А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Квартира со всеми неудобствами" (страница 10)

   – Какие сложные у вас аллюзии! Дом, бабушка, фонарь, аптека…
   – Но и без всяких аптек с фонарями я почувствовал, что вы, Аделаида… – горячо продолжал он, не обращая внимания на мою иронию, – что вы – та женщина, которую мне всегда хотелось встретить!
   – И у вас сохранился этот таинственный снимок? – ехидно поинтересовалась я, уверенная, что и мифический снимок, как и постройка этого дома его прадедушкой, – всего-навсего красивая выдумка.
   – Представьте себе, Аделаида! Этот снимок не только сохранился… – Вадим полез во внутренний карман пиджака. – …Но он у меня с собой! Я нарочно его взял, чтобы показать вам. Вот, взгляните…
   Он протянул мне небольшую прямоугольную картонку. Я с недоумением вгляделась в пожелтевшую фотографию. В глубине полутемной комнаты сидела в кресле, устало развалясь, молодая женщина и задумчиво глядела в объектив.
   Ну и что из этого?.. Хитрость Вадима была шита белыми нитками. Какая-то женщина в какой-то комнате. Этак и я могу наврать, что это моя двоюродная прапрабабушка.
   – Аделаида, видите, какая на ней шаль? – восторженно продолжал Вадим. – С такими же кистями, как и у вас!
   «Совсем уж он из меня дурочку делает!» – подумала я и буркнула грубо:
   – Да разве можно тут что-нибудь разглядеть?
   – А вы посмотрите повнимательней. Разверните к свету.
   Я повернула карточку на свет и вправду различила на плечах женщины шаль с кистями. Ну так что ж?! Раньше, наверное, многие носили шали, мода такая была.
   – Ну да, – согласилась я. – Сидит в шали какая-то женщина в каком-то помещении. И что дальше?
   – Теперь обратите внимание на окна этого помещения. Ведь в этом доме и окна особенные. Видите? Окно сверху заканчивается полукругом, в середине которого ромб. И теперь сравните с вашим окном.
   Я мельком глянула на свое окно.
   – Точно. Очень похоже, правда! – призналась я. – Но мало ли еще где есть такие окна? Мы же не знаем. Наверняка раньше таких оконных рам было немерено.
   – А теперь, Аделаида, переверните карточку на другую сторону. И прочтите, что там написано.
   Я перевернула снимок и увидела автограф, сделанный коричневыми поблекшими чернилами: Москва… (далее шло название моей улицы), доходный дом Шубина, с рыцарем, напротив гимназии, 1915 год. И подпись: «С любовью, Ксения».
   – Это ребенок писал? – холодно осведомилась я.
   – С чего вы взяли, Аделаида? Вовсе нет. Это писала моя прабабка в сознательном возрасте.
   – А почему тогда она пишет: дом с рыцарем? Ведь это же наивно.
   – Так раньше было принято, указывать характерные признаки дома или окружающих построек. Помните, как у Пастернака?.. «Против дома с фигурами»!
   – Не помню, – пробурчала я.
   – Наверное, так писали потому, что номеров еще не было… Аделаида, вы меня как будто постоянно в чем-то упрекаете! Или подозреваете… Мне непонятно такое… Меня удивляет, Аделаида, ваша резкая перемена ко мне… Вы ничему не верите…
   – Вот вы сидите, Вадим, и травите какие-то удивительные истории! И сами же потом удивляетесь, – перебила я его.
   – Но почему?..
   – А потому что я все знаю про вас!
   Вадим изумленно посмотрел на меня. Мне показалось, что в его глазах мелькнул тревожный огонек. Ага! Заерзал! Сейчас я приподниму завесу его тайны. Интересно, как он теперь запоет?
   – Что вы знаете про меня, Аделаида?
   – Все!.. – Я выдержала эффектную паузу.
   Вадим недоуменно пожал плечами, мол – не понимаю, я ничего не сделал такого. Он по-прежнему продолжал ломать ваньку в полной уверенности, что я ни о чем не догадываюсь. Ну, хорошо же!..
   – Вам ведь прекрасно известно… – начала я спокойным тоном, хотя внутри у меня все клокотало от негодования, – на что мне понадобились три тысячи! Вы, я надеюсь, не станете отрицать этого факта?
   – Аделаида! Ну подумайте же сами… Я даже приблизительно не в силах себе представить!.. Хотя я бы мог попробовать отгадать…
   Он продолжал разыгрывать ангельскую невинность! Еще порывается шутить! Очевидно, надеясь дальнейшими бреднями о своих прабабушках заморочить мне мозги. Не выйдет, сударь!
   – Значит, вы хотите сказать, что ничего не ведаете?
   – Нет. Клянусь вам!
   Наша беседа становилась даже комичной.
   – Вот как?! Аж клянетесь?! Блеск!.. Тогда ответьте мне на такой вопрос… – Я пристально уставилась на него. Вадим тоже выжидающе смотрел мне в глаза.
   – Вадим… вы, часом, не в курсе, кому принадлежит… черный «лексус» с государственным номером ноль-ноль-семь?..
   Он несколько смешался.
   – Что? – Я развивала наступление. – Не ведаете?
   – Ведаю, – наконец произнес он хрипловатым голосом. – «Лексус» принадлежит мне… Это моя машина… Но только я все же не пойму никак, Аделаида…
   – Сейчас поймете, – сурово перебила я. – Почему тогда вы ездите на морковной «ноте»?
   – Ах вот оно что!.. – Вадим слегка улыбнулся. – Вам это кажется странным? Да?.. Сейчас я вам все объясню. «Лексус» пока находится в ремонте. И поэтому я временно езжу на машине жены. Вот и все.
   Вадим потянулся к зеленому флакону со сливянкой, чтобы разлить по третьей.
   – Нет, не все!.. – остановила я его. – А почему ваш «лексус» находится в ремонте? И что с ним?
   – Он угодил в небольшую аварию. Но все-таки, Аделаида, почему вас так живо это волнует? Вы разве автомеханик? Или сотрудник Госавтоинспекции? – Вадим сделал еще одну попытку отшутиться.
   – Вашу жену зовут Галина? Галина Шубина, так? Или будете опять отпираться?
   – Не буду, – недоуменно произнес Вадим. – Все правильно, ее зовут Галина Шубина. Откуда вы знаете?
   – А вы как будто этого не знаете?
   – Аделаида, ну согласитесь, что только явно ненормальный человек не знает имени и фамилии собственной жены. Меня удивляет другое… Откуда вы… Вы с ней знакомы?
   – К несчастью, да. Познакомились на дороге. И Галина запугивала меня своим мужем! Дескать, когда он обнаружит, что я сотворила с его драгоценной тележкой, – мне будет очень худо, если не сказать больше. Короче, это я помяла ваш лимузин.
   – Когда, Аделаида? Сегодня? – встрепенулся Вадим.
   – Почему же сегодня? Разве она у вас сегодня попала в аварию?
   – Да, – печально вздохнул он. – И сегодня тоже. Мне утром позвонила Галина и сообщила, что на скользкой дороге не смогла остановиться и въехала в кого-то. Помяла передний бампер и разбила фонарь.
   – Как здорово у вас! – невольно подивилась я. – Аварии на поток поставлены!
   – Не говорите… И, как всегда, она просит денег на ремонт.
   – А вам известно, что случилось с вашей машиной в понедельник вечером?
   – Да. Галина сказала, что в понедельник она въехала в какое-то ограждение и помяла крыло и дверь.
   – И тоже просила денег на ремонт?
   – Само собой разумеется, – печально кивнул Вадим.
   – Не может быть! – вырвалось у меня.
   – Ну как не может?.. Уж тут поверьте мне на слово. Галина ездит крайне неаккуратно.
   – А почему бы ей не кататься на своей морковной «ноте»?
   Вадим тяжело перевел дух. Было заметно невооруженным глазом, что ему трудно давался этот разговор.
   – У нас очень… сложные отношения с Галиной. Не сказать – донельзя плохие… – Он побарабанил пальцами по коробке с тортом. – Однажды она выпросила у меня «лексус» на небольшое время, чтобы просто покататься. Поехала и попала в первую свою аварию. Правда, совсем нестрашную. Галина взяла у меня деньги на починку, пообещав быстро отреставрировать и вернуть мне машину. Она действительно машину вскоре отремонтировала, стала перегонять ее в гараж и… опять по собственной расхлябанности угодила в аварию. И вновь срочно понадобились деньги на ремонт… И это круговращение: деньги – ремонт – авария – длится уже не первый месяц!..
   Боже мой! Неужели же он думает, что в эти сказочки морехода Синдбада возможно поверить?!
   – Ваша Галина занимается подставами! Вот что это все значит! – Теперь я была в этом уверена. Женька оказалась совершенно права. – И вы, Вадим, будто этого не знаете?
   – Ох-хо-хо… – Он безнадежно развел руками. – Я догадывался об этом. Но что я мог поделать?.. Отобрать у нее машину насильно? Но я не выношу женской истерики. В конце концов, себе дешевле просто встать и уйти. И если уж разговор зашел об этом, то я вам скажу, Аделаида… Я потому и собирался купить квартиру в этом доме…
   – …Что вы разбегаетесь с Галиной и вам нужно где-то жить?
   – Да. Именно так.
   – Ах вот оно что! – Класс! Мы опять незаметно вырулили на этот дом. Все абсолютно ясненько теперь!.. Только сейчас до меня дошел смысл его верчений. Как ловко он извернулся, представив все в совершенно невинном свете! И как удивительно гладко свел концы с концами! Галина – сволочь, пробавляется подставами, и поэтому он уходит от нее в этот дом, который построил его предок. Не придерешься! Мне нечем было крыть.
   – Аделаида… – Вадим полез во внутренний карман пиджака, вероятно, за новой фотографией, подтверждающей истинность его очередных небылиц. – Аделаида, мне очень жаль, что вы пострадали от Галины. И я обязан возместить вам ущерб…
   Он положил передо мной знакомую пачку долларов, стянутую желтенькой резинкой.
   – Нет-нет, не нужно! – Я отодвинула от себя деньги и поспешно встала.
   – Аделаида, ну возьмите же, пожалуйста!.. – Вадим поднялся вслед за мной. – Это ваши деньги. Мой долг вернуть их вам.
   – Ни в коем случае!.. А вам не кажется странным, Вадим, что вы под любым предлогом пытаетесь всучить мне эти деньги? То за квартиру! То за машину теперь!.. Это смотрится весьма подозрительно. Вам так не кажется? Вы посмотрите на свои действия со стороны!..
   Он шагнул ко мне.
   – Действительно, Аделаида, это выглядит немного странновато. Но у меня на то есть веские причины.
   Вадим подошел ко мне почти вплотную. Он был значительно выше меня, и я уже не видела его лица.
   – Какие же у вас, интересно, причины?
   – Потому что, Аделаида… – Он неожиданно сильно обнял меня за плечи. – Потому что я люблю вас…
   Стало слышно, как бьется мое сердце. А сама я замерла от неожиданного заявления.
   – Неужели?
   – Да!.. И люблю вас уже давным-давно!..
   – Два с половиной дня?
   – Нет! Я полюбил вас задолго до нашей первой встречи! Аделаида…
   – А разве такое возможно? Что вы городите, Вадим?! Ну подумайте же сами!..
   Вместо того чтобы подумать над явной абсурдностью своего последнего утверждения, Вадим наклонился и, не выпуская из своих крепких объятий, поцеловал меня. Было во всем этом что-то несообразное и даже противоестественное. Только что я пыталась разоблачить его, уличала в преступном сговоре с Галиной. И вдруг теперь он прижимает меня к себе и покрывает мое лицо поцелуями. Удивительно ведь?
   Я попробовала уклониться, и его первый поцелуй пришелся в мой нос… Другой в щеку… третий – в левое ухо… А следующий в правый глаз…
   – Вадим же!.. – Я стала вырываться. – Ну зачем?! Мы не договорили!..
   И тогда он поцеловал меня в губы. И я не могла уже говорить, а только мычала. Мне было безумно хорошо. Нет, все-таки большими способностями к обману обладают некоторые люди!.. Как они умеют прикидываться влюбленными и как правдиво изображают разные несуществующие чувства?! Просто чудо!..
   Вадим вдруг обнял меня за талию и с невероятной легкостью поднял. Мои ноги оторвались от земли, и мне стало легко, словно я оказалась в невесомости. Вокруг поплыли незнакомые стены, потолок, люстра, закружилась совсем неизвестная мне мебель. Я испугалась, что упаду или улечу куда-то, и поэтому ухватилась за его шею. А он бережно положил меня на диван. Его крепкая рука оказалась под моим свитером. А на мне, как назло, был неподходящий лифчик. Но какой же он сильный и властный.
   Совсем близко от себя я видела одержимое страстью лицо с широко раскрытыми невидящими глазами. От Вадима исходил густой мужской запах. И я потонула в нем…
   Я сижу на больничном всего ничего, несколько дней каких-нибудь, но до того уже разленилась и расслабилась, что раньше одиннадцати никогда не встаю с постели. Даже если и проснусь пораньше. Зато выглядеть я стала куда лучше. Какое это все же блаженство – никуда не спешить, не бежать высунув язык и не толочься, как последняя дурында, в пробках на грязных московских улицах, а просто валяться в теплой постели зимними утрами, курить и мечтать. Класс!..
   А сегодня я продрала глаза вообще незнамо во сколько. Ведь ночью нам с Вадимом не удалось глаз сомкнуть. Мы не спали по известным всем причинам, которые мне не хочется сейчас оглашать. Но при случае я все же поведаю, как нам с Вадимом было кучеряво.
   Под утро я, впрочем, незаметно задремала, а проснулась оттого вдруг, что Вадим, уже абсолютно одетый и готовый к выходу, нагнулся надо мной и осторожно поцеловал в губы. Вот от этого нежного поцелуя я и проснулась. Было еще темно. Я обвила его шею обеими руками и поцеловала в ответ. Но как только Вадим вышел из комнаты, я снова погрузилась в блаженный сон.
   Вадим поцеловал меня перед уходом и шепнул одну фразу, которой я тогда не придала особенного значения. Мало ли что говорят в подобных ситуациях… Но после моего второго, окончательного пробуждения фраза всплыла в памяти и не давала мне покоя.
   Что вообще она значит?.. И что Вадим, интересно, хотел этим сказать, а?.. Думаете, что он сказал?.. «Скоро мы будем жить здесь вместе…» – вот что!
   Какое туманное утверждение!
   И как это понять? Я, например, не въезжаю. Где это здесь? Он собирается, что ли, переехать ко мне на жительство?! В мою-то коммуналку? В мою перегороженную фанерой халупу?! Представить себе не могу…
   Я лежала и задумчиво следила, как в морозной дымке ежилось малиновое студеное солнце. Я соображала, прикусив губу, но ничего понять не могла. Что значат эти два слова: мы и здесь? Странно… Очень-очень загадочно… Так ведь?
   На балкон намело целую гору пушистого снега. Снег празднично искрится, как на новогодних открытках. Если я сейчас встану и выйду на балкон, то утону в сугробе по пояс. Ледяной ветер подхватит мой легкий халатик… Нет уж, я лучше еще полежу в теплой и уютной постели. А на балконе мне, слава богу, делать нечего.
   Интересно – комната хранит недавнее присутствие Вадима. Вчера так неожиданно все у нас вышло… Точно случайно. Я и в мыслях не имела, что это все произойдет. Даже представить себе не могла!.. Хотя нет… Конечно же я все прекрасно знала наперед, как только увидела его на пороге нашей квартиры.
   «Ах, зачем вы пришли? Я ничего не понимаю, Вадим!..» И так далее. А я все понимала, ну, за небольшим исключением. Хорошо бы, все-все, что рассказал вчера Вадим, было правдой. Я имею в виду его отношения с Галиной. Они же такие разные! Я до последней минуты сомневалась, что они муж и жена. И когда он вдруг брякнул: да, я не отрицаю, Галина Шубина – моя жена!.. – я внутренне очень удивилась, хоть и виду не подала. Я же до последнего не верила этому.
   Еще я не могу понять его последней оброненной фразы. Вдуматься только… «Мы будем здесь жить вместе…» Как это? Совершенно необъяснимое высказывание. Что он имел в виду, а?..
   На столе остался торт – белая гора новогоднего снега с нетронутыми гирляндами и игрушками. Когда Вадим вчера резко поднялся за мной из-за стола, он далеко отодвинул мой стул. Стул так и остался стоять на новом месте…
   Все-таки Вадим очень забавный. Как смешно он ходил по квартире с этим тортом!.. Просто умора. Я вспомнила, как он устанавливал торт на столе, и вдруг расхохоталась… А как резал его!.. Нет, что ни говори, а он восхитительный. Я уж не говорю, какой он суперский мужчина… Такой наивный и смешной… и неповторимый тортик мог купить только он! И никто другой.
   Вадим вчера так проникновенно рассказывал про свою прабабку. Какая на ней была шаль да какая прическа… А я иронизировала над ним. Но я делала это, чтобы скрыть свою радость. Нет, Вадим очень хороший. И все, что он вчера рассказал, наверное, правда. И даже то, будто его бабка писала по-детски наивно «дом с рыцарем». И пусть… Я ведь тоже испытываю самые нежные чувства к нашему рыцарю. Он для меня – счастливый знак. И смеялась я над ним только для вида.
   Нет-нет, я люблю нашего печального рыцаря. И Вадима тоже люблю… Вот я и договорилась до самой сути. Будто случайно, слово само сорвалось с языка. Но теперь оно обрело плоть и кровь. И стало главным смыслом, и наполнило собой все.
   Я новыми глазами посмотрела кругом. На торт, на отодвинутый стул, на искрящийся снег за окном… Точно! Все вокруг стало другим – счастливым и легким.
   – Потому что я люблю Вадима! – произнесла я громко.
   Теперь мне хотелось поделиться с кем-нибудь светлыми чувствами. Я потянулась к своему милому телефончику. Вот только с кем бы лучше обсудить новые расклады?.. Вы думаете, с Тошей?.. Или со Стасиком? Стасик, привет. Как там моя фура? Не фурычит? Как?! Потерялась опять? Жалко… Ну а сам ты как, как супруга? Давно ее не видел? И немудрено, любая на ее месте поступила бы точно так же! Уж поверь мне, Стасик, на слово…
   А лучше позвонить самому Колумбу… Здорово, Колумб! Как семья, как дети? Что, нет детей? Совсем нет? Неужели ни от кого?! А почему?..
   Ну, я шучу, конечно. Просто хочется иногда немного покуражиться. Извините уж глупую бабу, настроение такое. Сейчас, естественно, позвоню Женьке.
   Я подняла с пола телефон, неизвестно как там оказавшийся, раскрыла его… И вдруг аж вся похолодела от ужаса… На дисплее горело напоминание – сегодня в первой половине дня – визит к врачу!! О боже мой… Я ведь на больничном!.. А сейчас уже было почти… О! мамочки… без пятнадцати час!..
   Если я опоздаю – мне конец!..
   Я вылетела из-под одеяла и понеслась в ванную. Оттуда, одеваясь на ходу, я вбежала назад в комнату и закружила волчком, собирая одежду. Господи, она была почему-то вся разметана, словно после урагана, по всему пространству моей большой комнаты. Получается, я далеко не все помню, что было вчера. А одна из вещичек, не буду называть какая, оказалась даже на шкафу!.. Как она туда угодила? Но думать об этом было некогда.
   Приведя себя кое-как в порядок и расчесав волосы, я схватила куртку и ринулась к выходу.
   Чертов лифт, как всегда, был занят. Я собралась уже бежать по лестнице, но тут лифт загрохотал на моем этаже, его двери раскрылись… И я столкнулась нос к носу с Николаем.
   – Извините, Аделаида Сергеевна, – буркнул он хмуро, стараясь не глядеть на меня.
   – Вы опять к нам, Николай? – поморщилась я, вспомнив наш последний разговор и его непотребную истерику. Вот уж правда Женька в самую точку попала. Что может быть хуже истеричного мужчины?.. – Я же вам все сказала уже!..
   Николай презрительно хмыкнул:
   – А с чего вы взяли, Аделаида Сергеевна, что я направляюсь именно к вам? У вас что, мания преследования?
   – Но вы же направляетесь именно в нашу квартиру? – У меня мелькнули недобрые предчувствия. – Это зачем?
   – А разве вы в квартире одна проживаете? – Он издевательски оскалился. – И я иду далеко не к вам. Можете быть абсолютно в этом уверены!
   – Но зачем вы идете?.. – Я уже не могла от него отстать, пока не опровергну всех своих мрачных догадок. – Я не буду с вами меняться!.. И расселения не будет. Вы слышите, Николай?! – крикнула я ему в спину.
   Николай нехотя обернулся ко мне и вдруг гомерически захохотал на весь пустынный гулкий подъезд. Я с ужасом глядела на его побагровевшее лицо и ждала, что он скажет дальше. Но он хохотал и не мог остановиться. Так ему стало весело от моих слов.
   – Николай!.. – отчаянно крикнула я. – Прекратите сейчас же ваш идиотский смех!..
   Но мой крик потонул в новом приливе исступленного ржания. Николай, не в силах сдержать себя, аж запрокинулся весь, и из-под клетчатого шарфа стал виден его сизый вибрирующий кадык.
   – Я не буду расселяться!.. Николай!.. – снова крикнула, но скорее взмолилась я. – Вы понимаете это?!
   – Понимаю, Аделаида Сергеевна. – Его хохот оборвался так же внезапно, как и начался. – Я все прекрасно понимаю, чего и вам желаю. Не желаете выезжать отсюда? Да пожалуйста!.. Ваше полное право. И вас, заметьте, никто не неволит. Зато ваши соседи очень даже желают. И в спешном порядке освобождают помещение! Теперь вам все ясно, Аделаида Сергеевна?
   Николай развернулся и бодро зашагал к нашей квартире.
   – Нет, не поняла!.. – Я подскочила к Николаю и ухватилась за пояс его нелепого кожаного пальто. – Что все это значит? Николай?! Зачем они уезжают? А?!
   – Как это – зачем? – усмехнулся риелтор. – Какой странный вопрос, Аделаида Сергеевна. Они расселяются…
   – Но ведь я же остаюсь!
   – А это абсолютно ваше дело. – Николай иронически пожал плечами.
   – И что будет, когда они все уедут? – Я с ужасом ждала ответа.
   – Да ничего не будет… И отпустите мой пояс – меня, может быть, люди ждут!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация