвет. Жалко, что нельзя черное. А кто сказал нельзя?.. На мне кружевное шелковое черное платье с громадным бантом на талии и черная газовая фата!.. Офигеть!.. И наконец, мы с Вадимом переходим к обсуждению нашего свадебного путешествия. Но я, обратите внимание, еще не сказала своего «да»!
   Я взволнованно перевела дух, выключила воду и легла на спину. Все складывается, на мой взгляд, очень даже нормальненько. Я давно согрелась, и сейчас было приятно лежать в горячей влажной тишине и наблюдать, как на улице (у меня в ванной есть узенькое окошко под потолком), как в сером зимнем небе весело порхают снежинки.
   Однако вода в моей лохани незаметно остывала, небо за окном густело, приобретая сиреневые вечерние оттенки… А Вадим еще все не звонил!.. Вам не кажется это странным? А мне так чрезвычайно!.. И вообще никто не позвонил за целый день. Я сняла трубку, чтобы проверить связь. Трубочка скучно заныла.
   Я уже вышла из ванной, заварила себе кофе покрепче, чтобы успокоиться, из холодильника вытащила небезызвестный торт… А телефончик мой все хранил священное безмолвие. Молчал и молчал, как партизан! Просто нервов никаких не хватит на это смотреть!
   Я выпила кофе, заварила еще… И тут телефон затренькал! Я с трудом дождалась третьего гудка и сняла трубку.
   – Да? – получилось совсем не так, как я предполагала вначале, а плоско и неумно.
   – Аделаида… – Вадим произнес мое имя, и я сразу почувствовала что-то нехорошее. Потому что его интонации и аберрации были недвусмысленно грустные.
   – Что, Вадим? – От расстройства я осела на стул.
   – Аделаида… ничего не выходит. Галина наотрез отказывается дать развод…
   – А, понятно…
   – Нашло на нее что-то… И ни в какую! – Аберрации его интонации однозначно были извиняющимися. Я мгновенно припомнила Женьку, ее «…а я не верю! Крутится твой Вадим как уж на сковородке. Помяни мое слово – нечисто тут!..» А я-то глупая дура!..
   – Вадим! Ты ведь с самого начала все знал! – сурово ответила я. – Только я не понимаю – зачем?!
   – Аделаида, ну подожди!..
   Он пытался сказать, что со временем что-то там утрясется, переменится… Нет уж! Надо было слушать Женьку! Темнит и крутит! Точно!
   Я поспешно положила трубку и отключила телефон. Сюда, в эту квартиру, они въедут вместе! Вадим с Галиной. Очень миленько. Только зачем нужно было устраивать весь этот балаган?! И как мне быть теперь? Даже отдаленно не представляю! Остаться с ними здесь, один на один?! Вот угораздило-то идиотку!.. Другого слова нет.
   Я вновь подключила телефон, чтобы позвонить Женьке и сообщить веселое известие, как он тут же энергично затрезвонил. Все ясно – опять Вадим. Видать, еще чего-нибудь придумал.
   Я взяла трубку.
   – Аделаидочка! Чё не звонишь? Чё не хвастаешься? – Это оказалась Женька. – Или нечем?
   – Ой, Женька…
   – А я тебе что говорила, подружка моя! Все – от начала до конца – один большой треп! Я целый день от тебя звоночка ждала.
   – Ты сейчас где? – вяло поинтересовалась я.
   – В пробке стою! Короче, Адель, я срочно еду к тебе. Нам нужно действовать незамедлительно!
   – Но я только одного не пойму, Жень!.. Зачем?! Зачем ему?..
   – Угомонись, сестренка! – отрезала Женька. – Во-первых, не ему, а им!
   – Ты только подумай, что меня теперь ждет!.. Уехать я отсюда уже не могу…
   – Я все уже обдумала! Теперь тебе, Адка, осталось только одно!
   – Что – одно?.. – испуганно уточнила я.

   Через полчаса подруга была у меня. Она наотрез отказалась от кофе с чаем, не пожелала даже попробовать прикольный Вадимов тортик. Лицо ее сурово пылало. Присев на стул и подогнув под себя ногу, Женька напористо развивала свою мысль.
   – Тебе остается одно. Не допустить всеобщего переселения народов из вашей квартиры! Нужно срочно этому воспрепятствовать!..
   – Ну-у… – разочарованно протянула я. – Многие уже уехали. С Ольгой сегодня простилась. Соседки-старушки целый день не было слышно. А это верный признак…
   – Многие – не есть все! Достаточно хотя бы одного-двух. Это серьезная оппозиция. Мы супругам Шубиным спутаем все карты! Понимаешь ты, нет?
   – Понимаю в принципе, – согласилась я. – Но только как мы можем им помешать? Соседи посмотрели квартиры, им все понравилось – они запаковали уже вещи… И тут мы с тобой появляемся в дверях… И что дальше?
   – Я уже все это мысленно прокрутила. Естественно, если мы начнем что-то бормотать о нечистых планах Вадима или о стервозности Галины… То это, ты верно говоришь, будет выглядеть анекдотично. Нас с тобой на смех поднимут. Но!.. Мы пойдем другим путем. Мы с тобой, Адка, убедим твоих дражайших соседей, что вариант, который им вроде бы показался приемлемым, на самом деле – сущая хрень! И если они сейчас уедут – они дико прогадают!.. И локти будут кусать. Да такая, как у вас, палата, нет – футбольное поле – весит не меньше двух таких хреней!.. Главное нам сейчас – выиграть время! И хотя бы оттянуть их отъезд. Там они поползут смотреть второй вариант, третий, четвертый… И дело увязнет! Адка, как тебе?
   – Ну да… – невесело согласилась я. Женькин проект казался мне обреченным на провал. – Давай попробуем.
   – А что еще нам остается?
   – Если только все не разъехались уже.
   – Навряд ли все, – с сомнением бросила Женька. – А то бы уж тут сейчас счастливые супруги Шубины хозяйничали…
   Мы обе невольно прислушались. В квартире царила глухая, зловещая тишина. Обычно откуда-нибудь да слышатся шум, звуки телевизора, шаги, смех, треньканье рояля, нередок был и гул застолья. А сейчас!..
   – Пошли! – скомандовала Женька. – По соседям! Теперь каждая минута дорога!
   Мы вышли в коридор и начали обход.
   Женька решительно толкнулась в первую дверь. Она позвонила и еще постучала для верности. Там никто не отозвался. Во вторую… С тем же результатом. Мы позвонили в третью. Из-под нее лишь сильно дуло, и слышался далекий шум города.
   Мы тронулись дальше.
   Наши звонки и стуки в соседские двери гулким эхом раскатывались в глубине квартир и беспомощно замирали, оставаясь без ответа. Никто не выходил нам навстречу, и никто не задавался из-за двери осторожным вопросом: кто там? Конечно, Женька права – это еще не конец, возможно, некоторых обитателей просто нет дома. Я, естественно, с ней соглашалась. Но меня смущала та гулкость и сиротливость, с которой наши шаги и голоса отдавались за соседскими дверями. Так разносится звук в пустых пространствах казенных коридоров, а вовсе не в жилых, давно обжитых квартирах. Мне упорно казалось, что за запертыми дверями лишь холодный сумрак и пустота.
   Так мы дошли до распахнутых дверей Ольгиной квартиры. На полу остался мусор. Дверь балкона была прикрыта. Снег на паркете растаял и превратился в прозрачную лужицу. Женька остановилась на пороге, недоуменно озирая голые стены.
   – Лю-ди!.. – негромко крикнула она. – Вы где-е?.. Ау!..
   Ей отозвалось лишь эхо под потолком.
   – Не понимаю ничего, – пробормотала она. – Где же люди? Неужели все уехали?.. А?.. Так быстро?! Не может такого быть, Адка!
   – Ну, безусловно, не может! – уверенно согласилась я, хотя вовсе не была ни в чем уверена.
   Женька задумчиво прошлась по комнате взад-вперед. Точно так же сегодня утром тут дефилировала Ольга.
   – Жень!.. – улыбнулась я, вспомнив, с каким жаром Ольга сунула мне листок из школьной тетрадки. – Женька, найди мне по своим базам одного человечка!
   – Ого-го?! – Подруга оглянулась на меня с неприкрытым любопытством. – Кто таков? Опять что-то скрываешь от меня? Какая ты скрытная стала, Адка! Где хоть с ним познакомилась-то?.. Когда успела? Признавайся давай!
   – Обещаешь поискать?
   Мне не хотелось выставлять Ольгу и себя вместе с ней в нелепом свете, пересказывая Женьке смешную историю про Ольгину первую и, кажется, последнюю любовь. Но подруга привязалась с расспросами как банный лист. Она, по своему обыкновению, начала уже дуться. И мне пришлось поведать ей наш сегодняшний разговор в этой комнате. Я была уверена, что Женька сейчас надорвется со смеха (надо просто знать Женьку), но реакция моей милой подружки оказалась совершенно непредсказуемой.
   – Как интересно! – прошептала она. – Вот это да! Какая любовь, Адка! На всю жизнь!..
   – Да брось ты! – Мне показалось, что Женька так прикалывается.
   Но она вовсе не прикалывалась.
   – Слушай, Адка, опиши мне Ольгу. Но только поподробнее!
   – Ну, она довольно высокая, на любителя такая…
   – Все мы на любителя! – чуть конфузливо хмыкнула подруга. – Кто на нелюбителя? Какая у нее фигура, прическа, масть? Меня все интересует!
   – Да пожалуйста, – согласилась я. – Худая, шатенка, глаза карие. Правильное лицо. Иногда носит очки.
   – Значит, не всегда?
   – Ну, раз иногда?
   – Понятно. Как одевается?
   – Черная шаль – это я от нее позаимствовала, кстати. Обычно она носит длинные юбки и глухие темные свитера. Но иногда, когда приезжает откуда-нибудь с гастролей, – ее просто не узнать! Авангардная одежда, клоунская экипировка – короткие штаны на бретельках, в немыслимых пестрых пальто с жабо и на одной громадной пуговице… Тут, видимо, сказывается ее профессия. Еще у нее навалом черных концертных платьев.
   – Кем она работает?
   – Кем-кем… Пианисткой. В каком-то ансамбле или в оркестре играет. А вообще-то, Жень, она на тебя чем-то сильно смахивает.
   Последнюю фразу я выдала просто так, чтобы Женьку немного позлить. Мне все же казалось, что подруга так подробно выспрашивает меня исключительно ради прикола. Хотя Женька конечно же нисколечко на Ольгу не похожа. Ничего общего. Но моя уважаемая подружка вдруг удивительным образом отреагировала на мое сравнение.
   – Ты находишь? – серьезно проговорила она. – Да, Адка, мы кое в чем похожи с Ольгой…
   – А-а! – моментально догадалась я. – У тебя было что-то подобное в далеком детстве?
   – Было… – Женька даже слегка покраснела. – Я была влюблена в одного мальчика…
   – Тоже, Жень, в одиннадцать лет? – деловито уточнила я.
   – Раньше. Лет в семь-восемь. Свою влюбленность – о! – я хранила в глубокой тайне. Но все же однажды поделилась ею под строжайшим секретом со своей подругой. А она, представь, возьми и выболтай мою страшную тайну этому мальчику и всем окружающим. Мне хотелось сквозь землю провалиться… Я вообще была всю жизнь влюбчива. В школе, в институте всегда была в кого-нибудь да влюблена. Но моя первая влюбленность… М-м-м!.. Это было, Адочка, нечто!..
   – Может, и ты хочешь ее поискать по базам данных? – предположила я.
   – Ой, Адка… – Подруга махнула рукой. – Ее там давным-давно нет. И ни там и ни сям… А Ольга твоя молодчина! Хвалю!
   – Но все-таки меня удивляет, Жень… вот она представляет себе одиннадцатилетнего мальчика. Предположим, мы находим его. И заявляется к ней какой-то непонятный мужик! Совсем же не то, что она себе думает!
   – А ты полагаешь, что к ней должен явиться тот самый мальчик? И это будет, по-твоему, самое то?! Здрасте, тетенька… И вот они сядут друг напротив дружки…
   Мы обе рассмеялись.
   – Интересно.
   – И даже очень, Адка! И я обязательно попробую его откопать. Хотя навряд ли мне это удастся…
   Тут мы обе вспомнили о цели нашей экспедиции. Женька мгновенно скроила глубокомысленное выражение, и мы вновь выступили в пустынный коридор.
   Подруга прозвонила и простучала все оставшиеся двери, но ни за одной из них мы не уловили даже признаков жизни. Было тихо и глухо, как в склепе.
   – Блин! – определила Женька создавшееся положение. – Кажется, мы опоздали.
   Мы прошли коридор до угла и направо. Здесь оставался только общественный туалет, который был заперт на висячий замок. Дальше коридор поворачивал налево и сразу заканчивался кладовкой с двумя окнами, обычно заставленной старой рухлядью. Но и этот закут сейчас тоже был пуст. Лишь два разломанных венских стула громоздились почему-то на подоконнике. Своими изуродованными силуэтами на фоне заснеженной вечерней Москвы они наводили печаль и внушали самые невеселые мысли.
   Отсюда хорошо был виден выход из метро, где мы встречались с Вадимом. Вон на том самом месте, где сейчас неподвижно стоит девица и тоже кого-нибудь ждет. Так грустно… Я отошла от окна.
   – Дело дрянь, – подтвердила подруга и пощелкала зажигалкой, закуривая.
   – Женька! – Я вдруг тихонько позвала ее. – Смотри сюда!..
   В увиденное я не могла сразу поверить. Мне показалось, что это всего лишь только мираж в пустыне наших коридоров… В углу кладовки я неожиданно обнаружила глубокую нишу, а в ней низкую дверь, доселе никогда не виданную мною. Из-под двери пробивалась узенькая полоска света.
   – Там кто-то есть! – прошептала я.
   – Тогда вперед! – тоже шепотом ответила Женька.
   Она осторожно стукнула в дверь и, не дожидаясь ответа, приоткрыла ее. Следом за ней я вошла в небольшое помещение. Здесь и вправду оказались люди. Точнее, девочка с юношей. Девочка сидела посреди комнаты верхом на чемодане и сосредоточенно играла на телефоне. А патлатый парень, раскинувшись на диване, неподвижно созерцал большую картину на противоположной стене. На этой картине был нарисован уплывающий вдаль пароход, над которым взлетали в розовое небо воздушные шары и дамские перчатки. Шарики были тоже нарисованы, а перчатки наклеены. Самые настоящие женские перчаточки! Прикольно. Эта картинка мне живо напомнила, как два года назад мы с Женькой на таком же точно двухпалубном пароходе ездили в круиз по Волге. Ехать мне ну совершенно не хотелось. Ну что мне было там делать? Плывешь, плывешь до бесконечности… Кругом только вода, небо и однообразные берега. Сто раз помрешь со скуки! Но Женька насильно привезла меня в порт и затащила в каюту. И какая у нас с ней приключилась умора в этом круизе!.. Представьте себе, только наш чудный пароходик отчалил от берега, как в нашу с Женькой каюту буквально вваливается… Если кто смотрел последний «Дом-2»…
   – Ребят, а где взрослые? – поинтересовалась Женька у детей. Я лучше потом дорасскажу про круиз, если время останется.
   – А что вы хотели? – задиристо кинула девочка, оторвавшись от телефона, и я моментально поняла свою ошибку. Никакая это была не девочка, а моя ровесница. И даже старше! Просто имидж у нее был такой: узкие брючки, детская тесная курточка и маленькое личико с мелкими чертами хищной птички.
   Женька прикусила язычок и захлопала глазами.
   – Евгения, а как ты тут очутилась? – Девочка-женщина вдруг коварно улыбнулась и еще больше приобрела сходство с хищной птичкой.
   – Катька?! – всплеснула руками Женька. – Вот это да? А что ты тут делаешь?
   Они обнялись и расцеловались. Юноша, тряхнув патлами, пробурчал что-то нехорошее, поднялся с дивана и удалился в соседнюю комнату, хлопнув что было сил фанерной дверью. Он тоже оказался далеко не юношеского возраста.
   – Вот уж совсем не ожидала тебя здесь встретить! – изумлялась Женька. – Ты разве не в Штатах? Смотри!.. Ты только посмотри, Адка!.. Это же та самая наша Катюшенька!
   Я радостно закивала. Мне действительно было кое-что про нее известно. Катюша несколько лет проработала с Женькой в одной конторе, была три раза замужем, но все три раза неудачно, и она быстро разводилась. Потом Катька с подачи своего нового, четвертого муженька, питерского бизнесмена, решила организовать свое собственное туристическое агентство. Для этого она выкрала какие-то ценные договора или списки. Но у нее ничего не вышло. Затея провалилась. Началось служебное расследование, и назревал жуткий скандал. И тогда Катька кинула своего незадачливого коммерсанта, предоставив ему самому расхлебывать все последствия неудачного предприятия и платить по векселям, а сама исчезла за границей. След ее на том и оборвался. По общему убеждению, Катюша недолго поскиталась по Европе и осела в Америке. Говорят, ее искали даже через Интерпол, но безуспешно.
   – Как ты тут очутилась? – Женька оторвалась от созерцания Катюши и обвела странную каморку удивленным взглядом.
   – Замуж сюда вышла! – Катька досадливо прищелкнула пальцами. – И за такого еще урода!
   Она крикнула «урода» в глубину своей квартиры. В ответ там что-то загрохотало, точно ударили сковородой по кастрюле.
   – Так вот! Видите, девчонки, как мне тут сладко приходится?!
   – Вот уж не ожидала, что ты опять в России!.. – не унималась Женька.
   – Я здесь кантуюсь, представь, уже третий месяц! С этим… паразитом! – Она повысила голос.
   За стеной опять грохнуло и затрещало.
   – Эх, гаденыш! Теперь мебель будет ломать! Скоти-ина мерзкая!..
   – А ты разве не в Штатах? – перекрикивала ее Женька.
   – Давайте, девочки, присядем. Я вам сейчас все расскажу…
   Она кивнула на журнальный столик около окна. По сторонам его стояли два низких кресла.
   Мы с Женькой расселись на них. Катька подтащила свой чемодан и вновь его оседлала.
   – Не дождется он от меня ничего!.. – прошипела она. – Стойте! Давайте сейчас чего-нибудь съедим и выпьем за встречу? Ага?!
   Она моментально скрылась в соседней комнате, где тут же с неимоверной силой затрещала мебель. Вскоре Катька появилась опять, лучезарно улыбаясь, аккуратно неся тарелки с нарезанной ветчиной, колбасой, початую бутылку английского виски и хрустальные стаканчики.
   Она ловко все это расставила на столике и проворно плеснула всем по стаканам.
   – Подумайте только, девочки, этот дундук… – начала она, когда мы выпили за приятную встречу и стали закусывать. – Этот придурок, пока я была в командировке, нарыл вариант обмена! Съездил, ничего мне не сообщив, в Куркино. И теперь уже собрался туда уё… Я ему сказала: только через мой труп! Мне там, в твоем Куркине, делать не хрена.
   – Ну, естественно!.. – подхватила Женька и подмигнула мне. – Какое к черту Куркино?! Да за такие… за такое, как у вас здесь!.. – Женька с сомнением оглядела убогую низкую клетушку неправильной формы, непонятно откуда тут взявшуюся, и закончила так: – Он что у тебя, совсем сдурел?!
   Подруга полагала, что в соседней комнате ее не слышно. Но тут хлопнула фанерная дверь, и перед ней предстал Катькин муж. Глаза его бешено искрились. Женька на миг обомлела. Он был в подростковой куртке и черной вязаной шапке на глаза.
   – А ну вали отсюда!.. – истерически взвизгнула Катька. – Пошел на фиг!..
   У меня заложило уши. Катькин муж презрительно хмыкнул, сунул руки в карманы и удалился из квартиры вон.
   – И давно пора!.. – Катька шустро подскочила к двери, за которой исчез ее галантный супруг, и моментально защелкнула ее. – Так-то лучше, уродец!.. Ха-ха!..
   – Я полностью с тобой согласна, – продолжала Женька, когда Катюша приземлилась на свой чемодан. – Зачем отсюда уезжать? Правда, Адка? Здесь так хорошо…
   – Жень, ну о чем ты говоришь? – вздохнула Катька. – Да я отсюда давно слиняла бы с превеликой радостью! Из этой холупени! Но только не в Куркино же! Я работаю тут рядом, в конце улицы. В доме, где «Лопе де Вега», знаешь? И за каким же мне, подумай сама?..
   – Конечно-конечно! – поспешно согласилась Женька и подала мне тайный сигнал. – Нужно ведь не прогадать и пересмотреть побольше вариантов, чтобы выбрать что-то приемлемое…
   – Да мы уже пересмотрели все, что можно. И одно гнездышко мне идеально подошло. В двух шагах отсюда. Новый элитный дом, охраняемая территория, парковка, все окна во двор. И главное – мы обо всем уже договорились с чертовым этим риелтором! И почему вдруг Куркино?!
   – А риелтор кто? Николай? – догадалась я.
   – Да хрен его знает кто! Конь в кожаном пальто! Ржал тут – стекла звенели… Еще я обстоятельно побеседовала с новым жильцом. И то же самое ему сказала, что мне нужно только в этом районе. И дальше я никуда не поеду! Он согласился…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация